home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2

— Еще раз поцелуешь… да хотя бы глянешь в сторону другой, и мы на живом примере узнаем, отрастают ли у дасхов ампутированные части тела.

Оригинальность пробуждения Марлекс оценил. Моргнул сонно, попытался спихнуть развалившуюся меня, но быстро передумал. Только поморщился еле заметно.

— Милая, коленку убери. — Голос звучит, как и полагается, сдавленно, а глаза смеются. — Сама же потом жалеть будешь.

Теплые ладони ласково прошлись по обнаженной спине, оставляя после себя волны мурашек.

Ну вообще-то он прав.

В качестве моральной компенсации пришлось пожалеть прямо на месте.


— Очень сердишься? — Я покаянно взирала на Игната.

И было с чего! Нет, дом, как ни странно, уцелел, даже почти не пострадал. Только от дивана головешка осталась да окно Марлекс разбил, когда полыхающую меня прочь уносил.

Ущерб минимальный, но кузнец на Бриалину и за меньшее шипел. То есть за грядущее.

— Забудь, все поправимо, — махнул рукой Игнат и ободряюще улыбнулся. — Через пару дней будет ярмарка, вот нам и повод ее посетить.

Дышать сразу же стало легче, даже на улыбку отважилась. Пронесло! А известие о будущем мероприятии вообще отозвалось дрожью предвкушения. Хоть какое-то развлечение! С купцами часто скоморохи приезжают, гадалки, фокусники там всякие, сказочники, барды. Очень надеюсь, что дурная слава Пустоши не отпугнет бродячий люд и несколько веселых деньков нам все же выпадет.

Жизнь потекла своим чередом.

Я готовилась к экзаменам, по возможности помогала наставнице, по несколько раз в день бегала к строящемуся дому подпитывать Тиму. Кошак весь раздулся от гордости и окончательно запугал рабочих, те и вздохнуть без разрешения домового боялись.

Быть невестой оказалось на удивление легко. Балоша я почти не видела, и это, кстати, никого особо не удивляло. Как выяснилось, наследник — человек до безобразия рассудительный и приземленный, и всяческие ахи-вздохи вкупе с романтическими прогулками под луной не про него. Ну и ладно! Мне и с Марлексом этого всего хватает!

Стук в дверь раздался очень вовремя. Я как раз уговаривала себя прочитать еще страничку, а заодно напоминала себе же, что лень — совсем не то, что поможет мне сдать два оставшихся экзамена. И если с нечистеведением хоть сейчас готова перед мастерами из Школы колдовства предстать, то отношения с чужеродными стихиями не заладились с самого начала. То есть с того самого момента, когда я струйкой дыма вылетела из родной трубы и красиво шмякнулась прямо под ноги Даанду.

Не думаю, что с тех пор талантов у меня сильно прибавилось.

— Кого там еще принесло? — проворчала с явным облегчением, отложила книгу и потопала к двери.

Ко мне гость, к кому ж еще. Наставницу, если надобно, у правителя ищут, Игната — в кузнице. Следовательно, по мою душу явились.

— Э… — только и смогла выдавить, пристально разглядывая обнаруженного за дверью блондина.

Совершенно незнакомого, между прочим. Высокий, худощавый, лет тридцати пяти на вид. Белые, словно молоко, волосы ниже пояса спускаются. Глаза серо-голубые, прозрачные, безразличные. А над левой бровью знак — перевернутая пентаграмма.

Колдун?

— Анрис Геррский, первый советник правителя, к вашим услугам, — изобразил вежливый полупоклон и протянул мне несколько свертков. — Здесь некоторые вещи, Балош передал. Завтра вечером состоится официальное представление невесты наследника будущей семье.

Вот так услуга…

— Сп-пасибо… — На большее я сейчас была не способна.

Тонкие бледные губы сложились в некое подобие улыбки.

— Советую хорошо подготовиться, Вилей умеет преподносить сюрпризы…

С этими словами он развернулся и, не прощаясь, пошел прочь. Дельный совет, ничего не скажешь. Можно подумать, сама бы не догадалась! Пойти, что ли, с Марлексом обсудить?

Только и шагу ступить не успела, как на меня в буквальном смысле этого слова налетел белоснежный вихрь. Закружил, втолкнул в глубь дома, вцепился намертво и меленько затрясся.

— Совсем страх потеряла? — рявкнула я как можно более убедительно и попыталась отлепить от себя дрожащую Дису.

Вот как чувствовала, что с ней проблем не оберешься!

— Не-а, нашла, — простучала зубами эта чокнутая. И ткнула пальцем в дверь. — Т-там…

Так, а вот это уже любопытненько. Сумрачный за ней гнался, что ли? Хотя нет, от Марлекса она бы так не драпала… Оторвала от себя бывшую целительницу и снова распахнула дверь.

Чтобы нос к носу столкнуться со знакомой рыжей физиономией.

— Ты?! — вопросили мы с Дисой в один голос. Только я гневно, а она испуганно. И тут же юркнула за диван!

Кулен ошалело моргнул, оглядел меня внимательно и попытался улыбнуться. А получился перекос средней степени.

Прибью. Нет, точно прибью! Только сперва выясню одну крошечную детальку…

— Ну и что ты этой болезной сделал, что она с предметами мебели слиться пытается?

— Не поверишь. Ничего!

— И правда, не верю.

Рыжий протиснулся в дверной проем (хотя его вроде как не приглашали), отыскал взглядом Дису и попытался выковырять ее из импровизированного убежища. Но добился только очередного пронзительного визга.

— Марлекс улетел окрестности осматривать, все надеется колдуна сбежавшего поймать. А меня просил за этой вот присмотреть.

— И? — Я выразительно приподняла бровь.

— Да она ж от меня точно бес от сорита шарахается!

При желании с последним утверждением я могла бы и поспорить. Вот, например, Шаша прекрасно себя чувствовал на плече Алесса, даже печенье из рук ел. Но это ж к делу не относится, так?

— А чего он руки свои тянет? — пискнула несчастная. Правда, позволила усадить себя поудобнее, даже кружку с успокаивающим зельем приняла.

— Да я ж без всякой задней мысли… Она споткнулась, я поймал, а она мне по уху и ка-ак побежит!.. Ну, я за ней…

— Почем мне знать, что у тебя за намерения?

Ладно, с этими двоими все вроде понятно. Главное теперь не рассмеяться, даже улыбаться не стоит. Жалко Дису. Не знаю, как бы я на ее месте на посторонних мужчин реагировала. Тоже, наверное, шарахалась бы…

Устроилась на подлокотнике кресла, в котором сидела блондиночка, и осторожно обняла ее за плечи. Девушка благодарно прильнула ко мне. Успокоилась. Вот и славно.

— Ну рассказывай, как до такой жизни дошел? — и склонила голову набок в ожидании ответа. — Ты зачем Бриалину обидел, герой-любовник?

Молчание. И вид до того виноватый, что так и хочется подзатыльник отвесить…

— Дела были. Но я собирался вернуться. Правда!

Хм… Где-то я подобный бред уже слышала…

— Врешь! Ты правду рассказывай.

Рыжий вздохнул тягостно и принялся в грехах каяться:

— Понимаешь, мне Бриалина в самом деле понравилась. Даже больше, чем просто понравилась. Все шло хорошо, мы и язык общий нашли, и твоя наставница по купцам бегать перестала… И тут дасх приказывает мне отправляться в Пустошь и даже думать не сметь о повелевающей ветрами!

Марлекс?! Я чуть со своего насеста от удивления не рухнула.

— А зачем ты его послушал? Послал бы подальше и жил себе спокойно!

Кулен окончательно повесил нос.

— Нельзя было не подчиниться. Понимаешь ли, я его раб. И эта психованная, кстати, тоже.

Вот тут я не выдержала, вскочила и нервно заметалась по зале. Ну Марлекс, ну Сумрачный! Рабовладелец, чтоб тебя!

— Он сказал, по-другому было нельзя… — глухо добавила Диса.

Я замерла и смерила блондинку задумчивым взглядом. Даже так? В голове медленно соединялись кусочки головоломки. Крылатый спас Дису, вернул ее к жизни, и в результате она потеряла свободу. Подозреваю, с Куленом дела обстоят похожим образом. Теперь о другом… Помнится, я тоже немало сделала для дасха. Так что же получается…

Жужжащие в голове вопросы настоятельно требовали ответов. Желательно развернутых и из первых уст. И я собираюсь получить их немедленно!

Строго наказала этим двоим сидеть на месте и на всякий случай (чтобы кое-кто не вздумал снова удрать) заперла дверь. А сама быстрым шагом направилась к дому, который, как планировал Марлекс, однажды станет и моим тоже. Хотя как это возможно, учитывая, что здесь меня знают невестой наследника, понятия не имею. В чем-то и моя фантазия бессильна.

По пути мысленно взывала к Сумрачному, настоятельно требуя явиться по указанному адресу. И тихо надеялась, что эта просьба-требование-мольба достигла адресата. Ух, как же хочется кого-то поджарить!

— Что стряслось? — Взволнованный дасх едва мне на голову не свалился, стоило только ступить на крыльцо. За его спиной, словно утренний туман, медленно таяли прозрачные крылья.

Хлесткая пощечина оставила на бледной щеке красноватый след. Я ему ее еще с прошлого раза задолжала! Лицо крылатого удивленно вытянулось.

— Сдурела? — Мои запястья оказались в тисках его ладоней. Стальные глаза метали молнии.

— Рабовладелец! — выкрикнула ему в лицо я и тут же почувствовала, как глаза обжигают слезы. Так, а вот этого нам совершенно не надо! — И кто тебе теперь я?

Марлекс ослабил хватку, а в следующий миг и вовсе подхватил меня на руки и шагнул в дом.

— Суженая. — Шепот обжег ухо, по щеке к шее скользнули мягкие губы. И, кажется, язык… — И я знаю, что тоже небезразличен тебе. Но придется свыкнуться с некоторыми нюансами.

— Ну-ка, ну-ка… — Я шумно вздохнула, пытаясь справиться с бешеным стуком сердца.

Сумрачный верно оценил мое состояние и наконец отстранился. Фу-ух! Сразу же вздохнула свободнее, хоть и испытала легкое разочарование. Эк меня на нем переклинило!

— Мир, откуда я родом, — тщательно подбирая слова, заговорил Марлекс, — не слишком приятное местечко. Сложно там все. Рабство, куча древних устоев, которые приходится соблюдать, постоянные стычки с сависами…

Он говорил, а я медленно, но верно впадала в ступор. Гадостное местечко этот их параллельный мир! Люди, тахессы, все, кто слабее, для дасхов рабы. К ним относятся хорошо, ни в чем не ущемляют, но все же… Полная зависимость от хозяина. Погибает владелец — и собственность ожидает та же участь.

Как же все-таки хорошо, что Марлекса изгнали! Мне никогда не придется посетить жуткое обиталище его сородичей.

— Кулен оказался у меня, когда казнили его прежнего хозяина. Я был принцем крови и мог позволить себе иногда нарушать правила. Про Дису ты знаешь. Там, откуда я родом, спасти человека означает сделать его своим. Понимаю, ты не в восторге, но иных вариантов не было.

Вдох — выдох. Кивнула и постаралась содрогаться от отвращения не слишком заметно. На самом деле было противно. Но Марлекс прав, и на его месте я поступила бы точно так же.

— А как же я?

Не хотелось бы вдруг обнаружить себя владелицей симпатичного крылатого дасха. Одного Ира больше чем достаточно.

— Понимаешь, Дымка… — Сумрачный запустил пальцы в волосы и немного помолчал, собираясь с мыслями. — Мы в людей не влюбляемся, вообще ими не интересуемся. Связываемся только с себе подобными. А ты меня зацепила… сильно… И я решился на эксперимент.

Вторую щеку ему приласкать, что ли?

Заприметила нехороший блеск в серых глазах и спрашивать, что могло произойти, если бы его подвиг по соединению наших судеб не удался, поостереглась. Свой покой — он в любом случае дороже.

— Так зачем, говоришь, ты услал Кулена? — спросила подавленно и жестом остановила потянувшегося ко мне суженого. Это сейчас огнеопасно. — У них с наставницей только-только налаживаться стало!

Молчание. Долгое, виноватое. И ладошка опять зудеть начинает…

— Дурак потому что, — тихо признался дасх. — Прости…


За себя бы я еще простила. По морде съездила бы, высказала много разного, полдома сожгла, но простила бы обязательно. А вот Бриалину жалко до огненного комка в груди. Больно… Ну вот почему он такой, а?

Понятно, что дасх — нелюдь со всеми вытекающими, но все же. Только о себе и думает! Плохо? Так зачем страдать в одиночестве, когда можно спалить целый лес! И пускай сотни беззащитных существ молят о помощи, все равно! Понравилась девушка? Отлично, свяжем судьбы. А ее мнением интересоваться и не обязательно вовсе. Друг решил устроить личную жизнь? Вот еще, услать прочь! Он ведь раб, а им счастье не положено.

Чудовище…

И угораздило же связаться! Влюбиться…

Проводить себя не позволила. В одиночестве брела полутемными улочками, пытаясь справиться с сжимающей горло истерикой. И к тому времени, как впереди показался нужный поворот, даже достигла определенных успехов в нелегком деле призвания себя к порядку.

А дома разгорался скандал…

— Ты… ты… ты… Гусь лапчатый, папоротник рыжецветущий, перецвет бракованный! Да как ты вообще посмел на глаза мне явиться?!

Бри была в ударе. Кулен — в ступоре, Диса — в шоке, а мы с Игнатом глотали истерические смешки.

— Алиночка… — проблеял коварный беглец. Собственно, на этом хиленькая попытка оправдаться и завяла.

Зато женщина в гневе легко сдаваться не собиралась!

— Уже и в собственном доме покоя нет! Прихожу уставшая, за день этот червяк вяленый все соки выжал… а тут его рыжее подлое высочество собственной персоной! Еще и девку свою привел! Ну, голубки, сейчас полетите вы у меня на поиски приключений… — И стала творить дрожащими руками несложные пассы.

Кузнец, который еще на слове «собственный» изумленно округлил глаза, при упоминании червя вяленого и вовсе ухватился за дверной косяк и теперь пытался не задохнуться от смеха. Я же решила вмешаться.

— Алиночка, а может, одним голубком ограничишься? — таки переступила порог, являя свое присутствие собравшимся, и встала рядом с Дисой. — Девушка не его.

Наставница притормозила колдовать и окинула собравшихся удивленным взглядом.

— А чья? — недоверчиво.

— Моя! То есть не моя, а Сумрачного, в смысле Марлекса… но не в том смысле! — Тут я сообразила, что запуталась окончательно, и медленно, со всеми нужными подробностями обрисовала ситуацию.

Слушали все внимательно, не перебивая. Даже Игнат ржать перестал. Дружно пожалели блондиночку, единодушно впечатлились дасховой родословной, ну и мне капля сочувствия (или все-таки восхищения?) досталась. Мол, это ж надо было так вляпаться!

А я что? А у меня любовь случилась! Большая, темная, летучая, коварная и без малейшего намека на зачатки совести. И как с ней теперь быть, сама не знаю.

— Ладно, тут все понятно. — Неприязни во взгляде, направленном на рыжего беглеца, меньше не стало. — Эта славная девочка к тебе отношения не имеет. Только вон тот симпатичный мужчина — мой жених. Познакомьтесь: Игнат, Кулен. Прошлое и будущее, так сказать.

И снова немая сцена, прерываемая разве что моим истерическим похрюкиванием. А вот кузнецу было как-то не до веселья.

— Кто жених? Я?! — И глазищи размером с яблочки наливные!

— Конечно, любимый, — сладко пропела коварная, с садистским удовольствием взирая на бледнеющего рыжего. — Забыл, что ли?

Игнат моргнул, хмыкнул, справился с удивлением. И шагнул к «невесте».

— Что ты, драгоценная! — Мускулистая рука обвила талию колдуньи. Полежала немного, привыкла, ощутила полную безнаказанность и спустилась чуть ниже. — Разве ж такое забудешь? Десятый годок уж прошел, а мы к венцу все не соберемся.

И вздох горестно-мучительный.

Представление приняли на ура! Кулен оглядел новоявленную парочку, прошипел что-то явно ругательного толка, вскочил и выпущенным заклинанием рванул за дверь.

— Милый, — прозвучал в установившейся тишине ядовитый голос Бриалины, — руку лучше сам убери, не то завтра молот держать нечем будет…


Ближе к ночи злость на Марлекса поутихла. Жаль, конечно, что у Бри с рыжим не сладилось, но за то время, пока я у нее живу, подобных историй было не счесть. И без всякого стороннего участия! Да и не страдает больше наставница.

Но прощать паршивца так быстро не собираюсь. Даже не подумаю! Пускай сначала вину свою осознает, раскаяние прочувствует… А там видно будет.

Дасх в гневе — зрелище не для слабонервных, поэтому Дису на эту ночь решили оставить у нас. А точнее, я решила, в своей комнате. А никто и не возражал.

— Он тебе нравится? — не то чтобы я ревную, просто решила попестовать любопытство.

Блондинка сидела на кровати, мило поджав под себя голые коленки, и выглядела совсем ребенком. Хотя (это мы уже успели выяснить в процессе девичьего разговора) была на восемь лет старше меня.

— Ну-у… он хороший.

Мои губы сами собой сложились в улыбку. Последние крохи неприязни к бывшей целительнице растаяли, не оставив и следа. Хороший! О любимом не так говорят. И в глазах, и в голосе одна благодарность, ничего больше.

— А тебе?

Вздохнула.

— Даже больше. Суженый он мне с недавних пор. Кажется, еще и любимый.

— А наследник как же? — И смотрит на меня глазами-блюдцами.

— А наследник — жених. Но это дела не меняет.

И пока допрос не возобновился, зашуршала свертками. Интересно же, в чем завтра красоваться придется! Да и доверять вкусу полузнакомого советника пока особых причин нет.

В первом (и самом большом) свертке обнаружилось платье. Нижнее — золотое и верхнее из полупрозрачной черной ткани. Примерила, почти впору пришлось. Со скидкой разве на то, что Балош меня без иллюзии, слегка корректирующей формы, не видел никогда.

Переглянулись с Дисой понимающе и обменялись улыбками. Вот у меня и появилась первая в жизни подруга. Бриалина не в счет, она намного больше, чем подруга…

К платью шли мягкие туфли на высоком каблуке, легкая накидка и коробочка с украшениями. Серьги с крупными изумрудами и ожерелье с ними же. Облачилась, покружилась перед зеркалом — красота!

Ладно, так и быть, эти двое достойны доверия. Хотя бы в вопросах гардероба.


Следующий день (вернее, первая его половина) прошел суматошно. Предстоящее мероприятие ледяной занозой сидело в голове, мешая сосредоточиться на чем-то другом. И жутко, просто до одури не хватало Марлекса с его умными мыслями и язвительными замечаниями.

Несколько раз он тянулся ко мне, пытался почувствовать, кажется, даже что-то сказать. Но я старательно закрывалась и, к собственному удивлению, преуспела. Только голова к вечеру разболелась, но это так, мелочи.

Диса поддерживала меня, как могла. Светлая, словно солнечный блик… Настоящая целительница. Жалко ее, ведь отнятый дар не вернуть. Зато можно наказать виновного, и лично мне хочется это сделать все сильнее.

Вот эти радостные мысли и прервал стук в дверь.

— Береника, — чуть склонил голову набок советник, приветствуя.

— Анрис.

Я застегнула плащ и торопливо шагнула за дверь вслед за мужчиной.

— Да помогут вам покровители, — прошептали в спину.

Облекать свои сомнения по данному поводу в слова не стала. Зачем хорошего человека обижать? От души ведь пожелала.

Как главная колдунья Пустоши и моя опекунша, Бриалина тоже была приглашена. Но любимое начальство щедро взвалило на ее плечи все хлопоты по подготовке мероприятия, так что наставницу я с самого утра не видела. И Игнат должен был присутствовать, они с наследником вроде как друзья.

Всяко без поддержки не останусь.

Над головой неспешно плыли комочки бледного света, разбавляя полумрак позднего вечера. Вот оно, идеальное владение чужеродными стихиями! Мне до такого еще учиться и учиться…

— Готова? — выскочил нам навстречу Балош.

В жемчужно-сером костюме и подбитой мехом мантии, наследник выглядел как минимум царственно. Волосы распущены, только пара тонких косичек на висках, на пальце сверкает кольцо вроде моего, улыбка вежливая. Разве что глаза нервно блестят.

— Отрабатывать свое пребывание в твоих владениях? Всегда!

— Не смешно, — буркнул он и перехватил мою руку, устроив ее на своем локте.

Замок оказался под стать хозяину. Вилею в смысле, потому что представить Балоша в столь мрачном антураже было сложно. Огромное строение из темного, почти черного камня. Узкие окна, несколько остроконечных башенок. В голове почему-то сразу всплыл образ сырого подземелья… Наверное, что-то в этом роде здесь тоже имеется.

— Не бойся, я не дам тебя в обиду, — раздался шепот у самого уха, и теплые пальцы ободряюще погладили мою ладонь.

— А я и не боюсь, — храбро вздернула нос. — Пусть только попробуют щелкнуть в мою сторону клыками, ни одна колдунья новые отрастить не поможет!

Окна первого этажа сияли золотистым светом; даже с улицы была слышна негромкая музыка.

— Оглядываешь новые владения? — Будущий свекор (хорошо, что не мой!) поджидал нас в холле.

Равнодушный взгляд скользнул по черному мрамору, по высоким колоннам, по мечущимся над головой огонькам… Узкие окна наверняка даже днем нормального освещения не дают.

— Неплохо вы тут устроились, но кое-что, наверное, придется выбросить! — сказала я и посмотрела на Вилея, дабы у него точно сомнений не возникло, что именно.

И без того узкое лицо изумленно вытянулось. А мне еще «червяк вяленый» отчего-то припомнился, так что вмешательство наследника оказалось ну очень своевременным.

— Идем, дорогая, я представлю тебя матушке и тете.

Кто бы возражал! Да я только «за» быстрее смотаться, пока этот сморчок в себя не пришел и план страшной мести не придумал. Посему вцепилась в руку «жениха», точно утопающий в тонущего за компанию.

Просторная зала была отделана в коричнево-золотистых тонах и украшена перецветами. Поздние осенние цветы пахли до того одуряюще, что Бриалине пришлось наколдовать теплые потоки воздуха и распахнуть окна.

В глаза сразу же бросилось разделение залы на две части. Первая была отдана танцующим парам и небольшому оркестру. Судя по тому, что веселье давно началось, я сделала вывод, что изволила опоздать. Ну и ладно! Остальное же пространство занимали богато накрытые столы. Собственно, к одному из них мы и направились.

— Матушка, позвольте вам представить мою невесту, — изобразил поклон Балош.

Я тоже постаралась сотворить приличествующее случаю телодвижение.

Золотисто-зеленые глаза безразлично оглядели склонившегося наследника и сместились немного правее. Интуиция тут же выпихнула вперед наблюдение: между матерью и сыном тоже теплоты не ощущается. Жалко парня, с такой-то родней… Мне Бриалина хоть и чужая, но ближе ее никого на свете нет.

Подняла взгляд и… просто остолбенела. Теперь я могла смотреть только на ее волосы! Рыжие, как мои. Никогда подобного не встречала. Да и сориты долго удивлялись…

— Астрия, — влился в ошалевшие мысли низкий, чуть трескучий голос. Совершенно не сочетающийся с обликом стройной, миловидной женщины. — А это — моя сестра, Амари.

— Береника, — отозвалась я вежливо и уселась на отодвинутый Балошем стул.

Сама же украдкой продолжала разглядывать дам. Рыжеволосые, белокожие, только Астрия выше и изящнее, зато у ее сестры глаза карие, с золотистыми крапинками. А еще «матушка» показалась мне уж очень молодой… Колдунья? Тогда зачем Бриалину наняли?

Наверное, неприлично так пристально разглядывать «будущую свекровь», потому что вскоре та пошла красными пятнами. Да и «жених» активизировался…

— Наш танец, — и поспешил увлечь меня в гущу кружащихся пар.

Коварный! Я ведь и одного из сотни блуждающих в голове вопросов озвучить не успела!

Захват, тепло его тела, еле различимый запах меда и трав, сильные руки. Двигался наследник уверенно и вел меня за собой. Шаг, шаг, поворот… Брошенный мельком взгляд выхватил из гущи танцующих разлетающиеся косички Бри, уверенно подпирающего стену Игната. И Сумрачного, кружащего в танце незнакомую мне девицу. Причем бедняжка выглядела так, будто в этот самый момент ее как минимум в жертву приносят.

Так, а вот что здесь забыл Кулен? Ему вроде как по статусу не положено…

— Что на тебя нашло? — прошипел Балош, улучив момент без стороннего внимания.

С ответом я затруднялась. Сложно сказать… Зацепила меня чем-то эта Астрия. Голос у нее такой, будто огонь в очаге потрескивает. А если волосы освободить из плена шпилек — абсолютно как мои будут.

— А она тебе точно мать?

Скривился, будто незрелое яблоко надкусил. Но все же ответил:

— Мачеха.

Ага, так и думала. И как только угораздило с этим червем, Вилеем, связаться? Что у них общего? Может, сходство характеров? Оно, знаете ли, роднит…

— Мирно уживаетесь?

— Нейтрально. Хотя, пожалуй, кое-что общее у нас есть… Астрия не меньше моего ненавидит Вилея.

Отлично, общность по злобности отметаем! Какой бы вопрос задать следующим…

И тут меня обломали! Надо же было такому случиться, что Марлекс со своей партнершей как раз танцевал рядом. Совершенно случайно, ага. Шкодливая улыбка, один перехваченный взгляд — и буквально отброшенная дасхом девица стрелой летит в объятия наследника. Как еще не заорала, диву даюсь!

У Балоша выбора не было, пришлось ловить стремительно падающее в руки счастье. Я же молнией метнулась к новому партнеру, просто чтобы соблюсти приличия. Лишнее внимание нам совершенно ни к чему.

— Скоро буду, любимый, — выдала во всеуслышание и шипяще поинтересовалась у Марлекса: — Ты что творишь?

Если тот и усовестился (в чем я очень сомневаюсь), то виду не подал.

— Танец будущей правительницы с местным божеством. Новая традиция Вересковой Пустоши!

Ах ты ж зараза! И ведь не отвертишься.

— С удовольствием. Надеюсь, я говорила тебе, что ужасно танцую?

В серых глазах разлилось недоумение.

— Правда? А только что неплохо справлялась…

Просто на предыдущего кавалера я не злилась, но об этом, так и быть, промолчим. Улыбнулась обворожительно, хитро прищурилась и поделилась «радостным» открытием:

— Ну, милый, ты попал! — и тут же впечатала острый каблук в так удачно оказавшуюся поблизости ногу.

Этот танец Сумрачный запомнит надолго! Я двигалась с грацией груженой телеги и так и норовила отдавить тихо шипящему партнеру ногу. А то и локотком в бок садануть или белоснежный рукав рубахи, выглядывающий из-под черного камзола, подпалить.

— Дымка, ты чего?! Я же соскучился! — страдал дасх. А я что, виновата, что по-иному прочувствовать свой проступок он не в состоянии? — Второй день от тебя даже легкой эмоции не слышно. Ай… фсс… Береника!

А рядом «разучился» танцевать Балош. Топтался в обнимку с прильнувшей к нему девицей и похрюкивал ей в волосы. Смешно ему! У меня тут воспитательный процесс, а ему смешно!

— Признаю, глупость сделал. Но я все исправлю.

— Поздно!

И в самом деле, какое «исправлю»?! Бриалина Игнату едва предложение не сделала, а тут этот со своими благими намерениями!

— Тебе понравится, обещаю…

Музыка оборвалась в самый неожиданный момент. Немногочисленные пары дружно раскланялись и стали разбредаться по местам. Вот и меня Балош настойчиво увлекал в нужную сторону. И что делать, пошла!

Вот же вся нечисть, вместе взятая! Не успела крылатого от активного раскаяния отговорить…

Срочно надо успокоиться и подготовиться к худшему.

— Где у вас тут можно уединиться?

Балош махнул рукой куда-то в сторону хорошо освещенного коридорчика.

— Туда и обратно, сейчас Вилей выйдет к подданным.

Мимоходом отметила, что самим Вилеем поблизости и не пахнет, и рванула в указанном направлении. Нужную комнатку отыскала быстро, заскочила внутрь и привалилась спиной к запертой двери. Успокоиться, отдышаться и перестать трястись. Сейчас же! Это всего лишь Марлекс. Ну что он и в самом деле может натворить?

Воображение живо предъявило наивной мне несколько вариантов, один другого красочнее. М-да. Бедная Пустошь!

Срочно отогнала глупые мысли прочь. Соберись, Береника, терпеть осталось недолго! Сейчас сморчок полукоронованный толкнет речь, потом быстренько поужинаем — и все, свобода! Даже сама себе поверила. Уже не дрожащая рука потянулась к дверной ручке, и тут… сработал закон подлости, по-другому и не назовешь.

— Дядя, вы уверены? Он не сможет вмешаться?

Я оторопела. Этот голос… Вопроса, где именно я его слышала, не стояло. Магдерия!

— Не думай об этом. Я здесь правитель или кто? Балош, конечно, мой сын, но мозгами точно в мать пошел. Притащил с собой эту девку, колдунью недоученную. Полукровку к тому же!

Последние слова Вилей произнес с каким-то особенным отвращением. Стало быть, раб Сумрака что-то имеет против детей от смешанных пар? Или конкретно против сависов?

— А я точно с ней справлюсь? — Голос дрогнул, выражая неуверенность.

— Можешь не сомневаться. Раньше у тебя были знания и амулеты, а теперь еще и дар имеется. А у нее… Огонь, конечно, мощная стихия, но нестабильная. И сила сависов пока бесконтрольна. Мой тебе совет, разозли ее.

Очень дельное предложение! Тогда я разнесу все вокруг, и придется кое-кому искать себе новое пристанище. Вместе с Балошем. А последнего жалко, да и царство вечной осени мне понравилось… Посему надо срочно искать другие варианты.

Звук шагов и голоса постепенно отдалялись, больше ничего расслышать не удалось. Ладно, и этого достаточно. Что мы имеем? Магда оклемалась и все же смогла воплотить мерзопакостные намерения по превращению себя в колдунью. И сейчас она собирается на меня напасть. Прямо в коридоре? Или снова перенесет куда-нибудь подальше?

Отправляться в опасное путешествие в столь сомнительной компании не хотелось. Наверное, поэтому решение созрело почти мгновенно.

Всяческие иллюзии мне всегда удавались отлично. Помню, даже когда Магда меня ранила, а Клемент вылечил, наколдованные формы остались при теле. А сейчас я и вовсе прекрасно себя чувствую!

По коридору тихой мышкой проскользнула неприметная служанка с тяжеленным подносом в руках. Получила нагоняй от распорядителя торжества, покивала понятливо и растворилась в толпе… А свое место рядом с наследником заняла его невеста.

— Долго ты, — тут же высказался Балош недовольным тоном.

— Планы твоего отца подслушивала, а рассказывать о них быстрее он почему-то не хотел. — И глазки такие невинные-невинные.

Наследник судорожно сглотнул и прищурился:

— Рассказывай. Быстро!

— Кхе-кхе… — прочистил горло обсуждаемый.

И я с легким раскаянием пожала плечами. Мол, не судьба, в другой раз поболтаем.

Вещал Вилей долго и нудно. Причем все больше о своем. О насущных делах долины, празднике урожая, который здесь каким-то чудом проводится четыре раза в год, радовался появлению в его распоряжении Бриалины, ну и так, по мелочи. Обо мне сказал мельком в самом конце. Мол, вот она, наглая захватчица, то есть я хотел сказать, будущая любимая родственница. Если доживет, конечно… Ну или как-то в подобном духе.

Пока правитель говорил, я успела обменяться взглядами с Сумрачным. И, послав куда подальше все обиды, открылась, вываливая на него ворох сомнений и переживаний.

А в ответ получила едва различимый кивок. Позволение поступать так, как считаю нужным. Меня в любом случае поддержат.

Несостоявшаяся (дважды!) убийца появилась почти в самом конце речи. И я позволила себе выдохнуть. Ну держись, дорогуша, сейчас я тебя научу, как правильно плести заговоры! Правило первое: о злокозненных планах знать не должна ни одна живая душа.

Женщина смерила меня ненавидящим взглядом (еще бы, битый час по коридорам караулила, а добыча — вот она, сидит рядом с будущими родственниками да вино из золоченого кубка потягивает) и устроилась по левую руку от правителя. Кем она его назвала? Дядей?

Вилей выдохся и с чувством выполненного долга опустился в свое троноподобное кресло. Зато встала я. Поклонилась зааплодировавшим гостям и тихо, но твердо произнесла:

— Безмерно счастлива буду в скором времени стать частью вашей семьи, — кивок в сторону скривившегося правителя. — Но сейчас вы все должны узнать, чт о по пути в Пустошь меня чуть было не лишили радости знакомства со всеми вами.

По залу пронесся шелест беспокойства.

— И кто же этот смельчак? — раздраженно поинтересовался Вилей, всем своим видом требуя, чтобы я замолчала.

Как бы не так!

— Женщина, которая сидит рядом с вами. Магдерия!

Шелест превратился в ропот. Зато Вилея перекосило окончательно.

— Подтверждаю, — поддержал меня Балош, прежде чем его отец успел сориентироваться в ситуации. — Магда несколько раз пыталась меня приворожить, а когда не вышло, похитила и попыталась убить мою невесту.

— Клевета! — взвизгнула одержимая невеста, вскакивая со своего места и прожигая меня взглядом.

А вот это она напрасно…

— Так давайте проверим? — Бриалина отлепилась от незнакомого мужчины с желтыми волосами, с которым провела весь вечер, и неспешно пошла к нам.

Вилей попытался было возразить, но несколько выкриков: «Давайте!» — не оставили правителю выбора. Гости замерли в предвкушении…

— Смотри сюда, — велела наставница и сотворила сияющую полукруглую сферу.

Я послушно уставилась точно в центр. С минуту не происходило ничего — народ даже в компетентности своей колдуньи засомневался, — но в следующий миг сверкание померкло, и в глубине сферы замелькали образы. Магдерия и ее наемники, полутемное подземелье, прикованная я, круг и амулеты… И слова мерзавки о том, что, лишившись силы, я, вероятнее всего, погибну.

Если у кого и имелись сомнения, то после такого представления от них и пыли не осталось. Полная победа! Вон кто-то даже громогласно требует казнить злодейку. Еще бы, наследника здесь любят, стало быть, и меня обижать не позволят.

— Магдерия обязательно будет наказана, — щедро выдал неопределенное обещание правитель и принялся демонстративно наполнять тарелку.

Хм. Интересно, и что он сделает этой паршивке? Вон какая у нее физиономия довольная. Чувствует, что сухой из воды вышла. Нет, ну в самом деле: что? По лбу настучит? Или обучит творить злодеяния так, чтобы не попадаться?

Нет, меня такая справедливость не устраивает!

— Как пострадавшая от ее козней, я имею право голоса в выборе достойного наказания, — проговорила я медленно и затаилась в ожидании реакции.

И снова подданные оказались на моей стороне. Даже несколько уважительных взглядов перехватила, а Балош мягко сжал мою ладошку, подбадривая.

Только Вилей скрипел зубами так, что искры едва не летели.

— Единственный, кто имеет здесь право голоса, — прошипел чей-то будущий свекр (не допустите боги!), — это я. И вот что я решил… Вы ведь колдуньи? Вот и разбирайтесь, как у вас принято. А которая в поединке победит, та и права.

От изумления я не удержалась на ногах и плюхнулась на попу. В смысле на стул. Это ж надо! Вот старый проходимец! Этот точно в средствах не постесняется, лишь бы только меня извести.

Хотела было высказать все, что думаю по поводу таких вот подлых решений, но…

— Отличная идея, — вступил в ряды мерзавцев Марлекс.

Впрочем, что это я? Он эти самые ряды еще с пеленок возглавлял.

Протестующий возглас замер на губах. И за что меня судьбина так осчастливила?! Прикрыла глаза и послала ему такую горячую «благодарность», что дасх скривился и болезненно потер виски. И то хлеб.

Впрочем, на этом радости дня не закончились. Следующий сюрприз преподнес Кулен.

Не успела я успокоиться, отложить мысли о пережитом и предстоящем до лучших времен и приняться за еду всерьез, как рыжий изволил встать и обратиться к правителю:

— Если позволите, мне тоже есть что сказать…

Вилей заметно растерялся и обратил вопросительный взгляд на Сумрачного. Все же Кулен его раб.

— Не возражаю, — милостиво кивнул Марлекс и продолжил жевать как ни в чем не бывало.

Правитель Пустоши, аки отражение, повторил жест дасха.

— Так уж вышло, что я стал нечаянным свидетелем одного замечательного события, — явно наслаждаясь всеобщим вниманием, заговорил хитрец. — Игнат и наша очаровательная колдунья решили связать себя священными узами брака. Давным-давно решили, только времени подходящего никак не выберут. Так отчего бы нам не помочь состояться столь чудесной паре?

Ай, прохвост! Я аж подавилась от такого заявления. И в очередной раз попыталась испепелить взглядом нагло скалящегося суженого. Увы, снова без видимого результата. Вот ведь счастье привалило! В огне не горит, утопить не пробовала, но особо обольщаться не стоит, усовестить — вообще дохлый номер… И что мне с ним делать?

«Любить трепетно и нежно, — всплыла в голове явно чужая мысль. — Впрочем, от „долго“ и „страстно“ тоже не откажусь. Выбирай…»

Я изумленно моргнула и окончательно отодвинула тарелку. В такой компании кусок в горло не лезет.

За соседним столом тем временем тоже было весело…

— Я?! — закатывала глаза Бриалина.

— С ней?! — схватился за голову Игнат.

— Да чтоб тебе на Солнечной жениться! Та еще стерва, по слухам…

С местным набором ругательств я попала в десяточку!

Увы, глас народа (вернее, неожиданно для себя брачующихся) был проигнорирован. Не то Вилей просто не расслышал их шипения, не то притворился, получив от Марлекса молчаливый приказ… Но вердикт был вынесен следующий:

— Что же, мы не должны позволять двум любящим сердцам страдать. Вот решится с поединком — тогда и свадьбу сыграем.

А я вдруг поняла, что Балошу так пойдет корона… После того, как я спалю этого интригана старого и стрясу с дасха зажатый символ власти!


Глава 1 | Береника | Глава 3







Loading...