home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



24

— Красные фуражки все поубегали, — сообщил мне один из кучеров. — Там вроде как взрыв какой случился. — «Красные фуражки» — еще одно народное прозвище жестяных свистков. Фуражки у тех, кто ходит в форме, и правда красные.

— Мы слышали. Потому и вернулись. Я не хочу потерять уйму времени, развлекая стражу. Здесь что-нибудь происходило? — Не уверен, что Макс сполна получал отдачу со своих денег, потраченных на кучеров.

— Старший крысюк хотел с вами поговорить.

Паленая убрала свой трофей в крысиную корзину и направилась в дом. Я последовал за ней. Тинни двинулась было за мной, но передумала. Ей явно не хотелось оказаться по самое по это в огромных жуках. Или даже в обычных крысах.

Прежде чем войти, я покосился на небо. Похоже, нас снова ожидала перемена погоды. На ту, которая нам всем нравилась.


Джона Растяжку я обнаружил, когда тот в изнеможении прислонился к колонне.

— С тобой все в порядке?

— Я буду сегодня спать крепко. Но повторять это мне не хотеться.

— Я очень благодарен за…

— Нам хорошо заплатить. И мои люди, их уважать сильно больше.

Я кивнул, хотя сам испытывал в этом некоторые сомнения. Вряд ли всем понравится тот факт, что между Джоном Растяжкой и обычными грызунами может устанавливаться психическая связь.

Надо придумать какую-нибудь удобоваримую, приемлемую для всех легенду.

— Парни там, на улице, сказали, что ты хотел со мной поговорить.

— Я хотеть сказать, что-то там, внизу, случиться. Вдруг. Серьезное.

— Минут двадцать назад?

— Да.

Я рассказал ему все, что видел. Паленая оживленно кивала в подтверждение моего рассказа.

— Боюсь, — заметил Джон Растяжка, — жуки, что остаться, ушли все.

Я попробовал на нем свой излюбленный прием с заламыванием брови. На хорошеньких женщин действует безотказно. Почти. Крысюк воспринял это как просьбу изложить все немного подробнее.

— Как по хлопку. Жуки просто взять и убежать.

Что ж, вот загадочка для Покойника.

— Значит, работа выполнена?

Жаль, что крысюки не умеют смеяться. Джон Растяжка явно посмеялся бы, если мог.

— Почти, наверное. Но ты не разобраться пока с привидения.

— Привидения тебя не должны волновать. Твое дело жуки.

— Чтобы заниматься жуки, надо, возможно, разобраться сначала с привидения.

— У тебя проблемы с привидениями?

— Нет. Но я слыхать, рабочих сегодня нет из-за привидения.

— Э… ладно, поговорим по дороге. Здесь на сегодня все. Надо уезжать, пока стража не вернулась. — А ведь они наверняка вернутся. Они такие — всегда возвращаются.

К этому времени они наверняка уже выяснили, что сыночка миссис Гаррет видели в радиусе мили от места общественного возбуждения. И собственно, в некотором роде он сам в этом виноват. Точнее, он-то знал, что виноват не он — только не хотел обсуждать этого с ребятами из Стражи.

С учетом обстоятельств Джон Растяжка и его команда засуетились в буквальном смысле как крысы. Нельзя сказать, чтобы они отзывали своих сородичей-охотников с особенным энтузиазмом. Однако ни один не забыл прихватить на память по меньшей мере по одному здоровенному дохлому жуку.

— Хороший обед получится, — объяснила Паленая.

В свое время мне приходилось питаться и тропическими жуками — чтобы выжить. Не могу сказать, чтобы это потрясло меня как гурмана. Но о вкусах не спорят. Особенно разные расы. Находятся даже такие, что считают вкусными людей.

— Еще бы нам удалось найти немного личинок, и будет совсем хорошо.

— Правда?


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава