home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Фагерстранд

– К кому сначала? – Хуртиг вел машину по Дроттнингхольмсвэген. – К Ханне Эстлунд или Йессике Фриберг? – Он повернулся к Жанетт.

– Они почти соседки. Сначала заедем к той, что ближе, то есть к Ханне Эстлунд.

После кругового разворота на Бруммаплан они свернули налево, на Бергслагсвэген и остаток дороги провели в молчании, что Хуртига вполне устраивало.

В своей начальнице Жанетт Чильберг Хуртиг ценил способность сделать молчание комфортным. Когда они проезжали заповедник Юдарскуген, Хуртиг слегка улыбнулся Жанетт, но она, кажется, не заметила улыбки. Ее мысли были где-то далеко.

Насколько близко они подошли друг к другу – он и Жанетт? Трудно сказать. Что-то в ней не вязалось с ее откровенностью, словно она носила в себе тайну. Хуртиг бросил взгляд на свою начальницу, которая с отсутствующим видом смотрела в лобовое окно. Не о Софии ли Цеттерлунд она сейчас думает? Какие у них на самом деле отношения? Неужели любовная связь? Скорее всего. Но почему Жанетт ничего не говорит об этом?

Ну ладно, подумал Хуртиг. Пусть не торопится. Все не так запутанно, как ей, может быть, кажется.

Руководство и коллеги иногда говорили, что Жанетт мужиковата, звали ее Жан Чильберг, говорили прочее, что обычно считается унизительным. Как-то Хуртиг слышал, как Шварц сказал про нее – лесбиянка. За спиной у Жанетт, разумеется, но не стесняясь тех, кто присутствовал в комнате отдыха. Аргументировал тем, что все женщины-футболистки склонны к гомосексуализму. В отличие, стало быть, от мужчин-футболистов, подумал Хуртиг, припомнив того, из элитного эшелона, который во всеуслышание объявил о своей гомосексуальности. Англичанина, который спустя несколько лет после этого повесился. Прямое следствие того, что он, футболист, был жалким гомиком.

Они въехали в район частных домов и начали спускаться к Фагерстранду.

– Притормози-ка, – сказала Жанетт. – Дом должен быть где-то здесь.

Хуртиг сбросил скорость, проехал вдоль длинной живой изгороди, окружавшей виллу, въехал на ведущую к гаражу подъездную дорожку и остановился.

В некоторых окнах огромной виллы горел свет, хотя его владелица по понятной причине не могла быть дома. Светились окна прихожей, а также кухни и одной из комнат на втором этаже.

Когда они шли к дому, Хуртиг через окно заметил кое-что, что они уже видели раньше.

Букет желтых цветов.


Нигде | Подсказки пифии | Гостиница “Шёфарт”