home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая

Среди снегов Гренландии

– Встань, девочка, – сказала Виллина. – Дай мне как следует тебя рассмотреть.

Элли встала, и волшебница залюбовалась ее стройной фигуркой, золотистыми волосами и милым лицом с чуть вздернутым носиком и большими голубыми глазами.

– Да ты почти девушка, – сказала Виллина, улыбаясь. – Даже не верится, что там, в Большом мире, ты прожила длинную жизнь и была почти такой же старой, как я теперь.

– Порой мне кажется, что это было сном, – призналась Элли. – Я помню все, что было в той прошлой жизни – свою учебу в колледже, свадьбу, преподавание в школе… Но это было словно не со мной. Иногда мне кажется, что я никогда не покидала Волшебной страны, что только здесь и прошла моя настоящая жизнь.

Виллина покачала головой.

– Нет, это не так. В том Большом мире у тебя были родители, муж – не забывай о них никогда! Только память и совесть делают нас людьми, как бы ни мучительны порой были воспоминания и как бы ни терзала нас совесть…

Волшебница, помрачнев, опустила голову, но затем вновь с улыбкой взглянула на Элли.

– Садись, моя дорогая, – сказала она, указывая на стоявшее рядом кресло. – Нам надо о многом поговорить. Я понимаю, сейчас для этого не очень подходящее время, но другого у нас может и не оказаться. Дело в том, что скоро я навсегда покину Волшебную страну.

– Что-о? – воскликнула Элли в ужасе, вскочив с кресла.

– Садись, садись, – с ласковой улыбкой сказала Виллина.

Девочка опять села, встревоженно глядя на старушку.

– Я стара, очень стара… – после долгой паузы заговорила волшебница, устремив неподвижный взгляд на пламя, пляшущее в камине. – Мои дни подходят к концу, и здесь уже ничего не поделаешь.

– Как… как подходят к концу?.. – прошептала Элли. – Но разве вы не…

Виллина грустно улыбнулась.

– Нет, девочка, я не прирожденная волшебница, как Стелла и какими были сестры Гингема и Бастинда. Я такой же обычный человек, как и ты. Судьба сделала меня чародейкой, но я вовсе к тому не стремилась.

Элли растерянно смотрела на старушку.

– Пусть так… – согласилась она. – Но ведь Стелла подарила мне вечную молодость – почему же она не предложила вам…

Волшебница покачала головой.

– Она предлагала мне это, и не раз, – сказала она. – Но я отказалась. Удивительный воздух этого края и так подарил мне почти триста лет жизни – с меня вполне достаточно. Я знаю, что здесь, в краю Торна, грядут большие перемены. Начинается новая эра, и для нее нужны другие люди и другие волшебницы. Например, ты…

– Я? – искренне удивилась Элли. – Но я же… Старушка успокаивающе погладила ее по руке.

– Я знаю, что ты хочешь сказать. Да, пока ты фея больше по молве, чем по сути. Но это дело поправимое. Корина тоже не родилась колдуньей, но сумела стать ею благодаря удаче и редкому упорству. Ей помогла в свое время Гингема, а тебе помогу я.

Глаза Элли изумленно расширились.

– Вы… хотите, чтобы я стала… правительницей Желтой страны? – выдавила она из себя.

– Нет, – спокойно ответила Виллина. – Я хотела бы, чтобы ты стала Хранительницей края Торна.

– Кем-кем?

– Выслушай мою историю, девочка, – сказала Виллина. – Тогда ты все поймешь…

Вот о чем рассказала волшебница под тихий треск пылающих в камине поленьев.

Давным-давно на большом острове – почти таком же большом, как материк, в племени эскимосов родилась девочка. Остров назывался Гренландией и располагался рядом с северной оконечностью Американского материка. В морях, окружающих остров, плавало множество айсбергов, а сама суша большую часть года была покрыта льдами и снегом. Это был суровый мир, со скудной растительностью и бедным животным миром. Зато моря кишели огромными китами, тюленями, котиками, на которых эскимосы искусно охотились. Немало было на острове птиц, которые любили гнездиться среди скал.

Девочку назвали Виллиной, в честь ее прабабки, известной на острове знахарки. Отцом будущей волшебницы был ангакок по имени Уманак. Ангакок – это вождь общины, он выбирался из числа самых работящих и толковых охотников, знакомых хоть немного с магией. Однако был в племени еще один колдун по имени Арнакун, и он тоже претендовал на честь стать вождем. Между двумя мужчинами на глазах всех жителей общины произошло соревнование в силе, ловкости и чародейском искусстве. Победил в нелегкой борьбе Уманак. Арнакун вынужден был смириться и занялся китобойным промыслом, но в душе затаил злобу на соперника и поклялся при первом же удобном случае отомстить.

Этого случая ему пришлось ждать много лет. Уманак рано женился на красавице Ольсур, но детей у них долго не было. Поговаривали, что виной тому было колдовство Арнакуна, который каждый вечер поднимался на склоны горы Коме и молился Торнарсу – правителю мира духов, верховному демону. Кое-кто из старух шептал подругам, что Арнакуна видели в скалах вместе с игаглидитами – злыми бесами, а еще с ведьмами и троллями. Так это было или не так, никто утверждать не мог, однако Уманак и Ольсур долго оставались бездетными и очень переживали из-за этого.

Однажды Арнакун вместе с другими китобоями отправился в море. Неожиданно начался сильный шторм, и лодку отнесло к далеким необитаемым островам. Больше месяца китобои добирались домой, а когда вернулись, то услышали радостную весть: Ольсур наконец-то ожидала первенца!

Арнакун стал с той поры еще более хмурым и нелюдимым. Он надолго исчезал из поселка и отмалчивался на все расспросы любопытных. Один охотник утверждал, что видел колдуна на берегу морского залива с атдлитом – безносым существом, похожим на русалку.

Прошло еще два месяца. Однажды Уманак отправился вместе с несколькими мужчинами на охоту. Прошла неделя, другая – а вождь и его спутники не возвращались. Долгие поиски ни к чему не привели. Наконец на берегу залива нашли куртку из оленьего меха, расшитую умелыми руками Ольсур. Люди решили, что вождь и его охотники утонули. Может, их утянули на дно коварные атдлиты…

Новым вождем избрали Арнакуна. И спустя месяц родилась Виллина. Ольсур недолго прожила после рождения дочки, и крошечная девочка осталась сиротой.

Женщины общины не оставили ее в беде. Она жила то в одной, то в другой юрте, училась и играла с другими детьми, но везде чувствовала на себе тяжелый, недобрый взгляд нового ангакока.

Эскимосы поначалу пожалели, что избрали себе такого вождя. Арнакун оказался злым, высокомерным и невероятно скаредным. Он забирал себе лучшие меха, добытые на охоте, лучшее мясо и рыбу. Не пожелав жить в обычной юрте, он заставил мужчин построить себе большой каменный дом. Самые искусные женщины поселка расшили узорами его штаны из тюленьей кожи и куртку из оленьего меха. В отличие от Уманака, он никогда не работал и не охотился, зато очень часто ходил на склон горы Коме, где молился Торнарсу и другим божествам. Его колдовская сила возросла настолько, что слава о могущественном ангакоке разнеслась по всему острову. Эскимосы верили, что он может вызывать штормы, снежные бури и дожди, да к тому же способен пригнать к берегам стада китов и тюленей, обеспечив хорошую охоту.

Прошло несколько сытных, благоприятных лет. Зимы были умеренно суровыми, лета – жаркими. На острове больше никто не умирал от голода, да и болезней стало меньше. Теперь все прославляли мудрого Арнакуна и желали ему долгих лет жизни.

Всем хорошо жилось на острове – кроме маленькой Виллины. Вождь открыто ненавидел ее, при встрече мог потаскать за волосы, а то и ударить. Постепенно все жители поселка на берегу моря отвернулись от дочери Уманака. Само имя бывшего ангакока стало под запретом; его упоминали только вместе с проклятиями в адрес прежней тяжелой жизни; виной которой якобы был плохой вождь.

От такого отношения Виллина замкнулась в себе. Другие дети больше не звали ее играть, наоборот, они награждали девочку тумаками и обидными прозвищами. Виллина стала молчаливой и нелюдимой. Она сама ловила рыбу, охотилась на морских котиков и тюленей. Для своих лет Виллина была высокой и сильной, и мало кто из мужчин умел лучше нее метать улу – изогнутый нож, ставить силки на зайцев и лисиц.

Прошло еще два года и на Гренландию обрушились одна невзгода за другой. Зимы стали настолько холодными, что олени замерзали на бегу, а людей не спасали даже теплые юрты. Летом житья не стало от мошкары. Киты редко появлялись на горизонте, и тюлени ушли от берегов. Но хуже всего были болезни, обрушившиеся на эскимосов. Их занесли на остров белые люди, приплывшие на больших кораблях из Скандинавии, но местные жители решили: во всем виноваты злые духи.

Вскоре племя Арнакуна настигла эпидемия оспы. Немногим посчастливилось выздороветь, да и те остались с изуродованными оспинами лицами. Среди них был и сам вождь. Поняв, что люди перестают верить в. его могущество, он собрал остаток племени на поляне около склонов горы Коме и сказал:

– Некоторые глупцы поговаривают, что Арнакун стал стар и слаб, что вождь потерял свою чародейскую силу и больше не может оберегать остров. А кое-кто даже поминает прежнего ангакока, говорит, мол, тот был умным и работящим вождем, и при нем все было хорошо. А я говорю вам: только выжившие из ума старухи могут болтать такое!

Арнакун обвел суровым взглядом своих соплеменников, и их охватил страх.

– Да, мы стали плохо и голодно жить. Наши охотники все чаще возвращаются с пустыми руками, а то и не возвращаются вовсе, – продолжил вождь. – Но почему? Нет ли здесь вмешательства злых духов? Я, который каждый день общаюсь с добрыми духами и самим Торнарсом, говорю: да, это дело злых сил! Кто-то, полный ненависти ко всем вам и вашему вождю, вызвал из глубин земли демонов, чтобы погубить вас и всех жителей нашего острова. Я спрашиваю: кто сделал это? Кто был в обиде на своих соплеменников, кто жил в угрюмом одиночестве, вынашивая коварные планы мести?

Люди невольно обернулись и посмотрели на Виллину, стоявшую поодаль.

– Да, это она! – злобно крикнул Арнакун и ткнул пальцем в хмурую девочку.

– Утопить колдунью! Забросать ее камнями! Сбросить со скалы в море! – послышались голоса разгневанных эскимосов, но вождь с довольной ухмылкой успокаивающе поднял руку.

– Послушайте меня, своего ангакока, – сказал он. – Разве рыба утонет, если ее бросить в воду, разве птица разобьется, если скинуть ее с высокой скалы? Даже глупцы скажут: нет! Не так-то легко разделаться с колдуньей. Если же нам все-таки удастся погубить ее, злые духи еще больше разгневаются на нас. Лучше прогнать девчонку из нашего племени. Скоро наступит зима, подуют ледяные ветры, глубокий снег покроет землю. Тогда никто и ничто не спасет колдунью!

Мужчины дружно зашумели, соглашаясь со своим вождем. Некоторым женщинам, напротив, было жаль бедную Виллину, но они не осмелились и рта раскрыть.

И Виллину изгнали из племени. Ей позволили взять с собой лишь немного еды да меховую одежду. Арнакун разослал в соседние селения гонцов с вестью, что колдунья Виллина – причина всех бед на острове. Отныне никто не должен давать ей приют и еду, если не хочет навлечь на себя гнев Верховного духа Торнарса.

Еда быстро подошла к концу, но девочка не осмеливалась приближаться к другим селениям, опасаясь гнева обманутых Арнакуном жителей. К счастью, она захватила с собой силки и несколько костяных крючков. С их помощью девочка ловила зайцев и птиц, удила рыбу во фьордах. Как и все охотники, она умела разжигать огонь, так что от голода Виллина не страдала. Однако недели через две ее скитаний подули холодные северные ветры. Короткое гренландское лето подошло к концу.

В поисках убежища, где можно было бы провести долгую зиму, Виллина прошла десятки миль. Она надеялась летом соорудить лодку и перебраться на какой-нибудь из далеких обитаемых островов или даже на Американский материк.

Увы, ничего подходящего ей не встречалось. Зима тем временем быстро наступала, и воцарилась долгая ночь. Посыпал мелкий снег, который спустя несколько дней перешел в пургу. Девочка шла против колючего ветра, спрятав лицо в воротник, и плакала, чувствуя свое полное бессилие. От усталости она едва передвигала ноги. Конец был близок, но маленькая Виллина продолжала упрямо идти, сама не зная куда.

Наконец пурга стала стихать. Оглядевшись, девочка увидела, что забрела в холмистую местность. Ветер доносил шум прибоя. Снег лежал толстым слоем, доходя ей до колен, так что идти было очень трудно.

Силы оставили измученную Виллину. Она опустилась на снег, желая только одного – согреться и уснуть вечным сном. И в этот момент темное небо загорелось разноцветными сполохами полярного сияния. При его переливчатом свете Виллина заметила в подножии ближайшего холма огромное темное пятно. Это был вход в гигантскую пещеру.


Глава пятнадцатая Фея и волшебница | Секрет волшебницы Виллины | Глава семнадцатая Пещера великана