home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

Я должна была ощущать полное изнеможение. Бог свидетель: последние два дня дались мне тяжело, и я практически не спала. Но чувствовала такое возбуждение, что не могла даже дремать. Поэтому я высадила Бруно около отеля и пообещала, что заеду за ним еще до заката. После этого я навестила поверенного. Обговорив с ним детали будущих похорон Вики, я побывала у Исаака и заказала новый пиджак. В дороге я получила нескольку эсэмэсок от Доны — в основном ее интересовало, что у нас происходит с Бруно. Но одно послание касалось Гвендолин Тэлберт. Она звонила в мое отсутствие.

Затормозив на тенистой парковке, я набрала номер психотерапевта.

— Алло.

— Гвен? Это я, Селия.

— Как я рада слышать твой голос! — Гвен помедлила. — Я знаю про Вики. Какое горе. А как ты? Держишься?

— Не очень, — сказала я. — Вы получили мое сообщение?

— Да. Но сейчас я бессильна. Уйдя на пенсию, я просрочила время очередной аттестации. Но могу порекомендовать тебе пару-тройку специалистов. Они просто превосходны. А если ты захочешь воспользоваться услугами стационара…

— Нет.

— Разумеется, тебе такой расклад не понравится. Но почему бы не признаться в том, что ты нуждаешься в помощи? Селия, это не преступление.

— Я не собираюсь под замок, Гвен. Особенно в данный момент.

— Почему же? — спросила она.

Я попробовала ответить спокойно и рассудительно.

— Гвен, я выгляжу как монстр, а точнее, как вампир. Люди от меня шарахаются. Если меня запрут в клинике, я могу навсегда лишиться ключа от двери, — внезапно вырвалось у меня. — А когда закончатся деньги, меня переправят в тюрьму.

Гвен не стала мне возражать. Полагаю, она меня поняла.

У меня действительно были причины бояться закрытых учреждений разного рода.

— А тебя не госпитализируют принудительно? Если ты выглядишь так ужасно, как чудовище, ничто не помешает властям относиться к тебе как к монстру.

«В точку, Гвен», — подумала я.

— Это твой выбор, — произнесла она наконец. — Но я за тебя волнуюсь, Селия.

— Я с вами солидарна.

— Ты хотя бы просто поразмышляй об этом, ладно? И проконсультируйся у специалиста.

Под диктовку Гвен я записала на обороте почтового конверта имена и фамилии психотерапевтов, а также номера их телефонов. Затем наш разговор увял. Между нами возникла неловкость, которой прежде не было. Казалось, от Гвен меня отделяла толстенная стена. Мне взгрустнулось, но я поблагодарила ее и заявила, что обязательно посещу кого-нибудь из этого списка.

Поглядывая в зеркальце заднего обзора, я погнала «Миату» по трассе. Отчасти я опасалась того, что за мной потащатся агенты «Ди» и «Дам», но трасса пустовала. А может, они следили за мной незаметно. Эта мысль заставила меня нервничать, но я решила беречь свои нервные клетки. К моменту возвращения в гостиницу, где остановился Бруно, я успела сделать многое, но — ничего глобального.

Распахнув дверь номера, я услышала приглушенный плеск воды и голос Бруно, распевавшего «Копакобану» Бари Манилоу. Я улыбнулась. Некоторые вещи не изменятся никогда. Порой кого-то из шестерых сыновей мамаши де Лука отправляли петь на виллу их дядюшки Сала. Но по-настоящему талантливым был Бруно. И он искренне обожал хиты, которые мне казались чуточку попсовыми.

— Эй, я здесь! — крикнула я, не сомневаясь, что Бруно почувствовал, как я вошла в комнату. — И у меня — китайская еда.

Я предусмотрительно сделала заказ в придорожном ресторанчике.

Воцарилась тишина: Бруно выключил душ.

— Благослови тебя бог, женщина. Помираю с голоду.

С ним всегда так. Но обмен веществ у Бруно — как у бурундука в брачный период, а это, к счастью, не позволяло ему разжиреть. А я выбрала китайскую кухню именно потому, что я ее недолюбливаю. Не знаю, почему. Наверное, мне противен запах или внешний вид яств. В общем, я принесла еду в номер, даже не завидуя Бруно. Теперь моя трапеза опять будет состоять из бутылочек молочного коктейля. Ну и что?

Я обвела номер взглядом. Мило и просто. Стандартные сдвоенные кровати. На одной — помятое белье. Большое окно со светозащитными шторами, изящный стол темного дерева, стулья и «стенка» с гардеробом. На стене висит телевизионная панель. Я присела на ближайший стул. В это мгновение Бруно вышел из ванной с полотенцем, обернутым вокруг пояса.

Я вытаращила глаза.

Любая нормальная женщина поступила бы подобным образом. У него прибавилось шрамов и седых волос на груди, но зато — ни грамма лишнего жира. Он был в прекрасной форме. Широкие плечи, мускулистые ноги (похоже, он бегал по лестницам, как в юности — по трибунам стадиона).

Бруно расхохотался, и его улыбка сменилась знакомой язвительной усмешкой.

— У нас нет времени, — поддразнил он меня.

— Верно, — кивнула я, не отводя взгляда, хотя мне было стыдно. — Мы, пожалуй, не стали бы этого делать, даже если бы у нас имелась возможность…

— Угу, — Бруно жадно выхватил у меня пакет и вытащил яичный рулет.

Полотенце висело на его талии, стянутое лишь небрежным узлом. Если разок потянуть…

И тут он мне подмигнул.

— Я ведь только что оклемался после того раза.

Я невольно покраснела.

— Боже, я так скучал по тебе, Селия, — произнес он.

Он наклонился и нежно поцеловал меня. Его ладонь прикоснулась к моей щеке, и мое тело тотчас откликнулось.

— Мы расстались, но мне тебя не хватает, — прошептал Бруно.

— А мне — тебя, — пробормотала я с тоской.

Я сильно его любила. Почему у нас ничего не получилось? Мы же старались как могли. Но и в самый худший период секс у нас был великолепен и настолько атлетичен, что однажды мы ухитрились сломать раму кровати.

Он опять наклонился и поцеловал меня — с большей страстью, и даже не поранившись о вампирские клыки. Он поднял меня на ноги, и я не стала сопротивляться. Бруно прижал меня к себе, его губы скользнули по моей шее… и я ощутила сладкую боль там, где давно ее не чувствовала. Его руки ласкали мое тело с опытной легкостью, они помнили все изгибы и эрогенные зоны. У меня подкосились колени. Я не могла сдерживаться и провела руками по еще влажной после душа спине Бруно. У меня было огромное искушение сорвать с него полотенце. Плевать на вампиршу, фэбээровцев и на остальных…

Наверняка у него возникли точно такие же мысли: он стащил с меня рубашку, и начались новые страстные ласки. Ему и прежде удавалось подключать магию к сексу. Но сейчас ощущения были потрясающими. Мои мышцы заныли от желания. Румянец смущения сменился пылом совершенно иного свойства.

Внезапно он стал требовательным, настойчивым. А я вдруг осознала, что мы представляем собой бомбу с часовым механизмом. Если мы не остановимся немедленно, скоро пожалеем об этом.

Бруно прервал поцелуй. Его зрачки расширились, он тяжело дышал. Он содрогнулся, сжал кулаки. Похоже, он сражался с самим собой.

Мне было знакомо это чувство.

— Я оденусь…

Бруно шагнул назад, и я увидела, что полотенце уже сползает с его бедер.

— Прими холодный душ! — крикнула я ему вслед.

Ответа я не расслышала. Хотя ему, конечно, резкости не занимать. А я и сама не отказалась бы от ведра ледяной воды. У меня до сих пор покалывало губы от магического заряда. Проклятье… Как трудно сдерживаться рядом с Бруно, когда мы наедине.

Пытаясь избавиться от страстной дрожи, я прошла к балконной двери.

Лучи закатного солнца пробивались в щелочки жалюзи. Я передвинула кресло и устроилась на нем поудобнее. На полированном столике лежал тот же номер журнала, который я купила в аптеке. Я уставилась на обложку с фотографией королевских особ.

Наверное, я жалела невесту. Принц оказался последним гадом. А на снимке его избранница заняла почетное место за длинным столом в роскошном зале и позировала для толпы репортеров. Она сидела между женихом и грустным стариком в традиционной одежде. Полагаю, это был отец невесты.

Позади них, по обе стороны от двух национальных флагов, возвышались телохранители. Все как на подбор мощные ребята. Никто не улыбался. И что-то явно на давало мне покоя. Я отчаянно обшаривала сознание в поисках ответа, но не нашла его. Может, прочесть статью?

Я принялась листать журнал, но мне помешал Бруно.

— Давай, Селия. Надо поторопиться.

Мы возвратились к «ФарМарту», когда солнце висело низко над западным горизонтом.

По пути мы заехали в один из сетевых мясных ресторанов. Бруно умял ростбиф по-французски, а я выпила соус. Не идеальный вариант, но следовало подкрепиться. Вдобавок я ощущала странное напряжение. Может, взыграл адреналин или у вампиров такая психика? Я различала стук сердец, чуяла запах пота, людского страха и невольно впитывала в себя новые впечатления.

— Ты справишься? — мягко произнес Бруно, не поворачивая головы и паркуя арендованную машину.

— Надеюсь.

Я не солгала. Чувствовала я себя почти нормально. Кожа не светилась. Зрение не обострилось. Я гадала, не повторится ли мой приступ голода? Неужели подобные муки суждены мне после каждого заката? Но мне не хотелось зацикливаться на этой мысли. Сейчас нам предстояла охота на вампиров. Маттео уже ждал нас. Он помолился и рвался приступить к делу. Вообще-то мы не представляли, появится ли кровопийца, но немедленно начали подготовку.

Маттео постучал по окошку в дверце машины. Он был собранным, серьезным и суровым. Похоже, совсем не нервничал или тщательно скрывал свою тревогу.

— Я звонил в орден. Мне сообщили, что подкрепления не будет, — вздохнул Маттео. — Мои собратья и священники согласны с тем, что вампирша представляет собой серьезную угрозу. Однако здесь, в Калифорнии, наши силы весьма немногочисленны.

Маттео спокойно выложил нам неутешительную новость и ввел меня в состояние шока. Он — член крупного ордена, обладающего недюжинными ресурсами. И они не прислали сюда хотя бы еще одного монаха? Бессмыслица. Если только…

— Значит, мы ловим не мелкого демона, верно? — боязливо спросила я.

Конечно, я помнила не весь университетский курс, но главы учебника по демонологии навсегда застряли в моей памяти.

— Молчи, — Маттео внезапно побледнел и задрожал. — Никто не должен знать о сегодняшней ночи. Начнется паника.

— Черт, — выругался Бруно. — А ты имеешь право находиться тут, с нами?

Маттео закрыл глаза.

— По легенде, я на больничном, поэтому не могу участвовать в официальных заданиях ордена. Но я хочу полностью сосредоточиться на сегодняшней ночи.

Я не заметила у Маттео никаких травм. Неужели его ранили на прошлой охоте и не допустили к очередной схватке с демонами? А здоровье позволит ему сражаться и возводить магические барьеры? Я уже раскрыла рот, чтобы внести коррективы, но на меня предостерегающе посмотрел Бруно.

Ясно. Мужское самолюбие или просто фамильная гордыня де Лука. Маттео нуждается в отдыхе, но жаждет быть полезным. Ладно, если все пойдет по плану, мы прикончим древнюю тварь и никто из нас не пострадает. Но ведь жизнь непредсказуема.

Хватит! Мы составили прекрасный план. Мы хорошо вооружены. Конечно, колдовской дар Маттео послабее, чем у его брата, но здесь тоже были свои преимущества. Они сразу распределили обязанности. Матти занялся реактивацией наружного периметра защиты, потому что для перезарядки требовался минимум энергии. На плечи Бруно легла самая ответственная часть работы. Однако я не сомневалась, что он справится. Ну а я должна была нажать в нужный момент на курок.

Представители властных структур могли нам помочь, но я на них не рассчитывала. Я исполнила свой гражданский долг и позвонила куда следует, чтобы охоту санкционировали. Полиция погрязла в насущных проблемах. В Лос-Анджелесе устроили чемпионат Главной бейсбольной лиги. Сегодня вечером намечалось несколько матчей. В целом обстановка была из серии «свистать всех наверх». И это же относилось к военизированным монашеским орденам. Возможно, именно поэтому зашевелились демоны и кровососы. Они — существа злобные, но неглупые.

Матти пошел по кругу, орудуя распылителем со святой водой. Я ощутила вибрацию магической энергии. «А вдруг он перестарается и отпугнет вампиршу? — подумала я. — Тогда она не угодит в нашу ловушку». Я едва не бросилась к нему, но уровень силы неожиданно снизился и утих.

Покачав головой, я решила проверить свой арсенал. Бритвенные лезвия ножей и запах ружейной смазки всегда действуют на меня успокаивающе.

А на парковку въехал старенький «Шевроле». Из него выскочил парнишка-продавец в униформе. Заметив меня, он помахал мне рукой, улыбнулся и направился к крыльцу.

Он даже не помнил, что его околдовали!

Солнце угасало. Включилось автоматическое освещение и озарило окрестности оранжевым светом. Тени удлинились и потемнели.

По шоссе с громкой музыкой мчались машины. Когда автомобили тормозили на красный сигнал светофора, клаксоны добавляли высокие ноты к басам хип-хопа. Я скрючилась на заднем сиденье арендованного седана Маттео. Хоть бы вампирша появилась! Я опасалась того, что она проигнорирует «ФарМарт». И еще я не знала, где спрятались Бруно и Матти.

Вскоре из-за неестественного положения у меня разболелась спина. Мне было настолько худо, что я захотела размяться на свежем воздухе. Но вдруг я услышала глухое урчание мотора. С мягким стуком закрылась дверца, послышались цоканье и хруст. Кто-то шагал на шпильках по асфальту, усыпанному гравием.

И я почуяла ее! Мой лоб, покрытый испариной, словно обдул ласковый ветерок. Эта энергия оказалась нежной, как шепот любовника. Совращающая, неодолимая. Я возблагодарила бога, что тварь зовет не меня. Я могла последовать за ней — с улыбкой на губах и песней в сердце. Меня бы ждали ее смертельные объятия. Сверхвампирша была чудо как хороша.

Раздались другие звуки — разъехались в стороны створки дверей «ФарМарта», что-то забубнили недовольные голоса.

Парни, время на исходе!

Похоже, братья де Лука прочитали мои мысли, поскольку в тот же миг я ощутила энергетический удар. Две магические стены встали на свои места.

Пора.

Я вылезла из салона, достала пистолет и сняла с предохранителя. Я не спешила. Не хотела рисковать.

Вампирша обернулась и зашипела, обнажив клыки цвета слоновой кости. Кожа у нее на лице туго обтягивала кости черепа и мерцала в темноте.

Несчастный юноша в ужасе закричал и побежал к аптеке. Я отвлекла вампиршу — и ее чары разрушились. Затем я сконцентрировалась и выстрелила в грудь твари. Сгустки крови вылетели из сквозной раны и ударились об охранный барьер позади вампирши.

Но во второй раз я промазала и попала в газетную стойку. Вампирша шатаясь понеслась в узкий проход между двумя энергетическими преградами, разбрызгивая алые капли во все стороны. Да, Бруно и Маттео поработали на славу.

Потом она гневно завыла, и я чуть не оглохла.

А из своих укрытий уже выбрались мои напарники. Бруно навел на тварь пушку, которую одолжила ему я. Маттео вооружился объемистым водяным пистолетом со святой водой.

Он пустил сильную струю по ногам вампирши. Она рухнула на землю и начала корчиться в агонии. Я снова выстрелила ей в грудь — первая сквозная рана успела почти затянуться.

Я ничего не слышала, только чувствовала что-то липкое на коже. Наверное, пот, а может, кровь из лопнувших барабанных перепонок. Ничто не имело значения. Я опустилась на колено, облокотилась о бетонное основание фонаря и прицелилась, надеясь раздробить ей позвоночник и отсечь голову. Я максимально сосредоточилась и не торопилась. Только это и может послужить мне оправданием.

На парковку въехала очередная машина. Автомобиль мгновенно врезался в Маттео. Окровавленный священник упал рядом с вампиршей. Та победно захрипела, схватила Маттео и прикрылась им как щитом. Несмотря на полученные травмы, он пытался вырваться, но тварь применила свой колдовской взгляд. Яростное, решительное сопротивление сменилось вялой покорной улыбкой.

Я прицелилась в глаз твари, но меня отвлекло нечто, мелькнувшее на периферии моего поля зрения. Существо двигалось слишком стремительно, а значит, не являлось человеком. Я крутанулась и потянула спусковой крючок. Пуля угодили в спину кровососа. Плоть и кости превратились в месиво. Монстр застонал от боли, потерял равновесие, но умудрился повалить меня на бетон. Я ударилась и выронила оружие. Меня спасло то, что вампир был серьезно ранен. В полном отчаянии я выскользнула из-под поверженного и принялась отползать. Бруно выпалил по кровососу. Пули разорвали шею вурдалака. Еще миг — голова твари отделилась от тела. Отлично. Кровь разлилась по асфальту лужей. Вскоре кровосос перестал дышать, его глаза остекленели.

Моя правая рука онемела. Схватив пистолет левой, я перекатилась на спину и ползла до тех пор, пока не коснулась спиной тумбы фонаря. Волновало меня только одно: нужно прикончить сверхвампиршу. Я подтянула колени к животу и уперлась в них локтями, чтобы взять ее на мушку.

Она заговорила.

А я словно превратилась в чуткий камертон, реагирующий на звук ее голоса.

— Я могла бы забрать его прямо сейчас и обратить, — начала она и провела кончиком пальца по шее Маттео.

Он замурлыкал и прижался к вампирше. Он явно находился за пределами боли и здравомыслия. Я поежилась. Она расхохоталась. Нечеловеческий смех царапнул мои обнаженные нервы.

— Его память о семье и его Боге… все исчезло.

И она щелкнула пальцами.

Вампирша играла с нами. Загнанная в капкан, раненая, она вела себя так, будто ничего не случилось. Я покосилась на Бруно и поняла, что превосходство на ее стороне. Маттео был способен пожертвовать собой. Но он являлся братом Бруно. А Бруно скорее бы сам погиб, чем позволил умереть Матти. Если тварь сделает Маттео вампиром, Бруно будет вынужден убить его. И треклятая стерва это знала.

— Предлагаю сделку, — заявила она. — Вы отпускаете меня, а я — его. Пока.  — Она перевела взгляд на труп своего приспешника и злобно уставилась на меня.

Ее взгляд полыхнул ненавистью.

— Но между нами ничего не кончено, — добавила она.

— Не кончено, — повторил Бруно.

Вампирша принялась с любопытством наблюдать за тем, как Бруно снял наружную магическую стену, которая мешала ей улизнуть. Затем она отшвырнула от себя Маттео, как мешок с мусором, и испарилась.

Я бросилась к Матти, но не стала прятать пистолет в кобуру. Вдруг вампирша вернется? Она ведь разъярилась. А еще существовал Эдгар. Раньше он сопровождал эту парочку. Не затаился ли он в тени неподалеку? Кроме того, сейчас у него появился шанс. Бруно осторожно уложил Маттео себе на колени. По его лицу текли слезы. Матти тяжело дышал. В уголке его рта пузырилась кровавая пена. Значит, задето легкое… Дрожащими пальцами я выудила из куртки мобильник и набрала «911». Я объяснила диспетчеру, где мы находимся. Телефон я прижала ухом к плечу и положила свое оружие на асфальт, чтобы освободить руки.

Потом я вцепилась в пластиковую рукоятку одноразового водяного пистолета и помолилась. Надеюсь, моя бабушка не ошибается, и Бог слышит страждущих. Вытащив шприц из кармана, я сняла с него колпачок.

Я наклонилась к братьям де Лука, но Бруно вздрогнул и оттащил от меня Маттео.

— Позволь мне осмотреть его, Бруно.

Он смотрел на меня абсолютно пустым взглядом.

— Бруно! Очнись, дружочек! Мы должны помочь твоему брату.

Он скованно кивнул. У него так тряслись руки, что он с трудом расстегнул пуговицы рубашки Маттео. На шее священника темнели две крошечные ранки — следы вампирских клыков.

— Матти! — застонал Бруно.

— Держи его, — распорядилась я. — Ему будет больно, и он начнет вырываться.

Бруно крепко обхватил Маттео. Я начала аккуратно поливать ранки содержимым шприца.

И тогда отец Маттео издал чудовищный крик.


Глава 17 | Песнь крови | Глава 19