home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



43

Когда мы добрались до моего дома, терпение Тинни Тейт практически иссякло. Я честно ни слова не говорил по поводу ее умения выбирать обувь по погоде. Самое последнее дело дразнить молнию.

Я полез в карман за ключом, когда дверь отворилась.

За дверью стояла и смотрела на меня Пулар Паленая, и вид она имела такой… слегка одурманенный.

— Что такое? — спросил я.

— Я не смогла его выследить.

— Кого?

— Лазутчика Фелльске. Того, которого хотел отыскать мистер Дотс. Я не смогла его выследить. — Она вконец расстроилась. — Никогда еще такого не бывало.

— Мне очень жаль. Но не стоит так убиваться.

Тинни пнула меня в спину — я сразу сообразил, что, если бы Паленая родилась человеком, она как раз сейчас и ударилась бы в слезы.

— Ладно, ладно. Как ему удалось замести след? — Профессиональный разговор — вот что помогает лучше всего. Это выведет ее из мрачных мыслей о собственной несостоятельности.

— А откуда вы… — Она оглянулась на дверь в комнату Покойника, явно готовясь укорять его за разглашение ее девичьих секретов. Можно подумать, я и сам не способен догадаться. — Все время выбирал дорогу по таким местам, где вонь перебивала все запахи. Даже его.

— И отходил другими путями, не теми, что приходил. Верно? — предположил я.

— Возможно. Я думаю…

— Что?

— Извините. Я немножко не в себе сейчас.

— Понимаю. Я там был. А ты не могла обойти область с сильной вонью кругом и поискать место, где выходит его след?

— Теоретически — да. Но на самом деле — вряд ли. Там такая сильная вонь, что нюх отшибало. И все, кто оттуда выходил, тащили с собой эту вонь. — Должно быть, она говорила про скорняжный квартал. В том, что касается вони, скорняки вне конкуренции. — Я, наверное, вообще могу распознать только таких, кто пахнет, как Плоскомордый Тарп, когда ему совсем уж одиноко. — Все-таки Паленая просто чудо. Я с трудом сдержал улыбку. Как она прошлась по Тарпу. Когда он выходит на вечернюю прогулку, он поливается чем-то вроде… не знаю даже, с чем и сравнить. Это вне всяких сравнений. Вот его-то точно не потеряешь. Паленая его даже под водой нашла бы. Иногда это просто невыносимо. И результаты вполне предсказуемые — полный облом, если только он не наткнется на женщину, совершенно слепую и начисто лишенную обоняния. Ну, или на одну из тех, у кого такой же дурной вкус на парфюмерию, как у него. Таких не так уж и мало, хотя большинство их все равно не по зубам мистеру Тарпу.

Гаррет.

— Что ж, вот и ответ на главный вопрос. Его Самозванство изволили проснуться. А теперь, если Дин сообразит нам обед, достаточный, чтобы насытить меня и мою ненаглядную, жизнь вообще можно считать распрекрасной.

— Ты когда-нибудь заткнешься? — прорычала Тинни.

— Туфли жмут, — пояснил я Паленой. — И с утра крошки во рту не было.

— В следующий раз, как соберусь сюда, надену зимние башмачки, — вздохнула Тинни.

— Только не те, красивые. Возьми попроще, рабочие.

— Сапоги до бедра? Может, еще и лопату захватить?

От дальнейшей дискуссии на тему обуви я воздержался.

— Паленая, мне сегодня в голову пришла одна мысль насчет разницы между людьми и крысюками.

— Правда? — мгновенно насторожилась она.

— Мы видели призраков. Все мы видели. Некоторые еще и музыку слышали. — Я рассказал ей все, не углубляясь в подробности. Старые Кости тоже слушал. — Но ты и твой брат со своими парнями — никто из вас ничего такого не видел.

Паленая ухитрилась придать своей мордочке удивленное выражение.

— Придется поверить вам на слово.

Черт! Вот забавно будет, если она научится еще и мимику человеческую воспроизводить. Надо с этим поосторожнее, пока она не закончила свою жизнь на костре.

— Пошли-ка перетрем это с Покойником. — Ну как еще назвать ситуацию, когда Его Самозванство копается в мозгу у нас, простых смертных, чтобы помочь нам найти смысл жизни?

Твоя циничность перешла границы забавной и начинает понемногу раздражать.

— Что ж, это хорошо. Ты до сих пор не спишь.

А потом мы общались, спорили и выдвигали теории. Горькая правда, увы, заключалась в том, что нам все равно не хватало информации. Мой напарник знал о древних, до ужаса могучих тварях в недрах Танфера не больше моего. Он не вспомнил ни легенд, ни сказок, ни религиозных мифов, хоть как-то объяснявших происходящее.

Конечно, Нежное Лоно — легендарная городская клоака. Этот квартал считался злачным с тех пор, как первые кочевники разбили свои шатры на гостеприимном речном берегу и поленились кочевать дальше.

Одно изрядно меня утешало: моя ненаглядная, стоило ей чуть подкрепиться, сменила настрой и сосредоточилась на стоящей перед нами проблеме.

Мы поели, не прерывая работы. И Динова стряпня не обманула наших ожиданий.

Просто диву даешься, что этот старик может сообразить из каплуна, вина, грибов и нескольких клубней, которым вообще-то полагалось произрастать в теплое время года. И все это под славное, крепкое Вейдерово зимнее горькое.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава