home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



45

Тинни поглощает божественный эликсир в меньших количествах, нежели ее любимый мужчина. Однако и опыта правильного потребления у нее тоже меньше. Как следствие, она проснулась за час до ранних пташек — с тяжелой головой, разумеется. И мгновенно превратилась в прекрасную, но не ведающую сожаления женщину.

— Восстань и пой, Мальскуандо. Тебе предстоит честный трудовой день — впервые в жизни.

— Ох! — Не могу сказать, чтобы эта новость меня обрадовала. Еще как не обрадовала. Я не Морли Дотс, конечно, но я как-то больше привык к не совсем честному трудовому дню. То есть к честному, но чтобы этого честного труда в нем было по возможности меньше.

Я и так переработал ночью.

— Вот, наверное, почему мы так и не научились по-взрослому справляться со взрослыми проблемами, — буркнул я. — И все ты — за шесть часов до времени, когда я думать нормально не способен, не то чтобы работать.

Она не стала спорить. Даже говорить не стала. Просто вонзила свой стальной ноготь под мое любимое ребро. Я едва не сказал кое-чего, о чем потом пожалел бы. Однако мне повезло. Меня вовремя остановил проживающий в моем доме ангел-хранитель. Не открывай своего дурацкого рта!

Несколько секунд я цеплялся за спасительный совет, и этого хватило, чтобы моя ненаглядная расслабилась и снова уснула.

Я тоже уснул. Засыпая, я в первый раз задумался о разночтениях между информацией об устройстве для послушания, поведанной мне моим напарником, и тем, что сказал Кип. Кип не слишком силен по части сочинения правдоподобных историй.

Следующий раз я проснулся, когда пришло время освободиться от пива. Это заняло некоторое время. Потом я налил себе еще немного для возмещения отданного. Тинни храпела громче признанных чемпионов Плоскомордого и Плеймета, вместе взятых. Этот шум меня не беспокоил. Я снова забрался в постель и, подумав пару минут о том о сем, занялся перевариванием этих мыслей примерно до полудня.

Покойник — а может, тут вмешались сами боги — сделал с рыжей что-то такое, пока она спала. Проснулась она в лучезарном настроении. К сожалению, она почему-то решила, что сыночек матушки Гаррет должен вытаскивать свои кости из кровати и становиться частью этого ее прекрасного дня.

— Тебе баланс подбить не надо? Или список в соответствии со взятками поправить?

В силу принадлежности к другому поколению, Тинни заметно отличается от старших Тейтов. Но это не относится к энтузиазму, с которым она готова освобождать людей от наличности в обмен на производимую семейством продукцию. И главная ее обязанность — ведение списка очередников на покупку трехколесников.

Взятки за перемещение ближе к голове списка дают едва ли не больше дохода, чем сама продажа.

Все предприниматели и финансисты нашего городка питают к нам искреннюю ненависть.

Я сам не в состоянии понять этого. Нет, правда, не понимаю. Люди просто помешались на этих трехколесниках. Ну, катался я на них. Да, занятно. Да, они помогают перемещаться немного быстрее. Но именно, что ненамного. Тем более при нашем-то движении и наших узких улочках. В особенности если улочки идут под уклон. И с тряской по булыжным мостовым. И с грязью в тех местах, где этих мостовых нет.

К тому же не следует забывать про воров. Впрочем, мои старшие партнеры об этом позаботились.

Трехколесник снабжается прикрепленным к нему заклятием, единственным и неповторимым для каждого изделия, и фабрика «Искатель приключений» в любой момент может отследить ее перемещения. Стоит какому-нибудь самодеятельному экспроприатору присвоить себе ваш трехколесник, и его местонахождение станет известно, а правосудие свершится с поразительной быстротой. Подобное случается достаточно часто, чтобы заставить призадуматься всех, кроме самых тупых воров.

Хорошо бы, конечно, научиться разбираться с таким людом еще до их рождения.

Надо признать: кое-чего Дил Релвей все-таки достиг. Он очистил преступное сообщество от самых отъявленных идиотов.

Вне всякого сомнения, существуют люди, которых необходимо упразднить. Но тут есть одна сложность: раз начав этот процесс, довольно трудно отличить «правильных» мерзавцев от «неправильных». И еще, нужно ли нам, чтобы из всех преступников выжили только самые умники, ухитрившиеся не дать себя изловить?

Гаррет. Самое время вытащить свою самодовольную персону из кровати.

У каждого имеется собственное мнение. И — как говорил мой старый взводный старшина — почти от каждого разит как из ануса, который, кстати, тоже имеется у каждого.

Гаррет.

Он произнес это мягко. Примерно так, как произносит что-то подобное ваш родитель, прежде чем взяться за ремень. Старые Кости пребывал в благодушном настроении.

Вот тебе истина на блюдечке с голубой каемочкой. Оденься. Поешь. А потом подходи сюда.

Пока я получал инструкции от напарника, моя ненаглядная исчезла. Она оделась, спустилась вниз, позавтракала и ушла прежде, чем я успел заняться своими сосисками с подливой. Этакий сельский завтрак, который Дин использует в качестве средства напомнить мне о моем плебейском происхождении.

— Теряешь квалификацию, старина. А может, просто из ума выживаешь.

Ответ он явно заготовил заранее — знал, что я расценю меню как заявление:

— Эта ваша тварь ожидает, что вы будете работать весь день напролет. Ну, сколько его осталось. Я хотел накормить вас так, чтобы хватило до вечера.

— Дин, тебе стоило бы изучить рынок вакансий. Посмотришь, найдется ли чего для человека твоих лет, с твоими навыками. А потом можешь попробовать еще раз накормить меня дерьмом.

Да. Тут меня и накрыло. Голова гудела, как котел. Терпение, можно сказать, если не лопнуло, то лопалось. Какая тут работа — я и думать едва мог. Столкнись я сейчас с самым зверским зверством в истории, я постарался бы его не заметить.

— Скажи, ну не дерьмо ли? — буркнул я и зашарил по столу в поисках пивной кружки.

— Надеюсь, ваши манеры улучшатся прежде, чем вам придется общаться с людьми, которые не согласятся выслушивать вас молча.

Я пробормотал в ответ что-то нечленораздельное. Укрепив дух завтраком и вооружившись чашкой чая с медом, я отправился соревноваться кислыми физиономиями со своим напарником.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава