home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

Я ехала в офис в предрассветных сумерках. Обычно в раннее время там находился один из сотрудников адвокатской конторы, но на парковке не было ни одной машины. Стоянку хорошо освещали прожекторы, поэтому поблизости не имелось густых теней, где могли затаиться кровососы или киллеры.

Я затормозила на своем обычном месте и выключила двигатель. Колено явно восстанавливалось. Тем не менее оно жутко болело. Не помогло даже ручное управление.

Еще меня не радовало, что я должна скрываться от полиции. Хотя это просто очередная проблема в моем длинном списке «недоделка». А если бы не вампирская способность к регенерации, меня бы сейчас, вероятно, оперировали. Но все равно как-то неестественно, что раны заживают практически мгновенно.

Я прошла процедуру сканирования, а затем набрала код для активирования системы сигнализации. И я отчаянно пыталась вспомнить, оставила ли факсы и распечатки в копировальной комнате или отнесла в свой кабинет.

Надо подняться наверх.

Я останавливалась на каждой третьей ступеньке, чтобы дать себе отдохнуть. Я находилась на пятом лестничном пролете, когда старинные напольные часы пробили четыре часа утра. В четверть пятого я еще не добралась до цели.

Негромко, но непрерывно чертыхаясь, я доплелась до третьего этажа. Прохромала мимо запертых кабинетов сотрудников компании «Освобождайся с нами» и пустой комнаты, где хранился всякий хлам. Официально офисы открывались в девять, а то и в десять. Бабуля встает в семь, а мне необходимо поговорить с ней. Значит, у меня еще есть время, чтобы позавтракать, проверить рабочие бумаги и ознакомиться с библиотечными материалами.

Но тут я поняла, что в моем мини-холодильнике нет ничего, кроме минералки. А внизу должна быть еда. Как минимум — диетические молочные коктейли, которые обожает Дона. Но одна мысль о лестнице просто убивала меня. Я слишком устала и вымоталась.

Моя персональная тризна была в самом разгаре, когда я услышала звук открываемой парадной двери.

— Грейвз, это я! — донесся до меня голос Баббы. — Не стреляй!

Раздался электронный писк — Бабба активировал сигнализацию.

Я прокричала в ответ:

— Прекрасно!

— Почему? — недовольно осведомился Бабба.

Он пребывал в мрачном настроении. Похоже, преследовал очередного уклониста. Ведь Бабба занимался делами по условно-досрочному освобождению. Вот ему и приходилось, грубо говоря, уламывать клиентов, чтобы они являлись на назначенные слушания. В ином случае он за ними охотился. Он, конечно, мастер. Бабба может показаться славным парнем, однако он весьма умен, хитер и крепок физически. А выслеживание недисциплинированных ребят и их доставка в зал суда — тот еще геморрой. Короче, когда Бабба их ловит, то сильно злится.

Я гаркнула во всю глотку:

— Слетай на кухню, может, у Доны завалялось что-нибудь съестное? Баночки «Ensure»[10] сгодятся.

— Сама слетай, — прорычал Бабба.

— Не могу. У меня вывих, а мне нужна питательная смесь.

— Ладно, я сейчас, — буркнул он и вздохнул.

Он потопал вниз и вскоре уже сердито гремел какими-то жестянками.

Наконец он начал подниматься наверх. По дороге Бабба заорал:

— Добыл тебе провизию! Надеюсь, ты любишь бананы.

Бананы я ненавижу. Но выбора у меня не было.

— Спасибо, Бабба. Положи все на пол.

Он фыркнул.

— Пожалуйста.

Я подождала, когда его шаги затихнут, встала с офисного кресла и, едва не взвыв от боли, побрела к двери. Распахнув ее, я обнаружила упаковку из четырех бутылочек. Неуклюже наклонившись, я подняла груз, просунув пальцы в дырочки, проделанные в картоне.

— Дона сказала нам, что с тобой стряслось, но я ей не поверил.

Я подняла голову и увидела Баббу. Он высунулся из своего кабинета и изумленно пялился на меня.

— Ты похожа на…

— На вампира. Знаю.

— Ага. Но ты — это еще ты?

— Да, Бабба, — заявила я. — И кровососом не буду.

— Умничка! А если решишь, что тебе нужна помощь, зови меня.

— Спасибо.

Он кивнул и отступил в глубь комнаты. А я откупорила первую бутылочку с молочным коктейлем и залпом осушила ее, чтобы меня не стошнило. А потом я услышала щелчок засова и запах ружейной смазки. Я легко представила, как Бабба достает из выдвижного ящика пистолет тридцать восьмого калибра и уверенно кладет на стол. Я на него не обиделась. Я бы поступила точно так же.

Я задремала, читая распечатки. Разбудил меня телефонный звонок. Припухлость на колене исчезла, но шея и спина затекли, поскольку я спала в неудобной позе. Во рту остался отвратительный привкус, будто там сдохло насекомое.

Часы пробили восемь раз. Я выпрямилась, пару раз моргнула и потянулась. Когда я вышла из офиса и направилась к туалету, то поняла, что Бабба слинял. Дверь его кабинета была заперта на замок. Получается, я на этаже — совсем одна.

— Селия? — донесся снизу голос Доны. — Проснулась? Кофе хочешь?

— Это было бы чудесно! — воскликнула я. — Ох… извини, я выпила парочку твоих коктейлей.

— Да, мне Бабба передал. Не волнуйся, я сейчас к тебе загляну.

Я вымыла руки и вернулась в офис. Решила еще разок позвонить бабушке. «Не получится, — подумала я, — заеду и навещу». Неизвестность меня тревожила. Обычно бабуля сама трезвонит мне ежедневно. А вчера она вообще куда-то запропастилась. Вероятно, ничего страшного не случилось, но она же не девочка…

Бабушка сняла трубку на первом гудке.

— Селия! Куда ты делась? Как ты? — затараторила она. — По телевизору передавали новость про Вики, и я очень расстроилась. Мне так жаль, детка. Ты ведь ее любила.

Значит, масс-медиа уже выстрелили.

— Прости, ба. Я хотела с тобой связаться, но мне никто не отвечал.

— А, наверное, меня не было дома, — уклончиво сказала она.

Очевидно, не обошлось без проблем с матерью.

— Бабуля…

— Что, Селия? — выпалила она. — Ты чересчур подозрительная! Как я провожу время — не твое дело.

Чистая правда. Кроме того, я ни о чем ее не расспрашиваю. Но когда у бабушки в последний раз был такой голос, моя мать просто «одолжила» у нее десять тысяч долларов. В итоге бабуля осталась без сбережений и не могла платить налог на недвижимость в течение года.

Зачем спорить? Бабушку не изменить. Поэтому я круто сменила тему.

— Кстати, прошлой ночью на работе меня ранили.

— Селия!

Я продолжала рассказ, не обращая внимания ни на какие «ахи» и «охи».

— Меня укусил вампир, он пытался обратить меня. Кевин и Эмми меня спасли. Я не кровосос. Но я теперь не совсем человек. Я бледная, у меня клыки… — призналась я.

Когда бабушка мне ответила, в ее голосе не было растерянности и страха, и у меня словно камень с души свалился. Какое счастье, что она не считает меня порождением зла…

— Милая. Не переживай…

— Я выгляжу как вампирша.

Мои глаза наполнились слезами, но я их сморгнула.

Похоже, я все же шокировала бабушку. Она сразу притихла.

— Я хотела тебя подготовить, чтобы ты не испугалась, когда мы встретимся.

— Куколка, не нервничай. Ты маме сообщила?

— Нет, — вырвалось у меня.

— Селия, она тебя родила. Она должна быть в курсе.

И опять бабуля права. Лана — моя мать.

— Хорошо. Я ей позвоню.

Возникла неловкая пауза.

— Тебе лучше подождать до завтра.

— Почему?

Молчание между нами затянулось. Но в результате бабушка проговорилась:

— Ее арестовали за вождение без прав…

— А теперь чья машина пострадала?

У моей матери не было своего автомобиля. Его конфисковали после того, как она едва во что-то не врезалась. Страховку ей не выплатили. Крупной суммой денег она не располагала, выкупить машину не могла, а я дать ей взаймы отказалась.

— Но, Селия, ты понимаешь: ей нужно посещать врача… — начала оправдываться бабушка, но я ее прервала.

— Она могла взять такс-си или поехать на автобус-с-се. Ты и с-с-сама бы ее подкинула куда надо, — зашепелявила я.

Зря я так. Бабушка баловала Лану еще до моего рождения. Вряд ли в обозримом будущем она собиралась это прекратить. Но меня бесили подобные потачки.

— Но арес-с-стовали ее не воззле кабинета врача? — прошипела я.

Бабушка вздохнула. Значит, я попала в точку. По заведенному обычаю ей следовало вспылить, назвать меня полным именем и перевести стрелку.

— Селия Калино Грейвз, с меня хватит. Твоя мама — не идеал. Но она старается.

Верно. Но усилия моей матери вызывали у меня чувство жалости. Поэтому я решила прекратить препирательства.

— Я люблю тебя, бабуля. Очень.

— Я тебя тоже, детка. Не нервничай из-за машины. Я редко сажусь за руль. Движение нынче ужасное, а у меня со зрением проблемы.

— Перенесем все на воскресенье.

В этот день я всегда ужинала с бабулей. Хотя сможет ли «недоделок» вроде меня съесть жаркое?

— Селия, а ты сумеешь отвезти меня в церковь?

Кто знает? Надежда умирает последней, а моя бабушка — оптимистка. Крест меня не пугал, но что со мной будет в обители, битком набитой прихожанами? Вдруг меня охватит пламя и священник произнесет незапланированную проповедь?

— Кто-то пришел к нам в офис…

Я не соврала. Наверняка бабушка расслышала скрип дверных петель. Порог переступила Дона. Она принесла две кружки со свежесваренным кофе, который источал божественный аромат.

— Селия…

— Целую, увидимся, — попрощалась я и быстренько положила трубку.

Дона покачала головой, тихо рассмеявшись.

— Твоя бабушка никогда не сдается, — заявила она, протягивая мне кружку.

Дона показалась мне усталой. Ее глаза опухли от слез, но макияж был идеален, а волосы — умело уложены. Дона облачилась в томатно-красный костюм и надела туфли в тон.

Дона села в гостевое кресло, изящно положив ногу на ногу. Работая секретарем, она не так много получала, но всегда выглядела ослепительно. У нее настоящий талант добиваться того, чтобы недорогие вещи смотрелись на ней как платья из бутика модного кутюрье.

Я сделала первый глоток и пробормотала:

— Угу.

— Ты справляешься? — спросила меня Дона.

— Серединка на половинку. А ты?

— Не могу поверить, что она мертва. Как-то… нереально. Я недавно ей звонила, мы говорила про ее день рождения… она поблагодарила меня за сумочку, которую я ей подарила, и восхищалась твоим зеркалом. Это в голове не укладывается. Бессмыслица…

Верно. Мы с Доной долго тоскливо молчали, прихлебывая кофе.

— Какие у тебя трудности, конкретно, Селия? — неожиданно произнесла Дона.

Я удивленно вздернула брови.

— Не смотри на меня так невинно, Селия Грейвз. Я не идиотка. Ты — наполовину вампир. За тобой гоняются копы и ФБР. Ты примчалась в офис ни свет ни заря босиком, в окровавленной пижаме. Тебе прислали кучу факсов от репортеров и юристов, и я не знаю, с чем это связано — с Вики или с твоими зубищами! Ты — моя подруга, и я тебя не брошу. Но я не смогу сделать для тебя нечто полезное, если ты не будешь со мной откровенна!

Я вздрогнула. Неужели Дона потеряла над собой контроль?

— Все паршиво. Я даже не представляю, может ли быть хуже.

Обратите внимание, как я играла со словами. Вообще-то я летела в бездонную пропасть, но старалась не искушать судьбу. Суеверие? Вероятно. Но магия существует. И карма тоже, а она-то может быть подлой.

— Тебе нужна моя помощь?

— Гм-м-м… Тебе разве не надо заняться восстановлением нашей компьютерной системы?

— Мой рабочий день начинается в девять. Обычно я прихожу пораньше, чтобы смыться из дома и спокойно позавтракать, не слушая, как моя сестрица орет на свою ребятню.

— Ладно… — Я откатилась на кресле от стола и покосилась на сейф.

На дверце мигали зеленые огоньки. Зеленый означал, что все в норме, но вот подмигивание меня озадачило. Хотелось верить, что я прорвусь сквозь охранные заклятия и возьму в руки свой ноутбук.

— Мне необходима чистая одежда — джинсы, футболки, трусы и спортивный бюстгальтер. Ты мои размеры знаешь. А еще — мужская джинсовая куртка и кроссовки. — Я на миг задумалась и добавила: — И будет здорово, если ты купишь коробку диетических молочных коктейлей. Лучше шоколадных.

— Но разве тебе не стоит питаться чем-то более… калорийным?

— Бульонные кубики и говядина, прописанные мне врачом, остались дома. Коктейли мне нужны для, скажем так, перекуса.

Дона фыркнула и поджала губы.

— Вегетарианского?

— Именно.

— А почему ты прискакала сюда в пижаме?

Вместо ответа я попытались открыть сейф. Выполнила рекомендации Джастина, а затем сурово набрала код. Зажмурившись и помолившись, я потянула на себя дверцу. Дона предусмотрительно пригнулась — мало ли, а вдруг все взорвется? Однако система меня услышала, и мы с Доной испустили дружный вздох облегчения.

С верхней полки я взяла старомодный ящичек с наличными деньгами. Я наскребла три сотни долларов, но Дона меня заверила, что суммы более чем достаточно.

А я начала свою исповедь.

— Вчера мы с Дэвидом засекли одного гада, который возился с нашей газовой трубой. Но он смылся. А я подумала, что мне невыгодно среди ночи встречаться с копами. Короче, я смотала удочки, пока полиция еще не успела заявиться в поместье.

— Но почему… Почему кому-то понадобилось…

— Понятия не имею. Будь у меня на примете другое убежище, я бы не примчалась в офис. Не хотелось никого подвергать опасности, но…

Дона покраснела. Я заметила, как бьется жилка у нее на шее, но сумела вовремя отвести взгляд.

— Мы сильно рискуем?

— Не знаю. — Я улыбнулась Доне. — Но я собираюсь выяснить.

Дона поежилась.

— А ты меня иногда пугаешь.

— Клыки, да?

— Нет, — Дона замотала головой.

Я лишь пожала плечами.

— А денег точно больше не потребуется? — поинтересовалась я напоследок. — Я тебя так напрягаю с шопингом…

Дона свирепо уставилась на меня и оторвалась от листка, на котором она писала перечень покупок.

— Не валяй дурака, — буркнула она. — Кстати, я запру входную дверь, и ты будешь в здании одна до моего возвращения. Рон и остальные — не ранние пташки, а Бабба недавно уехал.

Дона взяла у меня купюры и сунула в карман пиджака.

Я убрала в сейф сумку с оружием, закрыла дверцу и активировала охранные заклятия. Ведь я собиралась ненадолго покинуть свой кабинет, а у меня нет обыкновения оставлять оружие без присмотра. Никогда.

— Спасибо, Дона.

— Без проблем.

Я улыбнулась. Это — стандартный ответ Доны на все вопросы, если только она не злилась. Разъярившись, она переходила на формальный тон: «Да, мэм» или «Нет, сэр». За пять лет нашей совместной работы она всего два раза назвала меня «мэм». Рону достается по полдюжине «сэров» ежедневно, однако он не улавливает издевки.

Бывают же на свете непробиваемые люди.

В общем, я, прихрамывая, направилась в санузел. Включив свет, я принялась озираться по сторонам.

Наш туалет — не очень просторный по современным стандартам, но в те годы, когда строился особняк, помещение наверняка считалось роскошным. Еще бы — дом-то был фешенебельным. Кроме настоящего паркета и витражного окна на лестнице его оборудовали санузлами на каждом этаже. Подозреваю, что изначально здесь находилось громоздкое чугунное чудище на когтистых лапах, но в шестидесятые амбициозный хозяин сделал полную модернизацию. Теперь у нас имелся душ с поддоном, выложенным палевыми плитками. Такой же оттенок имела раковина-«тюльпан», унитаз и сама ванна. А официально цвет назывался «перья фламинго». Обои были в бело-черно-розовую полоску. Кричащие, но глаз привлекали. На металлическом карнизе висела светлая пластиковая занавеска.

Я порылась во встроенном шкафчике и в аптечке и обнаружила необходимые туалетные принадлежности. Душем у нас пользовались редко, но водопровод и канализация работали отменно, поэтому я привыкла хранить здесь запас мыла, шампуня и прочих предметов гигиены.

Сперва я решила заняться собой.

Я поглядела на свое отражение и выдавила пасту на зубную щетку. Выглядела я препаршиво. Кожа была мертвенно-бледной. На правой щеке красовался заживающий порез длиной в дюйм, на подбородке темнел зелено-лиловый синяк. По идее, травмы могли стать результатом ночной драки… Волосы торчали как метла, в них запутались сухие листья. Неудивительно, что Дона так на меня отреагировала.

Моя старенькая футболка пестрела от кровавых и травяных пятен. Хотя клетчатые фланелевые боксеры пережили утреннюю потасовку благополучно.

Но хуже всего были мои глаза — усталые, страдальческие. Напряжение последних суток уже сказывалось. Раны у меня затягивались очень быстро, но до вампирской регенерации мне, конечно, еще далеко.

Я опустила голову и начала осваивать технику чистки клыков. Вдруг снизу донеслись шаги и шум.

— Дона! — раскатисто пробасил Рон. — Не волнуйтесь. Наша секретарша, вероятно, отлучилась.

Разумеется, из всех дней в году Рон выбрал именно этот для ранней встречи с клиентами. Я выглянула из ванной и услышала, как он любезно с кем-то беседовал. Конечно, посетитель — важная шишка, если Рон так расстилается. Простые смертные могли не надеяться на подобный прием.

— Отдохните в холле. Кофе не желаете?

— Спасибо, не надо.

Я узнала голос и вздрогнула. Это же Кассандра Медоуз, кинозвезда и театральная знаменитость. «Любимица Америки» и… мать Вики.

Я поспешно ретировалась обратно и воззрилась на свое отражение в зеркале. Ладно, ничего не поделаешь. Выплюнув в раковину остатки зубной пасты, я сунула щетку в хромированный держатель, прикрепленный к стене, и в отчаянии схватила расческу.

Эх, вряд ли я сумею привести себя в порядок… Чудеса творит Господь. Кроме того, рядом с Кассандрой я бы выглядела не красивее жабы. Но в рядах привлекательных женщин всегда царит конкуренция и некая напряженность. Я запросто потеряю все очки, а она возьмет надо мной вверх. Поэтому медлить нельзя.

— Где кабинет мисс Грейвз?

— На третьем этаже. Не промахнетесь, — озадаченно ответил Рон.

Я сразу представила себе, что он разговаривает с громилами-телохранителями, которые сопровождали Кассандру. «Интересно, зачем ей понадобилось нанимать меня?»

Но, полагаю, причина была иной. Кассандра и Джейсон получали миллионы за свои блокбастеры еще до начала съемок. Их гонорары могли поспорить с бюджетами небольших стран. Они держали при себе команду из лучших экспертов по безопасности. Компания «Миллер и Крид» — вне конкуренции. Сотрудники прежде были военными или правительственными оперативниками. Каждый владел особым магическим даром. В «Миллер и Крид» постоянно устраивали переаттестацию и проводили повышение квалификации персонала. Я пока туда нос не совала. Я бы не выдержала испытаний на колдовские и психические способности. И, что важнее всего, я была лишена определенных навыков. «М и К» работают в команде. Эти ребята выполняют приказы без лишних вопросов, жалоб и комментариев. Я бы через неделю вылетела из их головного офиса.

А по лестнице тем временем поднимались четыре человека. Двое охранников в туфлях на тонкой подошве и женщина на шпильках. За ними тихо шагал третий мужчина. Я почуяла запах ружейной смазки и дорогих духов, почувствовала волну магической силы, которая прощупывала «вражескую» территорию. А они действительно превосходны.

Я едва успела расчесать волосы и умыться. Придав себе максимально презентабельный вид, доковыляла до коридора, чтобы встретить гостей.

— Здравствуйте, миссис Купер. — Сиреневые глаза сощурились, поскольку я употребила настоящее имя матери Вики, а не сценический псевдоним. — Вы, наверное, прямо из аэропорта, — брякнула я.

Моя догадка оказалась близка к истине. Пиджак и юбка из лилового шелка слегка помялись на животе актрисы. Идеально наложенный макияж не скрывал следы слез. Но Вики заслуживала большего.

Затем Кассандра ахнула и попятилась. Между нами молниеносно встал один из могучих телохранителей и машинально сунул руку за лацкан пиджака.

Я ведь вежливо поздоровалась, а меня уже готовы взять на мушку. Понимаю, я бледная и с клыками. Но я же не нападаю и не кусаюсь…

— Селия? — опасливо проговорила Кассандра.

Неужто я удивила ее тем, что не проявила никакой враждебности? Она знала, что я ее недолюбливаю — главным образом из-за ее пренебрежительного отношения к дочери. А Вики обожала мать. Но я постаралась выкинуть лишние мысли из головы и заставила себя соблюдать правила приличия.

— Недавно на меня напал вампир, — объяснила я. — Но я не кровосос. Правда, некоторые изменения во мне произошли. Прошу ко мне в кабинет. Устраивайтесь поудобнее.

Я указала на открытую дверь.

Порог переступили двое здоровяков. Однако предварительно они убедились в том, что Кассандра находится под надежной защитой третьего. Их габариты меня впечатлили. Один — ростом шесть футов и четыре дюйма, а второй — повыше. Судя по мускулатуре, они регулярно поднимали штангу, не забывая о гимнастике. Оба — в дорогих, сшитых на заказ темно-синих костюмах с белоснежными рубашками. Строгую гамму разбавляли только шелковые галстуки. У первого — бледно-желтый, с узелковым окрашиванием, а у второго более традиционный — красный. Очутившись в офисе, их взгляды уткнулись в мой сейф, запечатанный магическими заклятиями.

— Что у вас в сейфе, мисс Грейвз?

Мужчина, прикрывающий Кассандру, обаятельно улыбнулся. Хорош собой, но не красавец. Как и мне, ему не слишком повезло на выигрыш в генетическом лото. Крепкая нижняя челюсть. Высокие скулы. Крупный крючковатый нос, напоминающий клюв. Медовые глаза. Я заметила, что он таращится на меня, не исключая возможность секса. Его коротко подстриженные волосы отливали золотисто-каштановым, и если бы он дал им отрасти, они бы лежали мягкими непослушными завитками. Но у шевелюры не было ни малейшей свободы.

Я узнала его. Он иногда мелькал в телевизионной рекламе. Джон Крид. «Когда вам не все равно, вы обращаетесь к самым лучшим»,  — гласил слоган. По слухам, Крид стоял за одним из самых мощных охранных агентств.

— Это оружейный сейф, — сухо заявила я. — Как думаете, что в нем хранится?

— Спасибо за ответ, — сказал Крид и снова улыбнулся, теперь уже искренне.

Мое сердце забилось, по спине побежали мурашки, кончики пальцев начало покалывать. Наверняка Крид меня магически тестировал, но дело было не только в этом. Он увеличил силу воздействия, мое тело сотрясла дрожь, а от Крида ничего не укрылось. Его глаза злорадно сверкнули. Клянусь, он меня нарочно поддразнивал! Ничего подобного я ни разу в жизни не ощущала. Крид излучал первобытную, дикую энергию, но полностью ее контролировал. Я не могла отвести от него взгляд, но отлично понимала: он почти не напрягается.

— Не знаю, что там у вас лежит, но заклятия я засек еще на улице, — спокойно произнес он. — Мне бы хотелось посмотреть на содержимое вашего сейфа лично, мисс Грейвз.

Я смутилась, но меня спасло возвращение одного из громил.

— Все чисто, госпожа Медоуз, — возвестил здоровяк с красным галстуком.

Кассандра порывисто вошла в кабинет и устроилась в гостевом кресле напротив письменного стола. Разрез на ее юбке обнажил бедро. Думаю, ноги у нее были красивые — я в таких вещах плохо разбираюсь, но во время съемок последнего фильма компания Ллойда в Лондоне застраховала ее конечности на возмутительно высокую сумму. Ну и ладно.

Крид учтивым жестом пропустил меня вперед. Тем не менее я слегка расслабилась, заняв свое рабочее место. Крид, несомненно, догадался о моей скованности, и это его забавляло.

— Чему обязана вашим визитом? — нейтрально осведомилась я.

Если мне повезет, мы с Кассандрой пару минут поспорим (в рамках приличий), а потом мой день потечет по моему плану.

Кассандра молчала. Сохраняя хладнокровие, я терпела, пока мать Вики изучала мою застиранную футболку, ссадины, синяки… и мою татуировку. Увы, я ошибалась. Кассандра вперила взор в старые шрамы, выглядывающие из-под края боксеров.

— Вы с моей дочерью были любовницами? — внезапно слетело с ее губ.

Я расхохоталась, а она испугалась.

— Нет, — вымолвила я. — Мы были друзьями. Но она кое с кем встречалась в последние месяцы.

— «Друзьями», — язвительно повторила Кассандра.

Она тряхнула головой, и ее роскошные волосы шевельнулись над плечами актрисы, как отдельное существо. Кассандра встретилась взглядом со мной, и я увидела, что ее глаза блестят от слез.

— Известно ли вам, что за всю мою сознательную жизнь у меня никогда не было подруг?  — спросила она, и в ее глазах блеснули слезы.

Что тут удивительного? Ведь дружба строится на взаимоотдаче и равенстве. Немногие женщины отважились бы приблизиться к Кассандре даже на дюйм. Но я решила не высказывать свои предположения вслух, поэтому пробормотала:

— Мне очень жаль.

Кассандра печально скривила губы.

— Я приехала сюда, намереваясь устроить скандал. Я хотела обвинить вас в том, что вы совратили мою дочь, чтобы получить ее деньги. А еще — в вашей черствости и жестокости, поскольку вы не позаботились о подобающей кремации Вики.

— Почему же не обвиняете?

— Не могу,  — с тоской призналась Кассандра. — По словам моего мужа, вы не использовали Вики. Никогда. Он утверждает, что именно вы спасли ее во время пожара, навещали мою девочку в больнице, заботились о ней и любили ее.

Меня вдруг охватила печаль.

— Верно.

Кассандра резко выпрямилась.

— Мне сообщили, что Вики высказывала вам свои пожелания, связанные с организацией похорон.

Я невольно усмехнулась. Тогда мы вчетвером — Вики, Алекс, Дона и я — расправились со вторым кувшином «Маргариты» в одном мексиканском ресторанчике неподалеку. И у меня сохранилась салфетка, которую Вики исписала — по моей настоятельной просьбе — вдоль и поперек. Я положила ее в файл с распоряжением насчет моих собственных, заранее оплаченных похорон. Вики, в свою очередь, взяла с меня обещание ни в коем случае не потерять «документ».

— Что смешного?

— Так… воспоминания.

Мы отлично провели время. Вкусная еда, ужасное караоке. Я открыла ящик стола и вытащила нужную папку.

Кассандра улыбнулась, но спохватилась и посмотрела на меня виновато — дескать, не рано ли? Как-никак, матери покойной полагается глубокий траур.

— Я спущусь вниз и сделаю для вас ксерокопию.

— А оригинал оставите у себя.

Я кивнула. Это глупо и сентиментально, но я не хотела отдавать салфетку Кассандре. Всякий раз, когда я смотрела на мятый бумажный квадратик, я погружалась в тот вечер. А под давлением будничной жизни так легко утонуть в болоте пессимизма и забыть о маленьких радостях.

— Вы сентиментальны. Не ожидала.

— Вы меня не знаете, — возразила я.

Глаза Кассандры немного потускнели. Юмор окончательно покинул ее.

— Вы правы.

Я промолчала. Кассандра могла познакомиться со мной поближе, но ведь она и Вики в Берчвудз не навещала. К чему теперь быть жестокой? Я сдерживаюсь, пока меня не выведут из себя.

— Вам следует поговорить с ее поверенным, — произнесла я. — У него есть копия распоряжения, и он, вероятно, начал заниматься похоронами. Думаю, Вики назначила его своим душеприказчиком.

Кассандра раскрыла рот, словно я дала ей пощечину. Похоже, я все-таки ее шокировала. К счастью, внизу раздался звук парадной двери, и я выскочила в коридор.

Там я наткнулась на разозленную Дону. Она побагровела, как ее томатный костюм, а в руке сжимала несколько бумажных фирменных сумок.

— Если я пристрелю этого ублюдка, поможешь спрятать труп? — процедила она.

— Дона!  — взревел Рон.

Дона сделала глубокий вдох, собираясь огрызнуться.

Я забрала у нее пакеты.

— Я с ним разберусь, — опередила я подругу.

Только бы она не нагрубила ему! Рон вел себя не лучшим образом, но Доне необходима работа. Если Рон заупрямится, то он способен слететь с катушек. Тогда Дону точно уволят, и я не спасу ее.

— Сделай для меня пару копий, — попросила я.

Дона с любопытством взяла у меня салфетку и аккуратно развернула ее.

— Без проблем, — прощебетала она. — Но если ты захочешь врезать ему, позови меня.

Я потащилась за ней на второй этаж. Колено у меня болело. Дона упорхнула к копировальной комнате. Я двинулась дальше. Возле лестничной клетки я увидела Рона и замерла на ступеньке. Расстояние между нами было достаточным для того, чтобы нарушить личное пространство Рона, зато я могла смотреть ему прямо в глаза.

— Рональд, который час? — мирно поинтересовалась я.

Он на меня не посмотрел. Порой мне кажется, что Рон вокруг себя вообще никого не замечает. Ведь мир ведь вертится вокруг Рона.

Он сделал шаг назад и вознамерился пройти мимо меня. Однако я не унималась.

— Я спросила: «Который час?»

Он расправил плечи и набрал в легкие воздуха. Подумал, наверное, что я струшу. Почти все дрейфят перед ним. Мужчина он здоровый, горластый и в придачу хам. Многие предпочитают с ним не ссориться. А он любит доминировать над остальной частью человечества. Но я-то теперь «недоделок». Кроме того, он меня порядком утомил.

— Пятнадцать минут девятого, — проворчал Рон. — А что?

Швырнув в меня эти слова как ругательство, он опять попытался прорваться вперед, но я преградила ему путь.

— Дона вкалывает здесь с девяти до пяти. Ее рабочий день еще не начался.

Рон приготовился гаркнуть на меня, но я его утихомирила многозначительным кивком: мол, у меня важные клиенты.

— Когда ты орешь, то превращаешься в осла. Если ты хамишь в офисе и гоняешь свою секретаршу почем зря, это не делает тебя главнее других арендаторов. Ты просто мерзкий хрен собачий, Рон.

Между прочим, я ни разу не повысила голос. Я практически шептала. Но мои интонации Рона не обманули. Вдобавок язык моего тела был агрессивен. Кожа у меня замерцала. Рон попятился.

— На мою жизнь дважды покушались. Я зверски устала, и мое терпение на пределе. Дона решила оказать мне услугу. Она уделила мне свободное время и пошла в магазин, чтобы купить мне одежду. Но посетители приехали слишком рано. Ты же не станешь распекать Дону за то, что она не кинулась к тебе по первому зову. Не советую ее ругать, Рон.

— Это угроза? — надменно фыркнул Рон, но я ощутила его страх.

Хорошо, что я успела поесть. У меня даже в животе не заурчало.

— Рональд, сейчас ты получил лишь дружессское предупреждение, — зашипела я и оскалилась.

А у «недоделков» есть свои преимущества!

Рон выпучил глаза. Но, невзирая на панику, он продолжал бузить.

— Как ты смеешь?

Но тут распахнулась парадная дверь. В холл вбежал Бабба, а следом за ним — моя мать, Кевин Лэндингэм и Бруно де Лука.

На десять секунд Земля перестала вращаться вокруг своей оси. Я остолбенела: в пору студенчества я считала Бруно своей единственной любовью.

У меня пересохло во рту, застучало в висках. На минуту во вселенной остались только я и он.

Бруно изменился. Не физически. Он был по-прежнему высоким и по-итальянски сексуальным. Но виски тронула седина, а в уголках губ залегли морщинки. Он улыбался, его темные глаза сверкнули.

Чары разрушила моя мать. Она немилосердно вернула меня в реальность.

— Селия? — запричитала она фальцетом. — Детка, что с тобой случилось? Ты чертовски плохо выглядишь.

Все присутствующие уставились на меня, а Рон, похоже, наконец сумел что-то понять.

— Грейвз. Ты еще… в пижаме?

Я решила овладеть ситуацией, пока не стало гораздо хуже.

— Да, Рон. Я примчалась в офис, потому что у меня в доме произошло небольшое ЧП. — Я повернулась к матери. — Привет, мам. Я пережила настоящий кошмар, но уцелела. Загляни ко мне в кабинет, и я тебя подвезу куда надо. Кевин, Бруно, прошу за мной. У меня в кабинете намечается светский раут.

Согласна, с сарказмом я слегка переусердствовала, но было уже поздно.

На лестнице Бруно быстро тронул мое плечо. Ничего особенного — но мне сразу полегчало.

— Ты не врешь? — спросил Рон, шагавший позади. — Тебя пытались убить? Честно?

— Чес-с-стно, — заявила я и продемонстрировала свои клыки. — Как тебе зубки? На прошлой неделе у меня таких не имелось.

— На тебя покушались?

— Ага.

— Почему? — оторопел он.

Рон меня недолюбливал, но не настолько, чтобы ему в голову пришла мысль меня уничтожить. Это мне польстило.

— Не знаю. Но намереваюсь выяснить.


Глава 13 | Песнь крови | Глава 15