home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2

Хатерсейдж, Англия

31 октября, 1909

Вечер


Жилищем мне служил старинный каменный замок. Залы с мраморными полами и расписными высокими сводами. Я жила в Хатерсейдже, небольшом провинциальном городке, известном своими живописными холмами и ущельями. Замок стоял в стороне от большой дороги, возвышаясь над бескрайними полями.

Род спешил за мной через дальние покои замка, на каменную террасу. Я скользила сквозь толпу гостей, прихлебывающих кровь из толстостенных стеклянных кубков. Разодетые в пух и прах мужчины и женщины — в корсетах, цилиндрах, тончайших китайских шелках — смеялись, преграждая Роду путь. Каменные ступени сбегали в сады у подножия замка, зеленые лужайки простирались вокруг по холмам. Я была облачена в изумрудное шелковое платье, отделанное серебряной тесьмой, и корсет под пару к нему.

— Лина! — окликнул меня Род, но я стрелой летела через толпу, так быстро, что на миг мне самой показалось, будто я вывалюсь из корсета. — Лина! Постой!

Уже наступили сумерки. Я сбежала вниз по склону через сады — туда, где начинались поля. Нынешняя ночь была Nuit Rouge, что по-французски означает «Красная ночь». Раз в год вампиры со всего земного шара на один месяц съезжались в мой замок. Сегодня настала последняя ночь перед тем, как все снова разъедутся по своим обиталищам.

Я повела Рода вниз по холму, где нас не могли видеть вампиры из замка, и остановилась на краю широкого поля, которое расстилалось на много миль и терялось вдали. Тогда я выглядела иначе, не такой, как теперь: ни тени под глазами, ни единой морщинки на лице, белоснежная гладкая кожа — как будто бы с нее стерли все поры.

Род — в черном фраке и цилиндре, с тросточкой в руке — посмотрел на меня с гребня холма и легкими шагами сбежал вниз по крутому склону. Повернувшись к нему спиной, я устремила взор на поля.

— За весь вечер ты не сказала мне ни единого слова. Молчала и молчала. А теперь зачем-то пришла сюда. Не хочешь поделиться со мной, что, черт возьми, происходит?

— А ты не понял, отчего я молчу? Не понял, что произнеси я хоть слово, то не смогла бы хранить мои намерения в тайне? Вайкен необычайно талантлив. Он бы прочел мои слова по губам хоть с пяти миль.

Вайкен был последним моим творением — то есть последним, кого я превратила в вампира. В свои пятьдесят он все еще оставался самым молодым вампиром моего братства, а уж выглядел и вовсе на девятнадцать, ни днем старше.

— Смею ли надеяться, что наконец настал миг прозрения? — спросил Род. — Неужели ты все-таки осознала: Вайкен и эта твоя шайка куда опаснее, чем ты думала?

Я промолчала, глядя, как ветер чертит узоры в высоких травах.

— Перед отъездом я всерьез боялся, что ты начинаешь терять рассудок, — с жаром произнес Род. — Что перспектива вечной жизни пожирает тебя. Ты стала слишком неосторожной.

Я вихрем развернулась к нему. Глаза наши встретились.

— Не смей осуждать меня за создание братства самых сильных и одаренных вампиров во всей вселенной! Ты сам велел мне подумать, как защитить себя — и я сделала то, что должна была сделать.

— Ты просто не понимаешь, что натворила, — проговорил Род, скрежеща зубами, но через миг плечи его уныло поникли.

Никогда, никогда за все пятьсот лет я не видела таких пронзительно-синих глаз, таких точеных черт лица, таких красивых темных волос. Бытие вампиром всегда усиливает природную красоту, но Род словно бы светился изнутри — и это сияние, исходящее из глубин души, испепеляло мое сердце.

— Я уехал на сто семьдесят лет — и что же нахожу, вернувшись? Магия, связывающая членов твоего братства, опасна — я и представить себе не мог, до чего опасна. Что я должен по этому поводу чувствовать?

— Ты вообще не умеешь чувствовать. Забыл? Мы же вампиры, — парировала я.

Род стиснул мне руку — так сильно, что я уж думала, сломает. Я бы испугалась, не люби его так страстно и пылко. Нас с Родом объединяло родство душ, любовь, порожденная страстью, жаждой крови, смертью и постоянным осознанием вечности. Были ли мы любовниками? Иногда. В одни столетия чаще, в другие реже. А лучшими друзьями? Всегда! Мы с ним были связаны навеки.

— Ты не просто так уехал на сто семьдесят лет. Ты бросил меня, — процедила я сквозь стиснутые зубы. Род вернулся из своей «отлучки» всего неделю назад. С момента его возвращения мы были неразлучны. И вот теперь я спросила: — Не догадываешься, зачем я привела тебя сюда?

Род опустил руку. Я повернулась лицом к нему.

— У меня ничего не осталось. Ни чувств, ни желаний, ничего… — Я говорила шепотом, но в голосе звучали истерические нотки. В глазах Рода я видела свое отражение. В его расширенных зрачках плескалась синева, но я глядела в кромешную тьму. Голос мой задрожал. — Теперь, когда я знаю, что ты постиг ритуал… Род, я думать ни о чем другом не могу! Только о том, чтобы снова стать человеком… о том, что моя мечта может обернуться реальностью…

— Ты даже не представляешь себе, насколько этот ритуал опасен.

— Мне все равно! Я хочу зарыться пальцами в песок — и почувствовать это. Хочу ощущать запах воздуха. Да что угодно! Вообще — ощущать, чувствовать. О боже, Род! Я хочу улыбаться по-настоящему!

— Все мы этого хотим, — хладнокровно отозвался он.

— И ты? Тоже мечтаешь об этом? Вот уж не думала, — пробормотала я.

— Ну разумеется. Я хочу проснуться, выйти к синей воде, ощутить на лице ласковые солнечные лучи.

— Я с ума схожу! Не знаю, сколько еще выдержу. — Я на миг умолкла, тщательно выбирая слова. — С тех пор, как ты обнаружил ритуал… я только о том и думаю. О пути к спасению. — В глазах у меня появился дикий огонь, я и сама это знала. — Мне нужен, отчаянно нужен этот путь. Помоги мне Господь, Род, потому что если ты мне не поможешь, я просто-напросто выйду на солнце и сгорю дотла.

Порыв ветра чуть не сорвал с Рода цилиндр. Тогда он еще носил длинные волосы, и они рассыпались по его плечам, по безупречному фраку.

— Смеешь угрожать мне самоубийством? Не глупи, Лина. Еще никто не пережил этот ритуал. Тысячи вампиров пытались. И все — все до единого! — погибли. Думаешь, я вынесу страх потерять тебя? Думаешь, я могу расстаться с тобой?

— Ты уже, уже меня потерял, — яростно прошептала я.

Род притянул меня к себе — так быстро, что я и опомниться не успела. Уста его прижались к моим. Испустив сдавленное рычание, он впился зубами в мою нижнюю губу, ритмично и сильно высасывая из нее кровь.

Через несколько мгновений Род отстранился и вытер окровавленный рот рукавом фрака.

— Да, я покинул тебя. Но мне необходимо было отправиться на поиски столь необходимых знаний и заклинаний. Если мы когда-либо попытаемся провести этот ритуал — я должен был во всем удостовериться… И уж вовсе не рассчитывал, что за время моего отсутствия ты в кого-нибудь влюбишься.

Воцарилось молчание. Род не хуже меня знал: я боялась, что он уже не вернется.

— Я не люблю Вайкена так, как тебя, — промолвила я наконец, обдуманно и отчетливо произнося каждое слово. И, помолчав еще немного, прибавила: — Я хочу выйти из игры.

— А что, по-твоему, к тебе придет, если ты выберешь жизнь простой смертной?

— Вкус воздуха? Способность дышать по-настоящему? Счастье?

— Смерть, болезни, свойственная людям уязвимость?

— Не понимаю, о чем ты. — Я отшатнулась. — Ты же сам сказал — все вампиры мечтают снова стать людьми. Мечтают освободиться от постоянных страданий, избавиться от мук, обрести способность чувствовать. Разве с тобой не то же самое?

— О да, это желание томит и меня, — признался Род, снимая цилиндр, и поглядел на поля. — Смотри, олени.

И в самом деле, милях в десяти от нас бесшумно щипало траву стадо оленей. Мы бы вполне могли утолить ими голод — но мне очень нравилось мое платье, а на изумрудном шелке пятна крови смотрятся плохо. Кроме того, я терпеть не могла вкус крови животных и стала бы пить ее только в случае совсем уж крайней нужды. Создав свое братство, я навеки обезопасила себя от подобных случайностей.

Род обхватил меня рукой пониже спины, привлек к себе.

— Твоя красота в мире людей станет могучей силой. Твое человеческое лицо способно предать тебя, какими бы распрекрасными ни были твои намерения.

— Ну и пусть.

Я не очень-то понимала, что он имеет в виду, — и даже задумываться над этим не хотела.

Род провел указательным пальцем по моей переносице, нежно погладил губы. О, этот его пронзительный взгляд, этот лик! Даже пожелай я — и то не смогла бы сейчас отвернуться.

— Забирая тебя из садов твоего отца тогда, в пятнадцатом веке, я заранее прозревал твое будущее, — произнес Род. — Ко мне всегда льнули какие-нибудь отчаянные вампирочки. — Он помолчал. Издали до нас доносились обрывки музыки. — И я узрел воплощение своих грез.

— Так дай же и мне то, чего я хочу.

Перед мысленным взором у меня и сейчас стоит лицо Рода, каким оно было тогда. Огромные синие глаза, ясные, точно хрусталь. Сжавшиеся в тонкую ниточку губы. Теперь я понимаю: именно в тот миг, в полях, Род осознал, на что ему придется пойти. Он любил меня — любил, должно быть, как никогда и никого больше. Тогда я не понимала, что это значит.

Он перевел взгляд на оленей. Те вольным галопом скакали по зеленым холмам. Застывшее лицо Рода и решительно стиснутые губы свидетельствовали: в голове у него зреет план действий.

— Сто лет, — прошептал он, все так же не отводя глаз от оленей.

Я распахнула глаза.

— Сегодня вечером ты уснешь на сто лет. — Род повернулся ко мне и показал на холм. Я знала, что он имеет в виду: на склоне, справа от террасы, за кованой железной оградой из острых кольев, раскинулось кладбище.

Вампиры могут впасть в настоящее оцепенение, только когда тело их покоится в земле. При этом вампир погружается в глубокий сон и не пьет крови — существует специальная серия заклинаний, благодаря которым вампир пребывает в особом медитативном состоянии, почти на грани смерти. В заранее назначенный день собрат-вампир снова вызывает спящего к жизни. Однако возможно это лишь с применением магии. Только самые отважные (а некоторые говорят, самые глупые) вампиры решаются на такой сон.

— Ночью накануне твоего пробуждения, — продолжил Род, — я вырою тебя из земли и перенесу в какое-нибудь безопасное место, где тебя никто не найдет. Туда, где ты сможешь стать человеком и прожить отведенную тебе жизнь.

— А как же мое братство? — спросила я.

— К нему ты не вернешься.

Сердце мое запульсировало знакомой, привычной болью. Магические узы между мной и членами моего братства — моей верной свитой — заставят их искать меня. Я знала это так же твердо, как и то, что буду любить Рода до дня Страшного суда. Я кивнула, но ничего не сказала, глядя на оленей, что щипали траву и лизали мохнатые бока.

— Не боишься умереть? — поинтересовался Род.

Я покачала головой. Род повернулся к замку. Но я остановила его, схватила за руку, не дала уйти. Он снова поглядел на меня.

— А ты будешь со мной? — спросила я. — Если я погибну и у нас ничего не выйдет, ты будешь со мной?

Пальцы Рода скользнули по моей руке. Перевернув ее, он коснулся моей ладони и прошептал.

— Навеки.


* * * | Бесконечные дни | * * *







Loading...