home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



10

Я отворил только после того, как предварительно выглянул в глазок — скорее по привычке.

— Какого черта вы здесь делаете?

Полковник Уэстмен Туп шагнул в дверь, и я позволил ему войти. Только потому, что так посоветовал Покойник: пусть заходит, если хочет. У него нет какого-то особого повода.

В последнее я, правда, поверил не слишком. Туп у нас заведует Городской Стражей и Гвардией. За его спиной, отпугивая дьяволов, маячит Негласный Комитет Королевской Безопасности — или как они там называются на этой неделе. Названия у них меняются, но суть остается одна: тайная полиция. И на темную сторону Танфера они влияют очень и очень сильно.

— Я заходил на Холм, — сообщил Туп. — Получил первоклассную порку. Младший сынок одного из заклинателей угодил в кутузку в Аль-Харе. Всего-то изнасиловал четырехлетнюю дочь какого-то иностранца. Пока мы разговаривали, появился принц Руперт. Не знаю, откуда ему известно о том, что случилось. Может, это Дил. Но он заявил, что Поющий с Ветром должен еще радоваться, что мы этому маленькому говнюку причиндалы не оторвали.

Принц Руперт славится своим характером.

— И поэтому вы решили по-приятельски зайти, угоститься пивом и посвятить меня в эту историю?

— Я хотел спросить, почему час назад видели, как в этот дом заходил известный преступник?

— Значит, я теперь известный преступник? — Мне, правда, не удалось отклонить его от комнаты Покойника — и там уже ничто не мешало ему увидеть Джона Растяжку.

— Не знаю наверняка. Вот у Дила сомнений меньше.

— Дин считает всех, кроме Дила Релвея, уродами. Да и за собой на всякий случай приглядывает пристально.

Туп усмехнулся:

— Оставлять вас на свободе куда выгоднее, чем держать в камере. Мы все равно что чайки за кормой корабля. Не отстаем и подбираем всю рыбу, что всплывает, оглушенная.

У меня ушла целая секунда на то, чтобы оценить это его сравнение. Пришлось вспомнить молодость на флоте — как нас перебрасывали из одного пекла в другое на транспортных судах.

Паленая вышла, стоило нам войти. Вернулась она с еще одной кружкой и пополненным кувшином. Туп взял кружку. То, что ее подавала крысючиха, его не смутило. Он сделал большой глоток.

— Хорошее, — признал он и покосился на Покойника.

— Он спит, — соврал я. Тем более у Старых Костей это все равно излюбленное состояние.

— Я вам не верю. Впрочем, все равно. Сейчас мир. Надеюсь, зима никогда не закончится. Итак, что у вас тут происходит? — Он посмотрел на Джона Растяжку.

Я не видел причин утаивать от него сути дела. Все равно он бы мне не поверил.

Тайных способностей Джона Растяжки я выдавать не стал. Короне не обязательно знать всего — особенно если это знание может породить у нее ощущение уязвимости.

— Огромные жуки? Вы надо мной смеетесь.

— Мог бы, по чистой случайности. Я видел только одного. Но здорового. Лично меня больше беспокоят привидения.

— С какой это стати там водиться привидениям?

— Не знаю. Может, там раньше было кладбище?

— Обитателей которого потревожили только сейчас? Не говорите ерунды. Обыкновенные причины, из-за которых призраки встают на уши, всполошили бы их давным-давно.

Я и сам уже заметил свою ошибку.

— Вейдер считает, возможно, кто-то нарочно напускает всю эту дрянь. За деньги.

— Громилы. Грубые громилы. Грубые, неотесанные громилы.

Мы все уже изрядно захорошели.

Возможно, не без небольшой помощи.

Я закрыл дверь за полковником.

— С чего бы это все, а, Кости?

Он просто проходил мимо. Ему сделалось одиноко. Полковник Туп ни за что не сознается в этом, даже самому себе, но он ведь одинок. А здесь он завязал хоть какие-то, но отношения.

Хотя осознанно он об этом даже не задумывается.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава