home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 26

В купальниках и широкополых шляпах Лейси и Джина сидели на берегу пролива чуть южнее маяка и толстым слоем намазывали ноги кремом от загара, наблюдая, как Маккензи играет с Рани и Сашей. Маккензи была в розовом бикини, она держала Рани за руку, а малышка топала ножками по волнам. Саша радостно носился вокруг них, разбрызгивая воду. Какая это была троица! Магическая троица, по крайней мере в этой конфигурации. За две с половиной недели между собакой, малышкой и девочкой-подростком возникла связь, сотканная из крепких нитей.

– Ты можешь поверить этому? – Джина улыбалась во весь рот, глядя на троих друзей.

Лейси подумала, что Джина имеет в виду то, как Маккензи из угрюмого, плохо воспитанного ребенка превращается в заботливую и любящую девочку, когда она бывает с Рани. Даже тон ее голоса меняется, когда в комнату входит крошка Рани.

– Я уверена, – улыбнулась она. – В ней есть и хорошая сторона.

На какой-то момент Джина опешила. Потом засмеялась.

– Я говорила о Рани, – уточнила она. – Еще месяц назад она даже смотреть не могла на океан без слез.

– Ты права, – спохватилась Лейси, с удивлением осознавая, что у каждой из них в центре вселенной стоит свой ребенок. – Рани сильно продвинулась.

Маккензи шлепнулась на мокрый песок в том месте, где о берег ударяли волны, и они тут же укрыли ее по пояс. Она похлопала по песку возле себя, но Рани настолько еще не расхрабрилась. Отрицательно качая головой, малышка продолжала стоять, не сводя глаз со своей храброй старшей подруги. Она сделала несколько шажков вперед, пока не оказалась позади Маккензи, и мягко провела руками по ее светлым волосам, как будто ей было нужно касаться ее, чтобы чувствовать себя в безопасности среди пенящихся вокруг них волн. От вида такого взаимопонимания у Лейси навернулись слезы на глаза. Рани была ласковым ребенком, и она всегда будет такой. Было ли это от того, что она была больна в раннем возрасте, или от того, что она оказалась в сиротским приюте, где ей не уделяли достаточно заботы, или она просто от природы была такой милой, Лейси не знала. Но ее всегда умиляло поведение крошки Рани.

– Ей нравится, когда Маккензи рядом, – сказала Джина. – Я знаю, у тебя с ней не все гладко, но я рада, что девочка здесь. Она так хорошо относится к Рани и так хорошо с ней ладит.

Лейси кивнула головой.

– Маккензи только меня ненавидит.

– Ну, это ты слишком, – отмахнулась Джина, но Лейси знала, что невестке больше нечем поддержать ее, кроме как ободряющими словами.

– У меня из бумажника сегодня утром опять пропали деньги, – призналась Лейси.

– А ты спросила ее об этом?

Лейси покачала головой.

– Я ничего не могу доказать, поэтому разве могу я обвинить ее хоть в чем-то?

Она не уследила и вновь оставила бумажник в зоне досягаемости Маккензи.

– По крайней мере, она начинает ладить с Бобби, – пожала плечами Лейси. – Это забавно, не так ли? Я хочу сказать, что в ее жизни никогда не было мужчины, и тем не менее с ним ей комфортнее, чем с кем-либо из нас. Накануне Бобби повез Маккензи далеко, в Гаттерас, чтобы она впервые покаталась верхом на лошади. Она не так уж много разговаривала с ним, рассказал потом Бобби, но она перестала дерзить и раздражаться при каждом его слове, и это, конечно, было больше, чем Лейси могла от девочки требовать.

– Готова поспорить, ей действительно не хватало отца, – закусила губу Джина. – Она, кажется, и к Клею тянется.

– Потому что он работает с собаками.

– Вперед, Рани! – крикнула Джина дочери. – Ты можешь сесть рядом с Маккензи. Она будет держать тебя за руку.

Рани повернулась и покачала головой, показывая матери, что отказывается, а потом запустила пальчики в волосы Маккензи и продолжила смотреть на волны.

На ней был крохотный цельный купальник, закрывавший длинный шрам от перенесенной операции. Кожа у нее была орехового цвета, а волосы отросли до плеч и были смоляно-черными.

– Бобби предложил, чтобы я поручила Маккензи какую-нибудь работу по дому, – сказала Лейси.

Они разговаривали об этом накануне в гимнастическом зале, куда она достала для него гостевой пропуск. Посещая зал по вечерам, она теперь общалась чаще с ним, чем с Риком. Бобби не был предупредительным, очень внимательным слушателем, как Рик, но в их разговорах была глубина, которой ей не хватало, когда она беседовала с Риком.

– Он сказал, что ей пойдет на пользу, если у нее будет какое-нибудь дело, – добавила она.

– Думаю, он прав, – задумалась Джина. – Это даст ей возможность почувствовать себя частью нашей семьи!

– Что мне ей поручить?

– Пылесосить? – предложила Джина. – Вытирать пыль? Подметать кухню? Ты же знаешь, сколько мы приносим туда песка и не успеваем выметать его как следует. Эти полы придется переделать перед открытием музея.

– Ладно. – Лейси уже сейчас начала страшиться разговора с Маккензи. – Мы начнем с подметания кухни каждый вечер.

– Бобби показал мне вчера свои работы. Резьбу по слоновой кости, – вдруг вспомнила Джина. – Это что-то невероятное.

– Я знаю, – согласилась Лейси. – Он многое продал на ярмарке ремесленников, и это было здорово, потому что здесь у него еще нет вереницы поклонников.

У Лейси не возникло никаких проблем с тем, чтобы ему предоставили тент на ремесленной выставке в Мантео. Бобби находился с другой стороны выставочной площадки от нее, но она видела, какая куча народа на протяжении всего дня толпилась вокруг столов с его изделиями.

– Знаешь, – сказала Джина, – мы с Клеем не будем против, если ты предложишь Бобби переехать к нам на время, ну, пока он находится на Внешней Косе. Он так много времени проводит здесь, работая в мастерской на террасе или занимаясь с Маккензи, что было бы лучше, если бы ему не приходилось ездить изо дня в день туда и обратно. Все-таки Рик живет далековато.

Лейси уже думала об этом. В доме оставались еще две свободные спальни, и Бобби действительно проводил у них значительную часть времени, как и сказала Джина. Но в то же время Лейси знала, что это будет ошибкой.

– Я не могу, – помотала головой она.

– Почему?

Лейси помедлила, глядя на воду. Маккензи сдвинулась с места, чтобы расположиться немного дальше от воды, и Рани теперь смело села с ней рядом, там, где набегавшая волна лишь слегка касалась ее ног. Саша расслабленно лежал рядом с малышкой, его живот омывала прохладная вода.

– Меня чересчур сильно к нему влечет, – признала Лейси. – Если бы он поселился здесь, мне было бы очень непросто отказаться от соблазна проснуться однажды с ним в одной постели.

– Вау, Лейси. – Джина села прямо, одной рукой придерживая шляпу, чтобы ветер не сорвал ее с головы. – Я даже не подумала об этом. Я думала, ты с Риком.

– С милым, надежным Риком, так? – Лейси улыбнулась ей.

– Да, – сказала Джина. – Но теперь, когда ты сказала об этом, я понимаю, что Бобби из тех, кто относится к твоему типу мужчин, не так ли?

– Боюсь, что так.

– Тогда очень хорошо, что ты понимаешь, что приглашать Бобби пожить здесь было бы ошибкой, – подбодрила ее Джина. – Послушай-ка, а Рик не пытается давить на тебя, чтобы… ну, ты знаешь, чтобы добиться близости, правда?

– Подозреваю, что у Рика отсутствует либидо, – Лейси засмеялась. – Он для меня идеален.

– Я думаю, он – отличный парень, – продолжила Джина. – Он симпатичный, хорошо к тебе относится, с ним приятно быть вместе, он умный и образованный и, вероятно, зарабатывает кучу денег, как юрист. И, кажется, ты ему действительно нравишься.

Она была права во всех отношениях, но Лейси было все равно. С приездом Маккензи она забыла о своем решении вести себя так, как будто она была и вправду увлечена Риком. Тем более чувства к нему так и не пробудились.

– Я так запуталась, Джина, – буквально простонала она, впервые вслух признаваясь в своей неуверенности.

Джина придвинулась к Лейси и обняла ее одной рукой.

– Дорогая, ну что ты… Почему ты так говоришь?

Лейси провела пальцем черту на песке. С одной стороны она начертила букву Р, а с другой Б.

– Вот Рик, – она указала на ту сторону от черты, где располагалась буква Р. – Он очень красивый. Выглядит как модель или что-то в этом роде, правильно? И вот Бобби. – Она ткнула пальцем в букву Б. – Он носит в ухе кольцо, у него на руке татуировка.

– Я заметила, – отозвалась Джина. – А что там изображено? Я видела только то, что выглядывает из-под рукава.

– Это мохнатый мамонт, – улыбнулась Лейси. Неделю назад она наконец попросила Бобби показать ей свою татуировку.

– Мохнатый мамонт? – Джина рассмеялась.

– Да, ведь он использует бивни мамонта для резьбы, – Лейси просияла, вспомнив об этой его милой выходке. – Не волнуйся, у него всего одна татуировка.

Она была уверена, что Джина с содроганием вспомнила мужчину, с которым Лейси познакомилась прошлым летом и который весь был покрыт татуировками. Он обижал Лейси.

Джина наклонилась вперед и начертила букву Л над рисунком, который создала Лейси.

– А вот это Лейси, – сказала она. – И ей хорошо и без всяких мужчин.

– Я знаю, Джина, – ответила Лейси, слегка недовольная вмешательством невестки. Джине было легко говорить: она нашла в Клее партнера по духу. – Если я чему-нибудь научилась в этом году, так это тому, что могу обходиться без мужчины. Но это не значит, что я хочу быть одна всю оставшуюся жизнь.

– Понимаю, – Джине показалось, что она наступила на больную мозоль, и она умолкла.

Лейси вернулась к своей схеме, указывая на букву Р.

– Рик ездит на «БМВ», тогда как Бобби – на том же старом ржавом фургоне, на котором ездил в юности. И у Бобби были проблемы с алкоголем, а Рик выпивает не больше бокала вина за обедом. Рик был лучшим на своем курсе юристом, а Бобби даже не закончил образование, у него нет степени. У Рика есть деньги, а у Бобби их очень мало. И знаешь, с кем из них мне хочется проводить время? Спать? Рожать детей? – Пожалуй, Лейси преувеличила по поводу последнего пункта, но Джина поняла ее.

– Бобби, – тихо сказала она.

– Что со мной не так? – вскричала Лейси, и Саша приподнял свою большую голову и встревоженно посмотрел на нее. – Почему меня всегда тянет к парням, которые не годятся для комфортной жизни? Я – прямо как моя мать. Занимаюсь саморазрушением так же, как…

– Перестань, Лейси, – успокоила ее Джина. – Ты совсем не такая, как твоя мать. Ты поняла, что именно ты делаешь неправильно, и попыталась измениться. Твоя мать никогда этого не делала. И знаешь, что еще?

– Что?

– Думаю, что ты путаешь страстную влюбленность с любовью.

– Возможно, – признала она. – Я была страстно влюблена в Бобби, когда мне было четырнадцать, и чувства, которые я испытываю сейчас, почти такие же. Я понимаю это умом. Но моему сердцу все равно.

– Я думаю, что Рик из того сорта мужчин, которому стоит дать шанс, и вскоре все само закрутится, – сказала Джина. – Помнишь, как я была безразлична к Клею, когда впервые встретилась с ним? Как я постепенно влюбилась в него?

Лейси кивнула, хотя она знала, что безразличие Джины к Клею было связано с ее отчаянным желанием удочерить Рани, а не с отсутствием чувств к мужчине.

– Оставайся открытой с Риком, – попросила Джина. – Встречайся с ним чаще, чем ты это делаешь. Ты совсем позабыла о нем с тех пор, как приехал Бобби.

Джина была права. Ей нужно больше видеться с Риком, как она и планировала до того, как узнала о смерти Джессики. Ей нужно почаще напоминать себе о том, насколько маргинальной была жизнь Бобби в юности, что ее влечение к нему было инстинктивным, скорее физическим, нежели интеллектуальным. Ей нужно перечитать ту любопытную книжку, в которой говорилось о том, как сделать правильный выбор. Ей нужно помнить о том, как был к ней добр Рик, как внимательно выслушивал ее всякий раз, когда она звонила ему, чтобы банально поплакаться.

Она рассматривала букву Р на песке. Ну как заставить себя чувствовать что-то, когда чувствовать было нечего?


Глава 25 | Девочка-беда, или Как стать хорошей женщиной | Глава 27







Loading...