home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

Дженн не привыкла к голым женщинам. Ей не нравилось демонстрировать собственное тело, потому что у нее и тела-то толком не было, и ее всегда коробило, когда другие девчонки раздевались после футбольного матча и преспокойно шествовали в душ голышом. Поэтому когда Энни Тэйлор небрежно скинула с себя одежду в раздевалке фитнес-центра Южного Уидби, Дженн почувствовала себя немного неловко. Ей стало еще более неловко, когда Энни остановилась – полностью обнаженная – и минуту болтала, нисколько не стесняясь того, что демонстрирует свои соски и лобок. Было пять утра, так что кроме Дженн в раздевалке никого не было – и все равно она не знала, куда ей глаза девать. Она прекрасно знала, куда ей хотелось бы посмотреть (все ведь сравнивают, когда у них есть такая возможность, верно?), но в отношении Энни это казалось странным.

Энни говорила об обучении погружению в акваланге. По ее словам, Дженн не следовало тревожиться: она быстро освоит дайвинг. А если ей что-то не дастся с первого раза, Энни поможет ей с дополнительными занятиями. В конце концов Энни все-таки надела купальник, что заставило Дженн поинтересоваться, не будет ли Энни тоже брать урок. Оказалось, однако, что Энни намерена воспользоваться бассейном для того, чтобы плавать на дальность. Это казалось разумным, хоть Дженн и не очень понимала, как Энни собирается тренироваться в бикини со стрингами.

Когда они вышли из раздевалки в закрытый бассейн, то Чад при виде Энни разинул рот. Однако он достаточно быстро его закрыл, а когда Энни объяснила ему, что собирается потренироваться, пока у Дженн идет урок, он отозвался:

– Э… ага… отлично.

А потом, пока она шла к дальней стороне бассейна, он не отрывал глаз от ее ягодиц.

– Стара для тебя, братец, – сказала Дженн Чаду, поскольку сама Энни уже этот факт упомянула.

Однако если сама Энни и была слишком стара для Чада, к ее ягодицам это не относилось.

Чад сказал:

– Как удачно, что мне нравятся женщины постарше, Аквадевочка.

– Меня зовут Дженн.

– Для меня ты Аквадевочка.

Энни спустилась в воду. Когда она начала плавать, Чаду удалось оторвать от нее взгляд. Дженн проворчала:

– Господи, ей же тридцать три. И у нее кто-то есть во Флориде. А тебе сколько? Девятнадцать?

Он бросил на нее недовольный взгляд.

– А ты что, ревнуешь?

– Размечтался! – ответила она. – Так у нас урок будет? Потому что учти: если ты собираешься только пускать на нее слюни, я могу остаться дома поспать. Кстати, шансов у тебя нет.

– А у тебя есть?

– Это еще что такое?

Он тряхнул головой, словно стряхивая при этом и то, что было у него в мыслях.

– Забудь, – сказал он. – Давай приступим. Залезай в воду. Проплыви вдоль бассейна шесть раз.

– Это что еще такое? Исправительный лагерь?

– Просто плыви, – сказал он.

– Я пришла учиться нырять.

– А если уронишь что-то, тебе определенно придется далеко плыть. Так что проплыви шесть раз, как можешь. По-собачьи, брассом, кролем… как угодно.

Дженн послушалась, хотя для нее это прозвучало как нечто среднее между пустой тратой времени и штрафом от ротного. Две длины она проплыла без труда. А вот на третьей она поняла, что курение уже начало ее приканчивать. Она еле-еле справилась. В итоге она уцепилась за бортик, задыхаясь, словно техасский пес на летнем солнцепеке. После этого Чад велел ей лечь на спину на десять минут.

– И не двигай ни руками, ни ногами, – добавил он.

– Блин, я уже показала тебе, что могу плавать. Какого черта я буду еще лежать на спине?

– Просто сделай это, Аквадевочка. Ты что, всегда споришь?

– Меня зовут Дженн, – повторила она.

А он снова сказал:

– Для меня ты Аквадевочка. А теперь иди и ложись на спину.

Дженн пробормотала несколько отборных ругательств, которые, как ей хотелось бы надеяться, он услышал, но послушалась. Оказалось, что лежать на спине, не двигая руками и ногами, труднее, чем она думала, но в итоге она поняла, в чем секрет, и сумела это сделать. После этого Чад позвал ее сесть за стол, который он разложил у бортика. Там он принялся перечислять чуть ли не миллиард фактов. Они касались давления воздуха, кислорода, плавучести, ля-ля-ля… Дженн слушала, кивала и пыталась все усвоить, но ее отвлекало то, что Чад то и дело отвлекался.

Он постоянно поглядывал на Энни, которая плавно скользила в воде, словно какая-то морская богиня. Когда она наконец вылезла из бассейна, Чад даже начал запинаться. Энни пошлепала к ним, узнать, как дела.

Дженн посмотрела на нее. «Отличная фотка сосков!» – кисло подумала она, когда Энни схватила полотенце и начала вытирать голову. Тело она оставила мокрым, так что соски выпирали сквозь ткань купальника, словно приветствия, на которые кто-то должен был ответить.

– Ну, как? – спросила Энни, адресуя свою улыбку Дженн.

– Мы как раз говорили про давление воздуха, – ответил Чад.

– И что ты узнала? – она опять обращалась к Дженн.

– Я объясняю, почему так важно прочистить уши.

– Знаешь, как это делается? – спросила Энни у Дженн. – Зажми ноздри и подуй. Вот так.

Она продемонстрировала этот прием не на себе, а на Дженн: заставила ее ноздри закрыться и сказала, что если она не сможет прочистить уши под водой, то ей будет казаться, что голова у нее – это воздушный шарик, который вот-вот лопнет. Чада она при этом полностью игнорировала, а Дженн сказала:

– У тебя все отлично получится. Не сомневайся, Дженн.

А потом она села на край бассейна, свесив ноги в воду, и стала наблюдать за уроком. Руки у нее лежали на коленях, декольте было огромное.

Бедняге Чаду удалось как-то сосредоточиться, несмотря на декольте и то, что Энни игнорировала его общую чудесность. Он сообщил Дженн, что следующий этап ее обучения – это привыкание к экипировке в воде. Он помог ей облачиться, а потом оделся сам. Он сказал, что они будут сидеть в воде в мелкой части бассейна. Они просто посмотрят, каково это – дышать через трубку, идет?

Под водой Дженн обнаружила, что все не так уж плохо. Она сидела по-турецки напротив Чада, и они дышали в такт. Чад кивнул ей и закрыл глаза. Она сделала то же и убедилась, что странные новые ощущения ей даже нравятся. Мысли у нее стали рассеиваться. Она стала придумывать, что можно будет делать, если научиться хорошо нырять. Она как раз думала, как сможет зарабатывать деньги – о чем ей и говорила Энни, – когда внезапно у нее с лица сорвали маску.

Она стремительно вынырнула. Оставшись без трубки, она хлебнула воды, закашлялась и начала отплевываться, а когда снова смогла говорить, то заорала:

– Какого черта? Ты сорвал с меня маску!

Всплыв рядом с ней, Чад преспокойно кивнул:

– Угу.

– За каким чертом тебе это понадобилось?

– Посмотреть, что ты будешь делать. Ты запаниковала.

– А ты чего ожидал, придурок? Тебе понравилось бы, если бы я с тобой такое сотворила?

– Успокойся, – сказал он. – Если ты паникуешь, ты тонешь. Если ты паникуешь, то выскакиваешь на поверхность, как ты только что сделала. Если ты паникуешь, ты забываешь про декомпрессию. На глубине метр? Никаких проблем. На пятидесяти? У тебя декомпрессионный синдром.

– Это было нечестно.

– Под водой бывает всякое, Аква…

– Меня зовут Дженн! – заорала она.


* * * | Грани воды | * * *