home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 28

В общежитии «Кварц» по утрам солнце светило иначе, чем в «Искателе». «Кварц» стоял на лугу, поодаль от остальных зданий, так что ничего не загораживало поток яркого утреннего света. Я сидела на подоконнике, поджав колени к груди и глядя на залив. Как настороженно я ни оглядывала окрестности, никого из братства покуда видно не было. У меня оставался лишь один день на то, чтобы объяснить все Джастину и позаботиться о том, чтобы с ним ничего не случилось. Я нисколько не сомневалась: братство уже здесь, в Лаверс-Бэй. Вот только где именно? Они тоже мысленно отгородились от меня, не позволяли проникнуть в сознание кого-нибудь из них. Когда я уже решилась наконец разбудить Джастина, он сам зашевелился и приподнялся.

— Оох… — простонал он, хватаясь за голову, а потом неловко свесил ноги с кровати и сел, упираясь локтями в колени и тупо уставившись в пол.

— Сколько ты вчера выпил? — спросила я, не отводя от него глаз.

— Боже!

Джастин вскочил на ноги и прижался к стене. На лице его отразился ужас от осознания происходящего.

Нижняя челюсть у него отвисла. Он рассмеялся истерическим бессмысленным смехом, но смех этот умолк также быстро, как и начался. Я не заметила прежде, но на столике возле кровати стоял флакончик с какой-то прозрачной жидкостью. Джастин трясущимися руками вытащил пробку и плеснул в меня содержимое флакончика, залив пол. Флакончик треснул, по полу разлетелись осколки стекла.

— С ума сошел?

Я посмотрела на осколки, а потом на него. Сжав висевший на шее крест, Джастин оборонительно выставил его перед собой.

— Убирайся!

— Совсем спятил?

Похоже, Джастин не упустил ни одного расхожего штампа о средствах против вампиров. Метнувшись влево, он рывком поднял жалюзи. Комнату затопил поток солнечного света. Ласковые лучи омыли меня — точно теплый душ холодным утром. Джастин швырнул в меня головкой чеснока. Со свистом пролетев мимо моего уха, она впечаталась в стенку.

— Джастин, прекрати?

Бедняга весь распластался по стене, прижавшись к холодному дереву ладонями, тяжело дыша. Неловко потянувшись к прикроватному столику, он вытащил оттуда еще одну склянку с прозрачной жидкостью, трясущимися руками откупорил ее и, не выпуская креста, плеснул содержимое мне в лицо. Я медленно вытерла лицо тыльной стороной руки и сделала шаг назад.

— Не подходи! — истерически выкрикнул Джастин.

— Это была святая вода? Джастин, такие вещи просто не работают. Вампиры куда древнее Христа.

— Ты говорила, если снова станешь вампиром, возьмешься за старое… вернешься к злу.

Он бочком-бочком, на цыпочках пробирался к двери.

— Правда. Я так говорила. Но со мной все вышло по-другому.

— Что ты имеешь в виду?

— Во время преображения что-то пошло не так. Я сохранила человеческие качества. Сохранила душу.

Джастин остановился, но все так же воздевал над головой руку с крестом.

— Каким образом?

— Понятия не имею.

Сузив глаза, Джастин пристально вглядывался мне в лицо.

— Клянусь! — сказала я. — Тебе остается только поверить мне, иного пути нет.

Он опустил руку. Мы оба молчали. Из коридора доносились голоса — среди учеников было немало ранних пташек.

— Ты стала иной, — пробормотал он, метнув быстрый взгляд на мое лицо, и снова уткнул глаза в пол.

— Во время преображения поры на коже запечатываются. Слезные протоки тоже. Это придает нам особый вид — чуть-чуть блестящий, как восковой.

Солнце струилось в комнату, пол сверкал в ярком утреннем свете. Вещи Джастина все так же валялись вокруг, точно время в комнате остановилось.

— У нас мало времени, а я должна объяснить тебе, зачем пришла, — сказала я и жестом пригласила его сесть на кровать.

Не отрываясь от стены, Джастин заскользил назад к кровати и сел. Я присела в другом конце, на самый краешек, все еще не начиная рассказ.

— Я все думал, вдруг ты вернешься, — вдруг выпалил Джастин. — А иногда думал — может, мне это все просто приснилось? Но тебя ведь и другие ребята помнят, не мог же весь кампус разом сойти с ума. Правда, я думал, может, это один я с ума сошел.

— Нет, не сошел.

— А жаль.

Как же мне больно было это слышать!

— В тот вечер, на балу… — начала я.

— Знаешь, что было после твоего исчезновения? — перебил меня он, скрестив руки на груди. — Я тебя повсюду искал. Даже в Англию ездил! Но последняя Лина Бьюдон, о которой есть хоть какие-нибудь упоминания, загадочно исчезла в тысяча четыреста четырнадцатом году. Узнав это, я окончательно понял: мне тебя никогда не найти. — Он умолк. Мы оба некоторое время молчали, а потом Джастин добавил: — А ведь я только-только начал возвращаться к жизни.

— Я не хотела рушить твою жизнь, — прошептала я.

— Твое отсутствие — вот что ее разрушило! — Грудь мне обожгло жарким стыдом. — И где ты была? — спросил Джастин.

— Вернулась в Англию.

Очередная пауза. На этот раз ее нарушила я.

— Я приехала сюда не просто так. Тот факт, что я сохранила душу, в мире вампиров становится-таки некоторой проблемой.

Я рассказала Джастину про Вайкена, про братство — вообще все. Рассказала о той девочке в Англии и о том, что едва Вайкен узнал, что я сохранила душу, мне пришлось тут же бежать.

— Нас с Вайкеном связывают особые, магические узы. Ни он не может причинить мне зла, ни я ему.

— Потому что вы любили друг друга?

Я кивнула.

— Полюбив кого-либо, вампир оказывается связан раз и навсегда. Навеки.

— А… гм, с людьми — у вас так же выходит? — спросил Джастин, но тут же жарко покраснел.

— Нет. Эта магия распространяется только на вампиров.

— Так мы, выходит, не связаны?

— Во всяком случае, не таким образом, — успокоила его я.

Джастин потер виски.

— Ну и денек для похмелья! — пожаловался он, поднимаясь, и выглянул в окно на спящий кампус.

— Я пришла сюда, чтобы тебя защитить, — объяснила я.

— Так они тоже сюда заявятся? За мной? — спросил Джастин.

Голос его звучал небрежно, ничуть не испуганно, даже слишком бойко.

— Нет. Они придут за мной.

— Не понимаю. Тогда почему именно сюда?

— Я почти уверена, что в ночь зимнего бала спасла тебе жизнь. Вайкен сказал, что, если я не пойду с ним, ты умрешь. Он знает: я сделаю что угодно, чтоб защитить тебя. Если б я не примчалась сюда, они бы все равно сюда пришли — просто проверить. А заодно непременно убили бы тебя. Это уловка 22 — безвыходная, нелепая ситуация.

По лицу Джастина пробежала тень страха. Он нервно сглотнул.

— Ну ладно. — Выхватив из шкафа клюшку для лакросса, он принялся расхаживать по комнате, бессознательно покачивая сетку, как будто нес мяч. — Значит, нам нужен план. Как можно убить вампира?

Вот теперь он был снова похож на того Джастина, которого я знала.

— Вампира можно убить солнечным светом. Классические способы — обезглавить или пронзить сердце осиновым колом.

— Вот этого я никогда не понимал. Насчет света.

— Вампиры не выдерживают солнечный свет потому, что они не целые. Как я тебе говорила, наши поры запечатаны, чтобы сокрыть таящуюся внутри магию. На солнце они открываются, и темная магия оказывается на свету. Свет рассеивает ее, раскидывает по сторонам, точно ее и не было вовсе. Мы холодны как лед, что хранится во тьме. Солнце разрушает эти узы.

— Ты говоришь прямо как доктор.

— Джастин, мы все рождены Землей, так что только природные вампиры могут быть уничтожены природными стихиями.

Мы снова помолчали.

— Так вот ты какая в виде вампира? — Джастин сел на кровать рядом со мной, все еще сжимая в руке клюшку. — Неплохо выглядишь.

Он говорил совсем тихо, в глазах зажегся знакомый мне огонек. Джастин медленно положил правую руку мне на левое колено, а второй рукой коснулся моей щеки, повернул мое лицо к себе. Мы глядели друг другу в глаза. Я и вампирским сверхчутким восприятием, и всем сердцем чувствовала: он хочет поцеловать меня. Вот он подался вперед. Я тоже. Но когда губы его уже приоткрылись, я отодвинулась.

— Нет, нельзя, — проговорила я, глядя в пол.

— Потому что ты снова стала вампиром?

— В общем и целом, да. — Я поднялась с кровати и встала лицом к Джастину. — Но это не все. Ты должен узнать и еще кое-что.

Я соединила ладони — так что получилась как бы раскрытая книга. Сведи я их вместе, линия жизни правой руки в точности совпала бы с линией жизни на левой. А потом напрягла — сильно-сильно, так что пальцы аж задрожали. Поры на руках с тихим гудением раскрылись, и из них хлынул свет. Сперва тонкие струйки, но скоро они слились в единый могучий луч, бивший из моих ладоней вверх, в потолок.

У Джастина побежали мурашки по коже. Вскочив с кровати, он во все глаза смотрел на поток света в моих ладонях. А потом, все еще не отворачиваясь, спросил:

— Разве солнечный свет убивает не всех вампиров?

Я развела руки в стороны. Комнату снова озарял лишь обычный утренний свет.

— Это уникальный, особый дар.

Джастин сглотнул и ничего не сказал.

— В течение дня тебе ничего не грозит, — сообщила я, стараясь успокоить его. — Если мы по каким бы то ни было причинам расстанемся, часов в пять-шесть непременно запирайся в каком-нибудь помещении с крепкими дверями и запорами.

На руках у него снова проступили мурашки. Взгляд метнулся к окну, к отсветам зари над зеленью деревьев.

— Сейчас утро, — промолвил он. — Все изменилось.

Так оно и было.


* * * | Бесконечные дни | Глава 29







Loading...