home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 11

Насчет ванной комнаты я оказалась права. Она была просторной и роскошно обставленной. Везде блестел кремовый мрамор с карамельно-серыми прожилками и золоченая фурнитура. Потолок отливал цветом калифорнийского песка. Шоколадные коврики и полотенца вносили приятное разнообразие. Стена за перегородкой, позади огромной сдвоенной раковины, представляла собой сплошное зеркало.

Я уставилась на свое отражение. Кожа — мертвенно-белая, вернее серая с мерзким зеленоватым оттенком. Не такой ли меня увидела Эмма? Лишь глаза да пятна крови на одежде разбавляли бледный фон. Тонкая ткань прилипла к телу. Коричневатые капли оставляли темный след на чистых мраморных плитках. В приемной я причесала волосы и скрепила их на затылке заколкой, поэтому ничто не смягчало первобытной свирепости черт этого лица — и моего, и чужого одновременно.

Раздался скрип наружной двери, однако звук не вызвал у меня прежней реакции. Я вновь почуяла запах доктора Скотта, но теперь вдыхала аромат одеколона с легкой примесью мыла.

— Мисс Грейвз, я положу здесь комплект одежды и туалетные принадлежности. Когда вы приведете себя в порядок, нам нужно будет поговорить.

— Спасибо, — выдавила я.

— Не за что, — искренне и бесхитростно ответил он.

Конечно, ведь опасность миновала. Мой желудок был полон, а жажда удовлетворена.

Что со мной творится?

Глупый вопрос. Я прекрасно понимала в чем дело. Но я не представляла что делать.

Я сняла заляпанную рваную рубашку, брюки, а затем босиком, обнаженная, побрела к двери. Осторожно приоткрыв ее, обнаружила вещи, сложенные в стопку, а также шампунь и кондиционер.

После этого я приняла душ. Я отмылась от крови, но горячая вода не могла прогнать из моего сознания недавний кошмар. Я перестала быть человеком, хотя, вероятно, еще не превратилась в вампира. Но ощущение чистоты было приятным. Наконец я выбралась из кабинки и принялась вытираться.

Сменная одежда была трикотажной, очень высокого качества. Белье с магазинными ярлыками оказалось мне впору. Правда, трусики — чуточку великоваты, но это можно пережить.

Я облачилась в спортивные штаны и затянула шнурок на поясе.

Мне вспомнились рассказы Вики о ее первых неделях пребывания в Берчвудз. Вики весьма удивили местные требования. Пациенты — все, без исключений — должны были носить подобные костюмы. Никаких ювелирных украшений. Полное отсутствие знаков статуса и престижа. По ее словам, так клиенты переставали отвлекаться и сравнивать себя с другими. Главная цель состояла в том, чтобы сосредоточиться на собственном выздоровлении.

Я вновь ощутила боль потери. Проклятье…

— Мисс Грейвз? — послышался голос врача. — Вы готовы?

— Сейчас, минутку.

Кровь попала и на мои туфли, но они не промокли насквозь. Я обулась и вернулась в кабинет доктора Скотта.

Он сидел за письменным столом. В свете настольной лампы черты его лица выглядели резче. Он молча кивнул на стул, стоящий напротив. Я села.

— Я связался со службой безопасности. Видеозапись вашего вчерашнего визита показывает, что вы приехали с открытым верхом вашего спортивного кабриолета и без каких-либо признаков вашего нынешнего… недомогания. Вас действительно атаковали менее суток назад?

— Да. Нападение случилось прошлой ночью. Когда именно — точно не помню.

Скотт вытаращил глаза и затих. Однако сумел собраться с мыслями и восхищенно произнес:

— Потрясающе. Я полагал, что вы пребываете в подобном состоянии месяц и пользуетесь иллюзией, чтобы спрятать наиболее очевидные эффекты. Поэтому я и проявил такую беспечность. Приношу свои извинения.

— Пожалуйста, объясните поконкретней.

— Суть в вашем поведении, — заявил док и откинулся на спинку офисного кресла. — Я лично встречался лишь с одним человеком, который был, простите за грубость, «недоделком». Еще я читал о двух похожих случаях в специальной литературе. Никто из покусанных людей не был настолько… спокойным, как вы. Хотя… — Скотт не договорил и задумался. — В данный момент вы посещаете психотерапевта?

— Подростком я несколько лет ходила к доктору Тэлберт. Недавно она прекратила врачебную деятельность из-за проблем со здоровьем. С тех пор я ни к кому не обращалась.

Врач пристально на меня посмотрел.

— Гвендолин Тэлберт? Она специализировалась на детских психологических травмах?

— Да, — равнодушно подтвердила я.

Если док желает получить от меня какие-то сведения, то пусть потрудится. И, честно, мне не хотелось откровенничать. Я собиралась прикончить моего повелителя или… найти убежище на ночь.

Краешки губ доктора Скотта тронула улыбка.

— Вы не слишком разговорчивы?

— Как правило, нет.

— Очевидно, самоконтроль помогает вам держаться, — пробормотал он, взяв блокнот и ручку. — Думаю, вам стоит подумать о стационарном лечении, — заметил он.

Я свирепо покосилась на него, и Скотт и поспешно продолжал:

— Не обязательно в Берчвудз. Но, безусловно, мы всегда будем вам рады. Конечно, вы понимаете, как сложно адаптироваться. А физиологические изменения…

— Нет.

Скотт предостерегающе поднял руку.

— Я не предлагаю вам ни одну из государственных больниц, — поежился он. — Туда я бы и бешеную собаку не положил. Но…

— Нет, — твердо повторила я.

Лучше умереть, чем лечь в «стационар». Тамошних пациентов было бы милосерднее отправлять на тот свет. Опасных людей обычно запирают, изолируют от общества, но… «недоделков»? Клиенты Берчвудз, по крайней мере, имеют шанс получить свободу. У оборотней вроде Кевина и надежды не было.

Но я не отправлюсь в изоляцию добровольно. Тогда я сразу заполучу официальное клеймо. В будущем меня могли бы перевести в другое заведение. В Берчвудз мне, наверное, помогли бы. Мой материальный уровень неплох, но, бог мне свидетель, окажись я тут, «лечение» отбросило бы меня назад. Так что я не сдамся. Однако мне надо быть осторожной. Добрый доктор Скотт мог меня сдать. И, разумеется, его бы все поддержали. Стандартный повод в подобных ситуациях звучит так: «если он (она) представляет угрозу для себя и окружающих». Судя по шоу, которое я устроила в кабинете врача, я вполне годилась под узаконенную формулировку. Поэтому я постаралась говорить приветливо и спокойно.

— Возможно, я бы предпочла амбулаторное лечение.

— Мисс Грейвз…

— Доктор Скотт, я не упрямая. Но есть… практические моменты, неотложные дела. Я не напала на вас. Вы упомянули, что мне нужно питаться каждые четыре часа. Я сама прекрасно справлюсь за пределами клиники. Вы считаете, что мне нужна психотерапия. Я сама договорюсь со специалистом.

Как я хотела, чтобы он мне поверил! Внезапно я поймала себя на том, что слышу плеск волн за окном. Вдобавок я ощутила запах морской воды.

Скотт сверлил меня тяжелым взглядом. Он явно испытывал меня. Я сидела молча и ждала. Не ерзала на стуле. Вообще никак не реагировала.

— Те двое «недоделков» были убиты своими повелителями в течение суток после того, как они покинули охраняемые стационары.

— А пациент, которого лечили вы?

— Пациентка. Самоубийство — и тоже после ухода из клиники. Ее погубило чувство вины за совершенные поступки.

— А что она сделала?

— Разодрала горло своей матери, утолила жажду и бросила ее истекать кровью. Она помнила, кто она такая, но желание оказалось сильнее.

Если он надеялся напугать меня, то потерпел фиаско. Но заставить меня согласиться на помещение в стационар он мог только силой.

— Я сама никого не убивала. Я буду лечиться амбулаторно, доктор Скотт.

Пауза затянулась. А рокот океана, накатывающего на скалы, возрастал… хотя никаких скал на берегу не было. Хриплые крики чаек звучали за окном. Я подняла голову: они действительно парили и пикировали в мерцающем танце. Вообще-то они редко летают в темноте, но, с другой стороны, я же не орнитолог.

Врач повернул свое кресло к окну и принялся наблюдать за белыми птицами. Они уподобились гигантским мотылькам, прилетевшим на свет. Скотт часто заморгал и сказал:

— Я заключу с вами сделку, мисс Грейвз. Но вы должны придерживаться диеты, которую я вам порекомендую, включая пищевые добавки и медикаменты. Кроме того, вы будете посещать Берчвудз три раза в неделю. Но если ситуация ухудшится, вы добровольно ляжете в наш стационар на два месяца.

Неужели я выиграла? Доктор Скотт напрягся. Видимо, он с трудом мне уступил.

— Но и вы должны быть честны со мной. Никаких обманов и приказов госпитализироваться без причины.

— Договорились, — сухо произнес Скотт. — Отлично. Только не заставляйте меня пожалеть об этом.

Я ничего не ответила, а он начал писать длинный перечень рекомендаций. Время от времени он отрывался от своего занятия и задумчиво постукивал ручкой по поверхности стола. Он настрочил почти целую страницу. Чтобы отвлечься, я посмотрела в окно, но чайки исчезли. Кто знает почему? И я уставилась на мерцающие огоньки на пляже. Похоже, там устроили вечеринку.

Наконец доктор Скотт поставил точку в своем списке.

— Я попрошу мою ассистентку связаться с удобной для вас аптекой. Пусть персонал подготовит к вашему приезду все самое необходимое. Дозу пищевых добавок вам следует принять немедленно. Рейчел они помогали.

— Так и сделаю.

— Куда должна позвонить Хетер?

Я дала ему адрес аптеки, в которой обычно приобретала противозачаточные таблетки и витамины.

— Думаю, теперь нам можно расстаться, — добавила я.

Он встал. Я тоже.

— На ваши невысказанные вопросы отвечу вот что: скоро прибудут независимые эксперты. Они самым тщательным образом расследуют смерть Вики. Помимо прочего, мы должны сообщить о подробностях ее смерти всем наследникам и душеприказчикам, упомянутым в завещании. Естественно, ее воля будет выполнена, и мы проинформируем вас о полученных результатах. Вероятно, следователи и с вами пожелают побеседовать.

А мои подозрения подтвердились! Док являлся телепатом — и притом чертовски хорошим. Конечно, он влез мне в голову. Опасный человек. Хотя проще лечиться у такого врача, с которым не надо разговаривать. Я бы о многом предпочла помалкивать.

Скотт вскользь намекнул: если я унаследовала от Вики денежки, значит, у меня имелся мотив ее укокошить. Конечно, учитывая то, в каких кругах я вращалась, мне ничего не стоило нанять профессионального киллера. Выходит, он мне не доверял.

Доктор проводил меня до дверей своего кабинета.

— Передайте следователям, что я буду с ними сотрудничать, — отчеканила я вежливым тоном. — Я очень любила Вики. Она была невероятно добрым и нежным человеком. — Я улыбнулась, храбро обнажила клыки и продемонстрировала свой вампирский оскал. — Если Вики умерла своей смертью — хорошо. Но если нет, я найду убийцу. А потом заставлю его заплатить за все.

Доктор Скотт переступил через порог и окликнул меня.

— Мисс Грейвз, можно задать вам последний вопрос?

— Я вас слушаю.

— Вам известно содержание завещания Виктории Купер?

— Нет. Она никогда о нем не говорила, а я не лезла в ее дела. Думаю, Вики оставила мне какую-нибудь безделушку, а все имущество достанется Алекс или ее родителям. Других родственников у нее не было.

— Вы испытаете шок, мисс Грейвз. Именно отец и мать Вики получат безделушки. Но они — люди не бедные. Да и отношения Вики с ее матушкой некоторое время были… натянутыми.

Нет. Она не стала бы… Ни за что…

Заметив выражение моего лица, доктор Скотт заботливо положил руку мне на плечо.

— Селия, неужто вы хотите оказаться на людях и пережить информационный скандал? Не забывайте, что ваше состояние очень неустойчиво. Здесь, в Берчвудз, мы привьем вам полезные навыки.

Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула. Новое сообщение все осложняло. Но…

— Доктор Скотт, я не собираюсь сидеть в позолоченной клетке. А от собственных проблем мне не спрятаться.

Он ответил мне кивком, близким к поклону.

— Тем не менее добро пожаловать к нам в Берчвудз.

— Спасибо. Ценю ваше предложение.

Я не покривила душой. Но пока я могла выбирать. А в клинике витало слишком много воспоминаний. В основном — хороших, но от этого было не легче. Скорее наоборот.

Док шагал рядом со мной. Я поняла, что он отпускает меня неохотно, против своей воли. Хотя я испытывала к нему чувство благодарности. Нигде я не нашла бы места безопаснее, чем Берчвудз. Но я должна уехать. Совсем не умно и не логично, зато это гарантирует свободу.

Дверь за мной закрылась. Заскрежетал засов. Я не обернулась, просто немного постояла на бетонной ступеньке, вдыхая запахи соленой воды, водорослей и наслаждаясь шумом океана. Вряд ли что-то могло, меня успокоить лучше.

В свете фонарей моя «Миата» мерцала темно-синим. Я пересекла парковку, открыла дверцу и села за руль.

Затем я постаралась сосредоточиться. Только бы новость о гибели Вики не просочилась в прессу! Мне не хотелось, чтобы Кевин, Бруно (о, боже!), Алекс узнали об этом из газет и телевизионных новостей. Я должна опередить папарацци. Наверняка Кевин охотится, но стоило попробовать. Я набрала номер телефона квартиры, где жили Кевин и Эми. К моему изумлению, он взял трубку после первого же гудка.

— Кев?..

— Где тебя носило, Селия? — завопил он. — Мы чуть не свихнулись от волнения! Где твой мобильник?

Чтобы Кевин на меня так орал… Я едва не нажала «Отбой». Терпеть не могу, когда на меня кричат. Но я же перед ним в неоплатном долгу. А сегодня вообще полнолуние, поэтому у Кевина возникли проблемы с агрессией. Если я начну огрызаться, мы еще больше поругаемся. Но что мне ответить?

— А ты? Я хотела с тобой поговорить, но постоянно натыкалась на голосовую почту. И у меня были дела поважнее. Кстати, говори чуть-чуть тише, ладно? Я почти оглохла.

— Извини. Я жутко нервничал. Позвонил Доне, и она заявила, что ты собиралась в Берчвудз. Как там Вики? Вы что-нибудь выяснили?

Я ответила не сразу. А потом выпалила:

— Вики умерла, Кевин. Это случилось прошлой ночью, примерно в то же время, когда на меня напали кровососы.

Мои глаза наполнились слезами.

Кевин долго молчал. Вдруг тишину разорвал глухой стук: телефонная трубка ударилась об стол. Я в испуге отодвинула мобильник подальше от уха. Как я тосковала по своему прежнему слуху! А связь не оборвалась — спустя минуту я снова услышала голос Кевина.

— Селия, детка, мне очень жаль. А ты сама в порядке?

Конечно нет. Что за идиотский вопрос? И еще… он что, назвал меня «деткой»?

— Я встречалась с доктором Скоттом. Причину смерти они пока не знают. Похоже, все произошло внезапно и, надеюсь, безболезненно. Кевин, когда я сидела в кабинете доктора Скотта… — начала и умолкла, не в силах подобрать нужные слова.

А как я могла признаться в своей жажде крови человеку, который и сам ежемесячно превращается в чудовище?

В результате я прошептала:

— Солнце село.

Кевин все понял и начал чертыхаться. Потом поинтересовался:

— Ты кого-нибудь убила?

Вот уж точно — «готовься к худшему».

— Нет. Я никого и пальцем не тронула.

— Слава богу. Ты представить не можешь, как мы за тебя боялись. Мы отыскали важные материалы… Короче, «недоделки» ведут себя практически так, как новообращенные вампиры или оборотни. Первое кормление почти всегда смертельно для жертвы. Клянусь, Джонс мне ничего не сообщил. Я бы не позволил тебе разгуливать по городу.

— Проехали. Я чиста, — сердито буркнула я.

Почему, в таком случае, Кевин не вырубил меня, когда я была в лаборатории и плохо соображала? Сама я бы не освободилась от металлических фиксаторов. Лежала бы себе на столе и пялилась в потолок. А он, значит, решил меня контролировать? Я разозлилась не на шутку.

— Селия… — мрачно начал Кевин.

Может, он раскусил меня? В конце концов, скрытность — не мой конек.

— Кевин, факт смерти Вики пока не обнародован. Но времени у нас мало. Предупреди Дону, Эмму, твоего отца и всех остальных.

Он вздохнул.

— Насчет Эммы и отца — я согласен. А вот Дону передаю под твою ответственность.

— О'кей. Но, пожалуйста, не забудь об Алекс.

Пауза.

— Алекс… — простонал Кевин.

— Именно.

— Я всем позвоню, — заверил меня он.

Я услышала, как зашуршали его длинные волосы. Видимо, он покачал головой.

— Но Селия, тебе нужно… найти укрытие, — продолжал он. — И поскорее.

— Спасибо, Кевин. Я этим займусь.

Я не врала. Сейчас уже поздно разыскивать повелителя, а кроме того, я чудовищно устала. Да и храбрость моя не безгранична. Поэтому я решила добраться до своего жилища, запереться в комнате и уснуть в окружении своего арсенала. А потом как-нибудь справлюсь.

— Кевин, нам надо кое-что обсудить — не по телефону. Ты не заглянешь ко мне через два часа?

— Может быть, — пробормотал он.

Меня почему-то не покидало ощущение, что мы говорим о разных вещах, и я решила разрядить обстановку.

— Понимаешь, мне необходимо заехать в аптеку и купить лекарства, которые для меня подобрали по рецепту врача. Кстати, тебе не мешает поужинать. Ты ведь еще не ел, верно?

А я ловко сменила тему! Бросила Кевину мяч и, кажется, удачно. Вообще-то мой визит в аптеку будет недолгим, но и о себе надо подумать.

Но до этого я должна позвонить Алекс.

К горлу подкатил ком. Она так любит… так любила Вики. Новость ее просто убьет. Но будет намного хуже, если о трагедии Алекс узнает по телику или от какого-нибудь ушлого журналиста. Так что — это моя обязанность.

На работе Алекс не оказалось, что меня порадовало. Мало кому захочется получать подобные известия, находясь в офисе. По домашнему телефону она тоже ответила не сразу — включился старомодный автоответчик. Но когда я назвала свое имя, Алекс взяла трубку.

— Селия, ты… — всхлипнула она.

— Ты уже знаешь, — констатировала я.

— Она явилась мне, когда я ехала в машине. Я едва успела затормозить, чудом не устроила аварию.

Я совсем не удивилась — ведь точно так же Вики связалась со мной.

— Алекс, вы любили друг друга по-настоящему…

— Да, — хрипло пробормотала она.

— Ты справишься? — выдавила я.

Слезы потекли по щекам, закапали с кончика носа.

— Нет.

Я закончила разговор и разревелась так, словно плотину прорвало. Рыдания сотрясали мое тело, а сердце охватила тоска. Едва я начинала успокаиваться, как всплывало новое воспоминание о Вики, и все начиналось заново. В конце концов у меня разболелась голова и стало больно глотать.

Я сидела в машине, измученная, не в силах пошевелиться. Медленно совладала с собой и включила зажигание. Мотор взревел, со свистом чиркнули по асфальту шины (звук мне понравился), и я умчалась в ночную тьму.

Я могла бы повернуть направо, к скоростной трассе, прямому, ярко освещенному шоссе. Несомненно, дорога была свободна. Но я предпочла поехать вдоль океана. Я не знала, сколько времени проплакала, но мне было все равно. Если я опоздаю, Кевин меня подождет. Мне требовалось еще несколько минут покоя и одиночества, чтобы прийти в себя.

Поэтому я открыла верх своей машины и помчалась по извилистому серпантину.

Луна озаряла океан серебристым светом. Волны накатывали на берег и разбивались на мириады серебряных брызг. Соленый ветер развевал мои волосы. Я включила радио. Передавали классическую музыку, и я стала слушать ее на максимальной громкости. Вскоре я, образно говоря, очутилась на задворках цивилизации. Здесь фонари светили тускло, а черные тени излучали опасность. В подобных местах водятся хищники. Некоторые полагают, что уличное освещение «прогоняет ночь». Они ошибаются. Разумные люди после заката отсиживаются у себя дома, за крепко запертыми дверями. А те, кто отваживается выйти наружу, обычно посещают многолюдные мероприятия. Там защиту публики обеспечивают полисмены и священники-воины.

Я нашла другую станцию, где без остановки крутили рекламу. Предлагали работу «истинно верующим». Дежурство на кладбище в ночную смену. Печальный факт: даже сейчас, когда чудовища и демоны попадаются на каждом шагу, таковых людей было мало. Например, в мини-маркетах им не могли платить столько, сколько они заслуживали. В итоге хозяева магазинов тратили крупные суммы на тяжбы из-за убийства кассиров.

С такими мыслями я вырулила к подъездной дорожке у круглосуточной аптеки. Пересекая магические барьеры, я ощутила покалывание кожи. Преграды, которые воздвигли перед библиотекой и клиникой, были гораздо мощнее. Ничего удивительного: аптека-то из разряда сетевых. Хозяева торговых сетей вкладывают в охрану минимум средств, чтобы успокоить свою совесть и оплатить нанесенный ущерб, если будет заведен судебный иск.

Прозвенел колокольчик. Парень-подросток с неровными зубами и блестящим серебряным крестиком на кожаном шнурке распахнул окошечко и поприветствовал меня.

— Добро пожаловать в аптеку «ФарМарт». Чем могу помочь?

— Меня зовут Селия Грейвз. Вам должны были позвонить из офиса доктора Скотта.

— Да-да… — Парень испуганно уставился на меня. — Вы мисс Грейвз? Простите, но…

— Меня укусили, но я изменилась только частично. Вам не надо меня бояться.

— Понятно. — Парень произнес эти слова чуть насмешливо, но его страх никуда не делся. — Заказ серьезный. Пакет большой, так что вам лучше войти внутрь.

Небось мне его и в машину будет непросто убрать…

— Вы уверены? Люди от меня шарахаются.

Парень нервно сглотнул и предложил:

— А давайте вы припаркуйтесь, а я предупрежу наших сотрудников.

Неужели я выглядела настолько ужасно? Взгляд в зеркало подсказал: да. Припухшие красные глаза увеличились в размерах и потемнели. Янтарная радужка почти исчезла на фоне белков, налившихся кровью.

— Ладно.

Я объехала вокруг здания и остановила «Миату» на участке с пометкой «для инвалидов». Теперь я находилась в границе действия охранных заклятий. Выключив двигатель, я выждала несколько минут. Убедившись, что кредитка лежит в бумажнике, я вылезла из салона. Наверняка расходы окажутся весьма внушительными.

Створки автоматических дверей разъехались в стороны. Я миновала камеры наружного наблюдения и шагнула в зону, освещенную яркими флуоресцентными лампами. Одна из них мигала и жужжала, как назойливое насекомое.

Аптека пустовала. Здесь не было никого, кроме парнишки-продавца.

Я принялась озираться в поисках провизора или покупателей. На прилавке в отделе косметики валялась машинка штрих-кодов, рядом стояла полупустая тележка.

— А где все?

— На складе, там магия сильнее.

— Что же, вы вытащили короткую соломинку? — попыталась пошутить я.

Парень пожал плечами.

— Звонили из офиса доктора Скотта. Сказали, что вас укусили, и вы… изменились, но бояться вас не надо. Я доктора Скотта знаю. Он не врет. А если кому-то суждено пострадать, пусть это буду я.

Герой в процессе становления. Я усмехнулась, но вовремя спохватилась, вспомнив про клыки.

— Отлично. Тогда приступим.

А что же мне приготовили? Блендер, банки с детским питанием, контейнеры ароматизированных коктейльных смесей, пластиковая банка поливитаминов и микроэлементов, упаковки сублимированной говядины и сухого куриного бульона, что-то еще… В общем, не особо аппетитное зрелище. Думаю, проблема заключалась в том, что откуда-то доносился аромат свежей горячей пиццы. Запах напомнил мне: с подобной едой мне следует распрощаться навсегда.

Мальчишка начал сканировать покупки. Я помалкивала. Общая сумма на дисплее неуклонно возрастала, и соблазнительный запах тоже. Когда парень провел мою кредитку через считывающее устройство, я уже психовала.

— Хотите, помогу вам донести все до автомобиля?

Пока я не продемонстрировала никаких признаков агрессивности, и продавец расслабился. Он ухмыльнулся. Зубы у него были кривые, но улыбка хорошая. Дружелюбная, искренняя и бесхитростная. Поскольку кое-что не поместилось в тележку, я поблагодарила его и согласилась. Мне хотелось как можно скорее выбраться отсюда и попасть домой.

Сперва мы втискивали пакеты в маленький багажник и на пассажирское сиденье «Миаты». Наконец нам это удалось. Парнишка направился к аптеке, но вдруг… замер на месте. Крестик у него на шее раскалился добела, взгляд остекленел, одна нога застыла в воздухе над бетонной ступенькой. Если бы он не держался за ручку тележки, то рухнул бы навзничь.

А меня, словно змея, начала обливать холодная сила. Она скользила по моей коже, проникала в нутро. Я повернулась к источнику энергии — к угольно-черным теням, лежавшим за магическим барьером, и разглядела туманные силуэты. Трое стояли, небрежно прислонившись к седану.

Мужчина в центре был мне знаком. Я запомнила его по видению в квартире Дороти.

Эдгар.

Он чиркнул спичкой. Вспыхнул оранжевый огонек, озарил резкие черты лица Эдгара. Он закурил сигарету, погасил спичку отработанным движением руки и бросил на асфальт. Одет он был в стиле доктора Скотта. Брюки защитного цвета, рубашка-поло — стандартный повседневный прикид верхушки среднего класса. Ни намека на пятна крови или грязь. Либо Эдгар — умелый иллюзионист, либо успел переодеться после «трапезы». Он гораздо больше походил на бизнесмена, чем на бессмертное чудовище.

Одним из спутников Эдгара был чернокожий в студенчески скромном наряде. Таких ребят часто встречаешь в кампусе. Однако его темно-карие глаза явно принадлежали древнему существу. Ни тепла, ни жалости, ни человечности я в них не заметила.

Третьей была женщина. Именно ее могучая сила ввела в транс беднягу продавца и сковала меня. Но колдунья не могла переступить через магическую ограду, окружавшую здание аптеки. Я ощущала ее голод и злобу из-за того, что ее лишают добычи.

— Добрый вечер.

Эдгар, поздоровавшись со мной, выдохнул облачко табачного дыма. Его голос прозвучал по-приятельски.

— Привет.

Эдгар удивленно воззрился на пакеты, лежавшие на пассажирском сиденье.

— Ты не понимаешь, что легче и намного дешевле просто сделать последний шаг?

— Спасибо, нет.

Мой ответ удивил даже меня саму. Но бабушка вбила в меня хорошие манеры. Чаще всего я вспоминаю о них, когда нервничаю. О чем бы я ни думала, произношу формулы вежливости. Бабуля бы мной гордилась.

Чернокожий парень снисходительно хихикнул. Я рассердилась, перестала бояться и стала мыслить более ясно.

Эдгар бросил взгляд на своего спутника. И кровосос мгновенно перестал скалиться.

— Ты не мой повелитель. Прекрати.

— Я впечатлен, — протянул Эдгар. — Ты — неординарная женщина. Ты раздражаешь моих напарников… но я решил, что на данный момент ты мне полезнее живая, чем мертвая.

Прекрасно,  — пронеслось у меня в голове. Я не иронизировала, поскольку они действительно могли меня прикончить. Есть люди, которые превозносят себя до небес. А другим и хвастаться не надо. Настоящее мастерство трудно описать. К примеру, я знаю себе цену. И я — не бездумная коллекция натренированных мышц. А эта троица представляла собой профессиональных монстров. Звучит, конечно, по-дурацки, но что тут поделаешь?

— Можно поинтересоваться, почему? — вырвалось у меня.

Эдгар затянулся сигаретой, размышляя над моим вопросом. Затем швырнул окурок себе под ноги и раздавил носком туфли.

— Мне нужно передать послание Кевину Лэндингэму — если ты не откажешься, — хладнокровно заявил он.

— Какое же?

— Скажи ему, что все подстроили. Заговор внутри заговора. Изначальная цель не имела к тебе отношения. Тебя должны были убить, а вину свалить на меня. Скоро начнется новый раунд охоты.

Эдгар пытался поймать мой взгляд, но я отвела глаза. Полагаю, в моем состоянии вампирский гипноз мне не грозил, но осторожность никогда не помешает. Поэтому я уставилась на его подбородок. Эдгар слегка усмехнулся — разумеется, догадался о моих опасениях.

— Они?

— Кевин поймет.

— С какой стати? — воскликнула я.

— Умна и проницательна, — закивал Эдгар. — Кевин не разочаруется.

— Да она милашка, — фыркнул чернокожий вампир.

— Она убила Лютера, — прозвучало мелодичное и негромкое женское сопрано.

Я вздрогнула. Чернокожий кровосос зашипел:

— Ей повезло. Ну, еще ножи ее треклятые… Только со мной ей не тягаться.

— Хватит, — отрезал Эдгар. — Не забудь о моей весточке Кевину.

Я не успела рта раскрыть, а они сгинули. В тот же миг исчезли и чары. Продавец заморгал и помотал головой. Он ничего не заподозрил, и у меня отлегло от сердца: хотя бы ему можно ничего не объяснять.


Глава 10 | Песнь крови | Глава 12