home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



33

Барат Альгарда ушел утром — с грузом прилагающихся воспоминаний. По крайней мере с моей стороны он видеть угрозы больше не будет. Покойник пребывал в кислом настроении. Его роман с Альгардой протекал не так, как ему хотелось бы.

В краткий промежуток между завтраком и началом рабочего дня Старые Кости посвятил меня в то, что ему удалось нарыть. Кой-чего интересного он все-таки нашел.

Чем сильнее я старался, тем труднее оказывалось вытащить из этого человека хоть что-то. Я не могу не восхищаться тем, кто его подготовил.

— То есть кто-то знал, на что он напорется, попав сюда?

Нет. Не думаю, что в данном случае это так.

— Но…

Он скрывался от кого-то другого. При этом ему известно твое имя. Это из того немногого, что мне удалось из него вытянуть. Где-то когда-то он услышал, как твое имя упоминалось в связи с событиями вокруг того разрушенного дома. Возможно, он следил за нанимателем Лазутчика Фелльске в тот момент, когда тот докладывал ему результаты своих наблюдений.

— Но…

Похоже, упоминание твоего имени огорчило этого кого-то. Что в свою очередь огорчило Альгарду, хотя прежде он о тебе и слыхом не слыхал.

— Все равно бессмыслица какая-то. Я уже сто лет как не тревожил никого с Холма. — Впрочем, говорил же Релвей, что у Холма свой интерес в этом деле. Не думаю, что у Макса там имеются враги, мечтающие развалить его театральную затею. Значит, все это связано все-таки с жуками.

Они обращались к авгурам и оракулам. И ответы им не понравились. Говоря «они», я имею в виду неизвестные пока заинтересованные силы. Ты являешься потенциальным источником значительных неприятностей.

— При нормальных обстоятельствах о неприятностях и речи быть не может — ну, если я, конечно, справлюсь со своими собственными.

Это так. Время покажет, имеются ли рациональные основания у этих их страхов. Открой дверь.

— Я ничего не слышал.

Услышишь.

И ведь так и вышло.

Приложившись к глазку, я увидел на крыльце целое собрание самых что ни на есть отборных представительниц женской половины человечества. Аликс Вейдер, Тинни Тейт со товарищи и еще одна, платиновая блондинка, которой я прежде не встречал.

Постарайся повежливее.

— Ты шутишь, да? — Чтобы я вел себя невежливо по отношению к красивым женщинам?

Впрочем, наверняка он имел в виду то, что я не могу позволить себе фривольностей с незнакомкой.

Ты бы сильно разочаровал Манвила Гилби, веди себя так.

Что ж, Гилби при всем своем ненавязчивом, тихом поведении во гневе вряд ли уступает Максу Вейдеру — если, конечно, задеть его за больное.

Ты взрослеешь.

Аликс ворвалась в прихожую, пыхая паром и накручивая себя для стычки. Оттолкнув меня в сторону, она прямиком устремилась к коридору.

— За что, черт подери, я вам деньги плачу, Гаррет?

— Деньги? — переспросил я и подмигнул Тинни, имевшей какой-то подавленный вид. Или она снова чего-то затеяла.

— А? Чего?

— Дырку от бублика. Воздух. Ничегошеньки. Деньги мне платит ваш папочка. И я их честно отрабатываю. Расхищения и вандализма на пивоварне больше нет.

— Видеть не могу этого старого сукина сына!

Я тем временем пялился на незнакомку. Она была старше остальных на несколько лет, но ухитрялась обращать эту разницу в свою пользу.

— Ведите себя приличнее, девушка. И уважайте того, в чьем доме находитесь.

— Нет, я поучу этого сукина сына правилам приличия!

Спутницы Аликс хлопотали вокруг нее, поглаживая и похлопывая ее в попытках успокоить. Все, кроме Тинни. Тинни давно привыкла к истерикам Аликс, она ее с пеленок знает. Вместо этого Тинни неодобрительно смотрела на меня, поскольку я осмелился пялиться на незнакомку.

— Не тратьте зря времени, леди, — посоветовал я. — Аликс просто репетирует свое сценическое мастерство. Ну переигрывает немного.

Я тоже хорошо знаю Аликс.

Я одарил ее своей ослепительной мальчишеской улыбкой и добил коронным движением бровью.

— Вот ублюдок. — Впрочем, выпалила она это уже по инерции, выпустив большую часть пара.

— Значит, вы гуляли по соседству. И решили заглянуть, поболтать. О чем?

— Наш театр, Гаррет. Вам полагалось вычистить его от всякой дряни. Чтобы мастеровые могли закончить свою работу.

— И что? Может, хотите побеседовать с директором Релвеем? Он не в восторге от того, как я очистил театр от жуков. И заведения в Нежном Лоне тоже, потому что это нанесло ущерб их бизнесу. И в особенности родители тех подростков, что этих жуков создали.

— К черту жуков, Гаррет. Избавьтесь от привидений. Рабочие не хотят работать из-за призраков.

— Правда? И чьи же там призраки, а, Аликс? Я до сих пор не нашел ни одного человека, подтвердившего, что видел призрака. Все, чего я добился, — это предположений насчет того, что кто-то принял за привидений шум от жуков.

Аликс меня не слушала.

— Призраки, Гаррет! Слушайте, что я говорю! Там призраки! И рабочие боятся ходить туда из-за них. Я хочу, чтобы с ними разобрались.

Я сделал пару ленивых оградительных жестов и повернулся к ее спутницам:

— Она что, перебрала вчера вечером? Или просто встала не с той ноги?

Аликс разом вскипела.

Она из тех женщин, которые ничего не могут сделать, не переведя мой мозг на стандартный мужской режим функционирования. Каюсь, я честно старался держать себя вежливо.

Да и все свидетельницы помогали. Особенно та, что молчала.

Гаррет.

И эта, новая — почти так же, как рыжая.

Красотки немного расслабились. Хотя было заметно, что Бобби и незнакомка начинают сомневаться в искренности истерик Аликс.

— Никто не хочет чая? Или пива? У меня как раз бочонок ледяного от Мопошко…

Аликс вскипела еще раз.

— Аликс, — произнесла незнакомка. — Мопошко перестали варить пиво еще до твоего рождения. Держи себя в руках. — Ее спокойный, лишенный эмоций голос напомнил мне видавших виды медсестер в армии. И эффект производил в точности такой же. Приступ у блондинки разом прекратился. Гм…

Поддерживай разговор.

— Аликс, дорогая моя, вы должны давать мне информацию, а не уроки хорошего поведения. Почему вы решили, что все дело в привидениях, в то время как никто больше в «Мире» так не считает? — Пока я отвлекал ее внимание, Покойник исподтишка рылся у нее в голове. Если там что-то имелось, он это обнаружит. И это «что-то» могло бы сильно пригодиться нам в дальнейших поисках.

Злой ты, Гаррет. Я не верю, чтобы Макс Вейдер считал свою младшую дочь пустоголовой. Распущенной — да, возможно. Но он не может относиться к ней иначе после всего, что случилось с остальными его детьми.

Материализовался Дин. Его появление подействовало на собравшихся волшебным образом. Женщины мгновенно сделались общительнее. Все, включая Аликс. Скандалистка хитро покосилась в мою сторону, не подозревая о том, что Старые Кости не преминул воспользоваться возможностью, предоставленной ее эмоциональной вспышкой. Не говоря уже о беззастенчивом подглядывании.

Помнится, он упоминал, что никогда не заходит туда, куда его не приглашают. Помнится, я ему даже верил.

— Нет, правда, — продолжал я. — Мне очень хочется услышать, что вы мне можете об этом сказать, Аликс.

— Она расстроена, — вмешалась незнакомка, — тем, что строительство театра отстает от графика.

Тинни кивнула так, словно эта мысль требовала особой поддержки.

— Что ж, это я могу понять. Только при чем здесь привидения? И кстати, кто вы? Раз уж никто из этих милых дам не потрудился представить нас друг другу… меня зовут Гаррет.

— А меня Хитер Соумз. Я любимая племянница Манвила Гилби.

Аликс хихикнула. Тинни малость помрачнела. Значит, «любимая» — правда, а «племянница» — не совсем. Что позволило мне по-новому оценить лучшего друга Макса Вейдера.

Хитер Соумз заставила Аликс замолчать одним молниеносным взглядом. На Тинни она вообще не обратила внимания. Тинни сегодня сама держалась призраком.

— Я намерена стать первой женщиной — театральным менеджером в Танфере.

— Ого.

— Да. Это будет нелегко. Но не так, как могло бы быть, если бы за мной не стояли Манвил и Макс.

Еще бы. Мало кто осмеливается перечить Максу Вейдеру.

— Вы честны. Мне это нравится.

— Не раскатывайте губу, Гаррет. Она не свободна.

— Я тоже, Аликс. — Надеюсь, я произнес это убедительно. — Хитер, вы хотели что-то сказать насчет привидений.

— Я сама не видела ни одного. Но что-то там определенно происходит. Большая часть рабочих сегодня утром снова отказалась выходить на стройку. А ведь они знают, что проблема с жуками разрешилась.

Все, довольно.

Не прошло и двух минут, как вся компания во главе с Аликс — не исключая прелестной мисс Тейт — вывалилась на улицу. Вид они при этом имели такой, словно никак не могли вспомнить, зачем же они ко мне приходили. В утешение им могу сказать, что погода за время их пребывания у меня улучшилась. Макунадо-стрит кишела народом.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава