home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 31

Они сидели на яхте Чада, которая качалась на волнах неподалеку от мыса Сэнди-пойнт. На всех четверых были сухие гидрокостюмы. Дженн и Бекке предстояло показать себя в контрольном погружении под присмотром Чада Педерсона, а под ними, на глубине восемнадцать метров, Энни Тэйлор будет делать фотографии, которые докажут Эдди Беддоу, что Чад нашел его баркас.

– Всем все понятно? – спросил у них Чад.

Молчание у них, видимо, подразумевало согласие. Дженн отметила, что Толстозадиха наблюдает за Чадом внимательнее обычного – и за Энни Тэйлор тоже. Ее брови были хмуро сдвинуты. Дженн решила, что она втюрилась в Чада и пытается понять, есть ли у них с Энни что-то серьезное. «Как же! – подумала она. – Станет Чад Педерсон выбирать Жирдяйку, когда рядом дышит Энни Тэйлор!»

Бекка бросила взгляд в ее сторону – и Дженн увидела, что лицо у той покраснело. Непонятно, чем это было вызвано – но Толстозадиха с этим быстро справилась. Она начала готовить снаряжение. Она поплевала на маску и растерла слюну. Вид у нее был совершенно спокойный. «Ну, еще бы! – сказала себе Дженн. – Если не считать того, что Толстозадиха взяла себе в напарники по цивилизации Запада этого рохлю Тода Шумана, не было такого, что Жирдяйка делала бы плохо. Вот разве только Деррика Мэтисона при себе не удержала».

У самой Дженн нервы были натянуты до предела. Не будь погружение единственным способом добраться до Неры, она бы ни за что на него не согласилась. Дайвинг был явно не для нее.

Ее мысли прервал вопрос:

– Дженн, ты готова?

Она собралась и повторила те же операции с маской, какие проделала Толстозадиха. Энни уже была в воде. Чад остался на яхте, чтобы помочь им спуститься в воду.

Хотя бы это Дженн освоила. Очень скоро они уже плавали в ледяной воде Саратога Пэссидж, в которой на глубине прямо под собой она видела вспышки камеры Энни: та уже добралась до судна Эдди. Дженн показалось, что она видит под ними призрачные очертания баркаса.

Контрольное погружение прошло неожиданно быстро. Чад проверил ее действия в воде, проделал то же самое с Жирдяйкой – и улыбка у него под маской сказала Дженн, что они обе все делают правильно. Спустя пятнадцать минут, состоявших из потери снаряжения, возврата снаряжения, отказа снаряжения, совместного использования снаряжения и прочего, Чад дал им знак, что все в порядке.

После этого он указал вниз, где продолжались вспышки камеры Энни. Он указал сначала на них, а потом на себя и наклонил голову набок. Смысл было легко понять. Поскольку они находятся в воде вместе с инструктором, то могут опуститься еще глубже. Хотят ли они посмотреть на то, что нашла Энни?

Дженн этого нисколько не хотелось: что может быть интересного в идиотском баркасе Эдди Беддоу? А вот Бекка энергично кивнула, словно судно Эдди Беддоу только что превратилось в «Титаник». И Дженн решила: «Почему бы и нет?» Это много времени не займет, а море спокойное.

Они направились вниз. С их приближением у баркаса стали появляться четкие очертания. От него остался почти один только корпус, который отволокло сюда сильным течением, порождавшим приливы в проливе Саратога Пэссидж. Когда они оказались совсем близко, Дженн увидела в борту огромную дыру. Казалось, ее проделала торпеда, врезавшаяся в стекловолокно и вызвавшая затопление трюма. Затонуть от такой пробоины судно должно было в считаные минуты. Эдди Беддоу повезло: он запросто мог бы утонуть.

Дженн увидела, что Энни подплывает к останкам мостика. Вспышка ее камеры отразилась от чего-то, лежавшего на дне пролива. Дженн показалось странным, что какой-то предмет на достаточно большой глубине может так ярко отразить свет. Она направилась к нему… и именно в этот момент по ней пробежала темная тень.

Дженн стремительно обернулась, чтобы знаком приказать Толстозадихе сдать назад. Ей совершенно не хотелось, чтобы та зависала над ней, словно ожидая, что ее услуги понадобятся напарнице, раз она сама так хорошо освоила погружения. Но тут она увидела, что Жирдяйка находится чуть дальше и плывет точно на такой же глубине. Значит, над ней проплыло что-то другое.

Внезапно внизу камера Энни словно взбесилась: та начала съемку с максимальной частотой кадров. Это совершенно не согласовывалось с тем, ради чего они проплыли ко дну пролива. Делать десятки снимков старой посудины? Зачем?

Не прошло и тридцати секунд, как Дженн поняла, в чем дело. Что-то скользнуло по ней – и на долю мгновения она подумала на Толстозадиху. Но тут камера Энни снова дала вспышку – и в ее свете Дженн увидела тюленя.

На секунду Нера зависла над ней в воде, словно буй, плавающий в воде. А потом все стало происходить стремительно: Нера метнулась к ней.

Одно движение черного тела – и она несется на Дженн, словно пуля, метя точно ей в лицо. Дженн сказала себе: «Без паники, без паники, это же просто тюлень». Но тут Нера добралась до нее – и все стало еще хуже.

С нее сорвали маску. Изо рта у нее вырвали загубник. Рывок был настолько сильным, что ей показалось, что она останется без зубов. Вокруг нее поплыли пузыри воздуха, лишив ее обзора. Она рванулась к поверхности, спасая свою жизнь. Казалось, что легкие у нее вот-вот взорвутся. Она отчаянно работала ластами, устремляясь к воздуху.

Что-то схватило ее за лодыжку. Нера! Она попыталась оттолкнуть тюленя. Лягнувшись изо всех сил, она потеряла ласт. Ее мозг был сосредоточен на необходимости выбраться на воздух. Она отчаянно пыталась высвободиться – и не могла. Она поняла, что вот-вот утонет.

Но тут она почувствовала перемену. Две руки сомкнулись у нее на лодыжке и дергали ее вниз. Посмотрев вниз, она увидела, что Жирдяйка держит ее – и подумала: «Чертова Толстозадиха пытается меня прикончить!» Она лягнулась сильнее, метя Бекке в лицо. Она попала по маске державшей ее девушки и сбила ее. Маска медленно поплыла в сторону.

А Толстозадиха все равно продолжала ее держать! Дженн подумала: «Господи, она же сильная, как борец!» Чем сильнее она вырывалась, тем сильнее становилась хватка этой девицы. И тут она вынула изо рта загубник и помахала им Дженн. Дженн схватила его, выдула из него воду и начала дышать. Ее паника спала – и тогда она еще кое-что заметила.

Из лица ее спасительницы текла кровь.


* * * | Грани воды | * * *