home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19

— Мистер Гаррет? — послышался детский голос у меня за спиной.

— Кип Проуз! Как делишки? — Мы с ним не виделись довольно-таки давно. Кип подрос, хотя все равно оставался чуть выше пяти футов. Светлые волосы его сделались длиннее и всклокоченнее, глаза — голубее и безумнее. Сложение тоже стало капитальнее. Количество веснушек возросло на порядок. Стоять спокойно удавалось ему заметно лучше, чем прежде, но и так на него то и дело нападали приступы почесывания и подергивания. Благополучие, возможно, изменило его внешне — но не внутренне.

Кипрос Проуз — самый странный подросток из всех, кого я знаю. Он обладает тремя несомненными достоинствами. Потрясающе красивой матерью Кайен Проуз. И старшей сестрой Касси Доуп, по сравнению с которой мать кажется дурнушкой. Третье достоинство менее известно: мальчишка — самый что ни на есть настоящий гений. Возможно, сам он не придает этому значения, но в голову ему порой приходит такое, что могло бы сделать богачами довольно многих людей. Включая, возможно, и меня.

Признаюсь, имеется у меня небольшой финансовый интерес в мануфактуре, производящей трехколесники, палочки для письма и прочие изобретения, порожденные вывихнутым мозгом Кипа Проуза. Мне причитается доля с прибыли, поскольку это я отыскал гения, помог ему остаться в живых и свел с людьми, обладающими достаточными финансами и возможностями, чтобы эту мануфактуру построить. С Вейдерами и Тейтами.

— У меня все неплохо, мистер Гаррет. А у вас?

Я мгновенно насторожился. Чего и вам советую: держите ухо востро со всеми подростками мужского пола, отличающимися хорошими манерами, почтительностью и съехавшей крышей.

Этот пацан что-то задумал. Определенно.

Кип был не один. Двое его приятелей подобной же диковатой внешности стояли на противоположной стороне улицы и делали вид, будто происходящее их не интересует.

Вдвойне подозрительно.

Тинни замечательно разбирается в людях. Когда это ей интересно, конечно. Обычно она использует свои навыки применительно к одному мне. В данном случае она сделала исключение…

— Как поживает мама? И сестричка Касси? — спросил я.

Тинни включила свой рыжеволосый жар на полную мощность, от которой с людьми обыкновенно происходит сердечный паралич, разжижение до состояния киселя и ограничение словарного запаса местоимениями.

Кип слабо квакнул, как раздавленная лягушка. Всего раз.

Тинни придвинулась вплотную к нему.

Кип знал, кто она. Одна из этих сказочных женщин-паучих из племени Тейтов. Он видел ее на мануфактуре. Вне всякого сомнения, она наложила изрядный отпечаток на его созревающую юношескую психику.

Достаточно страшно, когда это извращенное колдовство направлено на старого перца вроде меня. Однако, будучи нацеленным на комплексующего юнца вроде Кипроса Проуза, оно превращается в оружие чудовищной разрушительной силы.

— Вот здорово, — выдохнул я. — Ты испарила ему мозги. И как мне теперь из него хоть что-нибудь выудить?

Дружки Кипа, как я заметил, тоже не слишком этому радовались.

— А что ты хотел узнать? Может, лучше я поспрашиваю?

— Идет. Только после этого я все-таки вобью тебе в сердце кол.

— Что ж, если ему достанет твердости, я смогу еще с ним позабавляться… минуту или две.

— Слова, слова…

Кип смог наконец вздохнуть.

— Его матерью и сестрой тебе интересоваться незачем, — заявила Тинни. — Когда я щелкну пальцами, ты забудешь, что они у него вообще есть. — Щелк!

— Да, госпожа. У меня нет ни малейшего интереса к благополучию этих несуществующих дам. Зато теперь я знаю, как ты напускаешь на меня свои чары.

Ответом на эту реплику стал испепеляющий взгляд. Я выжил и избежал дальнейших последствий только благодаря тому, что взгляд Кипа снова сделался более или менее осмысленным, и он начал изъясняться разборчивыми словами.

— Какого черта ты здесь делаешь, Кип? — спросил я.

Впрочем, я мог бы догадаться и сам. Возраст у него самый что ни на есть впечатлительный. И финансы, позволяющие потакать подростковым фантазиям, тоже имелись. До Нежного Лона от театра рукой подать.

Глупо с его стороны. Там и прикончить могут. Дюжиной различных способов. И не обязательно быстро.

Будучи сообразительным мальчиком, он избежал ответа на этот вопрос, вернувшись к тому, который я задал первым.

— Мама хорошо. Только вроде как не знает, чем себя занять теперь, когда ей не надо все время работать.

Значительная доля доходов от мануфактуры причиталась ему. Собственно, Кип с матерью и сестрой владели их большей частью. Так он настоял.

— Так ты купил ей тот дом?

— Угу, тот, в котором она всю жизнь прожила. Он теперь целиком ее, от чердака до подвала.

— Это хорошо. И все-таки — каким ветром тебя сюда занесло? Надеюсь, ты пришел не затем, чтобы сгинуть в Нежном Лоне?

Кип отчаянно покраснел. Сильнее, чем прежде, когда Тинни обрабатывала его своим колдовством. Некоторое время он заикался.

— Так, шатался с приятелями, — выдавил он наконец и ткнул пальцем в сторону нетерпеливо переминавшихся с ноги на ногу юнцов. Даже через улицу ощущалось, насколько они напряжены, раздражены и мечтают убраться подальше от «Мира». — Просто увидел вас, вот и решил сказать «привет». Чем вы заняты?

— Насекомых вывожу. — Я ткнул пальцем в жука, который так и валялся у колеса Плейметова экипажа.

Кип округлил глаза.

— Ух ты! Ладно, мне пора.

— Приятно было пообщаться, — улыбнулась ему Тинни.

Он поперхнулся, вяло махнул рукой и отчалил. Тинни послала вслед воздушный поцелуй — скорее, чтобы потешить его приятелей. Те налетели на него, стоило ему оказаться вне пределов моей слышимости.

— Тебя забавляет все жестокое и необычное, да, женщина?

— Можно подумать, ты мальчишкой не наступал на те же грабли.

— Тогда у меня не было знакомых рыжих красоток.

— Хороший ответ. Но неправильный. Попробуй еще раз.

— В чем ошибка?

— В попытке отвлечь любопытствующего взрослого, сделав ход первым.

— Что-то я не понял.

— А еще опытный сыщик! Он проходил мимо. Ему очень не хотелось, чтобы ты выспрашивал, что он здесь делает. Поэтому он и решил доказать свою невиновность, упреждая вопрос. Ни ты, ни я и не заметили бы его, если бы он сам не засветился… А так ты заметил. И заинтересовался.

— Понял. Угу. Было несколько раз. В смысле, допускал такую ошибку.

— Зря старался, правда?

— И как ты догадалась? Каждый раз оборачивалось против меня. Надо пойти отыскать Паленую.

Кип с приятелями поспешно удалились, оживленно переговариваясь на повышенных тонах.

Крысюки в здании встретили мое появление без энтузиазма. Они решили, что я пришел руководить. На деле-то я как Макс: предпочитаю сказать, что требуется, а потом не мешаться под ногами. По большей части, во всяком случае.

— Паленая, ты мне нужна на улице.

— Это тот самый мальчишка, что спутался с серебристыми эльфами? — спросила она, когда мы подходили к экипажу.

— Он самый. — Ей уже доводилось выслеживать Кипа.

— Что от меня требуется?

— Выяснить, куда он идет. И что задумал, если это возможно сделать так, чтобы тебя не заметили.

— Вы сами не пойдете?

— Ты что, не готова работать самостоятельно?

— Готова, — не без гордости отозвалась она.

— Вот и отлично.

Пулар Паленая сразу взяла след.

— Это разумно? — удивилась Тинни. — Посылать ее одну.

— Надо же ей рано или поздно повзрослеть. По дому она справляется более чем самостоятельно.

— Верю.

— Что с Плейметом и Плоскомордым?

— Ушли вон в тот переулок. Спросить у кого-то там насчет мула.

Вдвоем? Парами обычно ходят девицы.

— Слышала чего-нибудь от Аликс? Или остальных?

— Сегодня нет… А что? — Тинни подозрительно сощурилась.

— Знаешь, вам с Максом стоит основать клуб с ограниченным членством. Он тоже считает, что Аликс угрожает жуткая опасность со стороны мерзкого животного Гаррета.

— Животное, конечно, не такое и мерзкое. Но не советую ему оказаться застуканным в обществе блондинок. Любых.

Мать Кипа и его сестра — блондинки. По крайней мере были таковыми в последний раз, когда я их видел.

— Драконовский режим, ты не находишь? Что?..

Тинни разом побледнела как мел. Даже веснушки, казалось, выцвели.

Она смотрела куда-то мне за спину.

— Садись в экипаж, — скомандовал я, еще не успев оглянуться. — Запри дверцу на все возможные запоры. И не выходи до тех пор, пока Плеймет с Плоскомордым не вернутся. Что бы ни случилось.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава