home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1

Хорошо все-таки быть колдуньей! Ни тебе въездных пошлин, ни тщательнейшего досмотра с полным облапыванием. Дозор мы вообще благополучно миновали, даже на глаза не попались.

Я бы, пожалуй, вовсе не заметила перехода: охранные чары пропустили нас беспрепятственно, без малейших колебаний. Но Туманные земли уже на первый взгляд настолько отличались от Вересковой Пустоши, что не понять, где находишься, при всем желании оказалось невозможно.

Полдня понурых путников сопровождал унылый пейзаж. Голые деревья простерли к небу темные ветви, остатки отмершей травы чередовались с островками размоченной бесконечными дождями земли, темная полоса дороги терялась в клубах белесого тумана. К обеду даже первый снег пошел, больше, впрочем, похожий на все тот же дождь. Размякшие снежинки таяли, даже не успев коснуться земли.

Понятно, что подобные декорации особого оптимизма не внушали никому. Даже Бриалина с Игнатом переругиваться перестали. От холода кузнец ей простил и слишком уж крепкие объятия с тахессом, когда наставница провожала стража. Я горбилась, куталась в плащ и изо всех сил старалась не потерять из виду спину Балоша, служившую мне ориентиром. Где-то в районе живота уютно возился Тима, щеку согревал теплым боком Шаша. Эх, кого б еще на второе плечо усадить…

И вот тут (не успела я перекос в спине заработать) пейзаж кардинально поменялся. Мрачная осень осталась за спиной, а впереди… Нет, там тоже была осень. Только золотая, багряная, согретая ласковыми лучами послеобеденного солнца. Пламенеющие деревья взметнулись к серо-голубому небу, а по сторонам от дороги колыхалось розовато-зеленое море. Вереск…

Восхищения сдержать я не смогла.

— Как-то не слишком похоже на дарованную Сумрачным землю…

Солидарный взгляд наставницы был мне поддержкой.

— Уверен, сам темный бог тоже окажется далек от ваших представлений о нем, — усмехнулся наследник.

Так мне что же, еще и с ним познакомиться придется? От этой мысли, честно скажу, внутренности обдало холодком. Даже домовой, уловив перемены в моем настроении, когти выпустил.

Время пролетело незаметно. Окружающие красоты настраивали на умиротворенный лад, солнышко ласково припекало плечи и макушку, да и спутники заметно оживились. В особенности те, кто домой возвращался.

Белоснежные городские стены, выросшие точно из-под земли, послужили причиной еще нескольких вздохов восхищения.

— У вас ведь есть постоялый двор? — уточнила Бриалина, с блеском в глазах оглядывая представшее перед нами великолепие.

К новым владениям примеряется. Конечно, должность главной колдуньи обещана мне, но куда мне до Бриалины. Она старше, умнее, к тому же сгоревший дом принадлежал именно ей. Вот мы и решили, что обещанную награду за мой маленький спектакль получать будет именно она. И Балош, кстати, совершенно не возражал.

— Откуда? — скривился наследник. — К нам, знаешь ли, редко гости заглядывают. Хотя… При трактире есть несколько свободных комнат.

Уже хорошо, под открытым небом не останемся. Но не успели мы (в составе четырех погорельцев) как следует обрадоваться, как влез Игнат со своей ложкой яду.

— Не пойдет. У Митрока жена ревнивая, а на нашей новоявленной колдунье крупными рунами написано: «Миру в семье — кранты!»

Четырехголосое шипение потонуло в смешках всего маленького отряда. И, естественно, было безжалостно задушено количеством. Мужчины! Разве ж от них сострадания дождешься?

Но Бриалина быстро взяла себя в руки и даже план мести составила. И тут же реализовала.

— Так, может быть, наследник решит эту проблему?

— Мой дом всегда открыт для вас, — благородно кивнул Балош, не подозревающий подвоха.

Или решил осчастливить семейство сразу двумя колдуньями?

— Если вы с Береникой станете жить под одной крышей, отсутствие между вами хотя бы страсти станет заметно, как прыщ на носу, — поджала губки наставница и прищурилась, пряча выражение хитрющих глаз. — Ну-ка, Балош, подумай, кто у вас есть без обязательств, зато с жилплощадью?

И тот, наивная душа, и в самом деле принялся думать. Я уже едва не икала от смеха!

— Даю подсказку: он едет слева от меня, — направила мысли моего «жениха» в нужное русло Бриалина.

Откуда эта интриганка прознала о семейном положении и материальном благосостоянии несчастного (в ближайшей перспективе) кузнеца, догадаться несложно. Ребята из сопровождающего нас отряда оказались на редкость разговорчивыми, да и приняли нас с первого же дня.

Зато теперь икать (и отнюдь не от хохота) пришлось Игнату.

— Эту горгону? В мой дом?!! — «обрадовался» наш домохозяин, как только смог делать это членораздельно. — Ни за что.

— Ми-и-илый? — Я тоже решила внести посильную лепту в обретение крыши над головой и развлекательной программы как минимум на ближайшие несколько дней.

И милый не подкачал.

— На том и порешим, — царственно кивнул Балош и, обращаясь к другу, добавил: — Ты же не оставишь нареченную своего будущего повелителя на улице?

Под эти разговоры мы и въехали в городские ворота.

Сложно было не заметить, как обрадовались местные обитатели возвращению наследника. Стражники сменили цепкие взгляды на скупые улыбки, прохожие кивали, кланялись, торопились поведать последние новости. Балош носа не задирал, для каждого находил пару слов, так что продвигались мы очень медленно.

И к тому светлому мигу, когда добрались до многолюдной площади, счастливый народ уже был осведомлен не только о возвращении будущего правителя, но и о появлении в их жизни колдуньи и меня. Осталось только разобраться, как здесь относятся к сему событию…

— А я еще жаловалась, что в Ужевке вести со скоростью ветра разлетаются, — проворчала Бриалина, оглядывая разномастное сборище.

Я же больше смотрела по сторонам. Красиво здесь у них, чистенько. Правда, дома уж слишком разношерстные. Добротные деревянные срубы соседствовали с кирпичными и каменными строениями, а то и вовсе диковинные попадались, похожие на маленькие замки. Будто кто-то с довольно своеобразным чувством юмора повыдергивал их из разных княжеств для пущей оригинальности.

Пышные сады цвели даже поздней осенью, и над улочками плыл терпкий запах цветов. Сквозь аккуратно выкрашенные заборчики проглядывали узенькие дорожки, посыпанные разноцветными камешками.

Мне здесь определенно нравится!

— Добро пожаловать домой, сын, — выдернул меня из созерцания каркающий голос. — Вижу, ты не один…

Ага, с эскортом. Вот только выцветший взгляд парней за нашими спинами упорно игнорировал. Прошелся по наставнице, остановился на мне… Неприязненный, колючий. Без всякого смущения я ответила правителю Вересковой Пустоши полной взаимностью. Теперь, кажется, начинаю понимать, почему Балош так о родственниках отзывался.

Да на его папаше буквально написано, что он с Сумрачным на короткой ноге! Роста небольшого, тщедушный, зато морда холеная, надменная. Даже у восседающей на лошади меня чувство создалось такое, будто снизу вверх на него гляжу. Так, Береника, спокойно! Осанку держим, голову в плечи не вжимаем! Невеста я или кто?

Вот и правильно, пускай сразу привыкает.

— Отец, — Балош на миг склонил голову и тут же перешел к делам насущным, — позволь представить тебе Бриалину, главную колдунью Пустоши.

Наследник помог Бриалине спешиться и подтолкнул вперед. Вот тут правитель действительно просиял, даже за руки наставницу взял.

— Рада знакомству.

— Значит, согласились работать у нас? — Ладонь с узловатыми пальцами нервно пригладила и без того прилизанные волосенки. — Храбрая девочка, уважаю! И золотом не обижу.

Вот нутром чувствую, тот еще клещ. А все равно радостно, что Бри ему по душе пришлась. Вон как скалятся друг на друга…

— А это — моя невеста. — Тут уж и мои ноги земли коснулись, а плечи обхватила твердая рука. — Береника. Тоже, кстати, колдунья.

Прожигающий насквозь взгляд я выдержала с честью. И виду не показала, что чувствую себя неуютно. Улыбнулась вежливо и с преувеличенным интересом принялась разглядывать строгий синий костюм с золотыми пуговками.

— Как вы, наверное, уже догадались, — с безмятежным лицом продолжил Балош, — этот ядовитый господин — мой отец. Позвольте представить: Вилей, раб Сумрака.

Вот тут пришлось сделать небольшое усилие, дабы удержать челюсть так и норовящую отъехать с законного места. Правитель? Понятно. Раб?!

— Так и знал, что ты не подчинишься… — прошипел служитель Сумрачного и скрылся в толпе.

Скандал не состоялся. Обрадоваться, что ли?

Пока пробирались к дому кузнеца, я то и дело ловила на себе заинтересованные взгляды. Иногда даже восхищенные, а в некоторых откровенно читалась радость. Что же, с этими все понятно. Видеть Магдерию на троне желающих нет.

Следующим приятным открытием стало отсутствие соры. Чего-либо похожего на место поклонения проклятому божеству тоже не нашлось. Уже хорошо. После одной ночи тесного общения с Прародителем я окончательно утвердилась во мнении, что от высших сил лучше держаться как можно дальше.

— Будь предельно осторожна, — шепотом давал последние наставления «жених». — Отец так легко не отступится. Да и Магда наверняка где-нибудь поблизости, раны залижет и вылезет.

— И обратно в свою дыру уползет, — буркнула я. Уж справлюсь с заносчивой девицей, в этом можно не сомневаться. Тем более у меня теперь к ней личная неприязнь имеется.

— Не переживай, я за ней присмотрю, — заверил друга Игнат.

Временное пристанище покорило меня с единого взгляда. Двухэтажный домик с узорчатой крышей, выкрашенный в нежно-голубой цвет, окруженный все еще зеленым садом. Изумительно! На миг в сознание закралось беспокойное подозрение: а вдруг мы адресом ошиблись? На жилище не обремененного женским вниманием холостяка это место уж точно не походило.

Но Игнат уверенно взошел на каменные ступени и отпер дверь. Старательно пряча восхищенный блеск в глазах, Бри шагнула в открывшийся проем, увлекая за собой домашнюю нечисть. Кузнец обреченно возвел глаза к потолку.

Да уж, такой дом на разграбление кому попало я бы тоже не отдала… Сразу видно, его с любовью строили, каждую мелочь продумывали. А тут колдуньи, нечисть… Брр! Не завидую я Игнату.

Коротко попрощалась с наследником и присоединилась к домочадцам. Интересно же, что там внутри!

Остаток дня ушел на то, чтобы немного обжиться на новом месте. Разобрали нехитрые пожитки, выковыряли из-под печи дрожащего Тиму, получили от Игната строжайший запрет на колдовство в его владениях и дружно проигнорировали его в первый же час.

Вот не верю, что кузнец чего-то другого ожидал!

Печку я разожгла своим огнем, чтобы в мое отсутствие домовому было спокойно. После чего отпоила трясущегося кота молоком и даже немного поскучала по Марлексу. Уже почти два дня от него никаких вестей, а самой первой тянуться к дасху гордость не позволяет.

Все же я ошиблась. Строился дом явно для семьи, внутри тоже оказалось уютненько, только все равно чувствуется, что одинокий человек здесь живет. Вот, например, печку сегодня растопили впервые…

— А хотите свой будущий дом увидеть? — спросил кузнец, пока Тимоша над ужином колдовал.

Конечно же мы хотели!

— Почему нас сразу не поселили отдельно? — полюбопытствовала наставница, пока мы вслед за Игнатом спускались вниз по улице.

— Балош решил понаблюдать, как ты уничтожишь и этот мой дом. Опыт-то уже имеется!

Бриалина полоснула мужчину нехорошим взглядом, но смолчала. И правильно, иначе вся улица пострадает!

Впрочем, очень скоро мы получили ответ на недавний вопрос без всякого участия Игната. Минули последний аккуратный заборчик и… уткнулись в до боли знакомое пепелище.

Э-э-э… Это еще что за шутка юмора?

Тут и дома в неестественно разных стилях некстати вспомнились. В голове медленно складывалась картинка.

— Как?.. — выдохнула Бриалина, цепляясь дрожащими пальцами за привычный покосившийся забор. В синих глазах стояли слезы.

Я судорожно вздохнула, силясь призвать себя к порядку, и с осуждением покосилась на нашего провожатого. Напрасно он так, Бриалине тоже нелегко пришлось.

— Не реви. — Большие руки неловко опустились на худенькие плечи. — Отстроим мы тебе дом лучше прежнего…

Вот даже как? Я проглотила улыбку и на всякий случай отступила на несколько шагов. Этим двоим самое место под одной крышей.

— Думаешь, кто сдастся первым? — заговорщически шепнули на ухо, и в плечо вонзились острые коготки.

Губы дрогнули в шаловливой улыбке, я лениво погладила бесеныша.

— Ставлю на Игната.

Нам, Кузнецам, по определению положено ковать, пока горячо.


— Ровнее! Осторожнее!! Да не сюда!!!

По новенькому золотистому забору важно вышагивал кошак. За возведением дома Тима пожелал наблюдать лично. Контролировать, так сказать. Вот мне и приходилось каждые несколько часов пробегать мимо, дабы подпитать домового, а заодно обозреть бледные физиономии рабочих.

Правильно, у нашего Тимофея не забалуешь!

— Может, все-таки домой?

— Да разве ж этих без пригляду оставишь? — Домовой махнул лапой в сторону трудящихся мужиков. — Они тут такого настроят, только в подвале жить и останется.

Фыркнула смешливо и потопала гулять по городу.

Несмотря на мерзкого во всех отношениях правителя, Вересковая Пустошь очаровывала с каждым днем все сильнее. Вечная золотая осень (других времен года здесь не бывало), необыкновенная архитектура, приветливые жители, среди которых попадались представители самых разных рас.

Здесь действовали свои, особенные чары. Территория расширялась, чтобы вместить всех обитателей, дома переносились в город вслед за хозяевами. Это если было чему переноситься, в противном случае приходилось возводить новые. А иногда и вовсе казусы случались… Вот недавно девица у ворот появилась. Ее впустили, расспросили. Гостья оказалась единственной дочкой зажиточного купца. Но отец ее недавно умер, а тетка заграбастала все наследство. А когда еще и вознамерилась замуж отдать «любимую» племяшку за соседа престарелого, та и дала деру.

Лорку, так звали девицу, в первый вечер Игнат к себе взял, чтобы Бриалину позлить, не иначе. А наутро и дом явился. Дождался, когда захватчица по купеческим делам смотается, и явился. Вместе с теткиными вещичками.

В общем, чудес нам хватает. Только и для колдуньи работа нашлась. И по большому счету деятельность Бриалины мало чем отличалась от ужевской. Настои, травки, лекарства, заговоры на защиту дома, на урожай или еще что в этом роде. Только нечисти здесь не было и в помине.

За исключением разве что нашей, одомашненной.

Поглощенная своими мыслями, я бродила по улочкам, изредка отвечала на приветствия и торопилась прошмыгнуть дальше. Так и сейчас получилось… Кивнула в ответ двум степенного вида мужчинам и уже свернула за угол, как ненароком выхватила обрывок разговора.

— Сумрачный говорит, нет в этом смысла. Стены города чужака в жизни не пропустят.

Такого стерпеть мое любопытство уже не могло.

— Простите, — вернулась и подозрительно оглядела приосанившихся при появлении невесты наследника собеседников. — Вы только что говорили про темного бога? Того самого, что Пустошь создал?

— Ну а какого ж еще?

Та-ак, что-то меня начинают терзать нехорошие подозрения…

— Вы можете с ним общаться? Все?

Тихие смешки окончательно поставили меня в тупик.

— Так и ты можешь, девочка, — дружно разулыбались мужчины, — ежели надо. Он живет в кирпичном доме в самом конце улицы Листопадов.

И при этом правителем считается Вилей? Решительно ничего не понимаю!

Но выясню. Сейчас же!

И с более чем серьезными намерениями я устремилась по указанному адресу.

Но так и не дошла. Две улицы миновала без приключений, а за третьим поворотом нарвалась на сюрприз. Высокий такой, темноволосый, иногда крылатый…

— Марлекс… — выдохнула ошалело и замерла, чувствуя, как все мое огненное существо заполняет искристое счастье.

Не дождался меня! Сам пришел!

— Марлекс… — Дрожащий голосок острым ножом резанул слух.

В пределах видимости возникла худенькая белокурая девушка. Вздрогнула, покачнулась и буквально повисла на шее дасха. Тот бережно придержал ее, прошипел что-то и склонился, чтобы поцеловать…

На смену золотым искоркам хлынуло темное марево. Пришлось ухватиться за ближайший забор, чтобы устоять на ногах. Нет! Как же так? Я спасла его, поверила, в сердце впустила. А он… с этой…

Все мое существо затопило взбесившееся пламя. Сжечь! Чтобы и воспоминаний не осталось. Предатель! Подлец!

Еще очень хотелось убежать куда-нибудь подальше и представить, что ничего этого не было. Заставить себя поверить. Но тут я тряхнула головой и строго-настрого запретила себе об этом думать. Так только хуже будет. Не в моем это характере! Надо решать проблемы прямо на месте.

И, громадным усилием подчинив внутренний огонь, я шагнула к сплетающейся в объятиях парочке. Прямо посреди улицы! Хоть бы постыдились!

— И конечно же это совсем не то, что я подумала, — избавила я себя от самой мерзкой отговорки и открыто посмотрела на бывшего подопечного.

Теперь уже точно бывшего. Так пусть и он ощутит все, что чувствую сейчас я! Зря нам связь, что ли, дана?

— Дымка? — вздрогнул, поднял взгляд, побледнел. И едва не выронил безвольной куклой обвисшую в его руках блондиночку.

Ярость и боль смешались со страхом. Что он с ней сделал? Что я только что видела?

Пламя, которое еще миг назад приходилось сдерживать, чтобы не выжечь дотла весь город, испуганно притихло. Точно ледяной коркой покрылось. И я застыла вместе с ним, оцепенела, впившись взглядом в еще минуту назад бесконечно дорогие серые глаза.

А в них бушевала буря.

— Как же ты не вовремя…

— Она хотя бы жива? — Голос слушался с трудом.

Все еще хотелось трусливо удрать, но ноги словно к земле приросли. Даже шевельнуться с первого раза не получилось.

— Что ты сделал?

Марлекс шумно вздохнул и взгляда не отвел. Я тоже не могла, что-то удерживало. Вот и хорошо, так хотя бы точно узнаю, если врать надумает.

— То же, что ты несколько недель делала для меня.

— Он спас меня, — шевельнулась в его руках девушка. — И продолжает спасать до сих пор.

Только методы у него уж больно нестандартные. Я, помнится, его не целовала, когда огнем делилась… Но ментальную связь не обманешь. Можно закрыться, утаить, промолчать, но солгать — нет.

Да разве ж от этого легче?

С трудом, но все же смогла сделать шаг. Ладошка так и чесалась приложиться к бледной щеке…

— Не двигайся, — бессовестно обломал меня крылатый паршивец. И интимным полушепотом с капелькой яда добавил: — Помнишь, чья ты невеста?

Послушно вспомнила Балоша и почувствовала себя тигрицей в клетке. Я невеста наследника и выясняю отношения с другим прямо посреди улицы. Любой увидеть может! А к короне рога не идут…

Марлекс хмыкнул (мол, вот и умница), галантно взял меня под руку и стал продвигаться к дому Игната. И откуда только узнал, в какую сторону идти? В мыслях моих покопался?

Ногти с силой впились в согнутую руку. И самое обидное, что он не обманывает. Ничего «криминального» не совершил, даже не поцеловал по-настоящему. Только губ коснулся слегка. Отчего же тогда так горько?

И пламя в ушах ревет так, что даже собственных шагов не слышу. Как же трудно его удержать…

Дверь распахнулась, явив до перекоса удивленного кузнеца.

— Сумрачный? Зачем пожаловал?

В рядах шокированных прибыло.

— Не к тебе, — буркнул Марлекс, бесцеремонно отодвинул хозяина в сторону и прошел в залу с камином. Бережно посадил обмякшую блондинку в кресло.

У меня же в голове осталась одна-единственная мысль: мамочки, я целовалась с Сумрачным!!! Да что там, мне даже понравилось!

— Не тот, о ком ты сразу подумала, — сжалился надо мной дасх. — Я его сын. А это Диса.

Взбесившееся пламя предприняло еще одну попытку вырваться на свободу, но на этот раз его урезонил виновник переполоха. Схватил меня за плечи, встряхнул, и… перед глазами поплыли образы.

Темноволосый мужчина с прозрачными крыльями за спиной порывисто обнял всхлипывающую девушку и взмыл в небо. Глухая тоска и решимость вернуться…

Наше прощание я и так прекрасно помню.

Чернильное небо, усыпанное безразличными звездами. Размеренные движения крыльев. Как же тянет обратно…

А внизу — костры, гогот крики. Истерзанная девушка жмется к деревянным прутьям клети, закрываясь обрывками одежды от плотоядных взглядов. Бородатый старик довольно улыбается и прячет в карман амулет с вытянутым из несчастной даром.

Темный огонь обжигает грудь, мешает вздохнуть. Белоснежные волосы от крови кажутся медными. И на месте пленницы представляется совсем другая… Ее ведь тоже некому защитить.

Решение принято.

Произошедшее мне не показали, ну да и догадаться не трудно, какая судьба постигла мерзавцев.

Дасхи не могут исцелять, им легко даются только темные чары.

Невыносимой болью стекала с пальцев каждая капля отданной силы. Марлекс шипел и ругался, я кричала, тычась мокрым от слез лицом во что-то теплое.

Наконец Диса открыла глаза…

Были и другие видения.

Сумрачный постоянно подпитывал девушку, постепенно возвращая ее в мир живых, помогая не сойти с ума. Вместе они прибыли в Пустошь. Беседа с правителем и обустройство на новом месте.

Всего этого я уже не воспринимала.

— А сегодня у нашей портнихи дочка приболела, — прошелестела Диса, пока я отходила от увиденного. — Я не выдержала и попыталась помочь. Целительницей ведь раньше была! А теперь… никчемная…

— То, что ты видела, не было поцелуем, — вклинился Марлекс. — Я передавал ей жизненную силу. Просто так… хм… быстрее и намного менее болезненно.

Мокрые дорожки жгли лицо не хуже раскаленного металла. Внутри все перевернулось. От жалости к навсегда лишившейся дара целительнице, от боли, которую чувствовал Марлекс, спасая ее, а я страдала вместе с ним. Ну почему он раньше не сказал? Не доверял? Защищал? Боялся, что не пойму?

Когда мир снова обрел реальные очертания, у меня засосало под ложечкой. Диван, на который меня усадили, тихо тлел. Игнат меня убьет! И это он еще наставницу в свои владения пускать не хотел…

Всплеск стыда и страха стал последней каплей. Пламя охватило тело, поглощая одежду. Смешалось с золотыми искрами… Мысли медленно застилал туман, как тогда в подземелье. Вскрик Дисы, рык Марлекса, звон бьющегося стекла — и наступила блаженная тишина…

Вокруг колыхалось расцвеченное закатом небо. То есть конечно же это мы летели, но ощущение было именно такое. Красиво… И холодно настолько, что даже дрожать сил нет.

Потерлась щекой об обнаженное плечо дасха и вымучила улыбку — его одежде тоже пришел конец в бесславной битве с взбесившимся пламенем.

— Очнулась?

— Ага.

— Больше не загоришься?

Где б еще силы взять? Помотала головой и вцепилась в него покрепче, чтоб не вздумал выронить. Знаю я их, крылатых!

Движения крыльев стали мягче, реже. Мы снижались.

Так, а вот этого мне совсем не надо!

— Стой! Давай в убежище, разговор есть.

В серых глазах промелькнуло недоверие, будто бы он сомневался, что после всего пережитого я еще способна о чем-то говорить. Но стоило моргнуть — и вокруг раскинулся привычный интерьер.

Рухнула на диван и быстренько замоталась в теплый плед, а второй бросила Марлексу. Нечего меня отвлекать, я тут правду узнавать собираюсь!

— Ты почему сразу не признался?

— Чтобы ты удрала от меня, по дороге творя охранные знаки? — скептически заломил бровь Сумрачный. И торопливо уточнил: — Кстати, они еще ни разу не срабатывали.

Попробовать, что ли?

Нет, не буду. Исчезнет еще, и что потом? У меня еще вопросы, между прочим, остались. Один вопрос.

— Так это ты создал Вересковую Пустошь?

Дивное место. Я с первого взгляда почувствовала, что не может оно быть порождением злобного божества. Вся эта осень с ее красками, атмосфера какая-то лучистая, золотистая. Ну а что еще могло получиться у Марлекса?

Еще бы правителя сменить, вообще бы счастье наступило…

— Там такая история получилась идиотская… — махнул рукой дасх, завалился рядом со мной и все-таки улыбнулся. — Помнишь, я как-то рассказывал, что разозлился и зашвырнул Книгу Знаний в портал?

Книгу Теней? Помню. Кивнула и продолжила внимать с нарастающим интересом.

— Так вот, отец у меня, конечно, не бог, как принято считать у людей, но тоже грозный. Чуть что не так — прячься в сумрак. Ох и влетело же мне тогда!

В душе закопошились нехорошие подозрения.

— Но не могли же тебя изгнать за такую мелочь…

Еще один смешок.

— Не могли. Но Книгу велели вернуть, она у нас что-то вроде семейной реликвии. Я поотпирался немного, но все же отправился в ваш мир. И где, ты думаешь, эта паршивка оказалась? Она из портала прямо Вилею на голову свалилась. Жаль не зашибла.

Я смотрела на дасха и не узнавала. Лицо его просветлело, лишилось обычного угрюмого выражения, воспоминания о беспечной юности придали дымчатым глазам серебристый оттенок. И этот смех, мягкий, бархатистый…

— Возвращать чужую собственность задаром он, само собой, отказался. Платы потребовал! Нет бы прибить нахала, но мне стало интересно. Понимаешь, Дымка, в своем мире я был подростком, всего лишь третьим сыном правителя, не наследником, не воином, вообще никем. А среди людей вдруг почувствовал себя почти всесильным.

Как ни странно, я понимала. Сама ощутила нечто отдаленно похожее, когда узнала про огненный дар. Это чувство пьянило, заставляло голову кружиться от неожиданно свалившейся власти… Сколько раз за те несколько недель мне хотелось спалить сору к лешему! Только врожденная осторожность и инстинктивное понимание, что не пришло еще время, и удержали.

— И ты создал Пустошь?

— Не создал, перенес. Еще в детстве читал про такие долины — своего рода живые организмы. Вот и выхватил одну из параллельного мира, потом разбудил. Ничего сложного. Только этот ворюга Книгу Знаний мне так и не отдал. А я не отдал ему корону. Так до сих пор и препираемся.

Теперь уже рассмеялась и я. Все-таки Марлекс остается Марлексом вне зависимости от мира и окружения! Жаль, наверное, что я не знала его раньше, до того, как душу дасха выжгло темное пекло.

Помолчали. Я придвинулась ближе, устроила растрепанную голову на широком плече. И неожиданно для себя самой прошептала:

— Никому не позволю отнять огонь. Нарвись эти разбойники на меня — и от них не осталось бы даже пепла!

Длинные пальцы мягко погрузились в спутанные волосы. Тело ощутило его умиротворенный вздох.

— Знаю.

— Надеюсь, никто из тех не выжил?

Мне, конечно, до блондиночки особого дела нет, но знать, что где-то поблизости бродит всякая шваль, неприятно. Лови их еще, драгоценный огонь трать!

— Колдун. Это более чем странно, но у него была сила сависов. Хоть и весьма слабая, так, отголоски…

Но как следует обдумать личность злодея мне самым наглым образом помешали. Плед улетел на пол. А за ним и второй… Миг — и вместо узкого, хоть и мягкого дивана под нами удобная кровать.

— Эй, ты что творишь?! — не слишком убедительно возмутилась я и попыталась поймать беззастенчиво путешествующие по телу руки.

— Пользуюсь моментом, — ухмыльнулся дасх и во избежание дальнейших пререканий принялся меня целовать. Не прерывая при этом остальной своей деятельности.

Еще недавно замерший где-то в самой глубине моего существа огонь ожил. Заставил дрожать, выгибаться и шептать между поцелуями что-то ну о-очень одобрительное. И где только силы взялись?!

— Дымка, Дымка, Дымка…

Крошечные лепестки пламени скользили по нашим телам, избавляя от остатков одежды. Где-то глубоко внутри тоже разгорался огонь, побуждая цепляться за Марлекса, жарко отвечать на его ласки.

— Сегодня нас никто не прервет…

Горячие, немного шершавые губы, крепкие объятия, не то стоны, не то слова… Мощный рывок — и мир тонет в красноватой пучине наслаждения.

Только мы двое и огонь. Два огня.

— Моя. Любимая…

— Единственный. Мой…


Глава 9 | Береника | Глава 2







Loading...