home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



50

Торнаду я нашел в нише футах в пятидесяти от входа; она сидела там с Йоном Сальвейшном и курила трубку.

— О боги, женщина! Что это ты сжигаешь в этой своей штуке?

Она передала трубку своему биографу.

— Что случилось, Гэ?

— Гэ?

— Или как тебя там. Клево бежал. Об чем базар? — Должно быть, подцепила где-то модный жаргон.

— Искала работу? — сказал я. — У Старых Костей для тебя кое-что есть. Что именно, он мне не сообщил.

Над нами пролетела летучая ящерица.

— Надеюсь, эти ублюдки не научатся гадить на лету. Собирайся, малыш. Я нашла нам работу.

Чем бы она там ни набивала трубку, на Йона Сальвейшна это подействовало волшебным образом. Он весь обмяк как тряпка. Торнада подхватила его одной рукой.

— Чего бы он там от тебя ни хотел, постарайся никого не угробить, ладно? И не делай ничего такого, что бросило бы тень на пивоварню.

— Ладно-ладно. Знаю я правила. Эй, Гаррет, у вас тут какая-то совсем уж дичь творится. Я тут над этим все думаю.

— Мне уже страшно — нет, правда. — Когда Торнада начинает думать, результат непредсказуем.

— Не умничай. Все, кто туда заходит, видят призраков. Так?

— Похоже на то. Рано или поздно, но видят.

— Рано или рано, если верить плотникам. Только одному или двоим хватило духа туда зайти по работе.

— И что?

— И они там чего-то видели. Правда, сделали вид, будто этого не боятся.

— А суть в чем?

— Дальше слушай. Они полукровки. Ну, не выраженные, но все-таки. Кто-то из дедов или бабок из этих. Вот я и думаю, может, другие расы реагируют на это не так, как люди?

Любопытное наблюдение. Крысюки ведь вроде бы не испытывали там проблем с привидениями. Надо бы поэкспериментировать. Только осторожно: мордовороты — защитники прав человека съедят меня с потрохами, если я заменю трусов людской породы на нелюдей.

— Увидимся утром, лапочка, — сказала Торнада.

— Официально заявляю, — сообщил я Плоскомордому. — Торнада и вполовину не так тупа, какой пытается казаться.

— С чего ты взял? — усомнился Плоскомордый, косясь на двери «Мира» так, как косится на змею мышь в надежде на то, что та ее не заметит.

— Она высказала одну мысль, не лишенную практической ценности. Чего это ты там высматриваешь?

— Призраков.

— Ты, главное, не забывай, что они не настоящие. Что бы ты там ни видел, на самом деле это существует только у тебя в голове.

— А я, Гаррет, официально заявляю, что ты дерьмо крысиное. Ходячее, болтливое дерьмо.

— Я же там был. И видел моих, и только моих призраков.

— Правда? Каких же?

— Майю. Помнишь Майю?

— Угу. И ведь эта девица вовсе даже жива и здорова. Неделю назад встретил ее на улице. Ее и старика ее. Парень-то постарше даже тебя. Но она теперь решительно остепенилась — замужем и все такое.

Это был, конечно, камешек в мой огород. Одно время Майя настаивала на том, что выйдет за меня.

— Что ж, повезло ей, — процедил я сквозь зубы.

В наших с ней отношениях имелась одна серьезная проблема: Майя на десять лет меня моложе. В смысле физического возраста — по части зрелости все как раз по-другому.

— Кого еще? — поинтересовался Тарп.

— Кейен. Элеонору. И Мики, моего брата.

— Ладно. Так уж и быть, укорочу свой список претензий. Твои призраки немногого стоят. Разве что твой брат… Кстати, они пели? Тут говорили, кое-кто из них поет.

— Вот спасибо. Нет. Никакого пения. А что видел ты?

— Не собираюсь от этом говорить, — сказал как отрезал. Что ж, значит, не скажет.

Похоже, все остальные видели призраков тех, перед кем так или иначе провинились.

Я никогда не испытываю чувства вины. Ну, почти никогда. Как бы моя мамочка ни старалась воспитать меня иначе. Другие — да, они всегда чувствуют себя виноватыми не за то, так за другое.

— Я ставлю контрольный эксперимент, — сказал я. — Вы, ребята, можете ничего не бояться, пока не заходите в дом.

— С наступлением темноты, Гаррет, здесь все гораздо страшнее. И нам некуда прятаться в непогоду. Не говоря о том, что жрать здесь нечего.

— А мне казалось, здесь довольно мило.

— Раз так, можешь переночевать тут с нами.

— Я договорюсь, чтобы вам соорудили какую-нибудь времянку. Завтра же. Послушай. Мне надо идти. Надо с Морли повидаться.

— Передай ему, пусть пришлет чего пожрать. Мы голодные как волки. И до сих пор даже звона монет не слышали.

Я начинаю настолько доверять Гвардии, что даже ношу с собой кое-какие деньги. Я достал их из кармана и протянул Тарпу.

— Прости, брат. Я мог бы и сам подумать. — Я сделал зарубку на память: надо напомнить Гилби, что в радиусе квартала от «Мира» негде перекусить.

Так-так.

Знаком ли я с кем-нибудь из ресторанного бизнеса? Испытывающего некоторые финансовые затруднения, но умеющего ублажать клиентов из самых разных социальных групп?

Еще бы не знаком!

— Гаррет, что это за взгляд у тебя такой? Придумал, как со всем этим справиться?

— Нет. У меня просто идея одна проклюнулась. Обещающая неплохую прибыль.

— Надеюсь, эта получше, чем те, про которые говорила Паленая.

— Ха! Что она знает?

— Ну уж достаточно, чтобы не дать тебе разориться в третий раз.

— Вздор. Я жил бы как богач, когда бы она, Дин и Покойник не прожигали все мои денежки. Послушай, я договорюсь, чтобы вам прислали еды. Обещаю.

Я поспешил прочь, даже не осмотрев здание. Я шел, едва не срываясь на бег.

Покойнику это наверняка не понравится.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава