home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Государственное управление уголовной полиции

Комната была равно белая и черная. Стеллажи, стеллажи – старые видеокассеты, диски, жесткие диски, картонные коробки с фотографиями. Все тщательно помеченные – имена бывших владельцев, время, место, число. Весь этот материал объединяло содержание: детская порнография.

Ничто за двадцать один год полицейской карьеры не подготовило Жанетт Чильберг к такому, и когда она осознала масштаб этого собрания задокументированного насилия, у нее закружилась голова. “Неужели мы хотим оставаться слепыми? – подумала она. – Неужели не хотим видеть этого?”

Нет, есть дела поважнее – понижение льготных ставок, рост цен на частные дома или вопрос “плоский телевизор: плазма или ЖКД?”. Люди поджаривают мясо на барбекю и запивают его вином из трехлитровых пакетов. Предпочитают читать идиотские детективы, но не жить по-настоящему.

Джордж Оруэлл и Олдос Хаксли даже не догадывались, насколько правы, констатировала Жанетт, отлично понимая, что сама она ничем не лучше.

Она бесцельно побродила по комнате, не зная точно, где искать фильмы Карла Лундстрёма. Если изнасилование Ульрики Вендин было снято на камеру, запись должна быть где-то здесь.

На одной из полок она увидела знакомое имя. Некий пятидесятичетырехлетний инспектор стокгольмской полиции годами покупал детское порно через интернет. Жанетт читала об этом случае. Арестованные покупали порнографию по банковской карте; подозревали, что у них хранятся тысячи фотографий и фильмов. Когда к делу подключились Миккельсен с коллегами, они обнаружили дома у полицейского более тридцати пяти тысяч запрещенных законом фотографий и фильмов. Компьютер этого человека – собственность полицейского управления – изъяли вместе с множеством дисков, дискет, видеопленок и прочих носителей. Тут Жанетт вспомнила, что София рассказывала накануне ночью насчет автобиографии этой Гланц. Она упомянула о некоем полицейском, попавшемся на детской порнографии. При первом же удобном случае поговорю с Биллингом, подумала Жанетт.

Она продолжила читать надписи на футлярах; названия многих фильмов говорили сами за себя. Photo Lolita, Little Virgins, Young Beautiful Teens и That’s My Daughter. На одной записи был наклеен ярлычок, и Жанетт прочитала содержание фильма: изнасилование связанной девушки животным.

– Это невыносимо, – вслух сказала она и подумала, не принять ли предложенную юным полицейским помощь. Однако это ощущалось как поражение, и она проворчала: – Если другие смогли, то смогу и я.

Довольно скоро она поняла, как устроен каталог. В большинстве случаев материалы распределяли по датам, когда было совершено преступление, но если дату установить не смогли, то исходили из даты изъятия. Жанетт подумала, что каталог похож на список местностей в ее старой школьной карте. Конечно же крупные города: Стокгольм, Гётеборг и Мальмё. Если процент людей с сексуальными девиациями по регионам примерно одинаков, то именно в крупных городах проживает большинство извращенцев. Города поменьше – Линнчёпинг, Фалун и Евле – перемежались названиями поселков, о которых Жанетт никогда не слышала. С севера на юг, с востока на запад. Ни одно поселение, казалось, не было слишком маленьким, или слишком отдаленным, или слишком приличным, чтобы приютить людей с педофильскими наклонностями.

Имена бывших владельцев были мужскими. Полка за полкой – мужские имена. Фамилии самые простые, вроде Свенссон или Перссон, но довольно много и благородно звучащих. Заметно мало иностранных имен. Иммигранты часто бьют детей, но они явно не склонны покушаться на них, подумала Жанетт – и тут увидела картонную коробку с пометкой “Карл Лундстрём”.

Едва дыша, она сняла коробку с полки, поставила на стол и открыла. В коробке оказались с десяток фильмов. Судя по надписям на футлярах, большая часть фильмов была снята в Бразилии в восьмидесятые годы, и Жанетт вспомнила, что Миккельсен называл их культовыми в педофильских кругах. Но какими бы культовыми ни были эти фильмы, не они интересовали Жанетт, и она сложила их обратно в коробку.

Другие она сунула под мышку и вышла в коридор.

Из кабинета юного полицейского грохотала музыка. Когда Жанетт подошла, он сидел спиной к двери. На экране его компьютера Жанетт увидела фотографию: обнаженный по пояс мужчина стоит у кровати, на которой вытянулся маленький голый азиатский мальчик. Лицо мужчины было смазано, как будто его специально затерли, чтобы скрыть личность. Сочетание картинки с музыкой отдавало сюрреализмом. Жанетт подошла к магнитофону и уменьшила громкость.

– Уже закончили, тошнит или нужна чашка по-настоящему крепкого кофе? – Молодой человек обернулся и серьезно посмотрел на нее.

– И то, и другое, и третье. – Жанетт взглянула ему в глаза.

– Кевин, by the way, – продолжил молодой человек, протягивая руку. – Это не потому, что мама с ума сходила по “Танцующему с волками”. Я немного старше фильма, но она обожала Кевина Костнера и до “Танцующего” и хотела, чтобы меня звали как-нибудь оригинально. – Он сделал короткую паузу, а потом расплылся в широкой улыбке. – Но в детском саду у нас было трое Кевинов и двое Тони. А самое экзотическое имя было Бьёрн[45].

– Ах вот как. – Жанетт поняла, что молодой человек шутит, чтобы подбодрить ее, но не нашла в себе сил улыбнуться в ответ.

Кевин кашлянул.

– Ну, я принесу нам по чашке кофе, а потом вы пойдете в Салон и промучаетесь пару часов, наблюдая воистину тошнотворные образцы вырожденцев. Ладно? – Он поднялся, все еще улыбаясь, и направился к стоящему в углу кофейному автомату.

– Спасибо, то что нужно, – сказала Жанетт. – А что ты слушал?

– “Кайт”. – Кевин налил две чашки. – Новая шведская группа. – Кевин передал одну чашку Жанетт и снова сел. – Нашли, что искали?

– Не знаю. Посмотрим. – Жанетт пригубила кофе. Крепкий как раз настолько, насколько она ожидала. – Может быть. А может быть, нет.

Несколько минут они молча пили кофе, поглядывая друг на друга, а потом Кевин прервал молчание.

– Вы, наверное, удивлены. Что такому классному парню, как я, здесь делать? – Кевин улыбнулся ей почти игриво, но Жанетт поняла, что он не имеет в виду ничего серьезного и просто пытается разрядить напряжение.

– Да, именно так я и подумала, как только тебя увидела. Как такой классный парень может быть полицейским? – Жанетт глухо рассмеялась. – Но наверняка у тебя есть на то свои причины.

Кевин погладил себя по подбородку и утвердительно кивнул:

– Да, есть причина.

– Ваши знают, кто это? – Жанетт указала на полуголого мужчину на экране.

– Да, мы нашли его в интернете. Думаем, что он швед.

– Почему?

Кевин потянулся к монитору.

– Видите вот это? – Он ткнул пальцем в какой-то предмет на столике позади кровати с обнаженным мальчиком.

– Нет. А что там?

– Если увеличить картинку и навести резкость, то видно, что это коробочка со шведскими таблетками от головной боли. По наклейке, которую тоже можно рассмотреть, таблетки продали где-то в апреле в аптеке в Энгельхольме. Как раз сейчас я проверяю сумму, списанную с банковской карты. Если все сойдется, то, кажется, один учитель начальной школы из Сконе придет к нам в гости уже на днях.

– Так просто? – удивилась Жанетт.

– Так просто, – подтвердил Кевин и продолжил: – Мы нашли не одну сотню фотографий, где он с детьми. В основном с мальчиками. Но тот, кто выложил фотографии, воспользовался фотошопом, чтобы скрыть личность, и сейчас мы восстанавливаем лицо. Это трудно, нужен очень мощный компьютер. ФБР занимаются тем же самым, и может быть, им повезет первым. У них ресурсов побольше, чем у нас.

– А часто фотографии как-то обрабатывают или шифруют?

– Часто. Случается, на них вешают по нескольку паролей, есть умельцы прятать файлы в компьютере. Иногда их скрывают руткиты, файлы трудно найти. Сами мы, чтобы добраться до педофильских паролей, пользуемся так называемыми кейлогерами.

Жанетт начинала понимать, что интернет для педофилов – настоящий шведский стол. Какая-то сточная система без очистных сооружений, подумала она. Канализация, в которую мы спускаем собственных детей.

– Я видела, на складе есть один из наших коллег, – сказала Жанетт, ставя стаканчик на стол.

– Да. Операция “Слейпнир”. – Кевин откинулся на спинку кресла. – Кроме того, о ком вы думаете, мы отправили туда еще двоих из стокгольмской полиции.

– Чем они сегодня занимаются?

– Этот, которого вы нашли, долгое время был на больничном. Сегодня, как утверждает руководство, у него исключительно административные задачи. Чем занимаются другие, понятия не имею.

– Но он снова работает?

– Да. Так как в его обязанности не входило расследование сексуальных преступлений или других преступлений из уголовного кодекса, кто-то из наших начальников решил дать ему второй шанс.

– А кого еще вы взяли во время операции?..

– “Слейпнир”. Шведское приложение к операции “Фэлкон”. В ходе “Фэлкона” арестовали больше двух тысяч человек – в США, Франции, Испании и Белоруссии. Обнаружили около четверти миллиона банковских счетов, с которых переводились деньги за доступ к детской порнографии. В Швеции мы взяли около ста человек, в том числе одного режиссера, который сказал, что скачивал детскую порнографию в исследовательских целях, для будущего фильма. – Кевин фыркнул, словно демонстрируя, сколь смехотворны подобные оправдания. – Там были люди из всех слоев общества.

– А сколько вообще проводится таких операций? – спросила Жанетт. Она лишь краем уха слышала смутные разговоры о “Слейпнире” и “Фэлконе”.

Кевин подумал.

– В 1999-м мы проводили операцию “Аваланш”. Двести пятьдесят тысяч заказчиков детской порнографии в США и пятидесяти девяти других странах, оборот почти в девять миллионов долларов. – Он сделал паузу и глотнул кофе. – Операция “Сайт-Ки” в 2001 году, в фокусе – США. Двадцать три тысячи покупателей, около пятидесяти судебных дел. Потом была операция “Ор”, 2002 год, в фокусе Великобритания. Больше семи тысяч подозреваемых, около ста двадцати судебных дел.

– Ни хрена себе. – Жанетт покачала головой и вздохнула.

– Точно. В основном там были постановочные фильмы, с детьми от десяти до шестнадцати лет. Большинство – украинцы, и у нас до сих пор нет сведений, были ли в этих фильмах шведские дети.

– Постановочные фильмы?

– Да, заказчики описывают свои пожелания. Какая одежда у них будет. Как они должны стоять, сидеть и так далее. Но на некоторых пленках записаны настоящие изнасилования. Например, фильм с сестрами из Бельгии. Их папаша изнасиловал девочек, одной девять лет, другой – одиннадцать. Записал все на камеру и через интернет продавал педофилам по всему миру.

– Стоп. Достаточно. – Жанетт выставила перед собой руки. – Но кое-что ты, наверное, сможешь мне объяснить.

– Что именно?

– Я не сильна в математике, но ты сказал – вы взяли сто человек, и из них трое были полицейскими. Я правильно поняла?

Кевин кивнул, улыбнулся, и Жанетт стало ясно: он понял, куда она клонит.

– Хотите сказать – три процента арестованных оказались полицейскими, и если предположить, что полицейских в Швеции около двадцати тысяч, то всей командой мы составляем всего два промилле от населения Швеции? Если считать, что в Швеции проживает около девяти миллионов, так?

– Именно. Владеть записями с детской порнографией почти в десять раз более свойственно полицейским, чем обычным людям.

Жанетт снова подумала о том, что рассказала ей София. Не исключено, конечно, что Каролина Гланц – выдумщица, но в жизни все может быть. Жанетт искоса взглянула на молодого полицейского с жидкой бородкой и колечком в ноздре. Это может быть кто угодно, подумала она.

– Ну, мне пора браться за работу. Я должен проверить один изъятый компьютер, и срочно. – Кевин встал со стула. – И если в вашем представлении детской порнографией интересуются только мужчины, то должен сказать – этот компьютер изъяли у женщины. – Он открыл дверь и вышел. – Я покажу вам, что вы можете увидеть в этих фильмах.

Зажав кассету под мышкой, Жанетт последовала за ним.

– Ты сказал – у женщины?

– Недавно доставили. Изъятие в Хессельбю, – пояснил он и двинулся по коридору. – В Фагерстранде, если я правильно помню.

– Фагерстранд?

– Да. Ее зовут Ханна Эстлунд. Точнее, звали. Она умерла.


Прошлое | Подсказки пифии | Сольрусен