home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

Только Марлекс и этим не удовлетворился. И чего неймется, спрашивается? Нежить уничтожена, никто сильно не пострадал. Что еще надо?

Но мой «жених» всерьез озаботился вопросом безопасности и потихоньку переговорил почти со всеми местными девушками. Благо теперь о его существовании даже Радетелю было известно, а посему можно бродить по окрестностям не таясь.

Итог этих разговоров оказался таков: никого Даанд не домогался и уж тем более в замок свой не зазывал. Некоторые и сами бы не прочь, только замкнутый дальф и не улыбнется лишний раз.

— Теперь-то твоя душенька довольна? — насмешливо уточнила я, пока Марлекс провожал тяжелым взглядом очередную искательницу внимания нашего аристократа.

Почти неделя минула со дня уничтожения Маины (вернее, того, чем она стала после истинной гибели), и ничего из ряда вон выходящего за это время так и не произошло. Так не пора ли успокоиться?

— Нет, — коротко бросил мой личный надзиратель и протянул мне руку. — У тебя еще остались дела в селе?

И вот так все последнее время. Мне даже к посетителям выходить в одиночку возбраняется. И как бы ни бунтовала свободолюбивая душа, с дасхом не поспоришь. Ибо бесполезно, ага. Нет, он выслушает внимательно все претензии, даже покивает кое-где, а потом все равно сделает по-своему. То есть приклеится за спиной молчаливой тенью.

Вот и сейчас я безмолвно кивнула и оперлась на предложенную руку. Заказы разнесла, до нужной степени замерзла — пора бы и домой возвращаться.

— Девица-то эта явно не своей смертью померла. И крохами дара ее не Солнечная благословила, — нашел к чему придраться спутник и сжал мою ладонь крепче. — Так что, будь добра, держись от дальфов подальше.

Вот же неугомонный! Я запыхтела, точно вскипевший котелок. Если присутствие в жизни мужчины предполагает такую вот заботу, от которой ни днем ни ночью покоя нет, то я, пожалуй, понимаю, отчего колдуньи предпочитают одиночество.

Отражая мое настроение, по плечам скользнули лепестки пламени, пощекотали локотки и побежали вниз, к ладоням. Мужчина сдавленно рыкнул и резко отдернул обожженную руку.

— Хорошо, папочка, — мурлыкнула я. Потом не утерпела и потерлась щекой о его плечо. Вот ворчу внутренне, возмущаюсь, но как же это все-таки приятно, когда ты кому-то небезразлична.

Только я ли? А может, горящий внутри меня огонь?

От этой мысли на душе становилось горько, потому я старательно гнала из головы всякую ерунду. Так ведь и совсем расклеиться недолго. Погрузившись в себя, я даже не заметила, как остались позади ворота, как сомкнулись за спиной голые ветви деревьев. Только когда сообразила, что уже никуда не иду, изволила вынырнуть из раздумий.

— Марлекс?

Дасх развернул меня к себе, прижал к груди, и… перед глазами поплыла серая дымка.

— А я думала взлетать обязательно, — отстранилась и оглядела ставший почти привычным интерьер.

Дом выглядел куда более обжитым, нежели в наш первый совместный визит. Несколько книг на столе с торчащими из них цветными закладками, мягкий плед в одном из кресел, кружка с недопитым чаем. Так, пора бы навести здесь порядок…

— Защитные чары замыкаются на мне, так что я могу перенестись сюда из любого места и почти в любом состоянии.

Запомним. Учтем.

Повела плечами, разгоняя дрожь, сбросила плащ и швырнула в камин немного огня. Так-то лучше. Эту неделю мы почти не расставались: вместе относили зелья и сидели над книгами, летали и частенько наведывались в тайное убежище Марлекса. Я уже чувствовала себя здесь почти так же свободно, как в доме наставницы.

— Думаю, пришло время поговорить о плате. — Его голос звучал непривычно тихо.

Что? Я не ослышалась? Сердце пропустило удар, в животе медленно завязывался холодный узел.

— Ты уезжаешь? — Я отвлеклась от уборки и приблизилась почти вплотную к устроившемуся на диване дасху.

Знала же, что однажды это произойдет. Так почему тогда так реагирую? Почему хочу вцепиться в него всеми конечностями, не отпускать, да хоть в зачарованные оковы заковать… Брр! Стоп. Ну-ка, все лишние мысли, брысь из головы!

— Улетаю, если быть точным.

И он говорит об этом так спокойно?!

— Вечером, — добил меня этот пень бесчувственный.

Коленки подогнулись, и я плюхнулась рядом с ним на диван. Хорошо хоть сподобилась сделать моську непроницаемую. Но каких трудов это стоило…

— А раньше нельзя было предупредить? — прошипела разъяренной гадюкой. У-у-у, так бы и покусала! Ужалила то есть.

Отравила бы, а потом лечила долго и с удовольствием. Ой! Что-то я опять не туда…

— Вот сейчас говорю. — Меня сгребли в уютные объятия и успокаивающе зашептали мне на ухо: — Ну что ты, я же вернусь. Соскучиться не успеешь! Разберусь с прошлыми косяками и вернусь за тобой.

Звучит обнадеживающе. Вот только можно ли верить его словам?

— Еще чего, стану я скучать по всяким там! Прилетишь — тогда и поговорим. А пока прекращай меня лапать и переходи к делу, — и подставила раскрытую ладонь, в которую должны были, по моим представлениям, посыпаться монеты.

Так, кажется, меня поняли не совсем правильно… Вместо того чтобы отпустить, этот нахал сжал меня еще крепче (только что косточки не захрустели!) и легонько коснулся губами руки. После чего осторожно согнул послушные пальцы, как бы скрывая поцелуй. Хороша плата!

— Так бы сразу и сказала. — Горячее дыхание пробежало вдоль шеи волной мурашек.

Кабы не его отъезд, мне бы и в голову не пришло сопротивляться. Но так… В мозгу ледяной иглой сидели сомнения.

— Эй, я вообще-то имела в виду не это! — от души возмутилась я и изо всех сил уперлась ему в грудь в тот самый момент, когда твердые губы уже почти прижались к моему рту. — Давай сядем и поговорим как деловые люди. И руки убери!

Марлекс недовольно скривился, но упорствовать не стал. Только по связи прилетела такая волна досады, что я невольно сложила губы в злорадную улыбку. Ну хоть так.

Может, хоть это заставит его вернуться. Проигрывать дасх уж точно не привык.

Одинаково недовольные друг другом, мы обменялись испытующими взглядами.

— Ты же понимаешь, что платить я собираюсь не деньгами? — первым сдался крылатый. Уступил?

Естественно, я понимала. И терялась в догадках.

Впрочем, любая из вещей этого дома могла бы стать достойным вознаграждением и для именитого мастера, что и говорить про маленькую бедную меня.

— Вот и умница, — принял молчание за знак согласия Марлекс. — Дай-ка сюда руку…

И, прежде чем я успела возмутиться, бесцеремонно сцапал мою конечность. Дальше — больше, в тонких пальцах дасха сверкнул кинжал. Красные искорки пробежали по острию… Блики от горящего камина?

Лезвие коротко резануло ладонь, заставив меня зашипеть от боли. Совсем чокнулся он, что ли?! Миг — и на руке Марлекса красуется точно такой же кровоточащий порез в виде клина.

— Если у вас так принято заключать браки, то знай: невеста против!

А что еще тут можно было подумать?

— Не вертись! — прикрикнул на меня этот темный субъект без малейших зачатков совести и осторожно приложил одну ранку к другой, смешивая кровь.

Короткий всплеск боли, сияние, окутавшее наши ладони, точно большая варежка, — и все. Ни порезов, ни крови.

Интере-эсно…

Но не вовремя проснувшаяся во мне колдунья была отправлена в глубокий обморок очередной тихой фразой:

— А теперь проводи меня.


Когда черная точка скрылась в толще серых облаков, я еще долго вглядывалась в небо в надежде, что он передумает и вернется. Нет, я, конечно, все понимаю, не просто же так гордый дасх решил броситься на меч Кулена. И пекло в его душе наверняка как-то связано с изгнанием. Но ведь это все в прошлом. Так зачем его ворошить?

Разве нам так плохо?

Убежище в межмирье могло бы стать прекрасным домом. И никаких тебе незваных гостей! Сам Марлекс прекрасно вжился в образ иноземного колдуна. Все счастливы и довольны. Чего еще не хватает?

Так нет же, понесло куда-то!

Я нервно облизнула губы, на которых до сих пор ощущалось тепло его поцелуя, и почувствовала противную горечь в глазах.

— Ледяная статуя — вещь в хозяйстве абсолютно бесполезная. — Тимка неслышно подкрался сзади и осторожно потерся о мое плечо. — Особенно посеред крыльца.

Обернувшись, я обозрела кота размером с откормленного поросенка и тихо порадовалась, что дом стоит на отшибе. Никто не увидит, какие чудеса здесь порой творятся. Рука мимо воли потянулась к лоснящемуся боку.

— Хозяйственный ты мой!

— Летучий тебе что наказал? Ждать. Вряд ли он имел в виду, что делать это следует вот прямо здесь, на крыльце. Ну-ка поднялась и пошла в дом! Не то сейчас как выпущу когти, ни один жених не узнает!

И в доказательство своей повышенной воинственности домовой вздыбил шерсть и раскатисто зашипел. Учитывая его нынешние габариты, получилось внушительно!

Делать нечего, пришлось подниматься с насиженного места (чуть не примерзла к нему в самом деле) и под аккомпанемент котового ворчания и стука собственных зубов топать в дом. Греться.

— Вернется твой жених, никуда не денется, — проинформировал меня обнаруженный на печи Шаша.

Угу, мне бы его уверенность!

— Ты правда так думаешь? — ворчливо уточнила я, поудобнее устраивая озябшие косточки. И тут же опомнилась: — Никакой он мне не жених!

Сначала Кулен, теперь вот и Марлекс… Дом словно опустел.

— Ладно-ладно, не жених. — Бесеныш согласно взмахнул крылышками. — Только все равно вернется. Потому что уже не сможет без твоего огня, он сам сказал.

Слабое утешение, но за неимением другого…

Я пригрелась, успокоилась и, кажется, даже задремала. Не то во сне, не то в воспоминании снова увидела гадалку, сулившую дороги. Две из них уже пройдены: от соры да Амены и от Амены до наставницы. Не могу сказать, что жалею об этом. Но очень бы не хотелось, чтобы вредина-судьба вздумала подсунуть еще одну.

Зачем? Я и здесь неплохо прижилась. Да и Бриалину одну не оставишь. Спору нет, она у нас женщина взрослая и самостоятельная, только сердце у нее мягкое, доверчивое. Такую каждый обидеть может.

Полузабытье развеял стук двери.

— Что я вам сейчас расскажу! — Голос Бриалины звенел от возбуждения.

Так, а вот это уже интересно… В конце концов, с исчезновением Марлекса жизнь не остановилась. Я спешно отшвырнула от себя дурное настроение, пожелала крылатому попутного ветра и отправилась выяснять, что там взбудоражило наставницу.

— Уехали наши дальфы, — не без радости сообщила горячую новость Бриалина.

— Как так? — недоверчиво шевельнул усами Шаша.

Признаться, мне и самой не очень-то верилось в услышанное, уж слишком хорошо все складывалось. Но на душе сразу же сделалось легче…

— Еще утром, все село видело. В Ужевке как раз ярмарка начиналась.

Ну и скатертью им дорога. Я пожала плечами и принялась потихоньку наглаживать кота. Тима довольно щурился, потягивался и выпускал коготки. Только что не урчал, ненастоящий же.

Может, так оно и лучше? Теперь все по-прежнему, если не считать воспоминаний.

— Это была хорошая новость, — вмиг спустила меня с небес на землю Бри.

Вот она, жестокая реальность! Даже порадоваться спокойно не дадут!

— Только не говори, что они передумали и к вечеру возвратились…

Бриалина бледно улыбнулась, развесила сушиться свой синий плащ и устроилась на стуле.

— Да нет, тут другое… Помнишь, я рассказывала, как в юности накуролесила знатно, пока с женихом бывшим за одним его недругом гонялась?

Последовали три слаженных кивка.

— А теперь угадай, кого я только что встретила на ярмарке?

Мы с домовым обменялись понимающими взглядами. Вот бы первого! С подлым ворюгой все просто, подпалю — и дело с концом. Или к водянице оттащу, пускай забавляется. Вот только в синих главах Бриалины плещется отнюдь не злость. Там притаится страх… и еще что-то пока мне незнакомое.

Вывод прост: легко отделаться не получится.

— Бри, скажи мне, что ты сбежала быстрее, чем этот мужик успел разглядеть тебя, — взмолилась я, впившись взглядом в наставницу.

Сумрачный, только этого еще не хватало!

— Куда там, — печально вздохнула женщина. — Мы с Игнатом нос к носу столкнулись, он не мог меня не узнать.

Час от часу не легче…

— Ну да, я сбежала. Удрала, как последняя трусиха!

Остаток вечера велся «военный совет». Надо было выяснить, много ли насолила Бриалина этому Игнату и как следствие — стоит ли его бояться.

По всему выходило, что на оба вопроса ответ был положительный. Если верить тому, что рассказывал Бриалине ее несостоявшийся (к счастью) жених, Игнат приходился ему двоюродным братом. Подлым и совершенно беспринципным, опять же если верить вороватому проходимцу.

— Я не знаю всей истории, — вспоминала Бриалина дела давно прошедших и почти забытых дней, — но Виран говорил, будто дедушка перед смертью единственным наследником сделал именно его. А там не только деньги были, но и драгоценности, артефакт и переходящая по наследству должность при дворе. Игнат позавидовал и как-то умудрился присвоить чужое добро.

Ну-ну. В такую откровенную чушь даже я бы не поверила.

Рассказ тек извилистым ручейком. Я слушала и тихо удивлялась, что с людьми любовь делает. Вот вроде бы воспитанная, образованная колдунья, а туда же!

Высокую должность Игнат потерял, когда заявившаяся к нему просительница (ею, естественно, была Бри) вдруг стала кричать, взывая о помощи. На беду, странные звуки привлекли самого правителя Туманных земель, и тот, увидев в кабинете одного из младших советников молодую колдунью в разодранной одежде, живо выставил мерзавца на улицу.

Потом были два года странствий, в течение которых мстительная парочка прогнала Игната по всему материку. Много разных пакостей было, о большинстве которых Бриалина даже рассказывать постыдилась. По монетке, по вещичке Виран отвоевывал «свое» наследство ценой совести влюбленной дурочки.

— А я ведь так и не узнала, что за артефакт хранился в их семье, — грустно закончила наставница и устало прикрыла лицо ладонями. — И заполучил ли его Виран — тоже…

Так ни до чего дельного и не договорившись, мы разбрелись по постелям. Как там в народе говорят? Утро вечера мудренее? Вот и славно, кажется, представился случай проверить укоренившуюся в веках истину.

Хорошо бы, конечно, пойти к этому Игнату и прямо спросить, за каким Сумрачным его в наши края принесло, но Бриалина эту светлую мысль отмела сразу и безоговорочно. Не мне же с ним беседовать?

Но посмотреть на внезапно возникшее прошлое наставницы было до жути любопытно. Решено, завтра пойду в Ужевку!

Плавное течение никак не желающих погружаться в сон мыслей соскользнуло на мое собственное… прошлое. Дасх ведь теперь считается таковым, да?

Прислушавшись к себе, я с удивлением обнаружила, что горечь пошла на убыль. Слезы больше не обжигали глаза при одной только мысли об улетевшем подопечном. Грустно, конечно, но и только. Надо же, всего несколько часов прошло, а я уже пришла в норму! Можно начинать гордиться собой?

Жаль, правда, убежище теперь для меня недоступно…

И только об этом подумала, как руку легко кольнуло в месте недавнего пореза… и я обнаружила свое тело удобно устроившимся на мягком диване. Дела!

В камине тлели красноватые угольки. Он был здесь после того, как мы расстались! Подстегиваемая любопытством, я сорвалась с насиженного места и заметалась по комнате. Что же, что же, что же… Увы, взгляд натыкался исключительно на знакомые предметы.

В конце концов я поймала себя на том, что окончательно продрогла. Еще бы, босиком да в одной ночнушке! Возвращаться домой прямо сейчас не хотелось, и я подбросила в камин пару поленьев, увенчав это дело комочком огня.

Помнится, кто-то хвастал, будто способен перенестись сюда в любое время и из какого угодно места? Что ж, такая плата мне нравится.

Тут взгляд скользнул по каминной полке. Фи, сколько пыли! В носу от одного вида засвербело. Бытовое колдовство — это, конечно, замечательно, но влажную уборку никто пока не отменял.

Я уже поднялась было на ноги, намереваясь отправиться на поиски подходящей тряпки, как вдруг углядела надпись, выведенную пальцем поверх серого слоя:

Не вздумай меня забыть…

Следующие дни прошли в экспериментах.

Первым делом я научилась легко переноситься в убежище и, что уже сложнее, возвращаться обратно. Пробовала проделать похожий трюк с другими местами, но нет, получалось только с межмирьем. Ну и ладно.

Летать тоже пробовала и тоже обломалась. Просто как-то вдруг пришло в голову, что плата могла не ограничиться связью с его «берлогой». Мало ли на что его кровь способна? Но нет, пока способность к перемещению оставалась единственной.

Делать нечего, пришлось смириться.

Закутавшись в теплый плащ так, что один нос торчал, я неспешно бродила между торговыми рядами. Сумка, в которой с утра позвякивали пузырьки с зельями, опустела, и в ней нашлось место для кулька с пирожками и нескольких лент. Глаз то и дело цеплялся за очередную обновку, но вместе с холодом на меня напала такая апатия, что даже торговаться с очередным купцом было лень. Чувствую, этим и ограничусь.

Кабы не Бриалина, давно бы дома косточки грела, так нет же, приходится здесь шастать! Потому как наставница с известных пор наотрез отказывается ходить в село в одиночку. Вот и приходится ждать, пока она очередному страждущему лечение пропишет или некстати расшалившегося беса изгонит.

Я остановилась у пестрого прилавка и принялась разглядывать готовую одежду. А вон то черно-зеленое платье вполне ничего…

— Горячая выпечка! С пылу, с жару пирожки! Покупай-налетай… — горланила дородная помощница пекаря.

— А вы слыхали, — доверительно шепнула тощая тетка приземистому лысоватому мужичку, — поговаривают, будто в окрестном лесу опять волкодлак объявился.

Уткнувшись в меховой ворот, я презрительно фыркнула. Эка невидаль! В наших краях подобные слухи каждую зиму ходят. Народ сплетничает, но всерьез никто не боится, даже не опасается. А нечисть обсуждаемая если и существует, то реального вреда никому не причиняет. Это я не понаслышке знаю, потому как третью осень в этом самом лесу провожу.

Отвернувшись от сплетников (ибо ничего интересного все равно не расскажут), я обогнула большую лужу, очередного зазывалу и собралась уже заглянуть к местной лекарке в надежде напроситься на кружку горячего чая, как буквально кожей ощутила неладное. Медленно обернулась. Так, что тут у нас?

На соседнем прилавке было разложено оружие. Признаться честно, я ко всякого рода железкам была холодна, разве что мечами своих постояльцев бывших тихо восхищалась. И то исключительно на расстоянии. Здесь же и вовсе не было ничего особенного. Добротные ножи, множество самых разнообразных кинжалов и парочка мечей. Плюс всякая мелочь.

Ну еще купец симпатичный: высокий, плечистый, светловолосый. Темно-зеленые глаза смотрят на мир серьезно, и голос, рассказывающий единственному покупателю про товар, глубокий, бархатистый. Я подумала, прикинула и пришла к выводу, что за прилавком, вероятнее всего, сам кузнец. Редко, но и такое встречается.

И вот тут до меня дошло, что именно зацепило внимание. Светловолосый продавец свой товар не расхваливал, просто объяснял, что к чему. Вот этот кинжал лучше взять, если и в самом деле им пользоваться собираешься, а вон тот — если только на поясе носить да перед дружками форсить. В душу как-то незаметно прокралось уважение.

Увы, только в мою. Замотанный в темный дорожный плащ покупатель лишь делал вид, будто слушает. Интуитивно ощутив, что дело нечисто, я шагнула ближе и притворилась, будто заинтересовалась узорчатыми ножнами.

— Вон тот еще покажите. — Затянутый в перчатку палец ткнул в лежащий на противоположном краю прилавка кинжал с рукоятью в виде змеи, раскрывшей пасть для укуса.

Кузнец потянулся в указанном направлении.

Замотанный же незаметно сунул руку в карман, я уловила красноватый отблеск.

«Парализующий амулет!» — пронеслось в голове. И в самом деле, на черном шнурке болтался красный, пульсирующий силой камень.

А дальше я начала совершать глупости.

— Ах ты, мерзкий ворюга! — заверещала на всю небольшую площадь и, напрочь забыв обо всех колдовских знаниях, просто бросилась на незнакомца, сшибая его с ног.

Вот когда убедилась, что злодейка-судьба не дремлет. Амулет все-таки сработал, хоть и не в полную силу. И вместо того, чтобы парализовать кузнеца, пока этот криминальный элемент тащил у него что-то ценное, заряд угодил в меня. Не обездвижил, зато отшвырнул шагов на десять, да еще и о стену каменную приложил.

Надо бы запомнить на будущее, что добрые дела совершать чревато. Шишками и синяками, например.

— Совсем очумела, девка?! — взревел бандюга и закопошился в складках широченного плаща.

А то! В противном случае уж точно не полезла бы в чужие неприятности. Своих мне мало, что ли?

— Сам ты девка, а ее госпожой колдуньей величать надобно, — возмутились откуда-то сбоку.

Место действия обступила гомонящая толпа. Я спешно спихнула с себя тщедушного мужичонку, отлепилась от стены, отдышалась… и почувствовала, как в бок уперлось что-то, что туда упираться уж точно не должно. Скосила глаза. Так и есть, нож!

И почему мне вечно попадаются такие вот уроды?

Увы, ответа на сей философский вопрос я так и не получила. Зато нож со звоном покатился по каменной мостовой.

— Лучше поблагодари эту милую госпожу, что от дурного деяния уберегла. — Звонкий, точно перезвон сотни крошечных льдинок, голос заставил даже меня вздрогнуть. Что и говорить о несостоявшемся грабителе?

— И в самом деле колдунья… — потрясенно выдал мужик и спешно поправился: — То есть конечно же сп-пасибо!

Я подняла непонимающий взгляд и горько пожалела, что не могу провалиться сквозь землю. Ну или на худой конец всочиться в каменную стену… Брезгливо придерживая незнакомца за шкирку, над нами возвышался… Да понятия не имею, кто это был!

Высокий мужчина в коричневых одеждах свободного покроя, красноватые волосы спадали чуть ниже плеч. Из растрепанных ветром прядей забавно выглядывали темные, немного удлиненные ушки, а за спиной трепетали самые настоящие крылья насыщенного малинового цвета. Кажется, еще и хвост был, но за точность последнего наблюдения я не ручаюсь, ибо уже после беглого осмотра верхней части сего явления пребывала в шоке. Может, мне все же повезло и он окажется глюком? Головой ударилась все-таки…

Толпа изумленно притихла.

— Госпожа? Госпожа, вы меня слышите? — воззвал ко мне крылатый и вздернул в воздух обвисшего кулем ворюгу. У того аж челюсти друг о дружку лязгнули! Только что искры не посыпались.

Нет, кажется, он все-таки настоящий. Вот же «повезло»! Что называется, с размахом!

— Угу, — тоненько пискнула я, потихоньку ощупывая ушибленный затылок.

— Его убить? — И чтобы не возникло ни малейшего сомнения, о ком именно речь, мне прямо под нос подсунули перепуганного мужика.

Толпа ожила. Кто-то стал перешептываться, наиболее смелые и кровожадные даже высказались в поддержку предложения крылатого.

Этого мне еще не хватало!

— Он кузнеца ограбить пытался, вот пусть между собой дальше и разбираются, — плохо повинующимся голосом проговорила без особой уверенности, что тип с малиновыми крыльями прислушается.

Но тот неожиданно возражать не стал. Видимо, я переоценила его кровожадность.

Резкий замах — и незадачливый ворюга совершил впечатляющий полет через всю площадь. И приземлился прямиком на прилавок с оружием.

В тот же миг меня подхватили сильные руки, крыло мелькнуло перед самым носом, а щеки обдало холодом. Небо стремительно приближалось…


— С вами все в порядке, госпожа?

— Ты кто? — То, что он не уволок меня темные силы знают куда, а приземлился в нашем с Бриалиной дворе, придало уверенности. Но совсем немного.

На всякий случай я отступила на несколько шагов (от таких подозрительных спасителей подальше держаться надо) и вперила взгляд в красивое лицо. Плевать на вежливость! У меня голова раскалывается, спина саднит и… Сумрачный бы его побрал, мне страшно!

— Тахесс, госпожа. — Тут последовал легкий поклон, больше похожий на кивок. Гордый…

— Странное имя, никогда подобного не слышала… — Кто бы говорил, конечно, но все же.

— Это моя раса, госпожа, — тихо поправил крылатый. И да, хвост у него все-таки имелся, я не ошиблась. — Имена нам не положены.

Вот даже как? Внутри закопошились нехорошие подозрения. И как я сама не догадалась, откуда ветер дует?

— Отставить госпожу! Идем в дом.

— Но…

— Это приказ, — улыбнулась коварно, подхватила нового знакомца под руку и буквально втащила на крыльцо. Дальше дело пошло куда легче. Если все действительно так, как я думаю, то опасаться совершенно нечего.

Пока я раздевалась, осматривала свежеприобретенные повреждения и заваривала травяной чай, домашняя нечисть с восторгом атаковала необычного гостя. Даже за крылья подергали (это Шаша) и кисточку на длинном хвосте обнюхали (а это уже Тимка). После чего сочли тахесса неопасным и устроились один на плече, другой на коленях.

— В нашем мире тебя посчитали бы странной, — сообщил мужчина, обозревая меня с двумя кружками входящей в комнату.

Что ж, значит, мне повезло, что в этом самом их мире я не окажусь никогда.

— Там, где живут дасхи?

— Да. — Следуя моему примеру, обладатель малиновых крыльев обхватил ладонями кружку, согревая руки. — Мы их рабы. И люди, кстати, тоже. Ну, те из вас, что в нашем мире остались.

— И колдуны?

— И колдуны.

Дальше был допрос с пристрастием. Само собой, вреднюга Марлекс меня опередил и запретил крылатому уж слишком откровенничать. Но кое-какую информацию из него вытащить все же удалось, а я была даже крохам рада.

Тахессы. Крылатые воины. По словам нового знакомого, их искусственно вывели дасхи, которые в те далекие времена постоянно воевали с сависами. Очередная война, как и все предыдущие и последующие, закончилась вничью, а полезные рабы остались. Сейчас в сумеречном мире восстановилось некое подобие покоя, и крылатых стали использовать все больше как личных телохранителей.

— Понятия не имею, что между вами произошло, — медленно и очень удивленно проговорил красноволосый, — но в тебе течет кровь моего господина. Для меня теперь естественная потребность — защищать тебя.

Понятно, хоть и нерадостно. Предчувствую изобилие свежих неприятностей! Сцена на площади и так была лишней, теперь наверняка все село судачит. А мне, между прочим, здесь еще жить! Если же подобное регулярно происходить станет…

Вот всегда подозревала, что Солнечная питает ко мне особенно нежные чувства.

Хм. Интересно, какие еще сюрпризы подкинет кровь дасха?

А, к лешему!

— Инстинкты придется контролировать, — вынесла приговор я, тихо прикидывая в уме способы «вознаграждения» другого крылатого. — Ты и без того облагодетельствовал меня ворохом проблем. И да, надо бы придумать тебе имя, не хочу чувствовать себя… хм, госпожой. Как тебе Ириан?

— Н-нормально… — ошалело выдохнул поименованный.

На том и остановились. Поболтали немного о всяком разном, допили остывший чай, а там и взволнованная Бриалина явилась.


— Как интересно… Никогда подобного не встречала.

Наставница едва ли не под лупой разглядывала мою руку, на которой, естественно, не нашлось и следа. Даже энергетического.

— Спокойно, спокойно. — Это я Ириану, который взирал на наставницу так, будто сейчас бросится. — Она не делает мне больно. Не сиди ты прямо здесь, даже не уловил бы ничего.

Последовал отрывистый кивок, но карие глаза по-прежнему отливали алым. Вот же! Связалась на свою голову! Бороться с инстинктами тахессу удавалось с трудом.

— А ты ничего, симпатичный, — усмехнулась Бриалина и окинула крылатого гостя, занявшего целую лавку, многозначительным взглядом.

Того аж перекосило!

— Ды-ы-ымочка, ну пожалуйста, скажи, что он будет жить с нами, — заканючила колдунья.

Мы с Ирианом обменялись затравленными взглядами и дружно замотали головой. Вот уж нет, этого нам совершенно не надо!

— Он здесь не для этого, — возмущенно сверкнула глазами я, силясь призвать наставницу к порядку. — И вообще, в другом мире живет. Может, его дома жена и дети ждут?

Бриалина смущенно сникла. Зато тахесс ожил:

— Нет у меня детей! И жены тоже нет.

Божиня, ну за что ты ниспосылаешь мне исключительно «понятливых» личностей?!

— Скажи еще, что у тебя и дома нет? — прошипела возмущенно. И сразу же осеклась: подобное очень даже возможно, учитывая, что он раб.

— Дом есть, — развеял опасения красноволосый.

Хоть это радует. Потому что утешать Бриалину после того, как ее сердце разобьет еще и тахесс, в мои планы на ближайшее будущее определенно не входит. Саму бы кто пожалел!

— А вы с людьми нормально сходитесь? — не пожелала внимать голосу разума Бриалина.

Я чуть не взвыла с досады. Мало ей было Кулена?! Нет, я и сама отлично вижу, что мордашка у Ириана смазливая и остальное тоже ничего (еще и крылья, мм…), но это же не повод кидаться на него с… расспросами. И вообще, он сюда для другого прислан, если что!

— Не знаю, я не проверял, — потупился тахесс.

Бриалина кокетливо взмахнула ресницами и заулыбалась совсем уж предвкушающе.

— Так, стоп! — Я вскочила со своего места и одарила обоих испепеляющим взглядом. — Ты! Немедленно возвращайся, откуда пришел, и не вздумай появиться, пока меня не начнут убивать!

Крылатый вздохнул удрученно, проглотил улыбку, изобразил нечто среднее между кивком и поклоном и… исчез. Фу, вот так-то лучше!

— А если убивать начнут меня? — с тенью обиды в голосе вопросила наставница.

— Тебя я уж сама как-нибудь спасу.

Следующие полтора часа Бриалина усиленно дулась и то и дело испускала страдальческие вздохи. Видно, надеялась, что я оттаю и верну новоприобретенного телохранителя на место, в ее полное распоряжение. Но меня так легко не проймешь, привычная я!

В итоге наставнице первой наскучило неблагодарное (ввиду полного отсутствия ответной реакции) занятие, и она присоединилась к колдующему у печи домовому.

Я лениво пролистывала новенький учебник по нежитеведению и тихо сожалела, что не подвернулось случая и от этого экзамена отвертеться, когда послышался окрик:

— Госпожа колдунья!

За окном чернильной мглой сгустились сумерки. Кого там еще леший несет?

— Да? — Кутаясь в мех, я опасливо высунулась за дверь и тут же засияла улыбкой. Стоявшего за забором светловолосого мужчину сложно было не узнать. Кузнец!

— В селе мне подсказали, где тебя искать.

Борясь со смущением, я спустилась с крыльца. После того как продемонстрировала всей площади свои выдающиеся «умения», я и колдуньей-то себя слабо чувствовала, не то что госпожой.

— Сотворенную днем глупость оплачивать не обязательно…

Мужчина усмехнулся, отчего в его глазах рассыпались веселые искры.

— И в мыслях не было. Вот, держи, — и передал мне через забор небольшой сверток.

Любопытство мгновенно заставило руки действовать. И я так и ахнула! Уже знакомая змеевидная рукоять загадочно поблескивала ониксами глаз и щерилась белесыми клыками. Казалось, вот-вот — и змейка зашипит! Да не просто зашипит, а в палец (как минимум) вцепится.

Он же это не серьезно, да? Я недоверчиво огладила узорчатые ножны и подняла на гостя вопрошающий взгляд:

— Даже кладбище упокоенных упырей столько не стоит.

Искры в зеленых глазах погасли.

— Имею я право единственной нормальной колдунье подарок сделать?

— Но…

— Возьми, прошу. Его все равно никто не купит, несколько лет с собой вожу, а сбыть с рук не могу.

А вот это уже может оказаться серьезненько!

— Проклятый, что ли? — снова прорезалась настороженность. Этого мне еще для полного счастья не хватало. Хороша благодарность!

Усмешка с лица кузнеца испарилась без следа.

— Да нет, просто я его для одной твоей коллеги делал. Давно это было… — Смуглое лицо затуманилось воспоминаниями. — Но колдунья эта дрянью оказалась, а кинжал так и остался у меня. Его не то что купить, даже украсть не могут!

Невзирая на искреннюю печаль, звучавшую в голосе гостя, я всхлипнула от смеха. О да! Сама недавно убедилась. Да что там убедилась, даже поучаствовала!

Желание отнекиваться отпало напрочь. Дороговато для подарка, но раз уж такое дело… Честно признаюсь, вещица мне с первого взгляда понравилась. Значит, так тому и быть. Бережно привела сверток в первоначальный вид и сунула в глубокий карман.

В порыве благодарности попыталась было пригласить кузнеца (вот же невежа, даже имени у него не спросила!) к нам на ужин, но получила непреклонный отказ. Видно, к нашей сестре он до сих пор относился настороженно. Что же, не стану настаивать. Может, у человека и впрямь на то причины имеются?

Мы уже прощались, когда из дома, выглянула Бриалина, все время разговора наблюдающая за происходящим из-за занавески.

— Игнат?! — В голосе наставницы прозвучало легкое недоверие щедро сдобренное страхом.

— Бриалина? — Глаза мужчины увеличились в размере раза эдак в три.

Ой-ой-ой! Кажется, я здесь лишняя.

Поймала сию здравую мысль за хвост, обдумала хорошенько и начала пятиться к крыльцу. Судя по тому, как эти двое вытаращились друг на друга, им найдется что обсудить. Что же, не стану мешать.

Лучше со стороны полюбуюсь.

Приняв это эпохальное решение, осторожно обогнула ступеньки, дабы не спугнуть наставницу, и притаилась у голого куста малины. Подальше от намечающихся боевых действий.

А представление обещает быть интересным…

На лице Бри предсказуемо читался страх вперемешку с виной. Игнат же смотрел на нее так… будто сейчас набросится и придушит. А потом воскресит поцелуем. Романтика… Ой, что-то я не о том!

Но мгновения текли, а давние враги все так же стояли друг против друга, без малейшего движения или звука. Только взглядами прожечь пытались, без особого, впрочем, успеха. Помочь, что ли?

Повинуясь собственному нетерпению, я уже приметила подходящий камень, должный помочь мне оживить хотя бы одну из двух новоявленных статуй. Но он не понадобился. Кузнец тряхнул светлой шевелюрой, как бы сбрасывая наваждение. Его лицо приобрело привычное спокойное выражение.

— Эта милая девушка — ваша дочь? Твоя и Вирана?

Бриалина тоже ожила, покачала головой и состроила невозмутимую моську. Мол, я тебя, конечно, боюсь, но все равно на всякий случай покусаю.

— Да лучше я с самим Сумрачным общих отпрысков заведу, чем с этим мерзавцем! — Мне показалось или Игнат и правда удовлетворенно хмыкнул? — Береника — моя воспитанница и ученица.

— Так вы больше не вместе? — В ожидании ответа мужчина слегка подался вперед, но войти в незапертую калитку не решился. И правильно, не было ему на то позволения.

— И давно, — фыркнула наставница и непримиримо скрестила руки на груди. — И нечего здесь лыбиться, и без того тошно! Удовлетворил свое любопытство? Теперь топай радоваться в другое место!

Подозрительно довольный кузнец (задумал что-то, не иначе) спорить не стал.

— Как скажешь, Бриалина. До новых встреч…

С этими словами он развернулся и зашагал в направлении Ужевки.

— Стой! — опомнилась колдунья. — И подарок свой забери!

Игнат послушно замер. Обернулся.

— С удовольствием, дорогая. — В голосе слышалась откровенная насмешка. — Может быть, наберешься храбрости и сама мне его вынесешь?

Энтузиазма у Бриалины сразу как-то поубавилось. Покидать защищенную многочисленными заклинаниями территорию было боязно.

А светловолосый нахал знай себе улыбается! Точно мысли ее прочитал.

Тут уж я не смогла не возмутиться против откровенного грабежа:

— Эй, вы, двое! Руки прочь от моего подарка!


Глава 4 | Береника | Глава 6







Loading...