home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



31

Я запер дверь за подростками. До сих пор я как-то не мог понять, добились мы чего-нибудь или нет. Впрочем, я надеялся на то, что Старые Кости меня на этот счет просветит.

Я опустился в любимое кресло.

— Паленая, готова записывать?

Она оторвалась от кружки ровно настолько, чтобы пробормотать:

— Не уверена, что смогу хорошо писать прямо вот сейчас.

— Вот черт! Что тогда в тебе хорошего, если так? — придется, понял я, возвращаться к ведению записей, как встарь: самостоятельно.

— У меня красивый хвост. Мне это Доллар Ден Джастис сказал.

— Да? А кто это — Доллар Ден Джастис?

— Один из старших крысюков у Джона Растяжки.

— Ох. Ты бы еще папочку своего послушала. Не верь. Они все…

— Я почти полностью верю ему, Гаррет. Этого достаточно для нормального, среднестатистического крысюка. И да, они все со съехавшими мозгами, дурными головами и нездоровым пристрастием к пряностям.

Покойник издал неслышный уху эквивалент вежливого покашливания.

Несколько последних минут в обществе этих молодых людей возродили мою веру в человеческую природу.

— Этих детей, что здесь сидели?

Ты видел только заметную глазу неуверенность мальчика. И маску равнодушия на лице у самки. В глубине же своей оба напуганы и полны смятения и надежды. По-разному и в силу разных причин.

Я сам был когда-то подростком. Еще тогда, когда по земле разгуливали громовые ящерицы. Что они, впрочем, делают и до сих пор — ну, только не в такую, конечно, погоду, как в последние дни. Я смутно помню то время. Особенно каково это — пытаться не превратиться в слюнявого идиота на глазах у красивой девчонки. Той, чья малейшая гримаса действовала на меня разрушительнее самого жуткого стихийного бедствия.

— Я понял. Ну, вроде того. Возможно.

Ни капельки.

— Ну ладно. Объясни мне, в чем я ошибаюсь.

Мисс Кира использовала весь свой природный жар для того, чтобы озадачить, потрясти молодого человека и получить над ним власть. Именно так она его сюда привела.

— Ну, это в их женском стиле. Тигр — он и в детстве тигр. А девица вроде Киры всегда будет девицей вроде Киры.

Разумеется. Она будет водить Кипроса Проуза как быка за кольцо в носу. Но и Кипрос Проуз — это Кипрос Проуз, и он всегда будет Кипросом Проузом, который изобретает вещи.

Обыкновенно понять тон, в котором изъясняется Его Самозванство, довольно нелегко. Однако на сей раз он постарался вложить в свою мысль максимум ударения, чтобы донести всю серьезность того, что считал важным.

Ну да. Кип изобретает вещи. Трехколесник. Одноколесник. Палочки для письма. Жаровни. И все из-за того, что те серебристые эльфы поковырялись тогда в его голове.

— Я весь внимание.

Уши у Пулар больше моих, но она молчала. Должно быть, она еще до моего прихода хорошо приложилась к пиву.

— Как так вышло, что он нацепил парик? — только и спросила она, не поясняя, почему это ее так заинтересовало.

Прямолинейные суждения сегодня неуместны. Кип и его приятели сошлись по воле случая, но свело их все-таки взаимное притяжение тех, кого отличает неадекватность.

Они все умные, одаренные и неважно чувствуют себя в обществе. А в некоторых случаях у них и желания нету привыкать к обществу. Возьми, например, парня, который любит насекомых. Он ими одержим. Его вообще ничего больше не интересует.

— К чему ты клонишь?

Ответь на простой вопрос. Что интересует нормального мальчишку? Под «нормальным» я подразумеваю подростка с более или менее широким кругозором. Чем вообще интересуются мальчишки в этом возрасте, что занимает их мысли?

— В моем случае это были девчонки-ровесницы.

Ну, ты рос в хорошем квартале. И с правильным набором подростковых комплексов.

— Чего?

Большинство подростков не отличается твоей разборчивостью. Большинству достаточно того, чтобы партнер был женского пола и чтобы он дышал.

Что ж, возможно, это и преувеличение, но суть он уловил верно.

— И что?

А то, что Кипрос Проуз, будучи Кипросом Проузом, решил, что ответ на его недостатки можно найти чисто технически. Поэтому он с помощью остальных юных гениев из своей Клики изыскал способ, с помощью которого можно повысить интерес женщин к собственной персоне, так сказать.

— Надо же! Правда? Он изобрел приворотное зелье?

Примерно так. С помощью остальных из Клики.

— Ох, небесная сила! Представляешь, что это значит? Если он сможет производить это свое средство? Помимо того, что все, кто с этим связан, сделаются богаче… черт, не знаю даже. Богаче этого уже не придумать.

Богатство несказанное, да. Но в этой бочке варенья есть своя муха.

— Без этого нельзя, правда? Что-то вроде этого… это может потрясти устои сильнее, чем конец войны.

Мальчики из Клики обнаружили, что, хотя их волшебное средство действует, сами они от этого не становятся симпатичнее или желаннее.

— Ха! Ты хочешь сказать, они привлекают к себе внимание исключительно силой своей индивидуальности?

Вот именно.

— И все равно они могут зашибить бешеные миллионы. Черт, да у нас и так тысяча оглашенных неплохо наживаются на амулетах, требниках, статуэтках и прочей ерунде, реального действия которых никто и никогда не видел. Уж это их средство намного полезнее, правда? Если оно хотя бы помогает тебе ощущать себя увереннее?

Завязывал бы ты со своей бесшабашной юностью, Гаррет. Живи настоящим. Сейчас ведь у тебя с этим все настолько благополучно, насколько вообще возможно.

А ведь верно. Тинни перестает быть дареным конем, стоит мне пообщаться с типами вроде Скита. Эта мысль привела меня в некоторое смятение, но я отважно додумал ее до конца.

Черт меня подери! Неужели я повзрослел, сам того не заметив?

— Терпеть не могу, когда ты настолько прав.

Паленая начала похрапывать.

Клика не из тех, кто сдается после первой осечки. Не все же они такие преданные и бескорыстные, как Кипрос Проуз. Наивный мальчик.

— В смысле?

Мальчишка видел, хоть и отказывается это осознать, признаки того, что близнецы отдаляются — с целью основать собственное дело.

— Они затеяли украсть его идею?

Да.

— Зная Кипа, я предположил бы, что у него имеются идеи и получше.

Разумеется. С потребительской точки зрения лучше.

— И какие?

Каким-то способом он соединяет запахи определенных насекомых — отчасти этим объясняется и их количество, и размер, увеличенный с целью усиления запаха, — со звуками, находящимися за гранью нормального восприятия, а также с небольшой затуманивающей сознание магией. И все это сочетается с советом потребителю перестать быть обычным собой.

— Так он опробовал это здесь сегодня? На Кире?

Покойник хихикнул, если можно так выразиться.

Именно так. Полевые испытания последней версии. Хотя сомневаюсь, что испытания можно считать успешными. Он остался Кипросом Проузом.

В том смысле, что он все время комплексовал. Ну да.

Пиво начинало оказывать на меня действие — даже при том, что я притормозил раньше, чем Паленая.

— Выходит, я оказался втянутым в эту историю только потому, что тайное место, где они проводили свои эксперименты, расположено поблизости от «Мира»?

Возможно. Я бы предположил, что проблем с насекомыми больше не будет. По крайней мере в этом районе. Работы могут продолжаться. Возможно.

— Возможно? Почему только «возможно»?

Ты еще не разобрался с привидениями.

— Привидениями? Какими привидениями? Я не нашел пока ни одного человека, который признался бы в том, что видел хоть одно. Я полагаю, все это новый миф, который можно объяснить звуками, издаваемыми крупными насекомыми.

Вероятно. Однако, если ты не доказал этого наверняка, ты не выполнил до конца своих обязательств по отношению к Вейдерам. И кстати, мне хотелось бы пообщаться с остальными членами Клики так скоро, как ты сможешь это устроить.

— С большим их количеством Кира, возможно, не сладит.

У нас имеются и другие ресурсы.

Промыслив это, он углубился в собственные раздумья. Я вернулся на кухню и нацедил себе еще кружку. Паленая продолжала храпеть. Я задул все лампы, кроме одной, и вернулся в маленькую комнатку у входа — прикинуть, что надо сделать, чтобы крысючка смогла там работать.

Она, оказывается, уже побывала там в мое отсутствие, изрядно все отмыв.

Старого доброго щелочного мыла Пулар не пожалела. Ту мебель, что там еще оставалась, она сдвинула в угол, дальний от того места, где стояла клетка Попки-Дурака.

Запах этого маленького чудовища выветрился; остались только невеселые воспоминания.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава