home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



34

— Не хочешь пошарить по окрестностям? — спросил я, вернувшись в комнату к Покойнику. — Интересно, не сможешь ли ты засечь кого-нибудь, похожего на Лазутчика Фелльске?

Заметил я краем глаза что-то такое… этакое.

В тени на противоположной стороне улицы, услышал я у себя в голове через пару мгновений. Чуть ниже по склону. Там, где всегда прячутся, пытаясь незамеченными наблюдать за этим домом.

— Ага, знаю — хорошее место. Все соседи сейчас косятся в эту сторону, потому что нет ничего занимательнее для семейного просмотра, чем тайный наблюдатель.

Там какое-то хаотическое мерцание. Я не могу пробиться сквозь него. Но все это не имеет особого значения. Тебе нужно шевелиться. Найди мистера Тарпа.

— Какого черта?

Мы должны принять все возможные меры для обеспечения безопасности «Мира». Включая помощь людей, которым мы доверяем.

— А-а… Понятно. — На самом-то деле я понимал далеко не все. Организатор из Покойника не лучший. Он любит разгадывать головоломки, но не запутываться в них с головы до ног. — Это на основании того, что ты узнал от леди? И в чем, кстати, проблема у Тинни? — Отключись моя рыжая красотка от общего разговора чуть сильнее — и она наверняка сделалась бы невидимкой.

Женщины разговаривают о взаимоотношениях. Как они бывают удачными. Или неудачными. Мисс Тейт озабочена пессимистичными перспективами взаимоотношений, являющихся для нее наиболее важными.

Ох… Только этого еще мне не хватало.

Я понимаю, что сложности возникли ее стараниями не в меньшей степени, чем твоими. Она сама это осознает. Но она не могла обвинить в этом себя на глазах у своих подруг. Они бы сказали, что она потакает тебе, прощая твои дурные манеры.

Нет, право же, именно сейчас размышлять на эту тему мне хотелось меньше всего.

— Давай вернемся к делу. Ты что-то узнал.

Преимущественно от Хитер Соумз. У нее хорошо организованное, упорядоченное мышление. Но, конечно, она слегка сумасшедшая. Мисс Вейдер, с другой стороны, действительно пустоголова настолько, насколько можно предположить по ее внешности. Да-да, я понимаю. Она обладает и положительными качествами. С точки зрения молодого человека. Однако ты, как сам заявил только что, не свободен.

— Не свободен. Но не мертв же. И не слеп.

Остальные женщины — включая мисс Тейт — не обладают сколько-нибудь значительными познаниями относительно проблем со строительством «Мира». Только мисс Соумз и мисс Вейдер. Мисс Соумз заинтересована в возможностях, которые открывает перед ней «Мир». А мисс Вейдер отчаялась ждать окончания строительства.

— Но это ведь не она организует саботаж, нет? — А то ведь мне приходилось видывать штуки и более неожиданные.

Нет. Но ее рассказы про привидений, похоже, не лишены оснований.

— Как это так выходит, что она одна…

Имеются и другие. Правда, настолько отчетливых видений, как в ее случае, ни с кем больше не приключалось. Отрицать их существование, возможно, проще, чем обсуждать их.

— Постой-ка. Как это Аликс их видела? Макс же ее на пушечный выстрел к «Миру» не подпускает.

Максу Вейдеру известно только то, что Макс Вейдер видит своими глазами. И то, что сообщает ему Манвил Гилби.

— Так, значит? Ну что ж. Специально наведенный призрак? — В Танфере может случиться почти все, что угодно. И ведь случается.

С учетом аномалий, имеющих место с памятью мисс Вейдер, я могу допустить, что ее загипнотизировали и внушили, будто она видела призраков. Но это маловероятно.

— Да, это означало бы, что кто-то, близкий к Вейдерам или имеющий возможность близко к ним подобраться, пытается саботировать строительство. Согласен: маловероятно.

Это все, что я могу тебе сообщить. Больше в ее голове не нашлось ничего, напоминающего нить, потянув за которую можно было бы распутать это дело.

— А Хитер Соумз?

Мисс Соумз воистину любопытная смесь. Очень близко к двум людям в одном теле.

— Что, еще одна? Надо бы поженить ее с Баратом Альгардой. То-то бы вышла семейка.

Тебе повезло, что я в благодушном настроении. Мне подарили несколько достойных внимания головоломок. Поэтому я слегка напрягу свою благожелательность и соглашусь считать, что твое замечание носило иронический характер.

— Что ж, очко в пользу Гаррета. Ладно, выкладывай что у тебя про Хитер.

Мисс Соумз исполнена решимости развить у себя душу змеи. Но у нее это не получается из-за слабости, которую она испытывает к Манвилу Гилби. С которым она, похоже, знакома еще с нежного возраста. И который всегда относился к ней с уважением, как к равной — не к такой, какой она намерена стать.

— Все-таки хороший он мужик, Гилби. — Получается, из этого мешка тоже не выпало ни одной сотрясающей устои тайны. — То есть, как бы она ни старалась, она не может одолеть добрых чувств к нему. И не может заставить себя причинить ему зло.

Пока что так.

Ну да, нужна ведь ей какая-то опора во внешнем мире. Ей нужен здесь кто-то, о ком она могла бы заботиться. И кому она могла бы позволить заботиться о ней.

Мне приходилось бывать такой опорой. Для Белинды Контагью, безумной королевы Танферских подземелий.

Он понимает это. Он манипулирует мисс Соумз, но очень умело. Он не позволяет ей ступить на скользкий путь, подсовывая ей менее разрушительные возможности. И делает это так, что она не может отказаться, не уронив себя в собственных глазах.

— Я Гилби не первый год знаю. Он не стал бы тратить времени, спасая нечто, что он не считал бы заслуживающим спасения.

Именно так. И как бы она ни пыталась сорваться в колодец погибели, Гилби, похоже, удается сдерживать ее деструктивные порывы. И в этом ему помогает та, вторая Хитер Соумз. Она всерьез увлеклась идеей, связанной с «Миром». Она могла бы стать лучшим театральным менеджером — если только сойдет с дороги, ведущей в ад, на время, достаточное для хорошей попытки.

Хитер Соумз — не первая и даже не десятая из тех травмированных личностей, кого я знаю, и все они в чем-то схожи. Таких просто пруд пруди. Правда, те, что поумнее и посильнее, научились это скрывать.

— Почему так много тех, с кем случается такое?

У твоей породы это чаще всего связано с тем, что приходится перенести в детстве. Особенно от своих же родных.

— Правда?

Это одна из самых жестоких тайн твоей расы, Гаррет. Я видел не один десяток поколений твоих сородичей. Я видел страдания и отчаяние в десятках тысяч человеческих сознаний. Ты бы в ужас пришел, если бы узнал, как много вашего молодняка испытывает жестокое обращение и как часто это происходит.

— Не уверен, что человеческое зло способно меня потрясти. — Впрочем, он был прав. Эксплуатация детей — не редкость и не является нарушением законов — не считая религиозных, моральных. Да и то далеко не у всех религий.

Собственного опыта на этот счет у меня нет, но я знаю множество людей, обладающих оным. И подозреваю, что еще больше таких, кто просто не может рассказать об этом.

Это правда. Ты видишь только ту реальность, что лежит на поверхности. Эксплуатация настолько распространена, что твои сородичи отмахиваются от этой проблемы, как от большинства других проблем взросления. В расчете на то, что жертвы все забудут. И многие забывают — ведь то, что с ними делали, никому не интересно. Однако внутренний разлад никуда не девается.

Мне уже сделалось не по себе. Я буквально ощущал, как в Покойнике закипает этакий жар крестоносца, а только крестового похода мне сейчас и не хватало. Лечить это — дело фанатиков вроде Дила Релвея. Людей, которые видят мир исключительно черно-белым и действуют соответственно. Убеждением перемен не добьешься. На протяжении одной жизни — уж точно.

Я вполне представляю себе многочисленные лазейки в самых лучших законах, какие только могли бы принять власти. Включая тот неоспоримый факт, что вплоть до тринадцатого дня рождения ты официально являешься собственностью родителей — если только у тебя не хватит духу удрать.

Конфликт между тем, что правильно, и тем, что положено по закону, вечен. Чаще всего законы принимаются с самыми благими намерениями — и немедленно становятся камнями, которыми вымощена дорога в ад. Стоит только облечь благородную идею во что-то узаконенное, как по краям ее тут же начинают булькать непредвиденные и непредумышленные последствия.

Ты циничное существо.

— С кем поведешься…

Разумеется.

Просто диву даешься, сколько сарказма умеет Старые Кости вложить в единственную бестелесную мысль.

Извращенные наклонности твоей расы не должны беспокоить тебя — по крайней мере сейчас. Если только подростки из Клики не являются сами продуктом насилия. Что могло бы хорошо объяснить их склонность к подглядыванию. О! Это любопытно.

— Что еще?

Еще одна из собранной тобою компании вот-вот выступит на сцену.

— Э? — Все-таки любимый голубоглазый сыночек матушки Гаррет большой мастер ответной реплики. — Что, неужели Тинни вернулась? — Собственно, против этого я не возражал. Я вообще последнее время не возражаю против того, чтобы рыжая находилась где-нибудь здесь, под боком.

Однако вместо Тинни в дверях возник носик Пулар Паленой. Одежда ее насквозь промокла, и вид у нее был настолько сморщенный и жалкий, насколько это вообще возможно для крысюка. Стараясь не привлекать к себе внимания, она шмыгнула на лестницу, откуда сразу же послышался грохот падающих предметов.

— Я что-нибудь упустил?

Несомненно. Эта способность — одно из твоих очевидных качеств.

Хорошо хоть он бодрствовал тогда, когда это могло оказаться кстати.

Она провела эту ночь не дома.

— Ох! — Я сразу же превратился во встревоженного папашу.

Опять-таки, тебе нет нужды волноваться. Она не сделала ничего такого, что могло бы тебя огорчить. И настоятельно напоминаю тебе: она не человек. И как следствие, сопутствующие романтическим увлечениям явления касаются ее в меньшей степени.

— Поверю тебе на слово — на время. Ведь мир нынче кишмя кишит бойкими парнями, каким я был когда-то. Возможно, среди них и крысюки попадаются.

К счастью для Паленой, крысюки мужского пола испытывают интерес к самкам лишь во время течки. Впрочем, женщина-крысюк при желании легко может избежать и этого с помощью нехитрых снадобий.

Но конечно же, мужчина-крысюк тоже может использовать кое-какие снадобья в своих целях.

Надо бы мне с моей девочкой побеседовать о том, с какими типами она может столкнуться уже сейчас, повзрослев.

Старые Кости изо всех сил сдерживал смех.

— Я не готов становиться отцом выводку крысят, слышишь, Весельчак? И это не говоря уже о том, что Дин уволится от нас, если под ногами будут мешаться эти хвостатые отпрыски.

Зато он не против кошек.

— Нет. Он расист. В том, что касается межвидовых отношений.

Я буквально кожей ощущал, как жаль Покойнику, что он мертв и не может нахохотаться вволю.

Я без всякого удовольствия оделся и вышел на улицу. Погода менялась на такую, которая никак не соответствовала моему настроению. Что ж, это даже хорошо. По крайней мере не замерзну.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава