home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

Кабинет у меня просторный, но его заполонила уйма народа, и помещение сразу уменьшилось в размерах. Гибсон устроился в плетеном кресле возле балконной двери. Он был тих и подавлен. Похоже, вчерашний день у детектива не удался. Значит, мне надо быть осторожной.

Фэбээровцы были одновременно и похожи и не похожи друг на друга. Они мне представились. Эриксон и Риццоли. Первый — красивый мужчина нордического типа — напомнил мне модель для одежды «Tommy Hilfiger». Риццоли оказался невысоким и коренастым. Настоящий итальянец — даже Бруно до него далеко! Ни за что бы в это не поверила, если бы не увидела собственными глазами. Оба агента облачились в одинаковые консервативные костюмы и держали марки: «Мы из ФБР». Не знаю, чем они там занимаются в своем учебном центре, но почему-то будущие сотрудники бюро расследований приобретают особую манеру двигаться и одеваться.

Подданных короля звали длинными заковыристыми именами. Я даже не надеялась их выговорить вслух. Одеты с иголочки. Тройки от лучших портных сшиты по последней европейской моде. Я ощутила магическую вибрацию. Значит, материю предварительно подвергли заклятиям. Возможно, использовались чары, подобные тем, которыми обработали мой любимый пропавший пиджак. Я едва не спросила посланников, не прячут ли они во внутренних карманах гарроты? Но руслундцы выглядели очень мрачно, и я остереглась проверять их чувство юмора. И, похоже, они как раз могли применить любое оружие. Высоченные, мускулистые, с ярко выраженными восточноевропейскими чертами лица. Может, их план состоял в том, чтобы запугать меня и заставить выдать все тайны? Их английский оказался почти идеален — разве что немного скован формальными фразами и не совсем верными оборотами речи. Я мысленно окрестила их «Твидл-Ди» и «Твидл-Дам».[12] «Ди» был постарше, а «Дам» — покрупнее.

Они приступили к допросу.

Я отвечала.

Далее пришел черед агентов ФБР.

И я опять говорила.

Затем за дело вновь взялись руслундцы.

Это утомило меня, и в конце концов мне стало скучно. Миновало время завтрака, а потом — ленча. По идее, мне следовало осушить пару бутылочек питательного коктейля, но я стеснялась попросить сделать перерыв. Поэтому я скрестила пальцы и сосредоточилась на ответах. Но наша пестрая компания все же выпила кофе. Наверняка у мужчин в моем офисе мочевые пузыри были из кованого железа, в отличие от меня. А может, они соревновались между собой. В итоге я сдалась и объявила, что мне нужно в туалет. Вдобавок я планировала откупорить баночку с молочным напитком, но упаковки в ванной комнате я не обнаружила. Вероятно, Дона убрала ее в холодильник. На самом деле ничего уже не имело значения. Мои гости не будут в восторге, если я потащусь вниз за своим питанием. В общем, я вернулась в кабинет. Мои посетители непринужденно болтали, уплетая булочки с корицей. Аромат сводил меня с ума, и я решила присоединиться к гостям.

И совершила очередную ошибку.

Откусив кусочек выпечки, я принялась его пережевывать (между прочим, клыки мне только мешали). И поперхнулась. Жутко.

Попыталась запить все глотком кофе.

Безуспешно.

У меня в горле застряла обычная крошка, но я закашлялась, захрипела. В отчаянии сунула в рот палец, надеясь протолкнуть или достать зловредный кусочек.

Я села за письменный стол, слегка посинев. Посетители смотрели на меня с нарастающей тревогой. Даже фикус едва заметно задрожал.

Не выдержав, я извинилась и помчалась в ванную. Засунула два пальца поглубже в глотку и вызвала у себя рвоту. После такой эскапады я взяла зубную щетку, выдавила на нее пасту и чистила зубы до тех пор, пока мое дыхание не освежилось. Посмотрев в зеркало на свое отражение, разревелась. Я — «недоделок» с клыками, лишенный возможности есть твердую пищу. И это — реально. Я перестала быть человеком.

Плакала я недолго. Зачем зря рыдать? Помимо прочего, в комнате находились агенты ФБР и адвокат. Я схватила полотенце, намочила его в холодной воде и промокнула лицо. Нашла шелковую косметичку и немного подкрасилась. Несколько капель «Визина» сняли красноту в глазах, но лицу макияж не помог.

Теперь я превратилась в клоуна.

Моя кожа, бледная от природы, побелела как мел, а румяна и тональный крем выделялись на ней, как флуоресцентные маркеры.

Выругавшись, я смыла краску. Расчесала волосы. Поглядела в зеркало. Уже лучше. В глазах, правда, еще сохранилось паническое выражение. Ну и ладно. Жизнь продолжается, готов ты к ней или нет. В результате я вышла из ванной и вернулась в «львиное логово».

Мои гости увлеченно о чем-то спорили, но, увидев меня, умолкли. Я замерла на пороге.

— Так мы ни до чего не договоримся. Вы понапрасну тратите время. — В раздраженном голосе «Ди» начал пробиваться акцент. — Мы сами выясним, что случилось. Вы ведь прибегали к магическому обострению памяти и посетили ясновидящую?

Он сердито уставился на Гибсона, но тот сохранил полную бесстрастность. Только желвак у него на скуле дернулся, когда он стиснул зубы.

Как они узнали о моем визите к Дороти? Мне подобная осведомленность совсем не понравилась. Они что, шпионили за мной и терроризировали милую старушку?

— Вы сделаете это снова. Для нас. Немедленно, — приказным тоном сказал подданный короля.

Присутствующие занервничали. Мой адвокат запротестовал, но руслундец продолжал, не слушая его:

— Мы бы предпочли, чтобы вам помог мой спутник. Или, на худой конец, ваш друг в углу, — и он махнул рукой в сторону Бруно.

«Нас раскусили!» — пронеслось у меня в голове.

Все резко обернулись и посмотрели на фикус, а Бруно с горьким вздохом принял человеческое обличье.

— И кто вы такой, черт побери? — ледяным голосом спросил Эриксон.

— Его зовут Бруно де Лука, — пояснил Риццоли. — Мы встречались. Кстати, что вы здесь делаете?

Бруно хотел ответить, но «Ди» его опередил.

— Они с мисс Грейвз знакомы много лет и, между прочим, были помолвлены. Думаю, он сейчас собирается защищать мисс Грейвз от любых… — он запнулся в поисках нужного слова. — Посягательств?

Бруно кивнул. Роберто принялся сверлить меня взглядом. Если честно, я раскрыла ему не все свои секреты. Надеюсь, что адвокатская контора будет со мной сотрудничать и впредь.

— Превосходно, — отчеканил «Дам». — Мы не имеем ничего против присутствия мистера де Лука. Но мы пребываем в неведении по поводу недавних событий. Мисс Грейвз, давайте внесем некоторые уточнения, — обратился он ко мне.

Я невольно поежилась.

— Что конкретно вы намерены предпринять? — протянул Бруно.

И он одарил мага-руслундца таким взглядом, что всем сразу стало ясно: Бруно тоже крутой малый и могучий чародей. Другие ему и в подметки не годятся.

Не успел «Ди» произнести слово, как вспыхнули жаркие дебаты. Бруно пылко возражал насчет научных терминов, в которых я ничего не понимала. Очевидно, спор шел не о самом факте применения чар, а о последствиях колдовства. Эриксон вежливо кашлянул, чтобы привлечь внимание остальных.

— У нас есть достаточно информации, чтобы приступить к расследованию. Пусть мисс Грейвз немного отдохнет. А если мы зайдем в тупик, то можем прибегнуть к более жестким мерам.

— С условием, что она доживет до этого момента, — улыбнувшись одними губами, вымолвил «Дам».

— Я постараюсь, — парировала я.

Мне изрядно надоела ватага, поэтому я просто указала на дверь. Намек поняли все, кроме Бруно. Когда гости покинули мой офис, волна изнеможения накатила на меня, я упала в кресло и закрыла глаза. Но их шаги и приглушенные разговоры еще долго раздавались на лестнице.

— Агент Эриксон, не забудьте, пожалуйста, вашу ручку, — прозвенел голосок Доны. — Утром вы оставили ее у меня на столе.

Фэбээровец что-то пробормотал.

Спустя миг все закончилось.

— Слава богу, — выдохнула я.

Это была искренняя благодарность, а не имя Господа, произнесенное всуе.

А каково же мое собственное состояние? Странно, но меня совсем не клонило в сон, хотя я чувствовала себя донельзя издерганной, а от запаха корицы меня мутило. Я даже подумала отнести булочки вниз, но сил не было абсолютно никаких.

— Иноземцы от тебя не отвяжутся, — констатировал Бруно. — Соблюдать приличия их вынудило лишь присутствие агентов и адвоката. Наверное, они попытаются застигнуть тебя врасплох.

— Ясно, — проворчала я. — Я ведь не идиотка.

Я сердито взглянула на Бруно и… не смогла оторваться от бьющейся жилки на его шее и на запястье.

— Который час? — поспешно спросила я.

Бруно ответил. Проклятье! Я вышла из графика приема пищи. Вытянув руку, я нажала кнопку селектора.

— Дона, — произнесла я, — как насчет напитков?

— Без проблем.

Я зажмурилась. Если не смотреть и не двигаться, можно было отвлечься от мыслей о том, каков Бруно на вкус.

— Как ты? — поинтересовался он.

— Плохо, — призналась я.

К счастью, Дона спасла меня от необходимости объяснений. Она вручила мне две бутылочки темного шоколадного коктейля. Теперь я точно продержусь часа четыре.

Отвернув колпачок, я залпом выпила густую жидкость. Она тяжело осела в желудке. Второй коктейль я решила пить маленькими глоточками, не обращая внимания на боль, из-за которой хотелось свернуться калачиком.

Дона вышла и затворила за собой дверь.

— Прости меня, Селия, — вдруг заявил Бруно. — Ты способна позаботиться о себе. Но сейчас… — Он оборвал себя на полуслове.

Я медленно поднялась на ноги и поплелась к ружейному сейфу. Надо бы выбрать оружие. Что, если я не вернусь ни в офис, ни домой до наступления темноты? А мне жизненно необходимо находиться в полной боевой готовности. Кроме того, я начала ощущать первые признаки паранойи. Но список людей и кровососов, желающих от меня избавиться, действительно увеличивался с каждой минутой. Поэтому я подумала, что термин «сверхпредусмотрительность» будет в моей ситуации вполне уместным.

— А если бы я не затаился здесь, ты бы оставила меня в неведении? — как бы невзначай бросил Бруно.

Да уж, он никогда не задает случайных вопросов!

Промолчав, я расстелила на столе джинсовую куртку и хорошенько ее изучила. Обычно я покупаю вещи другой фирмы, но карманы оказались с хлопковой подкладкой и скроены удобно. С изнаночной стороны были приторочены потайные карманы, где поместился бы мой арсенал. Я взяла из сейфа шприц со святой водой и осиновый кол. Может, прихватить керамические диски, содержащие заклятый легковоспламеняющийся материал? Еще у меня имелись особые пластины для обездвиживания противника. Но, немного поразмыслив, я отказалась от этой идеи. В определенных обстоятельствах они, конечно, незаменимы, но стандартный набор для борьбы с вампирами мне как-то больше по душе.

— Я бы тебе обязательно рассказала. — Я кокетливо улыбнулась Бруно. — После того, как ты поспишь. — Бруно фыркнул. — Ты себя изматываешь и тратишь попусту магическую энергию.

Он не рассердился, только негромко что-то буркнул. А я сразу поняла, что больную тему эксплуатировать не следует.

— Кстати, как ты познакомился с Риццоли? Похоже, ты ему не нравишься.

Я вытащила из сейфа запястные чехлы для холодного оружия. Застегнула ремешки. Бруно подал мне ножи, рукояткой ко мне. Я убрала их, чувствуя легкое покалывание заряженных лезвий. «До чего же он хорош,  — пронеслось у меня в голове. — Он набрался опыта, и в колледже он был на высоте». Однако тревога за Бруно меня не покидала. Он работал на износ, не давая себе никаких поблажек. Но к чему зря сокрушаться? Я не могла заставить Бруно отдохнуть. И он прав, думая только о деле. Я бы на его месте вела себя точно так же.

— Три недели назад, — весело произнес Бруно, — я пытался рекрутировать бывшего напарника Риццоли. Не представляю, что злит его больше: то, что я завербовал Мэнни, или то, что я не трогал его самого.

Я хмыкнула. Значит, у того типа взыграла оскорбленная гордыня. Понятно, почему Риццоли и Эриксон не слишком ладили друг с другом. Напарниками они стали недавно.

Я пошарила в сейфе и выудила наплечную кобуру. Я приобрела ее в специализированном магазине, а потом отнесла к мастеру, который сшил и мой любимый, горько оплакиваемый пиджак. Исаак Леви трудился в мастерской, втиснутой между химчисткой и магазином мужских костюмов. Скромное заведение дает Исааку неплохой доход. Деньги он тратит на жену и детей. Гильда Леви, чье имя переводится как «позолоченная», буквально позвякивает. Ее пальцы, унизанные кольцами, просто ослепляют. Ее любовь к драгоценностям впечатляет. Номер Исаака хранится в моем мобильнике, поэтому запомнить его я не удосужилась. Придется к нему заехать без предупреждения. Мне хотелось поскорее заказать у него пиджак или даже два.

Ремешки кобуры, надетой поверх нового тоненького топа, резали плечо. Но к этому можно привыкнуть. Я проверила свой «кольт», заряженный серебряными пулями. Щелкнув предохранителем, я убрала пистолет в кобуру. В карманы куртки положила запасные обоймы.

— У тебя для меня ничего не найдется? — осведомился Бруно. — Я прилетел на самолете и сейчас абсолютно безоружен.

Я вопросительно на него посмотрела. Бруно умел стрелять, но я никак не могла подумать, что он будет носить с собой пушку.

— У тебя есть разрешение?

— Оно требуется для работы. А еще надо сдавать экзамен на меткость раз в полгода. — Бруно прищурился. — Бьюсь об заклад, на стрельбище я выиграю.

— Мечтать не вредно, де Лука.


Глава 15 | Песнь крови | Глава 17