home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



10


Головоломка

Илан не знал, как реагировать.

Если он кинется на дверь и начнет орать, что хочет выйти, рискует вылететь из игры. Сначала его вышибут из лаборатории, потом из состязания. В голове крутилась фраза: «Это все что угодно, только не игра». Тогда что? Похищение? Глупости. Не здесь, не таким образом, когда вокруг полно людей. Да и зачем кому-то его похищать?

Илан попытался успокоиться и огляделся: все стены обиты специальным материалом, на маленьком столике стоят микрофон и колонки, рядом стул. К одной стене прибит ящик из стекла и металла, в нем лежит нечто, о чем Илану предстоит рассуждать. Он подошел ближе. Господи, как странно… Зачем говорить об этом?

Неожиданно из динамика раздался женский голос:

– Здравствуйте, меня зовут Лара, я не очень знаю, как тут все работает… слышите ли вы меня… но мне все равно нужно рассказать о предмете из моей комнаты…

Илан сел: голос женщины подействовал на него умиротворяюще. Лампочка замигала красным глазом, сообщая, что кто-то взял слово. Голос звучал по-детски застенчиво. Ей, наверное, лет двадцать, не больше.

– Это кусочек мозаики, синий, только справа вверху серая точка. Возможно, часть облака.

Девушка не умолкала. Рассказала о детстве, об отношениях с сестрой. Илан удивлялся: как можно быть до такой степени откровенной с незнакомцами? Второму собеседнику, тридцатисемилетнему Джону Рональду, предстояло рассуждать о зеркале. Говорил он легко, целых пять минут. Илан слушал очень внимательно, пытаясь понять, что происходит. Никто не упоминает «Паранойю», даже не намекает на игру. Что, если остальные – ничего не ведающие подопытные кролики?

Третий участник, по имени Сонни, отбубнил текст про трубку, и наступил черед Илана. Он нажал кнопку «ON», и красный цвет сменился на зеленый.

– Меня зовут Илан, мой предмет – отвертка. Довольно большая, с оранжевой резиновой рукояткой, металлический штырь толстый, сантиметров двадцать в длину.

Илан сидел за столом, подперев щеку рукой. Первые испытуемые оказались ужасно многословными, трепались по полчаса, и вся эта комедия стала ему надоедать.

– Что вам сказать? Мой отец любил мастерить, он даже дом сам ремонтировал. Я другой, так что этот предмет – отвертка – вызывает у меня не много ассоциаций. Я хотел придумать какую-нибудь забавную историйку о замечательной отвертке с красивой оранжевой рукояткой, но… о прошлом, как вы, говорить не хочу. Мне жаль.

Илан наклонился вперед, как будто решил, что так его будет лучше слышно.

– Кажется, нас не подслушивают, поэтому задам вопрос, который волнует меня больше, чем рассуждения об отвертке или о трубке: вас тоже заперли? В дверях ваших комнат тоже нет ручек с внутренней стороны?

Илан отпустил кнопку «ON», секунд через десять загорелась красная лампочка и раздался низкий мужской голос:

– Меня зовут Марио, я преподаю итальянский. Мой предмет – маленький черный стеклянный лебедь. Сантиметров пять в длину и три в высоту. Когда я его увидел, сразу подумал о лебединой песне. Говорят, что лебедь-шипун раз в жизни перед смертью исполняет очень мелодичную песню. Трогательную, изумительно красивую…

Илан встрепенулся. Лебедь следовал своим путем, голос продолжал вещать:

– Смерть – вещь печальная и до ужаса страшная. Знаете, я часто об этом думаю, потому что у меня бывают эпилептические припадки, особенно в стрессовой ситуации. Я не знал, что… – Он закашлялся. – Нас будут мариновать здесь, заперев в клетушках с дверьми без ручек. Это как-то странно, чувствуешь себя подавленным. Однажды я на пять дней впал в кому. Трудно описать несколькими фразами, что я тогда чувствовал. Я был одновременно…

Голос Марио сорвался, он снова закашлялся. Илан нахмурился. Похоже, бедняге плохо.

– Извините. Я был одновременно мертв и жив. Сначала видел очень яркий свет. Правда видел. Я… Можно мне стакан воды? Пожалуйста…

Марио дышал все тяжелее, и Илан нажал на кнопку микрофона, но свет не поменялся с красного на зеленый, значит, несчастный свою кнопку не отпустил.

– Прошу вас, – произнес голос, – дайте воды.

Раздались булькающие звуки. Что-то упало.

Илан выпрямился, сжал ладонями виски. Что за чертов цирк?

На другом конце провода наступила тишина.

Илан вернулся к столу и ударил кулаком по кнопке: зеленый свет.

– Кто-нибудь знает, что происходит? – прорычал он, убрал руку, но ответа не дождался.

– Кто-нибудь нас слышит? Нужна помощь, вы что, не понимаете?

Нет ответа. Илан сжал кулаки. Он вспомнил, как исследователь сказал, что не будет слушать разговоры между участниками эксперимента, и в бессильной ярости оттолкнул стул. Возможно, все происходящее – спектакль!

Или реальность?

Он забарабанил в дверь и заорал:

– Эй вы, там! У нас проблема! Кто-нибудь!

Дверь оказалась куда толще и крепче, чем он думал, так что его воплей все равно никто не услышит. На месте ручки находился белый пластиковый диск с щелью посередине. Если его повернуть, можно отжать язычок замка и открыть дверь.

Ну конечно…

Несмотря на волнение и стресс, Илан понял, что надо сделать, кинулся к прозрачному ящику, обмотал руку шарфом, размахнулся, ударил, стекло разбилось, и он вытащил отвертку, слегка порезав ладонь осколком.

Не обращая внимания на кровь, он вставил отвертку в щель и повернул ее. Дверь открылась.

Коридор. Илан бросился к соседней двери, дернул за ручку, распахнул ее и увидел маленькую комнату – точно такую же, в которой был заперт сам. Стол, микрофон, колонки. А вместо испытуемого – магнитофон. То же он нашел и в следующей комнатушке. Булькающие звуки были записаны на пленку.

Никаких людей, только машины.

Илану показалось, что он бродит по психушке, и им овладел внезапный страх. В конце коридора он столкнулся с Этини, тот стоял у стены, держа на ладони хронометр. Рядом находился человек в белом халате с медицинским чемоданчиком в руке.

– Семьдесят пять секунд, просто отлично, – непринужденным тоном констатировал Этини, записал результат в блокнот и указал на стол.

– Положите отвертку сюда, пожалуйста. Доктор Леконти снимет ваши показатели, если позволите. Потом мы обработаем вам руку.

Пораженный Илан застыл на месте.

– Значит, все это было постановкой? Я разговаривал с записанными на пленку голосами?

Врач, не снимая перчаток, осторожно забрал у Илана отвертку с пятнами крови на оранжевой рукоятке, положил ее рядом с магнитофоном и достал из шкафчика антисептик и пластырь. В комнате резко запахло лекарствами. «Совсем как в больнице…» – рассеянно подумал Илан.

– Оборудование у вас явно не последнего поколения, – с вызовом произнес он, чтобы успокоиться. – Сегодня никто не работает с кассетниками.

Его замечание повисло в воздухе. Врач измерил давление и пульс, потом задал несколько рутинных вопросов. Сколько лет, чем болели в детстве, есть ли аллергия на продукты или медицинские препараты. Еще он спросил, проходит ли испытуемый курс какого-нибудь специального лечения. Илан включился в игру. Вопросы-ответы, анализы, записи не имели ничего общего с тестами, что было, пожалуй, хорошим знаком. Он сказал себе, что наверняка успешно прошел испытания и теперь они хотят оценить состояние его физического и психического здоровья и понять, можно ли привлечь его к участию в «Паранойе». Этих людей интересует, как он будет реагировать в стрессовой ситуации.

– Когда игра начнется по-настоящему? Сколько у меня будет соперников?

Этини бросил на Илана странный взгляд и ничего не сказал, а врач и вовсе не отреагировал.

– Ну, вот и все, благодарю вас за участие.

– Эй, погодите, что значит «благодарю за участие»?! Я шел по следу черного лебедя. Реагировал адекватно. Я уверен, что не ошибся. Так что мне делать теперь? Вернуться домой как ни в чем не бывало?

– Не понимаю, о чем вы. Ни о каком… черном лебеде я ничего не знаю.

– Может, послушаем еще раз пленку Марио?

– В этом нет необходимости. У нас полно других дел.

Илан не знал, как поступить в сложившейся ситуации. Этот тип в открытую над ним насмехается.

– Теперь я могу вам все объяснить, – сказал исследователь. – Наша лаборатория специализируется на социальной психологии. Нет ни игры, ни соперников – в противоположность тому, что вы думаете. У нас очень серьезная программа, которую финансирует государство. Вам будет интересно узнать, что только семьдесят процентов добровольцев, принимающих участие в эксперименте, подобном сегодняшнему, выходят из закрытой комнаты с помощью предмета из стеклянного ящика и делают это в среднем за сто пятьдесят секунд. Иными словами, ваша реакция была очень быстрой. Эксперимент имел целью показать, что чем больше людей собирается вместе, тем меньше они склонны помогать другому. Это называется принципом разделенной ответственности. Что до ответов, которые мы выбросили не читая… Эта работа должна была ввергнуть вас в стрессовое состояние.

Они обменялись рукопожатием.

– Доктор Леконти проводит вас к выходу. Деньги получите через две недели – чек пришлют по почте.

Этини повернулся и исчез, врач пошел по коридору, игнорируя вопросы Илана, и через несколько секунд молодой человек оказался на улице. Воздух был холодным и свежим, небо – голубым и безоблачным, но после трех часов, проведенных в безумной и какой-то нереальной обстановке среди психов, Илан чувствовал себя оглоушенным.


предыдущая глава | Головоломка | cледующая глава