home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 23

Я выхватила ножи. Лезвия сверкнули серебром, а фонари внезапно погасли. Свет в храме — тоже. Окрестности озаряла только луна и зеленоватое свечение, исходившее от моей кожи. Да уж, красотка, ничего не скажешь!

Я заметила движение в бархатной темноте. Наверняка рядом затаилась вампирша. Вопрос в том, в одиночестве ли она? Учитывая мое везение, — вероятно, нет.

— Мам!

Я взяла Лану за руку, не выпуская из своих пальцев нож. Ее мышцы одеревенели. К счастью, вампирша могла до нее не дотянуться. Однако мерзкая тварь манипулировала сознанием моей матери, и Лана была способна сделать последний, фатальный шаг.

Я не позволю такому случиться.

Я люблю ее.

Иногда я жутко злилась на Лану, а сейчас мне хотелось, чтобы она уцелела. Если бы она умерла или превратилась в кровососа, мы бы уже никогда не помирились.

Поэтому я решила взять вампиршу за клыки — как быка за рога.

— Привет, Лилит.

Мрачная тень ответила мне:

— Селия…

И она появилась. Стройная, гибкая, хищная и голодная. Я не смотрела на ее лицо, чтобы она не завладела мной, как и Ланой.

— Некое сходство имеется, — заключила Лилит. — Но небольшое.

— Ну… у нее нелегкая жизнь, — ответила я, загородив собой мать.

Вампирша ввела Лану в транс. Но с другой стороны, я могла помочь матери вырваться из-под гипноза. Я не рассчитывала на то, что у нее хватит сил, но питала крошечную надежду. Ведь она не бросила меня, когда все покатилось по наклонной плоскости. Она начала прикладываться к бутылке, чтобы справиться с горем, но отец поступил гораздо хуже.

— Заметно.

Я почувствовала, как энергия Лилит обтекает меня — ловкая и извивающаяся, как змея.

Держись, мама.

— Что станешь делать, если я призову ее? Попытаешься спасти? Пожертвуешь собой? Или останешься за защитным барьером и будешь наблюдать, как я пью ее кровь, а потом обращаю в вампира?

— Ты еще не победила.

— Неужели?

Я услышала, как заскрежетали шпильки, и почувствовала, что мать прижалась к моей спине. Ее тело отреагировало на зов Лилит.

— Мама, не поддавайся.

Я не смела оглянуться, и вдруг услышала чьи-то шаги позади себя.

— Лана, нет!  — раздался крик бабушки.

Внезапно тьму рассекло копье, сотканное из света, — ослепительного, как магниевая вспышка. Преподобный Ал кинулся ко мне, держа перед собой сияющий алтарный крест. Отец Ал, в прошлом защитник в сборной американского футбола, был высоким и крупным мужчиной. Он всегда производил впечатление, а в данный момент внушал трепет. Запах ладана и мирры наполнил ночную прохладу.

— Изыди, демон! — властно и звонко прокричал священник на латыни.

Я узнала молитву изгнания злых духов — то есть я помнила, как она пишется, но ни разу не слышала, чтобы ее произносили вслух. Лилит являлась древним кровососом, но приказ, похоже, сработал. Она испустила отчаянный вопль, и ее темная сила обрушилась на преподобного Ала как смерч. Но он был несокрушим. Послышался звон, будто скрестились два меча, и луч, исходивший от креста, не дрогнул. Отец Ал стоял рядом со мной, вооруженный только распятием и верой.

Лилит запрокинула голову и зарычала.

Это был мой шанс. Прицелившись, я метнула холодное оружие в корпус твари.

Мой нож мог срикошетить, но мне помогло волшебство Бруно. Освященный клинок молниеносно вонзился в плоть живота Лилит.

Она раскрыла рот, но не издала ни звука. А я узрела языки пламени, пожирающего вампиршу изнутри. Блеск! Зрелище было бесподобным.

Спустя секунду Лилит взорвалась: от нее не осталось ничего, кроме кучки серого пепла, из которой торчала рукоятка моего почерневшего дымящегося ножа.

Но вампиры так не умирают! Убийство вурдалака — дело кровавое. Необходимо отрубить ему голову и вырезать сердце. Они взлетают на воздух и не сгорают (хотя последнее происходит при ярком солнце). Что же случилось? Мне хотелось немедленно позвонить Бруно или Маттео, но я не могла пошевелиться.

Постепенно свет, испускаемый крестом, померк. Мои глаза привыкли к бархатной темноте. Один за другим загорелись фонари. До меня донесся голос бабушки: она утешала мою рыдающую мать.

— Мы должны собрать прах и развеять его над природным источником проточной воды, — тихо сказал преподобный Ал.

Я поняла, насколько он измотан. А я чувствовала себя так, словно выстояла двенадцать раундов против Майка Тайсона.

— Да, отец Ал. А мне надо очистить мой нож.

Мне хотелось вымыться и уснуть. Но вампиры непредсказуемы, поэтому с останками Лилит следовало покончить раз и навсегда.

— Пойду принесу веник и совок, — заметил преподобный. — Но не представляю, куда насыпать пепел? У меня ничего не приготовлено.

Я сумела повернуть голову и посмотреть на Ала. Его обычно румяное лицо посерело. Он показался мне постаревшим и испуганным.

Я решила его приободрить:

— У меня в багажнике есть сумка. Правда, как разделить голову и сердце, я не знаю. А вы — молодчина, как и все священники из вашего ордена.

— Но я ее не убивал, — прошептал он и поежился. — Да хранят нас святые праведники. Она была почти неуязвима.

— Полагаю, ей стукнула тысяча лет. Мощная вампирша. Но если бы вы не ранили ее с помощью креста, я бы не справилась.

Отец Ал провел рукой по редеющим волосам.

— Думаю, твоя роль была не меньше моей, — вымолвил он и надолго задержал на мне взгляд. — Ты проявила настоящую отвагу, Селия. Но не ладишь с матерью. Твоя бабушка все время просит нас молиться о вашем примирении. Ты до сих пор любишь ее.

— Вы правы.

Признание прозвучало безрадостно даже для меня самой.

— Зайди в церковь, когда мы приберем. Уладьте ваши разногласия.

Везде найдутся доброжелатели…


Глава 22 | Песнь крови | Глава 24