home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



21

Паленая приближалась медленно, то и дело нюхая воздух и тревожно оглядываясь по сторонам.

— С вами все в порядке?

— Они до меня дотронуться даже не успели. А все благодаря точному расчету времени. — Я махнул рукой в сторону Плоскомордого и Плеймета. Потом рассказал все как было. Так ее проще всего успокоить — дать понять, что она не останется без талона на льготное питание. — Что ты выяснила?

— Они вошли в дом в квартале от театра. Дошли вон до того угла и повернули налево. Дом с виду заброшенный. Только ведь мы знаем, что в Танфере нет заброшенных домов.

С недвижимостью в городе и впрямь сейчас напряженно.

Сказать, что в городе совсем нет ни одного пустующего дома, конечно, нельзя. Но он должен находиться в совсем уже запущенном состоянии, чтобы в нем не поселились бродяги.

— Такой же пугающий, как «Мир» в ночное время?

— Возможно.

— Ты чего-то недоговариваешь?

— Только того, что, мне кажется, эти два места связаны. Там пахнет так же, как здесь. Но сильнее.

— Ты не заходила внутрь?

— Разумеется, нет. Я не такая храбрая. И запах слишком сильный.

— Пахнет жуками?

— Да. И еще чем-то. Сильно и страшно.

— Дай-ка подумать…

Трое подростков. На окраине Нежного Лона. Но интересуют их не веселые дома, а пустующая развалина.

Если остальные двое вроде Кипа, это что-нибудь да значит.

В этом возрасте больше всего боишься показаться трусом в глазах друзей.

С другой стороны, если они как Кип, они все безбашенные гении. Которые даже не ведают что творят.

Кипу сейчас семнадцать или восемнадцать. И он до сих пор отчаянно нуждается в материнской помощи во всем, что касается презентабельности. Конечно, он умеет выдумывать потрясающие штуки вроде трехколесника или складных ножей, которые можно носить в кармане, но общаться с настоящими живыми людьми до сих пор не научился. Особенно с теми, которые все состоят из округлых выпуклостей.

— Я вспомнила, что это за запах, — заявила Пулар. — Так пахло в тот раз, когда мы имели дело с меняющими форму.

— Даже думать об этом не хочу. — Жуткое это было дело, потрясающее. Макс остался без жены и нескольких детей. Я познакомился с Паленой. Покойник в первый и последний раз выходил за пределы моего дома. И все мы узнали, как опасно иметь дело с меняющими форму. И как трудно их убить.

— Не сами монстры. А то, что их окружало. Такой солодовый запах… как на пивоварне. — Она немного приободрилась.

Тинни наблюдала за всем этим молча. То, что она не высказывала своего мнения, даже немного тревожило меня. У Тинни Тейт всегда есть свое мнение. Вне зависимости от того, знает ли она что-нибудь по сути вопроса или нет. Тейты все такие.

Макс производит хороший продукт и продает его по разумной цене. Какого черта мальчишкам делать его самим, когда гораздо проще купить готовый? И потом, в этом возрасте «работа» — почти бранное слово.

— Я не говорила, что они варили пиво, — возразила Паленая. — Я сказала, что пахло, как от сусла.

— Ну вот, снова…

— Могу я задать вопрос? — подала голос Тинни.

— Можешь, если отдаешь себе отчет в том, что я могу и не дать тебе честного ответа.

— За каким чертом ты тратишь время на этих безмозглых мальчишек, когда тебе поручено добиться того, чтобы «Мир» открылся вовремя, не вышел из бюджета — так, чтобы мы с Аликс и Бобби могли показать себя?

Я не смог удержать улыбки.

— О боги! — вскипела она. — Не смей даже и думать о том, о чем ты думаешь!

— Но любимая! — продолжал ухмыляться я. — Светоч моей жизни! Кто же тебе мешает подняться ко мне на второй этаж и показывать себя, сколько твоей душе угодно?

— Гаррет! — окликнул меня Плеймет. Его встревожила новая шайка подростков. Увы, этим не повезло: вокруг хватало жестяных свистков. Их отловили, не дав даже опомниться.

Должно быть, для Релвея правонарушением является даже нахождение на улице в количестве, большем трех.

— Так вы собираетесь предпринять что-нибудь или будете стоять и умничать? — не выдержала Паленая.

— Вот-вот, — поддакнула Тинни. — Сейчас ты скажешь еще что-нибудь про змеиный язык, куриные мозги или про то, как несправедливы все женщины.

Ох. Снова представление с сыночком бедной мамочки. Гаррет в качестве главного действующего лица, как сказал бы Томми Таккер. Даже чертовы лошади, запряженные в Плейметову повозку, вот-вот готовы были поглумиться надо мной.

Лошади вообще существа подлые. Просто некоторым из них лучше удается изображать святую невинность, чем другим.

— Так решайте, — настаивала Паленая. — Идем туда? Или что?

— Ладно, — выдохнул я. — Веди меня в этот проклятый дом.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава