home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 6

Ближе к полудню наше везение закончилось. Еще из окна завидев возвращающихся мужчин, я поняла, что хороших новостей ждать не стоит. Потом оглядела хмурые лица в количестве трех штук, подпрыгнула от стука резко захлопнувшей двери и окончательно заскучала.

— Ну что? — подалась вперед менее проницательная Диса.

— Ушел, гад, — устало вздохнул наследник, ероша пальцами свои светлые волосы.

— Но свиту его мы изрядно проредили, — не пожелал скрывать своих заслуг Сумрачный.

И почему меня это совершенно не удивляет? Особой жалости к наемникам в душе не было, да и мужчины вернулись целыми и невредимыми, хоть и злыми, аки мракобесы. А вот сбежавший Колдун внушал опасения… Огнем клянусь, очень скоро он попытается добраться до моего дара!

— Не переживай, Дымка, — мгновенно просек мои мысли Марлекс, — Ир постоянно будет при тебе.

Сам тахесс тоже всем своим видом выражал готовность защищать вверенную ему меня до последней капли крови. Вот только легче от этого не стало. Потому что, как показывает опыт, разбираться с врагами надежнее всего собственными хрупкими ручками.

— Пока я не забыл, — вернул меня в реальность «жених». — Вечером Астрия официально назовет тебя своей дочерью. Прошу не опаздывать!

То есть как? От такой новости у меня чуть челюсть не отпала.

— А Вилей что?

— Да ничего, — меланхолично пожал плечами Балош. — Как мне ни мерзко это признавать, но он любит свою жену и боится ее потерять. И прекрасно понимает, что с колдуньей и почти сависой ему в жизни не справиться. Так что будет улыбаться и пакостить исподтишка, но по мелочи.

Предложенный расклад выглядел неплохо, так что вечером я в компании Марлекса и Ириана и в самом деле явилась в замок. Состояние было взбудораженное. Холодные пальцы намертво вцепились в ладони пристроившихся по обеим сторонам мужчин. Небо… Как же странно чувствовать себя… не одной? С суженым, с семьей. Даже скользкий отчим настроения не портил.

Я ведь тоже пакостить умею, и не только мелко!

В этот раз ужин проходил в узком кругу: семейство правителя, советник с женой и я с двумя сопровождающими. Никакого оркестра, толпы слуг и прочей мишуры. Все довольно скромно, почти по-домашнему. Вилей недовольно косился на Сумрачного, но молчал. Сразу понятно, что-то задумал.

И я оказалась немало удивлена, узнав, что именно…

Не успела я почтить вниманием понравившийся кусок ужаренной до золотистой корочки рыбы, как заговорила Астрия:

— Не вижу смысла в долгих объяснениях. Все мы знаем, зачем был устроен этот ужин. Береника — моя дочь, и с этого дня тому есть документальное подтверждение.

Анрис извлек на свет свернутый трубочкой и перевязанный золотистой лентой документ. Даже так? Приняла, развернула, пробежала глазами витиеватые строки. Кажется, мне полагаются какие-то там привилегии… Осознать подробнее не получилось, уж слишком непривычно все это было.

Потом Астрия и Амари обнимали меня по очереди, тискали, жамкали, вздыхали над худобой и грузили в тарелку все, до чего только могли дотянуться. Так вот как себя чувствуют в любящей семье? Странно…

Тут свою ложку меду внес и Вилей.

— Верни моему сыну кольцо, ты больше не невеста. — (Нет, он специально выбрал такой момент, чтобы я подавилась?!) — Вы теперь почти как брат с сестрой. Люди не поймут…

С каких это пор ему есть дело до окружающих?

Но чужую фамильную драгоценность торопливо сняла и протянула Балошу. Пока не передумали!

— Ну раз такое дело… — Мы с наследником обменялись довольными улыбками.

— И ты всем доволен? — Сын искоса глянул на отца.

Тот как ни в чем не бывало продолжал жевать.

— А что? Колдунью в семью я заполучил, пусть и не совсем ту, которую хотел. Жена довольна. А большой любви между вами никогда не было, это я еще в день ее появления в Вересковой заметил…

Кажется, жизнь налаживается.

Разговоры за столом велись о разном. Меня воодушевленно расспрашивали об ученичестве у Бриалины, грядущих экзаменах и минувшей инициации. И если на первых два вопроса ответы имелись, и подробные, то про силу сависов я не знала ровным счетом ничего. В чем с радостью и призналась!

— Это потому, что второй дар в тебе еще толком не раскрыт, — со знанием дела заметил советник. — События в Храме Прародителей лишь спровоцировали стихийный всплеск. Контроль же над силой достигается годами учебы.

Опять?! Я чуть в голос не взвыла. И за что мне все эти радости?

— Не слишком ли много тебе известно об этих светлячках? — едко оборвал его рассуждения Сумрачный. — И еще один немаловажный вопрос: откуда?

— Изучал проблему, — хмыкнул Анрис и выразительно скосил на меня взгляд как на повод заняться самообразованием. — Как знал, что в семье грядет интересное прибавление. А ты, наверное, доволен собой? Ведь эта девочка — замечательный шанс породниться с сависами и прервать многовековую вражду.

Что-то не нравятся мне его намеки… Не хочу я быть чьим-то там шансом! И вообще, неужели так заметно, что нас с Марлексом связывает нечто иное, нежели чем спасенная жизнь? На языке уже вертелся резкий ответ, но тут Вилей удивил всех второй раз за вечер:

— Раз уж все пока неплохо складывается, предлагаю закрепить успех. — Взгляды присутствующих мгновенно устремились на него. Неужели ожидаемая гадость? — Сумрачный, может быть, пора положить конец и нашим с тобой недопониманиям?

— Книгу! — потребовал Марлекс и выразительно постучал пальцами по столу. Судя по отточенности жеста, не в первый раз.

Присутствующие дружно замерли в предвкушении. Если старый прохиндей сейчас честно выдаст требуемое, следующий год от него ничего хорошего можно не ждать. Лимит!

— Сперва обговорим условия.

Ну вот, я же говорила! Видно, у Вилея отношения с добрыми делами примерно такие же, как у Бриалины с воздушными пирожными: только в минуты крайнего отчаяния!

— И чего же ты хочешь? — вздернул бровь дасх. Надо же, заинтересовался.

А вот условия сделки оглашал Анрис. Что в общем-то и правильно, ему веры больше.

— Мы хотим не просто получить корону, но и сохранить за Вилеем право занимать трон до конца его дней.

Значит, все-таки догадался, что правитель он чисто номинальный.

— В таком случае дней ему отмерено совсем немного, — тихо сообщил Балош полупустой тарелке.

— Не влезай! — грозно рыкнул старик. — Право наследования остается за тобой.

И воцарилось долгое молчание. Я, конечно, прекрасно слышала мысли суженого, но варианты дальнейшего развития событий выстраивались в его голове с такой скоростью (и так же быстро рассыпались в прах), что воспринять хоть что-нибудь оказалось весьма затруднительным. Да я и не особо старалась, все равно потом расскажет о своих планах.

— Мое положение в Пустоши сохраняется, дом на улице Листопадов тоже оставляю за собой, — наконец принялся выдвигать встречные условия наследник Сумрака. — Наследовать за тобой может только Балош, и никто другой. И да, корону в руки не отдам, выберем независимого хранителя.

— Зачем? — не понял мой бывший «жених».

— Чтобы ты глупостей не наделал. Попытаешься убить отца — и корона вернется ко мне. Ну так что, готовы скрепить уговор кровью?

Нынешний и будущий правители Вересковой Пустоши не очень слаженно кивнули.

— Опять?! — ворчливо осведомился раб Сумрака.

— Только так я смогу быть уверен, что никто из вас никогда не причинит зла ни мне, ни Беренике.

Правда? Я вскинула удивленный взгляд на Марлекса. Тот победно улыбнулся и ровным потоком тепла коснулся моей ауры. Дела… Кажется, ожидаемая гадость все-таки отменяется.


— Почему именно Рада? — Я подавила зевок и постаралась сделать свой взгляд вопросительным.

Карета мерно покачивалась, убаюкивая. За окном проносились совершенно непривычные зимние пейзажи: серебряные леса, укутанные снежным одеялом поля, реки в толстых оковах льда. Странно… Вроде бы не так долго я жила в Пустоши, а уже напрочь забыла, что где-то осень длится не круглый год.

Уютные объятия суженого, горячие кирпичи под ногами и скучный учебник в руках навевали сонливость. И чтобы хоть как-то побороть совершенно непрошеное состояние, я задавала вопросы.

— А кто еще? — фыркнул дасх. — Игната и Бри беспристрастными не назовешь, Диса и Кулен слишком слабы, чтобы справляться не только с Вилеем, но и сдерживать его сына. Разве что Тимке надо было корону отдать?

О да, этот воспитывать любит! И, вернувшись с дипломом, я имела бы все шансы не узнать не только вечно соперничающих отца с сыном, но и всю долину. Тимочка ж у меня хозяйственный!

— Не-э-эт, — всхлипнула от смеха и зарылась лицом в плащ Марлекса. — Это уже получится не полюбовное соглашение, а коварная месть. Хорошо, на Раду согласились все!

— Это для них хорошо, — не согласился Сумрачный, любовно поглаживая Книгу Знаний. — Я ведь и Раяра призвать мог…

А вот это была бы уже грандиозная месть! И отличная идея — если б не Балош. Он ведь мне и вправду почти как брат стал, жалко его Вершителю сдавать.

До Книги — виновницы появления Пустоши — мои цепкие ручки дотянулись еще в вечер накануне отъезда. Марлекс не возражал абсолютно. Дрожа от нетерпения, сунула любопытный нос под обложку… Пусто! Пролистала несколько страниц — с тем же результатом. Заглянула в середину — опять ничего!

Только после этого суженый изволил пояснить, что Книга тоже свое мнение имеет и показывает только то, что сама хочет, и тому, кому хочет, соответственно. Например, он сам в число избранных попал еще в раннем детстве, когда Книга стала его учителем. Как и учителем старшего брата. Эстель, к слову, подобной чести не удостоился.

Чувствует, вредина, чьи пальчики странички переворачивают!

Все мои попытки приобщиться к знаниям дасхов потерпели полный крах. Были просьбы, уговоры, мольбы и угрозы, но страницы по-прежнему оставались пустыми. Разве что немного желтоватыми от времени.

Ну и характер! И как Вилей умудрялся управляться с этой паршивкой своевольной?!

Но с этим — отдельная история. Как выяснилось, потеря все это время хранилась у Астрии, а та ни сном ни духом. Еще несколько лет назад, видя, что жена тоскует, Вилей подарил ей чистую книгу в черном кожаном переплете, украшенном диковинными символами. Что другое женщина ни за что бы не приняла от ненавистного мужа, но уж больно те символы напоминали знаки, используемые сависами для письма. Вот матушка и не устояла.

Книга стала дневником. А с тех пор, как Астрия заметила, что написанные строчки исчезают мгновенно и возникают вновь лишь тогда, когда это нужно (ей, а не кому-то еще!), и вовсе перестала расставаться с необычным подарком. Все время при себе носила.

Вот уж где Марлекс точно не искал!

— Просыпайся, приехали, — выдернул меня из задумчивой неги голос любимого.

Пришлось спешно выныривать из своих мыслей (а заодно и из уютных объятий), кутаться в плащ и выбираться на мороз.

Марлекс наблюдал за моими вялыми шевелениями с улыбкой. Умиляется…

— И вовсе я не спала!

Только когда выпала из кареты, заметила, что на землю давно опустились густые сумерки. А ведь еще не так уж поздно. Это я, собственно, к тому, что передвигаться придется очень медленно: день зимой и без того недлинный, а добавьте сюда частые остановки и обледеневшую и местами занесенную снегом дорогу… Как бы к началу экзаменов не опоздать!

Из стайки мыслей тут же выбилась одна шальная: а вот бы попросить Марлекса позвать змеев… На них и быстрее получилось бы, и, чего уж греха таить, эффектнее. Представляю лица всех этих именитых мастеров!

— Ты лучше представь, как они тебя пытать после такого появления станут. — Сумрачный, как всегда, нагло подслушал мои мысли и теперь откровенно потешался.

Представила… Впечатлилась. Ужаснулась!

Хорошо, что под рукой всегда есть благоразумный Марлекс.

— В запасе остается еще три дня, — негромко напомнил суженый, шествуя вслед за мальчишкой-слугой к заранее заказанным комнатам. Вынужденная мера, если хочешь спать на приличном постоялом дворе, а не где-нибудь в особо пушистом сугробе. Да и не по статусу мне теперь ночевки под открытым небом. — Завтра отдыхаем. Потом устроишь мне экскурсию по памятным местам. Посетим сору, где ты выросла, мне давно хотелось там побывать. Заодно незаконно присвоенное имущество вернем. Ну а последний день оставим на повторение необходимого материала. Идет?

Я замерла в удивлении и сделала круглые глаза. Это он о чем вообще? Мы ведь опаздываем…

— А потом в школу порталами, — на всякий случай пояснил мужчина, вталкивая меня в нужную дверь и опуская в протянутую ладонь слуги несколько монет. — Как раз к первому экзамену должны успеть. Так что, ты согласна?

Побездельничать денек и задать перцу тем, кого с пеленок проучить мечтала? Да кто бы возражал, только не я!


Вспыхнул портал, рассыпая по белоснежному снегу красноватые блики. Я покрепче перехватила руку Марлекса и первой шагнула в кружащуюся воронку. Прав был тот, кто сказал, что мстить следует с холодной головой, но, когда в тебе горит колдовской огонь, простое, казалось бы, условие становится невыполнимым.

Переход занял чуть больше времени и доставил больше неудобств, нежели я привыкла. Все же расстояние немаленькое. Но, когда алые искры перед глазами растаяли, появилась возможность обозреть знакомый с детства пейзаж. Редкий, в проплешинах лесок, припорошенная снегом седая трава и дорога в колдобинах, вяло уползающая в сторону близлежащего города.

А вот сору я запомнила совсем другой! Оставшаяся в воспоминаниях постройка давно и настоятельно требовала ремонта, золотой купол почти не блестел, словно чувствовал, что местные обитатели этого не заслуживают, а покосившийся забор не падал только потому, что новый все равно ставить было некому. Ну не сориты же в самом деле должны плотничьим делом заниматься! А Грин и пальцем не пошевелит. Да и раскошеливаться уж точно не станет.

Сейчас же передо мной открылась совершенно иная картина… Резной невысокий заборчик встречал путников распахнутыми настежь воротами. На расчищенном от снега дворе резвилась пара котят и девочка лет пяти с тощими косичками, украшенными огромными бантами. Да и одежонка на ней вполне приличная.

На фоне такого несоответствия как-то померк и ярко сверкающий купол, и свежеотремонтированный храм, и даже новенький терем. Может, праздник какой, а я и забыла? Но проведенная ревизия воспоминаний ничего, кроме новых поводов для размышлений, не дала.

— Слушай, а мы точно не промахнулись? — Я обернулась на суженого и одарила его вопросительным взглядом.

— Обижаешь! — возмутился Марлекс.

Тогда я вообще ничего не понимаю.

А между тем за распахнутыми воротами происходили и вовсе странные вещи.

— Тебя кто из комнаты выпустил? — выскочила из терема дородная сорита с метлой наперевес и широкими шагами направилась к втянувшей голову в плечи девчушке. Одитрию я узнала. Хоть кто-то остался верен себе… — Сейчас все платье заляпаешь! А другое раньше чем через месяц не дам! И не трогай котов, они небось заразные.

Я слушала ругань почти с умилением. Жалко было бы потратить весь запал на совершенно чужих людей.

— Нет, все-таки попали, куда нужно, — улыбнулась я колко и направилась к терему. Марлекс — за мной.

Но внимания на нас по-прежнему не обращали.

— Мне Радетель разрешил! — Малявка демонстративно погладила черно-белого котенка. Смелая!

Только как бы это ей боком не вышло… Я замедлила шаг и принялась наблюдать за соритой-хозяйкой. Тронет ребенка — прибью!

— Этот мальчишка никак не разберется, что к чему, — облокотившись на орудие труда, проворчала толстуха. — И советов дельных не слушает.

Кажется, она собиралась добавить что-то еще, но тут отворилась дверь, выпуская на крыльцо щуплого рыжеволосого мужчину в характерном одеянии. Радетель? И уж точно не Грин. Интересненько…

— Милая моя сорита, вы бы лучше двор мели, а не Таллу изводили. А советы давать и вовсе моя работа, — и улыбнулся маленькой подопечной.

Моя рука инстинктивно поймала ладонь дасха и сжала что было сил. Вот вроде бы все хорошо, а глаза все равно слезы жгут. И тело бьет нервная дрожь. Как много здесь изменилось… Даже дышится теперь легче.

— Хочешь, уйдем? — шепнул Сумрачный мне на ухо. — Я найду, чем тебя занять, чтобы даже мыслей об этом месте не осталось.

Предложение выглядело соблазнительно, и я уже собралась прошептать в ответ что-то согласное, но не успела. Нас заметили.

— Вижу, нас посетили колдуны. — Радетель улыбнулся в рыжую бороду и преодолел несколько ступенек. — Нечасто вас в здешних краях встретишь? Чем обязаны?

Хороший вопрос. Что бы тебе такого ответить? По первоначальному плану мы не собирались ни с кем расшаркиваться. Вломиться, высказать старому скряге все, что раньше не решилась, и потребовать украденное. Можно даже сору сжечь. Вот только с появлением молодого Радетеля и довольной жизнью малявки четкий план свернул в совершенно непонятную сторону. И что теперь говорить, я даже приблизительно не представляю.

А сорит смотрит заинтересованно и ждет ответа. И Одитрия, и Талла, и даже котята. Лучшим выходом виделся портал. Скрыться — и все дела. И не соваться больше сюда. Но я ж смелая и гордая, я так не могу!

— Да осветит ваш путь Солнечная, — подошла я ближе и немного склонила голову. Хочет — пускай принимает за поклон. А сама в душе ехидствовала. Надеюсь, тщеславной бабке там икается…

Радетель пробормотал в ответ что-то вежливое и жестом пригласил нас внутрь. Видно, явившиеся средь бела дня колдуны задели его любопытство. Признаться, я думала, Одитрия быстро разъяснит, кто есть кто, но сорита молчала. Только сверлила нас с Марлексом полным отвращения взглядом.

Не узнала? Ладно, допустим, у нее проблемы с памятью. Преклонный возраст и все такое… Но когда точно так же восприняли мое появление и другие обитательницы обители, стало немного не по себе. Разве я так сильно изменилась?

— Неужели сама не видишь? — отозвался на эти мысли Сумрачный. — Это все огонь. С годами дар разгорается, и каждое обращение к нему накладывает отпечаток на внешность. Дорогая, ты хорошеешь день ото дня!

П-правда? Тут даже мысли запнулись. Пожалуй, стоило бы почаще в зеркало заглядывать.

В кабинете Радетеля, который до сих пор действовал на меня угнетающе, нас устроили с комфортом и даже напоили ароматным чаем. Пользуясь случаем, я разглядывала нового главу местной обители, который, кстати, представился Айсом. Невысокий, с залысинами, мантия не скрывает худобы, из-под рыжей бороды игриво выглядывают веснушки. Сразу понятно, отрастил для солидности. Ну какой из него храмовник? Так, мальчишка великовозрастный, да еще несуразный к тому же. И только глаза взрослые, мудрые…

— Так зачем, говорите, явились?

За справедливостью. Только требовать ее теперь не с кого. Вопросительно глянула на Марлекса и получила в ответ едва заметный кивок. Как же здорово, когда тебя понимают без слов!

— А куда ваш предшественник девался? — Знаю, что отвечать вопросом на вопрос невежливо, но цель визита я себе пока не придумала. И Марлекс выручать не торопится. Придется правду говорить, но строго дозированно.

Редкие брови изумленно взлетели вверх.

— Вы не знаете?! Да и откуда колдунам… Грин был лишен милости божини. Сорина так разгневалась на него, что лично явилась и сожгла сору. Только с третьей попытки отстроить смогли.

Ничего себе тут дела творятся! Это ж что старик должен был вытворить, чтобы бабуля так взбеленилась? Провел обряд в честь Сумрачного? Это вряд ли.

— А сам он куда девался? — решил уточнить Марлекс. Хотя и так понятно куда.

Аис пожал плечами.

— Когда явилась Сорина и начался пожар, он в кабинете был. И выбраться скорее всего не сумел.

Прислушалась к себе, но полагающейся жалости не обнаружила ни капли. Сгорел? Туда ему и дорога! И еще лет сто в вечном пламени томиться.

Эх, жаль о причинах случившегося теперь только Солнечная рассказать может… А знакомиться с ней раньше времени как-то не хочется. В смысле вообще видеть эту особу никогда не хочется, но интуиция подсказывает — придется. И вряд ли эта встреча будет теплой.

— И совсем ничего не уцелело? — Я устремила проникновенный взгляд на разместившегося напротив мужчину, отчего тот даже чаем поперхнулся. Видимо, нет.

— Шутите? Когда я приехал, здесь сплошное пепелище было да разъяренная божиня иногда являлась. Сам видел! Сорит и тех пришлось в городе временно пристраивать.

Историю о прежней воспитаннице и фамильной драгоценности, которую старый скряга бессовестно зажал, я все же рассказала. После чего мы с Сумрачным (знали бы храмовники, кто у них только что побывал!) вышли во двор.

Да-а, не на такой результат я надеялась.

— Ты же не думаешь, что любимая побрякушка Сорины могла вот так запросто сгореть? — На плечи легла тяжелая рука, Марлекс собственнически притянул меня к себе.

— Нет, конечно. Иначе стала бы она сюда ходить как на работу?

Спиной уловила его вздох.

— Вот и не вешай нос. Сейчас перенесемся в убежище — и, обещаю, ни о каких проблемах в ближайшие несколько часов думать ты не сможешь. — И легонько потерся губами о шею, как раз там, где начинался воротник. По телу тут же побежали щекотные мурашки.

Я скосила взгляд на суженого, дабы определить, а не переоценивает ли он свои возможности. Судя по плотоядной ухмылке и голодному взгляду — вряд ли.

— Нет! — с энтузиазмом согласилась я на его предложение.

В серых глазах разлилось золото, меня настойчиво потащили к воротам.

— То есть сперва я хочу проверить свое везение.

Остановился.

Вот оно, взаимопонимание.

— Кажется, у Таллы есть дар…

— И что?

— А то, что месть никто не отменял!

Встала на цыпочки и быстро поцеловала его в нос. Сделай это для меня, и пускай сориты несколько лет помучаются с одаренным ребенком. Аис ведь не Грин, девочку в обиду не даст. А вот его подопечные клуши взвоют!

И в кого я такая добрая?


Утро перед первым испытанием застало меня на очередном постоялом дворе. Тоже вполне себе приличном, окруженном серебристым садом с не работающими зимой фонтанами, вот только наслаждаться местными красотами я была не в состоянии.

Всего через несколько дней я стану дипломированной колдуньей! Или не стану… От этой мысли волнами накатывала паника. И столько лет обучения коту под хвост? Нет уж, не дождутся!

— Не трясись, ты все знаешь. — Марлекс положил руку мне на плечо, придавая уверенности. — Сам проверял!

Кивнула и вымучила слабое подобие улыбки. Нет, умом я понимаю, что дасх прав, да разве ж от этого легче?! Вон руки дрожат так, что вилку держать с трудом удается. Но, надо признать, вчера мы подробно прошлись по изученному материалу, и проблем не возникло. Даже с чужеродными стихиями!

А значит, все должно пройти ровно. Ну это если что-нибудь непредвиденное не вмешается. Вот только все равно на душе неспокойно…

— Доедай завтрак, а я пока за вещами схожу. — Марлекс потрепал меня по макушке и скрылся из виду.

Пожалуй, он прав, стоило бы поторопиться. Сделала глубокий вдох и обвела взглядом просторный зал, заставленный столами. Сегодня здесь многолюдно, ни одного свободного места нет. Что в общем-то и неудивительно… А сколько товарищей по несчастью! Нет-нет да и заметишь форменную мантию. Это постоянные студенты, которые при школе живут. Наверное, их тоже перед экзаменами на несколько дней по домам распускали. Но их меньшинство. В основном же попадаются такие, как я. Если не чувствовать силы, ни за что не догадаешься, что перед тобой молодой колдун. Ну разве что заметишь рядом степенного учителя.

Надеюсь, хоть с этим проблем не возникнет. Марлекс с Бриалиной до чего-то там договорились, даже с руководством Школы колдовства связывались. И, насколько знаю, это самое руководство согласилось с тем, что меня сопровождать будет Сумрачный. Странно, конечно, но я в это не вникала. Тут хоть бы с испытаниями справиться!

Под эти взволнованные мысли я наконец прикончила яичницу и теперь просто ждала Марлекса. А заодно разглядывала занятых своими делами коллег и старалась не воспринимать исходящую от них силу, не приглядываться к аурам. Сейчас о другом думать надо.

Но, небо, как же любопытно оказаться в толпе себе подобных!

— Береника? — У стола возникла худенькая девушка в платке и принялась составлять грязную посуду на поднос.

— Д-да… — немного ошалело выдохнула я.

Мы что, знакомы?!

Впрочем, интересу разносчицы нашлось куда более простое объяснение.

— Твой мужчина велел тебе выпить целебный отвар, — и пододвинула мне дымящуюся кружку.

М-м-м… Пахнет вкусно. А я-то гадаю, куда он запропастился!

И на вкус тоже ничего.

Наверное, если б я не была целиком и полностью поглощена предстоящими событиями, всенепременно вспомнила бы, что с недавних пор не являюсь безвестной сиротой и скромной ученицей преуспевающей колдуньи тоже уже не являюсь. Дочь правительницы Вересковой Пустоши как-никак! Это если обо всем остальном умолчать. Так с какого переляку ко мне служанка на постоялом дворе запросто обращается?! И где «госпожу» потеряла?

Нет, точно пора налаживать отношения с зеркалом. Чувство такое, будто бы я что-то упустила…

Попивая ароматное варево, ощупала одежду, пригладила волосы — вроде бы все в порядке. Получается, одно из двух: не то это я шибко мнительная в последнее время, не то у кого-то воспитание хромает.

— Госпожа, карета у входа. — Парень в зеленой форменной одежде учтиво поклонился. — Велели поторопить.

Сделала последний глоток и с трудом поднялась. Ну вот, уже и зельям доверять нельзя! Я должна была взбодриться, а в итоге что? Так спать хочется… и перед глазами плывет… Ну Марлекс! Нашел время косячить! Погоди, доберусь я до тебя! Только порог переступлю…

Ой…

Ладно, сначала вздремну, а потом уже доберусь…


Даже понимание того, что я рискую проспать диплом, не смогло развеять тяжелую дрему лучше, чем холод. Казалось, он был везде. Кусал за щеки, покрывал волосы белесой изморозью, окутывал тело жестким коконом, пробирался за ворот… и в самую душу. Даже в детстве, когда приходилось жить в соре и сносить пинки служителей божини (все никак не могу привыкнуть думать о Сорине как о родственнице), мне не было так… пусто?

Вдохнула глубоко и тут же закашлялась. Грудь стальными тисками сдавила боль. Холодно…

— О, очнулась, — отметил кто-то над самым ухом.

Разум тут же затопили воспоминания. Марлекс отправился за вещами, а потом сварил мне зелье… Хм… Или не варил? Иначе с чего бы я отключилась?

А следом пришло осознание: связь!!! Ментальная которая. Ее больше нет! Я не чувствую Сумрачного, вот почему внутри так холодно. И мой собственный огонь горит совсем слабо.

— Какого… — Ага, кого? Не Марлексом и своим же будущим родовым именем теперь ругаться? — Что происходит?

Кое-как усевшись, я смогла оглядеться. Темно, тесно, видимо, действительно карета. Только не наша: сиденья жесткие и обогрева никакого. Еще и напротив кто-то сидит.

— Ты попалась, — хрипло рассмеялся мой неожиданный спутник.

Вот как чувствовала, что без приключений не обойдется!

— Лучше отвянь по-хорошему, не то тебе сейчас так попадет, навек пакостить забудешь. — И, подкрепляя слова делом, резко метнулась вперед, торопливо взывая к огню.

Но в результате только шмякнулась на пол. Так необходимое сейчас заклинание сверкнуло россыпью безобидных искр и… бессовестно растаяло в воздухе, не причинив ни малейшего вреда неизвестному.

— Я заблокировал твой дар, — поставили меня перед убийственным фактом. — Так что сиди тихо и не рыпайся, уже почти приехали.

Вот гадство… Но дельному совету я вняла и покорно вернулась на место. А пока «сидела тихо», украдкой попинала дверь, попыталась дозваться суженого или хотя бы дотянуться до огня — все без толку.

Колдун же (ну а кто еще это мог быть?) только посмеивался, наблюдая за моим копошением. Вот теперь точно можно сказать: влипла! И помощи ждать неоткуда.

Да уж, это покруче любого экзамена будет!

— Тебе ведь нужен мой огонь?

Уселась поудобнее и попыталась разглядеть похитителя. Высокий, худой, судя по голосу, не первой свежести. Остальные подробности скрывал просторный плащ с капюшоном и полумрак, царивший внутри кареты.

— Да.

— Зачем? Неужели того, что уже есть, не достаточно? — Нет, я правда не понимаю! Ну, допустим, он так хотел обладать даром, что решился отнять его у другого колдуна. Рискованно, хлопотно и без гарантий, но, как оказалось, вполне возможно. Теперь у этого отморозка есть дар, и не один. Так не пора ли остановиться?

— Для коллекции, — раздался тихий смешок, и капюшон соскользнул на плечи.

Твою ж!.. Нет слов. Цензурных.

Только чудом мне удалось не свалиться на пол во второй раз.

— Грин? — Не зря дурное предчувствие мучило, ой не зря!

Глупо теперь надеяться, что он окажется всего лишь плодом моего измученного воображения. И ведь все идеально сходится! Пострадавшие едва ли не в один голос твердили, что Колдун каким-то мистическим образом обладает силой соритов. И как я сразу не придала этому значения?

— Вот и встретились, Береника.

Не так я представляла эту встречу, совсем не так. Взрослая, сильная, я должна была вернуться в сору и отплатить за все обиды. А в результате что? Сижу тут, пытаюсь трястись как можно менее заметно и лихорадочно придумываю, как бы ноги унести. М-да, хороша колдунья!

— Радость-то какая! — фыркнула ехидно. Ненавижу чувствовать себя беспомощной!

— И не говори, — поддакнул старик. — В первый раз ты от меня ушла, еще и кучу проблем создала. Но теперь все будет иначе!

По спине пробежал холодок. Будет. Но не так, как ты думаешь. Да я лучше умру, чем позволю такой вот мрази завладеть своим огнем!

Зато все кусочки головоломки сложились. Когда у меня прорезался дар, именно Грин предложил его изъять. И наверняка еще тогда замыслил себе захапать. Но обломилось.

— Я сбежала, но нашелся другой несчастный? И не один, ведь так? Пока Сорина не прознала про твои эксперименты и не явилась лично наводить порядок.

Морщинистое лицо исказила злая улыбка.

— Молодец, неплохо рассуждаешь. Дар тогда не приживался, еще и божиня эта… Баба, что с нее взять! Но в том пожаре я выжил благодаря ей. — Костлявая рука извлекла из-под одеяния тяжелый кулон в виде солнца.

Мой! Ну бабуля, ну удружила…

Тут разговоры пришлось спешно сворачивать: карета остановилась. Сопротивляться особого смысла не было, поэтому вышла я сама и, подталкиваемая мучителем, углубилась в лес.

Думай, Береника, думай! Нельзя позволять старому мерзавцу вот так запросто все разрушить.

Итак, что мы имеем? Собственно, сам Грин. Здесь все плохо, неизвестно ведь, скольких несчастных он угробил. Девица давешняя нашлась тут же. И еще трое наемников не самого презентабельного вида. Неудачники, связавшиеся с Колдуном от отчаяния.

Будь при мне дар, с этими бы справилась легко. Но так…

Колдовать не могу — это самое страшное. Ментальная связь тоже оказалась заблокирована. Значит, Марлекса не дозовусь. И тахесса тоже. К тому же я понятия не имею, где нахожусь. Потрясающе!

Но Сумрачный меня ищет, а Балош ищет Колдуна. И это уже дает маленький шанс на спасение. Хотя все равно сидеть сложа руки не стоит.

Следующий неприятный сюрприз поджидал меня на расчищенной от снега поляне. Алтарь!!! Точь-в-точь как в соре. И свечи горят, и символы на земле нарисованы. Те, что при обрядах в честь Сорины требуются, и другие, известные мне, колдовские. Вот как он добился, чтоб дар нового хозяина принимал. Соединил несочетаемое.

— И куда тебе столько силы?

Подлюга глянул на меня свысока, но все же снизошел до ответа:

— Пригодится, не сомневайся. Сорина не прощает отступников, а без твоего огня мне с ней не справиться. Так что не упрямься, ложись на алтарь.

И дабы жертве произвола не пришло в голову что-нибудь выкинуть, за шкирку швырнул меня на холодный камень. Сильный, зараза!

Все мое существо ледяной волной окатила паника. Не успеют, не помогут, и сама ничего сделать не смогу! Лишусь согревающего сердце пламени и погибну. Глупо. Слишком рано…

Тут еще и давнее гадание припомнилось. Огонь погаснет…

Страх схлынул так же быстро, оставляя за собой странную апатию и совершенно неуместное отчуждение. Будто бы я наблюдала за происходящим со стороны. Начинаю сходить с ума? Говорят, с лишенными силы колдунами и такое случается.

Равнодушно понаблюдала, как наемники рассредоточились по поляне, видимо опасаясь нападения. Девица встала у алтаря с чашей в руках, а Грин принялся нараспев читать уже знакомое мне заклинание. Помнится, точно такое в исполнении Магдерии слышала. Прикрыла глаза и снова обратила внимание на чокнутого Колдуна… О, да в нем столько всего намешано! Тут никакой огонь бы не помог.

Но и сдаваться я не собираюсь!

Вяло шевельнулась и тут же снова затихла, дабы не привлекать к себе внимания. Еще и ладони оцарапала при падении. Болят… И кровоточат. Алые капельки сочились из ранок и черными бусинами скатывались на золотые письмена, покрывающие алтарь. Вспышкой перед глазами пронеслась череда воспоминаний: Марлекс, едва не погубивший своей болью целый лес, золотые искры во время инициации…

Вот же оно!

Вспомни! Те драные платья и постоянные оскорбления, одиночество и страх, обиду на неведомую семью, которая выбросила и не вспомнила ни разу, ужас, когда услышала, что единственное, что у тебя есть, огонь, хотят безжалостно отнять, вырвать, уничтожить.

Моргнула, смахивая выступившие слезы, и глазам своим не поверила: алтарь, а следом за ним и прошлогоднюю траву стремительно заволакивала чернота. Марлекс! Может, хоть собственный огонь он почувствует?

— Что это? — всполошился Грин, прерывая заклинание на полуслове. Символы (те из них, что до сих пор оставались видны) протестующе полыхнули. — Маленькая дрянь! Что она делает? Остановите ее!

И сам устремился ко мне. Кто бы подумал, что в его возрасте можно так резво прыгать?!

Наивный! Сейчас остановить меня может разве что чудо. Для Марлекса этим чудом стала я. Но его рядом нет, а стало быть…

Темный огонь поднимался мощной волной, сметая все на своем пути. Тело буквально разрывало от боли. Где-то рядом кричали наемники, и что-то колдовал Грин. А я просто лежала и наслаждалась агонией. Даже когда меня вместе с алтарем отшвырнуло далеко в сторону, не шелохнулась. Зачем? Все равно мне теперь не остановиться. Самой.

Лес кругом полыхал.

— Она не контролирует свой дар, — наконец сориентировался в ситуации колдун. — Бежим!

Схватил сообщницу, имени которой я так и не узнала, за руку и подвластными ему ветрами попытался разогнать пламя, но сделал только хуже.

— Обезумевший маг всегда сильнее, — просветила я бывшего сорита, отлепляясь от алтаря, на котором до сих пор лежала. — И чтобы сдержать такого, порой даже десятка искусных мастеров недостаточно.

Поворачивался он медленно. В блеклых от бесконечных ритуалов глазах застыло понимание. Все кончено! Для него. Может быть, и для меня тоже… Но оплакать свою преждевременную кончину я не успела: слетели блоки, сдерживающие родной огонь, и мир потонул в черно-алом пламени, щедро разбавленном золотыми искрами.

Огонь был всюду. Внутри — полыхал, обжигал, заставлял извиваться и кричать от раскаленной боли и ласковым котенком зализывал кровоточащие раны. Перед глазами — сплетался в черно-алой пляске, поглощал летящие в меня проклятия. И верную спутницу Грина тоже проглотил, заурчал довольно и стремительно рванул к старику, сметая спешно выставляемые им щиты.

Неправда, что, когда стоишь у Грани, перед глазами вся жизнь проносится. Лично я видела только одно бледное лицо с серыми с золотыми проблесками глазами.

— Марлекс… Марлекс… Услышь меня! Останови… — шептали губы заклинание.

Только действовать оно никак не хотело.

Тело уже почти звенело от переполнившей его силы. Казалось, еще чуть-чуть, и меня просто разорвет. Ну где же ты?.. Еще один стихийный выплеск, и земля дрогнула, выпуская потоки лавы и золотые искры. Грин, с жутким воплем канувший в одной из образовавшихся трещин, стал последним, что я увидела.

Сознание потонуло в спасительном мраке.


Глава 5 | Береника | ЭПИЛОГ







Loading...