home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 24

Преподобный Ал заказал пиццу и сладкую газировку, чтобы отпраздновать нашу победу. Заказ везли слишком долго. Я бы отчитала водителя, но бабушка меня опередила, бросившись к двери.

Пиццу мы разогрели в церковной печи, и отец Ал, порывшись в шкафах, нашел блендер.

И я решилась отведать «настоящую» еду. Если честно, священник предварительно залил мою порцию водой и перемолол блендером, ну и что же? Для «недоделка» сгодится, верно?

Но на практике оказалось иначе. Может, из-за того, что ингредиенты перемешались между собой, я не ощущала их по отдельности. Вкус у корочки, томатного соуса, сыра и начинки был до предела странный, неописуемый. Но я не жаловалась. Ведь мне удалось проглотить пару крупных крошек! В общем, я вновь обрела надежду. Я буду есть твердую пищу. Когда-нибудь, наверное.

Я сидела в кабинете преподобного Ала, дегустировала густой коктейль из пиццы, запивала молоком и протирала свой нож тряпкой, политой маслом. Увы, с очисткой у меня ничего не получилось. Металл почернел и внутри, и снаружи. Деревянная рукоятка не изменилась, а лезвие осталось прочным и острым, но приобрело угольный оттенок.

Отдохнув, я собиралась поехать к Карлу Гибсону. Я звонила ему. Поведала о визите короля и пригласила на бейсбольный матч. Он обрадовался как мальчишка. Выяснилось, что он не только сыщик, но и заядлый бейсбольный болельщик.

В кабинет вошла моя бабушка. Она многозначительно помолчала и спросила у Ала:

— Не могли бы вы оставить нас с Селией наедине? Нам надо побеседовать.

Я зажмурилась. Мои мысли заметались.

«Нет. Только не это, пожалуйста. Я устала! Не заставляйте меня говорить с бабушкой».

— Конечно, Эмили, — кивнул преподобный Ал и бросил на меня сочувственный взгляд.

Бабуля дождалась, когда он закроет за собой дверь, а потом заняла стул напротив меня и водрузила свою чашку кофе на пластиковую салфетку, лежащую на столе.

— Ты умница, девочка. Ты повела себя храбро, защитив свою мать.

— Спасибо, — пробормотала я и едва не зевнула.

Вероятно, сказывались недосыпание и стресс.

— Я всегда гордилась тобой, Селия, — продолжала она.

Я посмотрела на нее, будто видела впервые. Да, бабуле уже за восемьдесят. Она действительно не молода. Но активна и энергична, как ураган. А сегодня она показалась мне одряхлевшей, печальной и встревоженной.

— Вампирша убита. Лилит ничего не сделала с мамой.

— Да, милая, — грустно улыбнулась она.

— Ты такая измученная, тебе бы перевести дух.

— Послушай, Селия, медлить нельзя. Мне следовало предупредить тебя, когда ты была еще подростком. Но ты посещала психотерапевта, потому что горевала из-за Айви, и я решила повременить. К тому же это лишь незначительно коснулось твоей мамы. Я думала, что тебя тоже пронесет.

Она неловко поерзала и принялась изучать кофейную чашку. Похоже, она чувствовала себя виноватой, но мечтала выговориться.

— О чем ты? — вырвалось у меня, и бабушка вздрогнула. — Прости. Я не хотела тебя обидеть.

— Ничего страшного, Селия…

Бабушка погладила мою руку своими скрюченным пальцами, покрытыми коричневыми пятнышками. Под тонкой, как папиросная бумага, кожей, проступали сухожилия и вены.

— Ты всегда считала себя «стопроцентно нормальной».

— Ага.

— Но… это не так.

— Конечно, я же превратилась в «недоделка».

— Ты и до укуса вампира была не вполне обычной, Селия, — серьезно заявила бабуля. — Мой муж, твой дед, являлся человеком только наполовину.

Я часто заморгала. Что за шутки?

Далеко не все магические существа способны скрещиваться с простыми смертными. Правда, оборотни могут, но они изначально — люди. Дедушка никогда не выл на луну.

— Его отец был матросом, — объяснила бабушка. — А мать — сиреной. Значит, и ты отчасти сирена.

Нет! Только не я. Меня в восьмом классе выгнали из хора, а в колледже соседки по комнате в общежитии грозили вызвать полицию, когда я начинала мурлыкать под душем. Сирены — убийственно-красивые создания, и парни за ними бегают высунув язык.

— Гм… — хмыкнула я и выпалила: — Я и петь совсем не умею!

Бабушка громко рассмеялась, запрокинув голову. Ее глаза весело заблестели. Затем она немного успокоилась и отдышалась.

— Ах, детка, петь ты вправду не мастерица, — произнесла она. — Хотя некоторые сирены действительно музыкальны, их призыв носит экстрасенсорный характер. Такая женщина притягивает к себе партнеров, когда жаждет спариться, и они стремятся к ней, даже если это ведет к их гибели.

— Но…

Бабушка продолжала, не слушая меня. Теперь слова изливались из нее неудержимым потоком.

— Вампир, который укусил тебя, пытался обратить тебя, поскольку сам был мужчиной. Оборотень, обнаруживший тебя в глухом переулке, услышал твой зов. И ты не ладишь с другими женщинами, потому что созрела.

— Ничего подобного! — горячо возразила я. — У меня есть подруги. Дона, Вики…

Бабушка скептически вздернула брови.

— Вики…

— Она была лесбиянкой, Селия.

— Ну… да.

— Допустим. Кто еще?

— Дона. И она предпочитает мужчин.

Бабушка улыбнулась:

— А у нее случайно не климакс?

— У Доны вообще-то гинекологические проблемы, и ей удалили матку…

— Назови мне женщину, с которой у тебя сложились доверительные отношения. При этом она должна быть гетеросексуальна и детородна.

Я задумалась. «Эмма стерильна после одного происшествия в лаборатории. Дотти — старушка, Гильда Леви тоже».

Пауза затянулась на пару минут — самых долгих в моей жизни.

— Не получается? — мягко сказала бабушка. — А у большинства женщин, с которыми ты сталкиваешься, позже развиваются тяжелые неврозы — вплоть до безумия. Чаще всего из-за того, что рядом с тобой оказываются их возлюбленные.

Точно! В колледже часто случались перепалки на вечеринках. А ведь парни всегда бросаются вперед и открывают мне двери, отодвигают стулья от стола, а порой забывают о своих подружках. Например, пару недель тому назад, в кабинете El Jefe со мной едва не сцепилась Эмми, избранница Кевина. Сначала он принес выпить мне, а уж потом — ей. Я почувствовала себя смущенной и озадаченной. Но если я родилась сиреной, все события обретали смысл.

— Но как узнать наверняка? Имеется какой-нибудь анализ или аптечный тест?

— Селия, тут никаких исследований не понадобится. У тебя появляется необходимость в чем-либо, ты призываешь мужчин, и они выполняют твои желания.

— Но почему я молчала, когда нас с Айви похитили?

Слезы заволокли глаза бабушки, и она так крепко сжала мою руку, что мне стало больно.

— Милая. Но у тебя в тот момент еще и месячных не было.

Моя сестра могла спастись. А меня бы не мучили, не насиловали. Значит, мне просто не повезло?

Мои мысли бешено метались, но ничего связного не выстраивалось. Казалось, на меня весь мир обрушился.

— Твоя мама очень страдала после ухода отца. Мужчины не покидают сирен. Лана знала о своих родственниках. Она с ними изредка встречалась. Поступок твоего папы сломал ее. Если бы не вы с Айви, она бы покончила с собой. Но Айви…

Бабушка оборвала себя на полуслове и умолкла. Наверное, невольно испугалась, что разбудит мою мать, которая находилась в соседней комнате.

— Селия, постепенно ты привыкнешь к своему состоянию, — наконец прошептала она. — И еще следует пообщаться со своей прабабкой или одной из ее сестер. Но сейчас тебе надо отдохнуть.

Разве я могла себе это позволить?


Глава 23 | Песнь крови | Глава 25