home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 10

В доме смотрителя маяка стояли покой и тишина, когда Лейси и Рик, сидя за кухонным столом, пили холодный чай и заворачивали подарки для Джессики. Лабрадор Саша спал у противомоскитной сетки, время от времени приоткрывая глаза, чтобы посмотреть, не идет ли Клей, Джина или Рани по песку к дому. Клей весь день был на работе, а Джина повезла Рани на занятие по плаванию.

– Разве она не маленькая для плавания? – спросил Рик, когда Лейси объясняла, куда они ушли.

– Это нужно главным образом для того, чтобы приучить ее к воде, – растолковывала Лейси. – Рани боялась воды, когда приехала сюда. Не могла даже на воду в ванне смотреть без слез.

По причинам, которых им было не понять, Рани начинала громко кричать, стоило только подойти к ней с мокрой тряпкой. Джина предполагала, что в сиротском приюте девочку, как и всех остальных детей, мыли специальным мылом от вшей и гнид, и она стала бояться воды. Но сейчас ее боязнь воды уменьшилась. Она позволила Клею и Джине купать ее в большой ванне, а на прошлой неделе Джина уговорила ее сходить в бассейн.

Именно в такие моменты, как этот, когда единственными звуками в доме были шум океана и стрекот цикад, Лейси понимала, как много шума исходило от Рани. Всего несколько месяцев назад Джина беспокоилась по поводу задержки в развитии ребенка, так как Рани ничего не говорила. Но в одно прекрасное утро девочка проснулась болтушкой. Она не только знала правильное название для каждого предмета, который ей попадался, но и могла соединять слова в предложения. Она не разговаривала раньше, но, конечно же, она прислушивалась. И вот однажды она прибежала на кухню, посмотрела на Клея снизу вверх и сказала:

– Папа, я хочу, чтобы ты поиграл со мной, сейчас!

Джина и Лейси, взглянув друг на друга, рассмеялись, а Клей не сдержал слез. Он так изменился с появлением Джины и Рани. В нем было столько нежности, о которой Лейси и не подозревала.

– Мне заворачивать каждую из них отдельно? – Рик показал на три гелиевые ручки, которые они купили для Джессики.

– Конечно! Ей понравится открывать целую кучу подарков, это забавно. Как считаешь?

Сегодня во второй половине дня они с Риком объездили магазины в поисках сувениров для Джессики. Мелочей вроде ручек, журналов, пазлов, книг, всего того, что могло бы помочь ей скоротать время в больнице. Лейси собиралась сложить все подарки в одну большую коробку и отправить Джессике.

Со стороны Рика было очень мило поехать с ней за подарками. Он, казалось, увлекся этим, выбирая даже какие-то вещи самостоятельно, размышляя о том, что может понравиться девушке. Включить в список калейдоскоп, который Лейси смастерила на продажу, было его идеей.

На стоянке раздался звук захлопываемой двери, и лабрадор немедленно вскочил и побежал к двери, прижался к ней носом и завилял хвостом. Лейси посмотрела в окно. Ее отец шел… нет, брел к дому. Голова опущена, руки в карманах. Он никогда не ходил медленно. Он был из тех, кто быстро двигается, как и Клей. Его понурый вид напугал Лейси.

Она распахнула дверь и шагнула на крыльцо.

– Папа, – позвала она.

Он оторвал задумчивый взгляд от песка под ногами и помахал ей.

– Что случилось? – спросила она, выходя на крыльцо, когда он подошел ближе к дому.

– Пойдем внутрь, – он взялся за ручку двери. – Заходи.

Он прошел за ней в кухню, и Рик быстро встал из-за стола, чтобы поприветствовать Алека.

– Папа, это Рик Тенли, – сказала Лейси. – Рик, это мой папа, Алек О’Нил.

– Рад познакомиться, доктор О’Нил. – Рик протянул руку, и Алек пожал ее. На лице у него мелькнуло любопытство, но тут же мрачное выражение появилось на нем снова.

– Что случилось? – спросила Лейси еще раз. Сердце у нее забилось быстро-быстро, и она подумала о маленьком сердечке Рани, лишь недавно прооперированном и таком хрупком. – Пожалуйста, скажи, что с Рани все в порядке?

– С Рани все прекрасно, – он коснулся ее плеча. – Присядь.

Лейси покорно опустилась на стул, пододвинутый для нее Риком.

– Мне только что звонила Нола, – сказал отец. – Она пыталась связаться с тобой, но у нее не было правильного номера телефона.

Внезапно Лейси все поняла.

– Джессика, – одними губами произнесла она.

Отец наклонился над кухонным столом и кивнул.

– Она умерла сегодня утром, родная. Мне очень жаль.

Лейси вскочила на ноги так быстро, что лабрадор начал лаять на нее.

– Но, папа, нет! – воскликнула она. – Как это могло произойти? У нее был бодрый голос по телефону, когда мы вчера разговаривали.

– Они полагают, что виной стал тромб, – развел руками Алек. – Все случилось быстро. Возможно, она даже не поняла, что с ней произошло.

Именно так говорили и о ее матери, но это была неправда, Анни тогда все прекрасно поняла. Лейси никогда не забудет шок на ее лице.

– Господи, я не могу в это поверить.

Она снова села, положив один локоть на стол, а кулаком зажав рот. Лейси не понимала, что плачет, пока не почувствовала слезы, бегущие по щекам. Рик положил ей руку на спину. Она знала, что он пытался успокоить ее, но его прикосновение не утешало, а мешало ей.

– Нола передала, что еще ничего не решила с похоронами, – сказал отец. – Но, возможно, это будет понедельник.

– Я поеду, – отозвалась Лейси. – Я должна поехать.

Она повернулась к отцу и увидела, что у него усталый и изможденный вид. Семье О’Нил не привыкать к неожиданным утратам и к тому, как справляться с горем.

– А как Нола восприняла это? – спросила Лейси.

– Ты не представляешь, как ей больно. Я с трудом разобрал, что она говорила. Так сильно она плакала. Кстати, – Алек полез в карман и, достав клочок бумаги, протянул ей, – она дала этот номер на случай, если ты захочешь связаться с ней.

Лейси взяла бумажку и в каком-то оцепенении уставилась на нее.

– Мне надо вернуться в лечебницу, родная, – сказал отец. – У меня еще несколько посетителей сегодня, но я не хотел сообщать тебе об этом по телефону.

– Спасибо. – Она знала, ему пришлось изменить график приема пациентов, чтобы совершить поездку домой посреди дня.

Алек повернулся к гостю:

– Откуда вы знаете Лейси, Рик?

– Мы познакомились в студии.

– Что же, я рад, что вы здесь. – Этим словам отца Лейси очень удивилась. – Я рад, что в такой момент моя дочь не одна.

После того как Алек уехал, Рик принялся разворачивать свертки с покупками.

– Я верну все в магазины, не думай об этом, – сказал он.

Она взглянула на сувениры невидящим взглядом.

– Тебе не нужно беспокоиться, – возразила Лейси.

– Я хочу сделать полезное дело. Я знаю, что не так уж многим могу помочь сейчас. – Он встал и начал копаться в корзине для мусора в поисках ценников. – И я бы хотел поехать в Аризону вместе с тобой, – неожиданно сказал он, выуживая чеки из мусора.

– Спасибо, не нужно.

Она не нуждалась в его поддержке. На похоронах он будет для нее обузой, а не помощником. Она встала, взяв листок с телефоном, который дал ей отец.

– Я пойду к себе в комнату и позвоню Ноле, – сказала она. – А тебе лучше уйти.

Рик оторвался от возни в мусорной корзине и взглянул на нее.

– Твой отец не хотел, чтобы ты была одна, – возразил он.

– Со мной все будет хорошо. Скоро вернутся Джина с Клеем. Я в самом деле хочу забраться в кровать и накрыться с головой одеялом.

С обеспокоенным выражением лица Рик сунул руки в карманы.

– Сейчас еще нет и половины пятого, – не отступал он.

Лейси закрыла глаза, слишком усталая и обессилевшая, чтобы объяснять ему, что ей нужно побыть одной.

– Я хочу лечь в кровать, – повторила она, и это прозвучало как мольба.

– Хорошо.

Рик засунул ведро на место под раковиной, затем подошел к ней и крепко обнял, но все, о чем она могла думать, это чтобы он оставил ее в покое и она могла дать волю своему горю.

Когда он ушел, Лейси взяла телефонную трубку, пошла наверх, в свою комнату, и прямо в одежде – голубой майке и полосатых брюках капри – залезла в постель. Морской бриз задувал прозрачные занавески в комнату, но все равно было слишком жарко, чтобы укрываться чем-то теплее простыни. Она взяла коробку с бумажными платочками с ночного столика. Обхватив себя руками, она подумала: «Мне дать волю слезам сейчас или после разговора с Нолой?»

Так и не решив, она набрала номер телефона, записанный на листочке. Ей ответила тихим голосом какая-то женщина.

– Я пытаюсь дозвониться до Нолы Диллард. Это Лейси О’Нил.

Оказалось, что ее имя ничего не говорило женщине.

– Нола прилегла, – почти прошептала собеседница. – Может, она позвонит вам, когда встанет?

– Да, я звоню с Восточного побережья, но, пожалуйста, передайте ей, чтобы она звонила в любое время, – попросила Лейси. – Независимо от того, который будет час.

Она продиктовала женщине номер своего телефона и попросила его отчетливо повторить, чтобы избежать ошибки. Единственный раз в жизни ей захотелось поговорить с Нолой Диллард. Ей нужно было поговорить с кем-то, кто любил Джессику.

Как только Лейси положила трубку, слезы хлынули у нее из глаз. Они лились всего пять или шесть минут, а потом стихли. Лейси решила, что успокоилась, но тут же представила себе улыбку Джессики и подумала о страхе, который испытывала сейчас Маккензи. Ее начали душить рыдания.

Она давно уже перестала задаваться вопросом, отчего происходят подобные несчастья. Ее мать умерла от пули, предназначенной другой женщине. Ее невестка Терри – первая жена Клея – умерла во время поисково-спасательных работ. Потери казались такими случайными, такими бессмысленными… Хотя однажды, в прошедшем году, ей подумалось: а что, если смерть матери была наказанием за весь тот обман и измены, которые Анни совершала во время замужества? Но, если Бог существует, Лейси не могла допустить, что он действует таким образом.

Ей хотелось уснуть и забыться во сне, но слезы все лились, к тому же она никак не могла остановить поток воспоминаний о Джессике.

Когда они были маленькими, они были скаутами в одном отряде, и мать Лейси была у них любимым командиром. Лейси никогда не сосчитать все те молочные коктейли и чипсы, которые они съели за годы юности в «Макдоналдсе», или все те ночи, когда она и Джессика оставались в гостях друг у друга.

Джессика сильно изменилась, когда они учились в средних классах, став одной из тех, про кого говорят «крутая девочка». Лейси тогда была сбита с толку и умирала от зависти, но прошло время, и после рождения Маккензи Джессика опять стала прежней милой подругой.

Лейси слышала, как Джина с Рани вернулись домой, а через час пришел Клей, но ей не хотелось спускаться к ним. Единственный человек, с которым ей бы действительно хотелось сейчас поговорить, это тот, с которым она уже больше никогда не сможет перекинуться ни единым словечком. Джессика.

Почему Лейси так ни разу и не съездила к ней в Аризону за прошедшие двенадцать лет? Она считала их дружбу чем-то само собой разумеющимся. Ей надо было быть умнее. Теперь она наконец ехала в Финикс, только совсем без радости.

Кто-то тихонько постучал в дверь.

– Ты не спишь, Лейси? – спросил Клей.

– Нет.

– Папа звонил и все мне рассказал. Можно мне войти?

– Я хочу побыть одна, – сказала она.

Он помолчал минутку.

– Прости, сестричка, – нарушил он наконец тишину. – Прости за то, что говорил о Джессике вчера.

– Все в порядке. – Она прижала мокрый потрепанный бумажный платочек к глазам. – Клей?

– Да?

– Я люблю тебя. Пожалуйста, не умирай.

Она услышала его мягкий смех за дверью.

– Я тоже люблю тебя, Лейси, – ответил он.

Но он ничего не пообещал. Он знал, что разбрасываться такими клятвами бессмысленно.


Лейси не уснула, даже не сомкнула глаз за всю ночь. Она лежала с коробкой носовых платочков и зажатой в руке телефонной трубкой, ожидая ответного звонка от Нолы. Но звонок так и не раздался, и только к полудню следующего дня она поняла почему.


Глава 9 | Девочка-беда, или Как стать хорошей женщиной | Глава 11







Loading...