home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



54


Головоломка

Время на часах приближалось к 13:00, и Хлоэ шла на кухню, чтобы взять сухой паек и отправиться на очередное задание.

В коридоре кто-то зажал ей рот ладонью и потащил назад, к душевым.

– Это я… – Илан ослабил хватку. – Всего лишь я.

Хлоэ успокоилась не сразу. Она заметила осколки стекла на полу и подняла глаза. Разбитая камера висела на проводе. Дверь аптечного шкафчика была распахнута, пакетики и пузырьки валялись на полу. Глаза у Илана покраснели, волосы торчали в разные стороны, больше всего он сейчас был похож на буйнопомешанного.

– Ты до смерти меня напугал! Что на тебя нашло?

Илан затравленно огляделся, покрепче сжал в руке свой прут и заговорил тихим голосом:

– Убийца с отверткой – Жигакс. Вернее, тот, кто выдает себя за Венсана Жигакса. На самом деле его зовут Люка Шардон и…

– Тихо, тихо, успокойся! – Хлоэ сокрушенно вздохнула, даже не пытаясь скрыть раздражение. – Ты понимаешь, что говоришь? Понимаешь, какие серьезные обвинения выдвигаешь?

Конечно, он понимал, еще бы ему не понимать! После сделанного открытия Илан не переставал прокручивать в голове уравнение. Все совпадало.

– Четверть часа, мне нужно всего четверть часа, чтобы кое-что тебе показать и объяснить.

Он был на грани истерики. Хлоэ покачала головой:

– Не дави на меня, Илан, не сейчас, я…

– Умоляю тебя!

Молодая женщина сдалась.

– Ладно, четверть часа и ни минутой больше, мне нужно обыскать кухни, это займет чертову прорву времени. Но сначала я выпью стакан воды и возьму что-нибудь пожевать.

– Не советую.

– Я ужасно проголодалась.

Хлоэ на ходу развернула сэндвич и начала есть, наплевав на предупреждение Илана. Он отвел ее в выгоревшую комнату и уговорил вылезти наружу. Когда она начала спускаться, он заметил, как она обута, и удивился.

– Откуда у тебя туристские ботинки? Я раньше их не видел.

– Стояли в шкафу рядом с кедами. Тебе такие не выдали?

– Я в таких приехал, но… нет, в моем гардеробе были только кеды.

Он вспомнил голое тело Моки в грубых ботинках и спросил себя, почему одни игроки получили уличную обувь, а другие нет. Хлоэ откусывала от бутерброда большие куски и торопливо глотала, от холода у нее то и дело перехватывало дыхание. Они добрались до лестницы, и она ужаснулась, увидев, во что превратилась комната видеонаблюдения.

– Что тут произошло?

– Отсюда Гадес наблюдал за нами, у него был доступ ко всем камерам. Свет зажигался и гас автоматически, звонок был запрограммирован. Жигакс тоже наблюдал, а потом устроил поджог. У него есть все ключи, он может попасть в любое место, в том числе в наши комнаты. Вот почему Моки и Лепренс ничего не смогли сделать. Он открыл своими ключами и вошел, когда они спали.

По взгляду Хлоэ Илан понял: она начинает осознавать, что не такой уж он и сумасшедший. Они отправились в кабинет водных процедур, и он показал ей окровавленный гвоздь.

– Помнишь царапину у него на запястье?

Она кивнула и вгляделась в следы на пыльном полу, но определить где чей не представлялось возможным.

– Ну хорошо, предположим, что Жигакс действительно добрался до этого этажа и поранился. Комната видеонаблюдения уничтожена. И что с того?

– Идем.

Илан потащил Хлоэ в кладовую, толкнул выбитую дверь, и удивление на ее лице сменилось ужасом, а слова застряли в горле.

– Она… Она…

– Мертва? Да, и это не инсценировка.

Хлоэ сделала шажок вперед, словно хотела убедиться, что это не сон, почувствовала трупный запах, и ее едва не вывернуло.

– Теперь ты мне веришь? – спросил Илан.

Девушка медленно кивнула и зажала рот дрожащей рукой. Ее лицо побледнело от страха и отвращения. Илан вывел подругу в коридор, закрыл дверь и посмотрел ей в глаза.

– Кто она? – спросила Хлоэ, с трудом сдерживая слезы.

– Участница игры, она первой приехала в клинику…

Илан помолчал, желая убедиться, что до Хлоэ дошли его слова.

– Когда нас привезли, в первый вечер, она сидела у себя в комнате, ее заперли, как и остальных. Если помнишь, мы вышли вместе с Гадесом, а «универсал» с полицейскими и арестантом поехал дальше. По дороге что-то случилось. Не знаю, вернулись они в клинику, потому что не смогли проехать через перевал, или убийца прикончил их, сел за руль и явился сюда. Ясно одно: человеку в оранжевом комбинезоне удалось сбежать и он занял место этой кандидатки. В то утро, когда нам предстояло получить конверты с заданием № 1, Жигакс заявил, что приехал первым, и подошел к ячейке с цифрой «один». На самом деле в первой тройке была эта женщина, а он – самозванец.

Они услышали, как где-то хлопнула дверь, и вздрогнули. Хлоэ напоминала тень себя самой.

– Думаешь, на этом этаже кто-то есть?

– Нет… – Илан крепче сжал в руке железную палку. – Звук идет снизу. Давай убираться отсюда.

Они шли быстрым шагом, и Илан продолжал рассуждать:

– Я считаю, что Гадес был здесь один, вел приготовления к игре, Жигакс-Шардон прикончил его в первую же ночь, установил контроль над клиникой и забавляется с нами, как волк с кроликами.

– И он так и не объяснил, как вышел на «Паранойю»! – воскликнула Хлоэ.

– Вот именно. Итак: он убрал легавых, получил доступ к нашим досье – папки лежали в машине – и многое узнал о нас и о «Паранойе». Этот человек – убийца, у него серьезные проблемы с психикой, что-то вроде раздвоения личности, но он еще и игрок, причем опытный. Полицейские говорили об убитых игроках, и псевдо-Жигакс входил в ту группу. Парень чувствует себя в «Паранойе» как рыба в воде.

– А мы продолжаем играть, мечемся по зданию, выполняем идиотские задания… – убитым голосом произнесла Хлоэ. – Кошмар какой-то… Никто ничего не контролирует, помощи ждать неоткуда, а среди нас убийца. Нужно предупредить остальных и сматываться отсюда.

– Слава богу, теперь ты на моей стороне. – Илан вздохнул. – Но эта история гораздо сложнее. С одной стороны, есть карта моего отца, которую украл Гадес. С другой – именно Жигакс помог мне решить часть загадки. Он чертовски умен.

– Что именно он разгадал?

Илан достал из кармана карту.

– Вот, смотри: коды внизу – это цвета, если расставить их в правильном порядке, получается слово «Жакоб».

– Жакоб… – повторила она, внимательно разглядывая нижний край карты.

– Кто-то накачал меня наркотиками и запер в кабинете дантиста. Неизвестные люди пытаются разрушить мой мозг и украсть воспоминания. Это не имеет отношения к игре, они хотят добраться до открытий, которые сделали родители. Не понимаю, кто они и как связаны с убийцей, разгуливающим по клинике со смертоносной отверткой.

– Да, это нелогично, а значит нереально.

– Хлоэ, ты же не станешь снова…

– Подожди, не перебивай. Итак: Моки мертв, ты видел тело в морге, потом убийца его перепрятал. Очевидно, с Лепренсом случилось то же самое. Убийца с отверткой, Люка Шардон, присвоил личность Венсана Жигакса и охотится за нами. Но твои «палачи»… Вдруг они все-таки плод твоего воображения?

– Я знаю, что видел.

– Шизофреники тоже «знают». Я вот что имею в виду: нет оснований утверждать, что то, что ты считаешь реальностью, на самом деле реальность. Свидетелей нет, вот в чем проблема. Я считаю, что есть игра, убийца, который в нее внедрился, и твои галлюцинации, вызванные стрессом и переживаниями из-за гибели родителей. Все перемешалось.

Илан не хотел снова вступать в бесконечный спор, это могло завести их в тупик, и решил перехватить инициативу.

– Ладно, предположим, хотя я уверен, что прав, но что ты скажешь о женщине с длинными черными волосами в смирительной рубашке? В ней нет ничего иллюзорного, она реальна – как мы с тобой. А еще есть Жигакс, он же Люка Шардон, бывший пациент этой клиники из палаты № 27. Ты держала в руках Библию с его фамилией на обороте, Хлоэ. Его я видел во сне накануне того утра, когда ты снова появилась в моей жизни. Мне снилась палата № 27.

– Мы это уже обсуждали и…

– Боже, Хлоэ, нельзя быть такой упертой! Вспомни, как Жигакс плакал, сидя на сцене среди старых декораций. Почему, как ты думаешь?

Девушка задумалась.

– Потому что это место ему знакомо… Сцена навеяла ему воспоминания. Ему – или одной из личностей, обитающих у него в голове.

– Именно так, – кивнул Илан. – По той же самой причине он сжег арт-студию. Не исключено, что фотографии Жигакса висели на одной из стен. Он сорвал все снимки и сжег, уничтожил доказательства.

– Получается, вы с Моки видели тогда в коридоре именно его. Теперь ты веришь, что Филоза – нераскаянный лжец, что никакой собаки не существует? – спросила Хлоэ.

Илан с нежностью взглянул на подругу:

– Прости, что…

– Проехали…

– И последнее: Люка Шардон действительно пытался повеситься в своей палате в «Сван-сонг». Не знаю, когда и почему, но это было, и он выжил. Сегодня – по воле судьбы, из-за снегопада, аварии на дороге и нашего присутствия в стенах клиники – он вернулся и воспроизводит свои прежние преступления. Убивает игроков отверткой. Не знаю, веришь ты мне или нет, но это чистая правда.

– Похоже, его преступное прошлое повторяется. По словам полицейских, Жигакс убил восьмерых, а нас, вместе с несчастной женщиной…

– …как раз восемь.

Они стояли у окна, выходящего на зады клиники. Хлоэ с опаской смотрела на горы, уходящие вершинами в свинцово-серое небо. Великаны застили ей горизонт, создавая ощущение замкнутого пространства. Они спустились по лестнице, но свернули не налево, а направо.

– Хочу напоследок показать тебе кое-что еще. Возможно, ты наконец поверишь, что я говорю правду.

Они побежали вдоль стены и оказались у низких, торчащих из-под снега надгробий.

– То самое кладбище, о котором говорил Гадес, – произнесла запыхавшаяся Хлоэ.

– Иди взгляни.

Илан подвел ее к стеле и попросил прочесть надпись.

– Родился в 1972-м, умер в…

Хлоэ шагнула к соседнему камню.

– 1980-й. А там – 1987-й.

В ее голосе прозвучали изумление и страх. Не дав Илану сказать ни слова, Хлоэ начала счищать снег с других памятников.

– В каждой могиле похоронен неизвестный, все умерли в прошлом году. Черт, Илан, что это значит? Клинику закрыли пять лет назад.

– Понятия не имею. Скорее всего, это как-то связано с протоколом «Мемнод»… С женщиной в смирительной рубашке. Я больше чем уверен, что раньше в этой психушке творились ужасные вещи. Вплоть до прошлого года.

Хлоэ поежилась и плотнее запахнулась в куртку.

– Подожди секундочку. Здесь восемь памятников. И… О господи…

Она указала пальцем на одну из дат.

– 1987-й… Это…

– Год твоего рождения.

Илан начал перешагивать через камни, возбужденно комментируя надписи:

– 1980-й. Кажется, в 1980-м родился Моки, я прав? 1982-й. 1987-й. 1979-й – это, возможно, Лепренс. А вот и «моя» могилка!

– Кладбище может быть декорацией, выстроенной для игры, – неуверенно предположила Хлоэ.

– И зачем было огород городить, если Гадес настоятельно рекомендовал нам не выходить из здания?

Сорвавшийся с крыши снег тяжело шлепнулся на землю у их ног. Как ни старался Илан, понять он ничего не мог. Разве можно объяснить необъяснимое?

– Что будем делать теперь? – спросила Хлоэ.

Зрачки Илана сузились, превратившись в две булавочные головки.

– Обезвредим Жигакса, отберем у него ключи, поднимемся на четвертый этаж, освободим пленницу и сбежим из этого ада.


предыдущая глава | Головоломка | cледующая глава