home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Русенлунд

Аннет Лундстрём видела тьму. Эта мысль первой пришла в голову Хуртигу, когда его проводили в комнату Аннет. Женщина выглядела так, будто несколько лет подряд страдала от ночных кошмаров и бессонница превратила ее в ходячее привидение. Опущенное серо-бледное лицо, а тело настолько исхудало, что Хуртиг побоялся сломать ей руку, когда они здоровались.

Рука не сломалась, но была ледяной, словно Аннет действительно превратилась в привидение.

– Я не хочу быть здесь, – произнесла Аннет тихим прерывающимся голосом. – Я хочу быть с Линнеей, и с Карлом, и с Вигго. Я хочу быть там, где все как раньше.

Хуртиг заподозрил, что задание окажется не совсем простым.

– Понимаю, но вам придется немного подождать. Сначала мы с вами немного поболтаем.

Хуртиг почувствовал, как накатило отвращение, и понял, откуда оно. Комната чем-то напоминала те, в каких его сестра почти безвылазно провела последние полгода жизни. Неделя в больнице, выписка, снова больница и так далее. Перерывы между больницами становились все короче, потом сестра окончательно сломалась и покончила с собой. Но сейчас он здесь в качестве полицейского, а не частного лица. Хуртиг набрал в грудь воздуха, изо всех сил постарался сосредоточиться и прогнать воспоминания.

– Вы сказали – вы из полиции? – Аннет говорила умоляюще, почти с надеждой. – Вы поможете мне выбраться отсюда? Это страшно важно… Мне надо назад, в Польсиркельн, тамошний дом давным-давно стоит без присмотра. Надо полить цветы, постричь траву, и клумбы, наверное, выглядят ужасно. И яблоки. Сейчас ведь осень?

– Ну да… Я сам из Квиккйокка, это не так далеко от Польсиркельна. Но сейчас на улице зима.

Его попытка выдать дружеский тон, кажется, возымела результат. Лицо Аннетт несколько прояснилось, она взглянула Хуртигу в глаза. В этом страшном взгляде было что-то, чего Хуртиг не мог выразить словами.

Безумие, подумал он. Нет, скорее, глаза человека, который оставил этот мир и пребывает в каком-то другом. Вероятно, психолог назвал бы это психозом – врач, с которым Хуртиг только что разговаривал, так и сказал. Но у Хуртига было ощущение, что физическая и душевная надломленность женщины о чем-то говорят, и именно это он увидел в ее глазах.

Она скоро умрет. Умрет от горя.

– Квиккйокк, – проговорила она тонким голосом. – Я туда ездила когда-то. Было так красиво. Тогда шел снег. Сейчас идет снег?

– Сейчас нет. Но на севере – да, идет. А есть еще кто-то, с кем вы собираетесь встретиться, кроме Карла, Вигго и Линнеи, когда уедете в Польсиркельн?

– Герт, конечно, и еще Пео с Шарлоттой и их дочкой. А Ханна и Йессика не приедут.

Хуртиг быстро записал. Очень подозрительно, подумал он. Она говорит, как уже оттуда.

– Кто такой Герт?

Аннет рассмеялась. Сухой скрипучий звук, от которого Хуртиг попятился.

– Герт? Но ведь все его знают! Он такой умница! Лучший полицейский Швеции. Странно, что вы, полицейский, этого не знаете. Кстати, зачем вы здесь? Я ничего не сделала.

– Ничего страшного. У меня просто есть несколько вопросов, и я был бы рад, если бы вы на них ответили, если сможете.

Такой умница, подумал он. Вот же срань господня. Братец Знайка, Герт Берглинд.

– Ханна и Йессика. А как их фамилии?

Его удивляло, что женщина, несмотря на свое состояние, так легко пошла на разговор. Если только сказанное ею – правда. Смогут ли они с Жанетт вообще, чисто юридически, сослаться на эту беседу в расследовании? Этого Хуртиг не знал, но идею-другую разговор с Аннет мог дать.

– Ханна Эстлунд и Йессика Фриберг. И я забыла назвать Регину, и ее сына, и Фредрику тоже.

Снова прямой ответ, подумал Хуртиг.

– Отлично, – похвалил он, записывая имена. Вся сигтунская банда. Убиты все, кроме самих убийц, Ханны Эстлунд и Йессики Фриберг. Нет, все, кроме одного, понял он, записывая последнее имя.

– А Виктория Бергман? Она тоже приедет?

Аннет Лундстрём удивленно взглянула на него.

– Виктория Бергман? Нет, зачем ей туда?


Нигде | Подсказки пифии | Квартал Крунуберг