home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава четвертая

Страна подземных рудокопов

Время тянулось невыносимо медленно. Несколько раз Элли казалось, что чудовища вновь пытаются приблизиться к дворцу, и сердце ее сжималось от страха. Однажды она рискнула подойти к заколоченному окну и взглянуть в щель между досок. Однако она почти ничего не увидела – только серо-бурые клубы тумана да несколько странных, колышащихся теней. Если это и были звери, то напасть они явно не спешили. Но почему? Странное затишье пугало ничуть не меньше, чем открытый бой.

Прошло часа два или три, когда в дверь, наконец, постучали. Элли и Страшила бегом помчались открывать тяжелый засов.

Первым в комнату ввалился Том. Медвежонка невозможно было узнать – казалось, им почистили не одну печную трубу. Незапачканными сажей и пылью остались лишь кончик носа да левое ухо.

– Ты что, побывал в бою? – с уважением спросил Страшила.

– Д-да… То есть н-нет, – слегка заикаясь, ответил Том. – Я все время куда-то проваливался. Понаделали дыр в полу, понимаешь…

– А где Алмар? – встревоженно спросила Элли.

– Думаю, он до сих пор меня ищет, – объяснил медвежонок. – Я в последний раз так здорово провалился, что он не успел меня поймать.

Том с огорчением стал разглядывать свою плюшевую шкуру. Сейчас она больше походила на старую сапожную щетку.

– Не нравятся мне такие приключения, – недовольно проворчал он. – Лучше уж сразиться с парочкой драконов, чем лазить по крысиным норам под полом. Развели, понимаешь, крыс во дворце…

Страшила поднял медвежонка и отнес его в сравнительно чистый угол комнаты. Там он ухватил медвежонка за правую ногу и, держа его вниз головой, стал хлопать по нему ладонью – словно пыль из подушки выбивал. Том ворчал, но не сопротивлялся. Элли вздохнула и хотела закрыть дверь, как в комнату вихрем ворвался Пеняр. Он был непривычно возбужден и то и дело подпрыгивал, смешно подергивая толстыми корнями и мигая единственным глазом. Следом за ним вошел и Кустар. Вид у бывалого бойца был неважным: одна из ветвей была сломана, остальные бессильно поникли, словно куст засыхал без воды. Последним появился Алмар. Мальчик был молчалив и хмур. Его лисья шкура запылилась, на грудном панцире зияла глубокая вмятина. Лоб рассекала длинная красная царапина.

– Да ты ранен! – всплеснула руками Элли. – Сейчас я перевяжу тебя.

Алмар пренебрежительно махнул рукой.

– Чепуха, – устало сказал он.

Не обращая внимания на вопрошающий взгляд Элли, мальчик первым делом подошел к Кустару и внимательно осмотрел его. Куст послушно протянул другу ветви и едва слышно скрипнул, словно жалуясь на боль.

Алмар, нахмурившись, вынул единственный из оставшихся у него за поясом кинжалов и осторожно обрезал сломанную ветвь у места перелома. Затем он достал из кармана небольшую баночку и смазал место среза какой-то мазью. Кустар еще раз скрипнул и пристроился у стены.

Пеняр немедленно подскочил к Алмару – словно собака ласкалась к хозяину. Мальчик осмотрел и его, а затем улыбнулся и дружелюбно хлопнул Пеняра по плоскому лбу.

– Все нормально, дружище, – сказал он. – Тебе повезло, не то что Кустару. Впрочем, нам всем сегодня повезло…

Алмар уселся на обломок стены, вытер рукой пот со лба, а затем поведал Элли и Страшиле о своих приключениях.

– Как мы пробирались через дворец – это целая история, – начал он. – Дважды через разбитые окна нас атаковали какие-то странные летающие пауки с длинными жалами – Кустар едва их поймал. Наконец мы подошли к разлому в здании и оказались на краю огромной расщелины. Какой она ширины, мне не удалось выяснить. Другой край не виден из-за серой пелены едкого тумана. Я швырнул через расщелину камень. Думал, по звуку удара смогу определить, сколько до него футов. Не тут-то было! Из серого облака вдруг высунулась морда какого-то чудища – похоже, я ему угодил камнем в глаз. Толком я его разглядеть не сумел. Увидел только, что башка у него зеленая, чешуйчатая, и половину ее занимает зубастая пасть. Жуть! Едва я пустил ему в глотку стрелу, как оно ринулось на меня, оглушительно ревя. Хорошо еще, друзья помогли! Пеняр нанес ему свой коронный удар снизу по челюсти, а Кустар догадался вцепиться в его длинный, раздвоенный, как у змеи, язык. Зверюге это не понравилось. Он щелкнул челюстями, обломал Кустару одну ветвь и с воплем ринулся в пропасть. Потом он еще раз пытался напасть на нас. Ну вот, а затем из расщелины выплыли два голубых шара – у них тоже зубы будь здоров! Еле отбились… – Мальчик устало опустил голову. – Ничего не понимаю, – признался он. – Откуда вся эта нечисть взялась? Почему она крутится здесь, у дворца? Если бы все эти твари решили уничтожить нас, то мы бы и часа не продержались. Так нет, они словно чего-то вынюхивают и высматривают. Но что? Чего им надо?

Элли повернулась к Страшиле:

– Изумрудик, расскажи о своей замечательной идее. Страшила пространно рассказал о злом чародее и его подземном Колдовском мире.

– Это, конечно, только наши с Элли фантазии, – закончил он. – Но очень-очень неглупые.

Алмар долго смотрел в пол, а затем кивнул.

– Что-то в этом есть. В одном вы точно правы – около Пещеры рудокопов есть бездонная трещина. Я ее видел.

– Не пора ли тебе рассказать о себе? – не выдержав, спросила Элли. – Тайн и без того вокруг хватает.

Много позднее гномы-летописцы занесли историю Алмара в очередной том грандиозной «Хроники Волшебной страны». Вот о чем она повествует…


Прошло двадцать лет с той поры, когда рудокопы, жители огромной Пещеры, перебрались в Голубую страну. Больше тысячи лет провело это племя вдали от солнечного света, во мгле подземелья, рассеиваемой лишь золотистыми облаками. Это наложило заметный отпечаток на бывших жителей Волшебной страны. Их кожа стала бледной, глаза – большими и непривычными к яркому свету. Но хуже всего было то, что долгие века пребывания под землей плохо сказались на здоровье новых поколений рудокопов. Дети все чаще рождались хилыми, люди часто болели. «Нам надо вернуться в наш бывший мир, на поверхность земли, – предложил однажды Хранитель времени Карам. – Жевуны – гостеприимный народ. Они с радостью примут нас, поделятся своими землями, помогут построить дома и возделать поля».

Увы, все оказалось не так просто. Жевуны действительно предоставили своим новым друзьям пустующие поля в восточной части Голубой страны. Но привыкнуть к жизни на поверхности земли для рудокопов было трудно. Свежий воздух вызывал у многих головокружение и обмороки. Их чувствительным глазам не помогли даже зеленые очки, которые заботливый Фарамант привез из Изумрудного города и раздал всем желающим. Но хуже всего рудокопы переносили климат Волшебной страны. Как известно, великан Торн подарил этому чудесному краю вечное лето. В Пещере же царила вечная осень, порой холодная и сырая. Как бы плохо рудокопы ни чувствовали себя глубоко под землей, на поверхности им было еще хуже. Им казалось, что здесь днем и ночью свирепствует невыносимая жара, от которой нет спасения.

Отношения с Жевунами тоже оказались совсем непростыми. Поначалу этот забавный, добродушный народ приветливо встретил своих новых соседей. Но вскоре выяснилось, что рудокопы своевольны, высокомерны, излишне суровы и молчаливы. Бывшие подземные жители, кроме того, оказались завзятыми охотниками. Все свободное время они проводили в лесах, истребляя оленей, медведей, зайцев и даже птиц. В стране Торна, как известно, животные и птицы обладают разумом и даром речи в придачу. Понятно, что вскоре даже насекомые поспешили покинуть эту страну, ища убежища в Розовой и Зеленой странах.

В это время Изумрудным городом правил Страшила. По просьбе Лога Родера, нового правителя Голубой страны, он созвал Большой совет. От рудокопов на него прибыл Тогнар, сменивший Карама на посту Хранителя времени. Прилетели на Совет и Стелла с Виллиной. «Прекратите истреблять животных и птиц, – обратилась к Тогнару Стелла. – Они – наши верные друзья и такие же граждане Волшебной страны, как и маленькие люди: Жевуны, Болтуны и прочие». «Ну нет! – возразил грубый и заносчивый Тогнар. – Не для того мы покинули родную Пещеру, чтобы менять свои обычаи! Нам и так Жевуны подсунули самые плохие, каменистые земли, на которых ничего не растет. А теперь вы еще хотите, чтобы мы из тигров превратились в ягнят. Сотни лет наши предки охотились на Шестилапых и даже сумели приручить этих могучих зверей. Здесь же нам не разрешают тронуть пальцем какого-то зайца! Почему? Только из-за того, что он умеет молоть языком всякую чушь? Но это не делает зайца человеком! Мы, рудокопы, не желаем питаться одними фруктами да хлебом, нам нужно мясо!»

Речи Тогнара возмутили всех членов Совета. В конце концов Дровосек не выдержал. Сурово сдвинув брови, он воскликнул: «Если вы не хотите подчиниться законам Волшебной страны, которые установил сам Торн, то возвращайтесь в свою Пещеру!»

Глаза Тогнара зло блеснули, и он процедил сквозь зубы:

«Хорошо, так мы и сделаем» – и вышел из зала, хлопнув дверью.

Мягкосердечный Дровосек тут же пожалел, что был так резок с Хранителем времени, но было уже поздно. Вернувшись в Голубую страну, Тогнар собрал свой народ и сказал:

«Братья! Правители этого края не хотят принимать нас в свою семью. Они считают нас слишком грубыми и жестокими. Какие-то жалкие зайцы и утки им дороже, чем мы. Жевунам не нравится также едкий дым наших заводов. Видите ли, он загрязняет воздух и их пшеничные поля. Как будто есть другой способ выплавлять железо и медь! Короче, нас изгоняют назад, в Пещеру. Конечно, мы могли бы ответить на оскорбление войной. Все эти трусливые Мигуны и Болтуны сразу же разбегутся, когда увидят наших могучих Шестилапых. Даже Марраны не сравнятся с нами, прирожденными воинами!»

Тогнар сделал паузу, и разгневанные рудокопы закричали: «Война, война! Мы покажем этим трусливым коротышкам, как командовать нами, рудокопами!»

Однако вождь поднял руку, и толпа успокоилась.

«Не надо горячиться, – сказал он. – Не забывайте, что в этом краю есть железный великан Дром, да еще две волшебницы – Стелла и Виллина. Да и захотят ли Шестилапые напасть на мирных фермеров?»

Рудокопы задумались. Они были не таким воинственным племенем, как Марраны, и, кроме того, побаивались чародеев – ведь в Пещере таких никогда не было.

«Нам придется уйти назад, в Пещеру, – продолжал Тогнар. – И вовсе не потому, что так решил Железный Дровосек. Наши предки давным-давно покинули поверхность земли, и за это время Пещера стала родиной для рудокопов. Нам надо вернуться в свои брошенные дома и зажить прежней жизнью. Мы будем, как и раньше, обменивать руду и драгоценные камни на пшеницу и фрукты. Конечно, там, под землей, жить нелегко. Зато нами никто не будет командовать и решать, что нам нужно делать, а что нет. Когда-нибудь мы еще вернемся сюда и будем намного сильнее, это я вам обещаю».

Рудокопы встретили слова своего вождя радостными криками, однако вскоре настроение у них сменилось. Многим было жаль бросать только что построенные деревни и заводы. Да и поля здесь, в Голубой стране, были куда более плодородными, чем пашни на берегу Срединного озера в Пещере. Но они привыкли верить своим Хранителям времени. Вождям виднее, как надо поступать, решили рудокопы.

На следующий день в Пещеру потянулся караван Шестилапых, запряженных в огромные повозки. За ними шли рудокопы, хмурые и молчаливые. У входа в туннель на откосе небольшой горы каждый оборачивался, чтобы в последний раз бросить взгляд на солнце, а затем снимал зеленые очки и складывал их в большой ящик.

Прошло еще двадцать лет. За это время рудокопы вновь привыкли жить на старом месте, в вечном полумраке, рассеиваемом лишь светом золотистых облаков. Никто больше не говорил о жизни в Голубой стране, и вовсе не потому, что у людей остались одни неприятные воспоминания, нет! Рудокопы помалкивали, опасаясь гнева Хранителя времени Тогнара. Этот человек оказался настоящим тираном. Он поселился в столице и вскоре занял Радужный дворец. Опасаясь бунта, он окружил себя гвардией из самых сильных и жестоких рудокопов. Тогнар вновь назначил надсмотрщиков, как было в прежние времена, и те, сидя на Шестилапых, следили за работой крестьян и шахтеров.

В конце концов придворные предложили избрать Тогнара королем, и тот милостиво согласился на титул: Великий и Мудрый Тогнар, Повелитель и Благодетель рудокопов. По случаю коронации во дворце был устроен роскошный бал. Простые люди в этот день должны были трудиться на два часа больше, но зато получили от щедрого повелителя по одному яблоку или груше.

Вскоре жители города Великого короля (так ныне называлась столица Пещеры) стали замечать кое-что странное. Около дворца появлялись какие-то существа в темных плащах – то ли люди, то ли нелюди – не поймешь. Король Тогнар стал еще угрюмее и злее, и балы во дворце прекратились. Затем по приказу правителя вокруг дворца была возведена высокая глухая стена, а у единственных ворот поставлена многочисленная, вооруженная до зубов охрана.

В жизни рудокопов начался самый мрачный период.


Глава третья В осаде | Секрет волшебницы Виллины | Глава пятая Сын королевского ловчего