home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 26

— Как жаль, — раздался из динамиков чуть искаженный голос психотерапевта. — Снотворное, подмешанное к пицце, не отключило тебя на сутки.

Ясно, меня накачали успокоительным. Заказ отца Ала доставили с большой задержкой, и вкус у еды оказался отвратительным. Как же я не догадалась? Мысли начали выстраиваться в логическую цепочку, несмотря на туман в голове. Вероятно, мне помогал обмен веществ вампиров… или сирен. Но я была полностью обездвижена. Пока.

— У них даже не было времени добраться до церкви, а я не смогла встретиться с доктором Скоттом.

У них?

Эвелин Грин нарочито громко вздохнула и принялась рассеянно постукивать ногтями по стеклу.

— Лично я убила бы тебя здесь и сейчас. Но тогда рассвирепеет твой оборотень, а мой работодатель дал мне четкие указания.

Что? Кевин вовсе не мой!

Кончики пальцев психотерапевта выбивали настоящую барабанную дробь.

— Попробуем еще один укол. Повысим дозу…

Она отвернулась и удалилась прочь.

— Айви, Вики, вы здесь? — прошептала я.

Только бы меня не засекла подслушивающая аппаратура! Но доктор Грин говорила со мной открыто, значит, приборы отключены. Хотя надо на всякий случай перестраховаться.

В комнате резко похолодало, и с моих губ стали срываться облачка пара. Я не удивилась. Призраки появляются, когда человек, к которому они привязаны, охвачен сильными эмоциями. А что в мире сильнее страха собственной гибели? Я почти физически ощущала, как в моей крови вскипает адреналин.

— Найдите доктора Скотта. Объясните ему ситуацию. Предупредите отца Ала. Пусть бабушка и мама уходят.

Я перекатилась на спину и напряглась, стараясь порвать смирительную рубашку. Если я разогнула фиксаторы в лаборатории, то запросто справлюсь с холстом и кожаными ремешками. Если только ткань не заколдована. По-моему, так и есть. Но разве у меня был выбор? Поэтому я принялась за дело и едва не выдернула свои руки из локтевых суставов. Зато материал наконец-то затрещал. Я поднатужилась. «Вывихнутые суставы заживут», — подумала я.

Внезапно до меня донеслись плеск волн и крики чаек. И меня осенило: еще в кабинете доктора Скотта я повлияла на него, и он выполнил мою просьбу. Я могла сделать это снова. И я сосредоточилась на Скотте, Джерри и других мужчинах, работающих в клинике Берчвудз. Я не знала, который час. В принципе, я толком ничего не понимала, но не останавливалась: ведь по коридору уже цокали каблучки Эвелин Грин.

Я растянула на груди ткань смирительной рубашки. Все мои чувства обострились до предела. Я услышала громкое и хриплое дыхание психотерапевта. А затем — шаги бегущих людей.

Эвелин бросилась ко мне со шприцем наготове, но я опередила ее. Двигаясь с невероятной скоростью, я обеими ногами ударила доктора Грин по коленям. Попытка мне удалась: я сломала ей кость. Крошево разорвало кожу, хлынула кровь.

Дико завопив, Эвелин упала на пол. Повсюду темнели свежие красные пятна, у меня заурчало в животе. Доктор Грин обхватила свою почти оторванную ногу, безуспешно пытаясь остановить кровотечение.

Мой желудок свело спазмом. И тут я заметила шприц. Психотерапевт не могла до него дотянуться. Ее сердце стучало как бешеное. Она смотрела на меня с ужасом. У меня звенело в ушах, а изо рта текла слюна.

Доктор Грин начала отползать. Алый след на ослепительно-белом линолеуме выглядел непристойно ярким.

Теперь я сражалась с инстинктами голодного вампира, чтобы не броситься за ней вдогонку.

Створка тамбура палаты с громким стуком открылась. Это же Джерри и доктор Скотт! Затормозив около застекленной внутренней двери, они так и застыли.

— Слава богу! — простонала Эвелин. — Спасите меня. Она озверела!

— Лгунья,  — произнесла я бесстрастно.

— Доктор Грин, пожалуйста. Не надо ее злить, — спокойно произнес Скотт.

Я почувствовала: он пользуется своим талантом, чтобы обратиться к остаткам человеческого во мне и утихомирить мою вампирскую сущность.

— Селия, поверьте мне. Вики мне все рассказала. Полицейские едут и сюда, и в церковь. Вы не совершили ничего дурного, и мы сумеем доказать вашу невиновность. Но вы должны себя контролировать.

Я с трудом подняла голову и взглянула на него. Мое тело отказывалось мне подчиняться. Кожа излучала сияние.

— Джерри принесет вам пищу, а я займусь травмой Эвелин. Я не могу позволить ей умереть. Вы мне разрешите?

— Да, — выдавила я.

— Отлично, Селия. А теперь будьте добры, передвиньтесь в дальний угол, пожалуйста.

Скотт прошел мимо бледного и дрожащего Джерри.

— Неужели вы не боитесь эту… тварь?  — выпалил охранник.

— Напомню вам, что мисс Грейвз могла бы убить и разорвать доктора Грин на куски. Она проявила огромную выдержку. Но ни в коем случае нельзя оставлять ее наедине с женщиной, истекающей кровью. Поэтому ступайте на кухню и принесите ей подходящей еды. Немедленно.

Джерри помчался по коридору. А Скотт негромко постучал в дверь.

Я владела собой еще пять минут. Мне хотелось уничтожить Эвелин. Это было не только желание вампира. Отчасти я считала, что она заслуживает смерти. Преподобный Ал погиб. К счастью, копы уберегли людей в церкви от преступников. Но снотворное в пицце вступило в реакцию с обезболивающим лекарством, которое регулярно принимал Ал: старая футбольная травма давала о себе знать. Просветила меня Алекс. Она сообщила мне новости сразу же после «визита» Вики.

Меня похитили и могли подставить по полной программе. Наклеили бы ярлык «монстр» и дали бы пожизненный срок.

Но мне повезло. Я использовала зов сирены и избежала очередного кошмара под звуки океанского прибоя и крики чаек. Но мне пришлось нелегко и, наверное, предстояло заплатить за свой колдовской дар.

Дурно ли я поступала, управляя окружающими? Да. Переживала ли я? Нет. Время-то поджимало. Нити вели к заговору против короля Дальмара. Кроме того, по Лос-Анджелесу свободно разгуливали демоны. Правда, мне казалось, что жертвы слишком велики. Подумаешь, месторождение природного газа в Руслундии! Но вполне вероятно, что суть проблемы от меня утаивали.

Итак, сегодня король отправлялся на матч Главной бейсбольной лиги. Завтра рано утром он улетает к себе на родину с сыновьями и свитой. Обеспечение его безопасности осуществляется на невероятно высоком уровне, но стадион, забитый болельщиками, является пороховой бочкой. Оговорка доктора Грин насчет Кевина только подтвердила мои подозрения.

Гибсон подъехал к дверям административного корпуса Берчвудз на своем небольшом седане «Бьюик». Я быстро забралась на переднее сиденье. Чары сирены могли развеяться в любую секунду.

Я туго застегнула ремень безопасности поверх шикарной серой пижамы, напоминающей спортивный костюм. По крайней мере, она была чистая и лучше тех вещей, которые я позаимствовала у Бруно, хотя в этом наряде мне грозила смерть от теплового удара.

— Оружие здесь?

Я схватила сумку, лежавшую рядом со мной, и принялась просматривать ее содержимое.

— Да, — ответил Гибсон и повел седан по дорожке.

На воротах дежурил Джерри, но он не улыбнулся и не помахал мне рукой.

— Должен признаться, что игрушка стоила мне целое состояние.

— Долг верну, обещаю.

Я выудила из бокового отделения набор дешевых священных символов и нацепила их на шею, после чего надела темные очки. За ними последовала бейсболка с эмблемой «Angels» и новая джинсовая куртка. Нахлобучив кепку, я сорвала с куртки ценники и расстегнула пуговицы. Ура. Внутренние карманы имелись.

В петли, образованные строчкой, я сунула два одноразовых пистолета со святой водой. Затем занялась распаковкой сенсорного устройства, похожего на игрушечный автомобиль. На сей раз я выбрала самую роскошную модель — примерно такой пользовался Матти. Вынув «машинку» из ювелирной шкатулочки, я погрузилась в чтение инструкции. Сканер обладал рядом дополнительных функций.

А потом я достала из сумки голубую бутылочку с губкой на горлышке: такие продаются в канцелярских магазинах и предназначены для заклеивания конвертов. Отвернув колпачок, я заполнила емкость святой водой и спрятала ее в правый карман. Сделав глубокий вдох, сказала себе, что готова.

Я солгала.

Гибсон предельно убавил скорость «Бьюика». Мы еле-еле ползли. На трассе образовалась пробка, состоящая из водителей — фанатов бейсбола.

— Водитель короля, Иван, встретит нас справа от главного входа и поменяет наши билеты на другие.

— Ясно, — отозвалась я, не глядя на Гибсона.

Я проверяла водяные пистолеты. Мне хотелось удостовериться в том, что они действительно выстрелят. Если честно, я предпочитала фирму «OneShot», но покупки делал Гибсон.

— Лучше бы он все отменил, — проворчал детектив. — Глупо добровольно шагать в ловушку.

— Без вариантов. Король намерен найти изменника и «просканировать» своих сыновей. И он полагается на своих телепатов. Кстати, его люди собрали кучу информации, — заявила я и усмехнулась. — Конечно, он может нанять двойника. Но надо быть начеку. Вдруг место двойника займет демон? Эти отродья, как правило, подделывают и отпечатки пальцев, и голос, и данные лабораторных анализов. Только ДНК не в их власти.

— Увы, — с горечью выговорил Гибсон. — И это сильно осложняет жизнь копам. Хорошо хоть, что не так много тварей бродит без привязи.

— А если все наоборот и один из гадов служит королю? Нам известно, что злоумышленники прибегли к услугам мелкого демона.

Гибсон буркнул что-то неразборчивое и свернул на Джин Отри Парквей. Мы почти добрались до пункта назначения. На глаза попадались болельщики в красных и синих бейсболках (соответственно, «Ангелы» и «Юнцы»). Они направлялись к стадиону через парковку, заставленную машинами. Уличные торговцы наперебой предлагали свои товары. Всего лишь четверть пятого пополудни — а уже полно народа, прилично принявшего на грудь. Я покачала головой. Считайте меня занудой, но я не понимаю этих ребят. Зачем отдавать сотни долларов за билет на матч и одновременно напиваться так, чтобы ничего не помнить об игре?

Тачки тащились как муравьи. Чуть впереди стоял регулировщик в оранжевом жилете с катафотными полосками и светом фонарика показывал, куда перестроиться. Гибсон последовал его совету. Теперь мы оказались на более свободном участке пути.

— Вы позвонили своему бойфренду и оборотню?

— Пыталась. Ни тот ни другой не отвечают. Думаю, Бруно зол на меня. Но он мог игнорировать незнакомый номер. Хотя вряд ли… Я сообщила ему, что обзавелась новым мобильником. Да и Дона остальное разболтала.

Гибсон притормозил и кинул на меня изумленный взгляд.

— И вы с ним не поговорили?

— Я же валялась без сознания. А он, разумеется, рассердился, потому что я не вернула ему любимую бейсболку.

— Вы же не нарочно!

— Верно. К пятой-шестой подаче он начнет волноваться. И обязательно позвонит мне. Позже.

Гибсон рассмеялся и припарковался.

— А вы молодец.

— Мы были парой почти все студенческие годы.

Мне не совсем удалось скрыть тоску в голосе.

— Простите.

— Не извиняйтесь. Между прочим, он испытывает мое терпение. И он чересчур упрям.

— Бьюсь об заклад, — произнес Гибсон, — его тоже бесят подобные ситуации. Вы собираетесь рискнуть, а он не может вам помочь.

Не желая отвечать, я поспешно вылезла из «Бьюика». Гибсон молчал. Слава богу, он не оказывал на меня давление, что меня весьма порадовало. Мне не хотелось думать о Бруно. Мне нельзя отвлекаться.

Мы влились в ораву болельщиков и миновали огромную букву «А» с горящим дисплеем. Я заметила охранников в форменной одежде и священников из различных военизированных орденов в полном облачении и доспехах. Толпа возбужденно гудела. В воздухе преобладали запахи немытых тел, одеколона, попкорна с маслом, хот-догов, пива и чего-то еще.

Диктор произносил в микрофон обычную ерунду, и большая часть зрителей его не слушала. Первую подачу назначили на восемь часов восточного поясного времени, то есть на пять — по местному. Еще немного — и объявят начальное построение и сыграют национальный гимн.

Иван уже ждал нас. Он облачился в джинсы, рубашку-поло и синюю ветровку «Юнцов» и возвышался над фанатами как гора. Наряд, по идее, должен был служить ему маскировкой, но результат оказался плачевным. Во-первых, одежда была отглажена, а на джинсах имелись стрелки! Вдобавок Ивана выдавала его поза. Настоящие поклонники бейсбола были взволнованы, но расслаблены. Иван — нет. Он сохранял боевую готовность и настороженно стрелял глазами по сторонам. «Неужели на задании я тоже выгляжу подобным образом? Наверное, да», — подумала я.

Я пропустила Гибсона вперед. Сняв темные очки, я притворилась, будто протираю их, а сама принялась изучать отражение Ивана на зеркальной поверхности. Отлично. Он не являлся ни фантомом, ни иллюзией.

Нацепив очки, я сунула правую руку в карман, прижала ее к губке на горлышке бутылки и смочила пальцы. Второй этап проверки предложил Матти, когда я вызывала «неотложку». Демоны и прочие твари трансформируются во что угодно, но их колдовство можно распознать, разумно применяя освященные предметы. Если Иван из числа врагов, святая вода должна вернуть ему истинное обличье. Кожу у меня, по идее, будет сильно щипать, зато я увижу злодея воочию.

Я приблизилась к Ивану и дружески протянула ему руку. Он скривился. Но вокруг кишели свидетели, и отказ был равноценен признанию вины. Поэтому Иван мрачно ответил на мое рукопожатие и тайком вытер влажную ладонь о джинсы.

— За мной, — бросил он и повел нас к воротам, к очереди фанатов, которая, к счастью, быстро таяла.

Мы миновали детекторы заклятий, а затем — обычные металлодетекторы. Я на пару мгновений задержалась. Охранник выразил восторг по поводу моего сканера. Потом мы зашагали по тускло освещенным широким коридорам со всевозможными ларьками и магазинчиками. Диктор-информатор зачитывал фамилии игроков. Народ спешил, надеясь не пропустить первую подачу.

Я остановилась, заметив кое-что необычное. Пара зрителей направлялась к лифтам. Женщина показалась мне смутно знакомой. Ее сопровождала миниатюрная подвыпившая блондинка. Однако в моих очках отразился темноволосый парень болезненного вида и в полуобморочном состоянии.

Женщина что-то почуяла. Нажимая кнопку вызова, она свирепо уставилась на меня, и я наконец догадалась. Она — экстрасенс Лидия из Берчвудз! А с ней… принц Кристоф, младший брат Резы. Я окликнула Ивана, предупредила его и кинулась к парочке. Послышался мелодичный звон, Лидия молниеносно втолкнула Кристофа в кабину, и дверцы захлопнулись прямо у меня перед носом.

Иван и Гибсон притормозили рядом со мной, проехавшись на подметках по плиточному полу. Огоньки на табло замигали. Лифт останавливался на каждом этаже.

— У нее Кристоф. А тот, который с вами, поддельный.

— Фальшивым может быть этот. Или вы лжете, чтобы отвлечь нас.

«Паранойя, имя тебе — „телохранитель“».

— Прекрасно, но пусть ваши люди окропят принца святой водой. Если он настоящий, ему будет неприятно, но не более того.

Иван замер с отрешенным видом. Ясно: он вступил в телепатические переговоры. Похоже, он заранее пошарит в наших мозгах и пришел к выводам «настоящего профи».

Но раз так, он должен понять, что я не вру и не шучу. Пора действовать!

Я метнулась к лестнице и помчалась наверх, перепрыгивая через три ступеньки и огибая опаздывающих болельщиков. Гибсон устремился за мной по пятам.

— Погодите, — задыхаясь, произнес он.

У меня в голове зазвучал мысленный голос Ивана.

Наши сотрудники разоблачили самозванца и удерживают его. Мы продолжим погоню. В данный момент наш маг применяет выслеживающее заклинание.

А что, весьма неплохой план! Но противники, конечно, примут меры и против чар, и против телепатов. Я летела по лестнице и соображала на бегу.

Кристоф — невелик ростом и худенький, но сейчас он буквально лежал на Лидии мертвым грузом. Она вряд ли пожелает таскать принца на себе в одиночку. Понадобится микроавтобус или трейлер, чтобы никто не увидел королевскую персону, если Кристоф вздумает поднять шум. Хотя, по-моему, он был в отключке. Но нельзя недооценивать своих врагов.

Фургон с продуктами? Нет. Поставщики давно закончили свою работу и разъехались. Внезапно зазвучали пронзительные ноты национального гимна, и меня осенило. «Зона прессы. Там найдутся минивэны любой модели. И от стадиона недалеко». Только вот вопрос, где она находится?

Издалека, из динамиков системы публичного оповещения, донесся голос. Аудиторию стадиона призывали встать.

«Попробую связаться с Иваном» — решила я.

Спустя миг он диктовал мне маршрут. Мне надо было лишь свернуть за угол и распахнуть дверь.

Я вновь очутилась на улице. Они успели преодолеть треть пути по основательно запруженной автомобилями парковке и направлялись к белому микроавтобусу с красным логотипом «Девятый канал». Возле машины на корточках сидел агент Эриксон. Он выкрикнул предупреждение Лидии, нырнул внутрь салона и схватил длинноствольное оружие.

Кристоф слегка очухался и стал вяло вырываться. Но я не обращала особого внимания на принца. Я смотрела только на Эриксона, а он опустился на одно колено и прицелился.

— Осторожно! — заорала я Гибсону, пригнулась и принялась лавировать между тачками. Раздался треск выстрела, который я расслышала даже на фоне рева электрогитар. В нескольких дюймах позади меня пуля разбила окошко в лобовом стекле «Форда». Фэбээровец проявил меткость. Я втянула голову в плечи и побежала дальше, стараясь не превратиться в легкую мишень. Скорей бы поймать Лидию и ее пленника!

Отзвучали последние слова гимна, и над стадионом пронеслась группа реактивных самолетов.

Рискнув выглянуть из-за края «блюдца» портативной спутниковой антенны, я увидела Лидию. Раненая, она ковыляла к принцу, который валялся на асфальте. А в микроавтобусе глухо гудел мотор. Между Кристофом и минивэном неподвижно распростерся Иван. Седан, за которым он прятался, был заляпан кровью и кусками плоти.

Я мстительно и яростно завопила и бросилась на Лидию. Мы сцепились и покатились по стоянке. Крепкая и ловкая противница смогла вырваться. Я вскочила на ноги и заняла оборонительную позицию.

Микроавтобус поехал в нашу сторону. Лидия застыла как вкопанная. Я приготовилась к атаке, но она выхватила из кармана маленький керамический диск. Он выглядел почти так же, как «бомбочки», которыми пользуюсь я. Заклятие срабатывает, когда пластина разбивается. Минивэн притормозил рядом с Лидией. Она швырнула диск, и он сразу же раскололся. Лидия развернулась и запрыгнула в салон, но на прощанье одарила меня злобной улыбкой.


Глава 25 | Песнь крови | Глава 27