home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



20

Их было семеро. Совсем мальчишки — младшему едва исполнилось десять. Самый рослый из них с трудом дотягивал до пяти с полтиной футов. Все как один смуглые, темноволосые, с пустыми глазами. Отпрыски беженцев. И глупые, разумеется.

Ничего хорошего у них на уме, ясное дело, не было. Средь бела дня. В квартале, находящемся под присмотром Стражи — впрочем, ни одного стражника в данный момент поблизости не наблюдалось. Они явно не знали, с кем спутались, — и оружия я у них тоже не заметил. По крайней мере на виду.

Вожак обозначил себя мальчишеской развязностью. Мы встретились взглядами. Он был невозмутим, как кусок льда, этот мальчишка. Как они ухитряются становиться такими еще в детстве?

— Могу чем-нибудь помочь?

— Что, созрели платить за покровительство?

— Чтоб мне сдохнуть! — Я не удержался от смеха. — Нет все-таки предела глупости в этом городе.

Это ему не очень понравилось.

— Ты назвал нас глупцами?

— Ага! Ты сам пораскинь мозгами, детка. Ты хоть позаботился узнать, с кем связался? Или где? Ты правда пытаешься вымогать деньги у самого богатого человека в Танфере? Что ж, он-то может как раз позволить себе уплатить тысячу дорков только для того, чтобы твои останки раскидали от северных склонов и до самого моря. И он, пожалуй, так и сделает — чтобы знали, что с ним трахаться не стоит.

Младшенький из шайки осклабился.

— Это теперь территория Топтунов. Здесь никто и ничего не делает, не получив сначала нашего разрешения.

— Это Нежное Лоно, деточка. Общая территория. Есть люди, менее склонные прощать, нежели Макс Вейдер. А теперь ступайте-ка, мальчики, к мамочке. Пока у нее не появилось повода горько плакать.

Эти детишки не привыкли к тому, что при виде их кто-то не плавится от ужаса. Подобное сочетание злобы, невежества и наплевательства на то, что будет дальше, выдавало в них уроженцев Сисек — самых зловонных и опасных трущоб Танфера.

Детские шайки из Сисек всегда называются как-то вроде Топтунов.

Семерка рассыпалась, обходя меня с двух сторон. Мое поведение разочаровывало главаря. Он планировал продемонстрировать мне, почему они выбрали эту кличку.

Плоскомордый и Плеймет, завершив свои дела с мулом, вышли из-за экипажа. Тарп с первого взгляда оценил ситуацию, ухватил двоих пацанов за шиворот и стукнул их лбами с такой силой, что я услышал хруст. Они даже и пикнуть не успели. Того, что полегче, он зашвырнул на крышу экипажа — тот поленом перекатился по ней и шмякнулся с другой стороны, выбив при этом себе плечо.

Тем временем Тарп выбрал себе новую жертву.

Плеймет, как человек более разумный и расчетливый, изучил ситуацию, прежде чем вмешаться в происходящее. Он записал на свой счет всего один нокдаун плюс еще одну плюху парню, начавшему шевелиться после того, как его уложил я.

Тут послышался топот жестяных свистков.

Вожак единственный извлек на свет божий оружие — ржавый кухонный нож, возможно, украденный из дома. Пользоваться, правда, он им не умел. Пока.

Но, наверное, еще научится. Если останется жив.

На поле боя показался первый стражник. К этому времени четверо мальчишек были не в состоянии удирать. Двое попытались, но не смогли. Только самому маленькому посчастливилось увернуться и, громко рыдая, убежать прочь.

Правую руку вожаку изрядно покалечили. Кто-то наступил на нее ногой и удерживал. Он не скулил. В глазах его так ничего и не промелькнуло.

Первого подоспевшего стражника я знал. Игрэм Грэм.

— Что тут у тебя, Гаррет?

Я рассказал. Тинни подтвердила. Игрэм явно прикидывал, не арестовать ли меня за появление с неадекватно красивой спутницей. Плеймет с Плоскомордым тоже поведали все, что знали. Игрэм отреагировал в точности как я.

— Нет предела глупости человеческой, правда? Ты здесь из-за этих парней?

— Возможно. Кто-то взялся мешать строителям старины Вейдера. Он просил меня прекратить это.

— Правда? Тогда будь осторожнее. Здесь этих мелких засранцев пруд пруди. Иногда целыми сотнями ходят.

Грэм явно предпочитал не путаться с бандами малолеток. Ну, разве что прочитать им лекцию о правилах поведения, которую они не будут слушать. И посоветовать им убирать свои жалкие задницы домой. Абсолютно устаревший способ борьбы с подростковой преступностью.

— За последние два дня здесь найдено два трупа. Джита с Бэнксом знаешь?

— Конечно. Это их участок. Сегодня у них выходной.

— Вот они и нашли.

— Это, типа, меняет дело, правда? — Игрэм внимательнее пригляделся к мальцам.

— Посмотри-ка на тыльную сторону его левой ладони, — посоветовал я. — Видишь татуировку? Такой же знак накорябали вон на той колонне. Там, где нашли мертвого охранника. Нацарапали окровавленным ножом. У этого парня был нож. Должен валяться где-то здесь.

Плоскомордый нашел нож и принес нам.

Тут вожак начал выказывать некоторое напряжение. Он явно был в курсе событий и не слишком хотел оказываться в руках гвардейцев по делу, в котором фигурирует убийство. Тем более в качестве главного подозреваемого.

Готов поставить все до последнего ангела, что на заре биографии Дил Релвей имел какое-то отношение к убийству. Что-то такое, что перевернуло его понятия о правосудии. Подозреваемым в убийстве приходится в его ведомстве несладко. Даже простым мордоворотам, которые оказались настолько глупы, что дали себя поймать. То, что представлялось прежде неплохой мыслью, может обернуться для них очень и очень неприятной стороной.

Жестяные свистки продолжали прибывать.

— Я возьму у тебя этот нож, Тарп, — заявил Игрэм. — У нас новый заклинатель-следователь; он определит, не этим ли ножом убили охранника. Гаррет, у тебя можно взять напрокат один из твоих экипажей? А то некоторые из этих мелких ублюдков вряд ли в состоянии идти.

— Это не мои экипажи. Спроси у тех, кто на них приехал.

— Пусть живые волокут своих мертвецов, — процитировал Писание Плеймет. Потом подозвал покладистого возницу, не отказавшегося отвезти покалеченных юнцов в Аль-Хар. Не бесплатно, разумеется.

— Какая у тебя интересная жизнь, — заметила Тинни, глядя вслед удалявшимся служителям закона.

Я как раз собирался вернуться к делам.

— С тобой не соскучишься.

— Думаешь, это они убили тех двоих?

— Красавчика точно. Второго — вряд ли. Релвей, правда, все равно заставит их сознаться в том, что они делали и чего не делали. Вряд ли они смогут причинить кому-то зло.

— Тебя это не волнует?

— Меньше, чем волновало бы, если бы они сумели потоптать меня, как собирались.

— А ты думаешь, они попытались бы?

— Наверняка. Их было слишком много, и в этом возрасте у них напрочь отсутствует понятие, чего можно, а чего нельзя. Красавчика затоптали, прежде чем прикончить.

— Значит, конец работе, если так. Правда ведь?

— Отчасти. Жуки никуда не делись, а есть ведь еще призраки и загадочная музыка. Эти говнюки на такие штуки не способны.

— Вон идет твоя старшая жена.

— Заткнись, ехидина.

— Я вовсе не ехидная. Зато хороша собой.

Что правда, то правда.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава