home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



47


Головоломка

Илан быстрее всех опустошил тарелку, поданную Филозой. Ему нужно было поесть – набить живот, чтобы не свалиться в гипогликемию и выдержать обратную дорогу, если придется идти против ветра.

Хлоэ попыталась убедить Илана не ввязываться в заведомо безнадежное предприятие. Она говорила: «Ну, выйдешь ты, и что дальше? Позвонишь в полицию? Игру в этом случае почти наверняка остановят, и у всех будут неприятности. А о собаках ты не забыл? Гадес говорил, что территорию охраняют здоровенные псы!»

Илан поежился. Конечно, он думал о собаках, еще бы ему не думать о чертовых собаках… Он вышел из-за стола и поставил тарелку в мойку.

– Я все помню. Никаких собак не существует. Гадес все придумал, чтобы удержать нас здесь.

– А вот я считаю, что зверюги вполне реальны, – встрял Ябловски, почувствовав запах крови. – Миленькие такие собачки – доберманы или босероны.

– Заткнись!

– Если барбосы ухватят тебя за ногу, от них не отобьешься.

– Уйдешь, я тебя не прощу, – сказала Хлоэ. – Ты знаешь, как мне нужны эти деньги. Я потратила на «Паранойю» два года жизни.

Илану угрожала не только Хлоэ – на него ополчились и все остальные. Все, кроме Жигакса, который грыз сырую морковку и наблюдал за происходящим из-под полуприкрытых век. Каждый игрок выдвигал аргументы, уговаривал Илана не глупить, но ни один не преуспел. Ябловски ужасно разозлился и ребром ладони отшвырнул от себя тарелку, но жест не впечатлил Илана.

– Если они не хотят выпустить меня, пусть покажутся, – сказал он, адресуясь к камере. – Пусть вылезут из укрытия и все объяснят. Почему они не реагируют, как вы думаете? Моки мертв. Я знаю, что видел.

Илан резко поднялся, и у него закружилась голова. На долю секунды ему показалось, что лицо Жигакса расплылось, как жидкое тесто по сковородке, и тут же вновь обрело нормальные очертания. Илан понимал, что очередной приступ может накрыть его в любой момент и нужно действовать быстрее. Он сделал новый факел из отломанной ножки стула и накрепко прикрученных проволокой полосок ткани, пропитанных маслом. Кандидаты яростно спорили, не обращая внимания на Илана. Никто не хотел, чтобы он уходил, но ни один не желал воспрепятствовать ему силой.

– Что будет, если факел погаснет? – спросила Фе.

– Не погаснет.

– А собаки?

– Нет никаких собак.

Хлоэ нервно металась по кухне, машинально покусывая кончики пальцев. Илан отправился в комнату, чтобы переодеться в цивильное, обул свои тяжелые грубые ботинки, влез в куртку, застегнулся, натянул перчатки, подошел к двери и выглянул в темный коридор.

Возможно, где-то прячется убийца и наблюдает за ним. Илан вернулся в кухню и изумился, увидев, что Хлоэ мастерит себе факел.

– Я с тобой не уйду, – буркнула она, – просто хочу убедиться, что… – Она заколебалась. – Что ты нашел машину и выбрался. Поклянись, что вернешься, если ничего не выйдет, договорились? Идти пешком в горы – чистое безумие! Темно, дико холодно, снег все идет и идет…

Илан холодно кивнул и помог девушке поджечь факел. Жигакс встал со стула и присоединился к ним.

– Пойду взгляну…

– Конечно пойдешь, – съязвил Илан. – Ты все время болтаешься у меня под ногами. Что именно надеешься выведать?

Жигакс, как обычно, не ответил. Они оделись и последовали за Иланом. Никто не хотел оставаться в одиночестве на кухне или в душевых.

Группа добралась до главного входа. Факелы давали мало света, и темнота медленно, но неуклонно надвигалась на людей, готовясь поглотить их. В коридорах свистел ветер, пламя колыхалось и могло погаснуть в любой момент. Ябловски отобрал факел у Хлоэ.

– Дай сюда. Я выше, так нам будет светлее.

– Идиотский предлог. Дрейфишь?

– С ума сошла?

Они оказались на первом этаже, рядом с кабинетами административной части здания. Все окна были забраны решетками, и Илан, как ни старался, не смог расшатать ни одну из них, даже металлическим штырем. Ему повезло только в шестой по счету комнате: стена, куда были вкручены верхние винты, отсырела, он потянул и вырвал их, потом навалился всем телом и согнул решетку пополам, схватил валявшийся в углу металлический ящик и скомандовал:

– Отойдите подальше.

Илан размахнулся и ударил по стеклу, которое разлетелось с ледяным звоном. Он выбил острые, как кинжалы, осколки, чтобы не пораниться, и повернулся к спутникам:

– Мы находимся немного левее двери. «Универсал», скорее всего, стоит с другой стороны здания. Я пойду вдоль стены и в случае необходимости легко смогу вернуться.

Илан высунулся в окно и помахал факелом из стороны в сторону. Пламя колыхалось на ветру, как волосы ангела. До земли было не меньше полутора метров, и у него перехватило горло.

– Никаких собак, – сообщил он «группе поддержки», надеясь, что голос не выдал его страха. – Если бы псы действительно охраняли территорию, они бы тут же сбежались на шум. Для защиты у меня есть факел, но не помешает и шприц. На всякий случай.

Он обвел взглядом товарищей. Ябловски покачал головой, и на его лице появилось злорадное выражение, Фе отвернулась и начала ходить из угла в угол. Филоза пожал плечами и сказал:

– Я буду ждать здесь – на случай, если ты вдруг вернешься, но помочь ничем не могу. Прости.

Илан сжал губы, чтобы не выругаться. Хлоэ подошла к нему и шепнула:

– Я бы отдала тебе свой, но…

– …но у тебя его больше нет.

– Будь осторожен, Илан.

– Ты тоже. В этом доме прячется убийца. Запрись и спи вполглаза. Уверена, что не хочешь пойти со мной?

Она покачала головой и добавила почти беззвучно:

– Где ты спрятал лебедей? Я могу их взять, это обеспечит нам дополнительные бонусы.

Илан не знал, смеяться ему или плакать. Он бросил взгляд на остальных и не заметил на их лицах особого волнения – скорее уж ненависть, а может, жалость.

Илана не волновало, что они о нем думают. Пусть продолжают играть, если хотят, пусть бегают по кругу, как лабораторные крысы.

Он прыгнул в окно и исчез в ночи.


предыдущая глава | Головоломка | cледующая глава