home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава третья

Как Кон пошёл в школу и что из этого вышло

Кон бежал и думал: «Разве так бывает, чтобы у маленькой девочки было лисье лекарство? Однако превратился же я в мальчика. Значит, оно действительно лисье».

Выскочив из лиственничного леса, Кон помчался на луг, к ручейку. Он решил поглядеть на своё отражение. Но вода не стояла на месте, а бежала вперёд, тихо журча. Тогда Кон побежал к буковому лесу, потом пересёк пастбище и остановился у озера, из которого всегда пили коровы. Было тихо, коровы паслись где-то далеко, и озеро блестело как зеркало. В лучах заходящего солнца Кон отчётливо увидел своё отражение в воде. Ничего не скажешь, славный паренёк! Только личико вперёд вытянуто, как мордочка у лисички.

— Ура! Теперь я смогу поплясать на празднике зверей! — Кон повернулся, стараясь разглядеть себя сзади. — Но что это? — воскликнул он и недовольно уставился на что-то пушистое, свисающее сзади. Хвост — а это был он — обиделся и распушился ещё больше и стал совсем похож на булку, — Ладно, ладно! Я понял: ты — мой любимый хвост. Не сердись, сделайся опять маленьким.

Лисёнок Кон ещё много раз кувыркался через голову и превращался то в мальчика, то в лисёнка. Наконец, проглотил ещё одну пилюлю и стал маленьким чёртиком. В таком виде он и решил появиться на празднике зверей.

Потом он устал и крепко заснул прямо у озера, свернувшись клубочком и прикрыв нос хвостом.

На следующее утро Нон-тян надела ранец и пошла по знакомой дороге в школу. Для такой маленькой девочки это была длинная дорога, но ей нисколько не было скучно.

В кустах, перелетая с ветки на ветку, щебетали и свистели на разные голоса птицы, в берёзовой роще попадались тёмно-фиолетовые фиалки, на полянах раскрыли свои венчики жёлтые лютики и лисьи пуговки.

Папа научил Нон-тян разбираться в полевых цветах, и она хорошо знала их названия.

«У лисьих пуговок самое интересное не цветы, а плоды. Они похожи на пуговицы. Если Кон будет ходить в человеческой одежде, я научу его, как сделать из них пуговицы. Какой смешной этот Кон! Съел обыкновенный шоколад и обернулся мальчиком. Он и вправду подумал, что я дала ему волшебные пилюли».

Нон-тян шагала, размышляя обо всём этом, как вдруг ветка жимолости у дороги дрогнула и рассыпала ароматные белые цветы. А с дерева спрыгнул мальчишка.

— Ты кто? — удивилась Нон-тян, но тут же подбежала к мальчику: — Это ты, Кон-тян?

— Я. Нос у меня не торчит? — спросил Кон. — Я долго по нему хлопал ладошкой, уравнивал, но не очень хорошо получилось.

— Сойдёт! — сказала Нон-тян и шлёпнула Кона ещё раз по остренькой мордочке.

— И ещё хвост не слушается. Не хочет исчезать.

Хвост действительно висел позади, как вчера.

— А что, если отрезать его? — предложила Нон-тян.

— Нет, нет! — поспешно отказался Кон.

— Ну тогда в штанишки затолкай.

— Ага! Попробую.

Кон долго возился с хвостом и наконец радостно воскликнул:

— Ну вот теперь незаметно!

— Тогда пошли в школу. Пойдёшь?

— Ну да. Там ведь дают булки.

Кон надел ранец, и они, взявшись за руки, побежали по тропинке.

Когда Нон-тян и Кон подошли к школе, уже звенел колокольчик. Они уселись за последнюю парту.

— Что это за мальчик? — спросил Такаси, сидевший впереди Нон-тян, но Нон-тян поднесла палец к губам и прошептала:

— Тссс…

Тут вошёл учитель.

Учитель был старенький и добрый.

На первом уроке было пение. Учитель играл на фисгармонии, а дети дружно пели. Нон-тян изредка бросала тревожные взгляды на Кона. Кон бодро распевал вместе со всеми, старательно разевая острый рот, — сколько он ни хлопал по лицу, рот и нос всё же торчали вперёд.

Потом была арифметика. Учитель повесил на доску пять картинок, на которых были нарисованы о-мандзю.[2]

— Что это такое? — спросил он у ребят.

— О-мандзю.

— Так. А это что?

И учитель прикрепил к доске картинку, на которой был изображён лисёнок.

— Лисёнок! — закричали ребята и обернулись к маленькому мальчику, который сидел рядом с Нон-тян.

— Откуда он?

— Какой у него нос длинный!

Учитель был глуховат и не слышал, о чем говорят ребята.

— Правильно, — продолжал он. — Лисёнок. Сколько здесь лисят?

— Один, — сказали все и снова обернулись назад.

— Так. Этот лисёнок съел один пирожок. Сколько пирожков осталось?

Тут раздался громкий плач. Это Кон расплакался. Все удивленно повернулись к нему, а он встал и, вытирая глаза, закричал:

— Не ел я пирожок!

И выпрыгнул в окно, взмахнув хвостом.

— Ах вот в чём дело! Это был лисёнок. Ха-ха-ха! — рассмеялся старый учитель, придерживая очки, чтобы не свалились с носа. И, обратившись к Нон-тян, он сказал: — Когда будут раздавать булочки, возьми и на его долю и отдай ему. И скажи, пусть приходит завтра и послезавтра. Хоть он и лисёнок, пусть учится.

После уроков Нон-тян, прижав к груди булку, отправилась к Кону, распевая песенку:

— Булочка рыжая, как лисичкин хвост.

Булочка пышная, как лисичкин хвост.

Хвостик есть никто не станет,

Отвернётся и не взглянет,

А вот булочку едят

И спасибо говорят.


Глава вторая Кон перепутал день, когда он должен был прийти на чай | Булка цвета лисьего хвоста | Глава четвёртая Кон — внук Лисицы из чащи Оророн