home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Вампиры очень похожи на людей… ну, не считая клыков, разумеется. Конечно, стоит упомянуть о красных или золотых глазах. Как известно, кровососы ведут исключительно ночной образ жизни. При ярком солнце они погибают. День был в самом разгаре. Глядя на свое отражение в окнах, я видела неестественно бледное лицо и впечатляющие клыки, но почему-то верила, что меня не станут принимать за вампира.

Ожог бесследно исчез через две минуты. Просто жуть. Но штука полезная. А какова скорость заживления ран у вампира? И можно ли где-нибудь об этом прочитать? Похоже, в университете эту тему считали тривиальной и не стоящей упоминания.

Мы шагали по коридору. Кевин нес мою дорожную сумку и зонт, который я одолжила у Эммы. Кевин тихо говорил со мной, но я различала его слова так ясно, как будто он кричал мне прямо в ухо.

— Мы тебя отпускаем. Джонс поклялся, что он не станет за тобой шпионить. Будь с нами на связи, Селия. Обязательно. Если почувствуешь неладное, звони немедленно, и я за тобой приеду. Договорились?

Неужели я свободна? Мне вспомнились лекции Уоррена о вампирах, и у меня сдавило грудь, а сердце забилось как безумное. Если вампиров задерживали, их никогда не отпускали на волю. Их протыкали осиновым колом, сажали за решетку или, на худой конец, подвергали экспериментам.

— Спасибо. Буду тише воды, ниже травы. И мне надо кое с кем встретиться.

В принципе, я не врала. Я бы провела небольшое исследование. Но сейчас у меня имелись дела поважнее. Поэтому я взяла у Кевина сумку и зонт и с притворной уверенностью направилась к выходу. Кевин бросился за мной, но президент Лэкли жестом остановил его.

— У меня к вам еще несколько вопросов, мистер Лэндингэм. Если вы не против.

Кевин спорить не стал. Настроение у Лэкли было весьма препаршивое. Я брела по коридору и слышала, как он пытался прижать к стенке Рейнолдса — но с минимальным успехом. Доктор оказался крепче, чем я предполагала. Кроме того, действие развертывалось в кампусе, где жили студенты, частенько наведывающиеся на вечеринки. Рейнолдс часто выхаживал бедолаг после укуса вампира: ведь такая «метка» не смертельна. А вампиру в одиночку столько крови не выпить. В принципе, кровосос может нанести человеку несколько ран и дать жертве истечь кровью, но обычно они так не поступают. Как все добропорядочные паразиты, они понимают, что лучше сохранить «корм» живым. Но здесь есть исключения. Тогда, к примеру, за жертвой охотится целая стая вурдалаков или вампир-мастер решает превратить ребенка в своего компаньона. Лишь тогда из несчастного выпивают все до последней капли. А поскольку тварь редко нападает дважды (тут требуется серьезная подготовка), существует стандартная процедура переливания крови и погружения пострадавшего в четырехчасовой сон под воздействием особых чар. Вот что сделал Рейнолдс для меня, и еще применил крепчайшие фиксаторы.

Короче, пока я шла к автостоянке, я слышала перепалку моих друзей с недовольным начальством. До машины я добралась с открытым зонтом.

Я понимала, что выгляжу странно, и злилась. Конечно, до ожогов второй степени было далеко, но я психовала. К счастью, я не заметила никаких признаков присутствия Джонса поблизости, но меня вновь стала терзать тревога — уже по другому поводу. Прежде чем Джонс таинственным образом исчез, между ним и Кевином возникло напряжение. А что там у них творится? Они явно не являлись друзьями. Скорее всего — бывшими деловыми партнерами. Но куда же подевался Джонс? Неужели телепортировался? Десятилетиями крупные эксперты трудились над заклинаниями невидимости, но безуспешно. Может, он прибег к иллюзиям? Вряд ли: это непростая задача, хотя вполне возможная для одаренного человека.

Так я и размышляла, пока рыскала по парковке в поисках «Миаты». Кевин воспользовался запасными ключами, чтобы подогнать сюда мой автомобиль. А асфальт, между прочим, раскалился от солнца. Я лихорадочно перекладывала зонт, сумку и брелок с ключами из руки в руку. Наконец в самом дальнем ряду я увидела свою машину. Она стояла между двумя чудовищными внедорожниками. Вот и он — темно-синий кабриолет.

Крыша была опущена, и я почувствовала раздражение. Зато я жива — одернула я себя. Мне надо поговорить с бабулей. Вчера вечером я должна была с ней поужинать, наверняка она обзвонила всех, чтобы узнать, не попала ли я под колеса. Оставалось надеяться на ее благоразумие…

Во-вторых, мне необходимо побеседовать с копами по душам. Я влипла в крупные неприятности и вообще была в эпицентре загадочных событий. И почему возле стрип-клуба не обнаружили ни одного трупа? Я охраняла принца и действовала согласно договору. Если на меня и моих напарников напали, я бы ни за что не сдалась без боя. А может, тела увезти? Но зачем? Чтобы избавиться от лишних улик?

Я убрала сумку в небольшой багажник. Люблю свою маленькую спортивную машину. Ее приятно водить. Но практичности в ней — ноль. Сложив зонт и кинув его на приборную панель, я села за руль.

В салоне было жарко, как в духовке. Спустя пару секунд я покрылась липким потом. Я включила зажигание и врубила кондиционер на полную мощность, а затем вновь погрузилась в раздумья.

Первая и наиболее очевидная подсказка оказалась передо мной. Папка с файлами спокойно лежала на пассажирском сиденье. В ней хранились материалы, собранные мной о руслундском принце. Если документы находились здесь, а не в офисе, значит, я все-таки добралась до места работы. Но гораздо сильнее меня заинтриговал яркий конверт, выглядывающий из-под папки.

Празднования дня рождения Вики я не помнила, но, похоже, мы его отпраздновали. Я растерянно перебирала фотографии. Судя по всему, мы замечательно повеселились. Судя по выражению лица Вики, ей очень понравился мой подарок и открытка. На снимках мы обнимались и смеялись. Но я ничего не помнила. К горлу подкатил ком, разболелся живот. Утраченные воспоминания не вернуть. Я словно рассматривала фотки двух незнакомых людей.

Я сунула их в конверт и потянулась к бардачку. Обычно я прячу там мобильник, когда собираюсь работать.

Телефона внутри не оказалось. Я негромко выругалась. Может, проверить карман пиджака?

Ведь если я отправилась к принцу, то я заранее надела пиджак со своим арсеналом и захватила новый гаджет. И пиджак и сканер — недешевы, но ни того ни другого у меня теперь не было.

Кондиционер тем временем старательно трудился, заполняя салон прохладным воздухом. Я опять полезла в бардачок и выудила флакон солнцезащитного лосьона «SPF 30». Я уже чувствовала, как ноет кожа на участках, не защищенных одеждой. Запахи кокоса, алоэ и химических примесей наполнили «Миату». Я начала втирать жидкость в шею и щеки, уповая на то, что решу новую проблему.

В эпоху мобильной связи сложно отыскать уличный телефон-автомат. Давно миновал тот день, когда Супермен мог заскочить в ближайшую телефонную будку. Сейчас таксофон мог быть разве что в захудалом мини-маркете, да и то он, вероятно, оказался бы неработающим.

Но я еще не покинула территорию кампуса. Я знала три магазинчика, которые обслуживали студентов. По крайней мере, в одном из них должен иметься телефон. Я вырулила с парковки и поехала в «7-11».

Там действительно был таксофон, но с перерезанным проводом. Я с бешеной скоростью рванула ко второму мини-маркету. Таксофон даже висел так, словно предназначался для вампиров — на него падала тень. Кабинка пестрела от граффити, но в трубке сразу раздались гудки. В автомобильной пепельнице я наскребла несколько монеток. Опустив их в щель, я позвонила бабушке. Мне никто не ответил. У бабули не было автоответчика, и я с сожалением повесила трубку.

Однако у меня была голосовая почта. А если бабушка оставила для меня сообщение? Я опять загрузила деньги в щель таксофона и набрала свой домашний номер. Автоответчик бодро сообщил мне, что в данный момент «услуга недоступна».

Таким образом, я потеряла два четвертака, но решила не сдаваться.

Вернувшись в салон и порывшись на полу между сиденьями, я нашла пару монет. Попробую еще раз.

Трубку сняли после первого гудка. Мне ответил деловой женский голос.

— Полиция. Детектив Александра слушает.

— Привет, Алекс, — поздоровалась я с ней чуть фамильярным тоном.

Мне нравится возлюбленная Вики. С тех пор как они познакомились, мы даже вместе ужинали. Очевидно, в число совместных трапез была включена и вечеринка по поводу дня рождения Вики. Должна признаться, общение наше протекало неловко. Возможно, мы с Алекс слишком похожи друг на друга. И я, и она склонны к сарказму. В общем, мы сдерживались: ведь мы обе обожаем Вики. Она моя лучшая подруга и девушка Алекс, вот мы и притворяемся, как все классно.

— Грейвз, мне только что передали странную информацию насчет тебя, — заявила Алекс ворчливо. — Звякнул мой приятель и сказал, что тебя, дескать, покусали кровососы. Потом тебя увезла «неотложка», но никто не знает, в какую больницу. А когда мы побывали на месте предполагаемого нападения, то не нашли никаких улик. Все идеально чисто.

— Ну да, я едва на погибла. А случилось это совсем недавно. Значит, хоть какие-то следы должны остаться.

— Ты в порядке?

Секунду я гадала, что ответить. Копы недолюбливают монстров. Посчитает ли она меня одним из них? Хотелось верить, что нет. Но какой смысл лгать? Когда она меня увидит, то и лишних доказательств уже не понадобится.

— И да, и нет. Ты о «недоделках» слышала?

— Нет. Кто они? — спросила Алекс устало, даже скучающе.

Я ввела ее в курс дела и рассказала о том, что мне успел выложить Джонс.

— Короче, гад, который тебя укусил, будет за тобой охотиться, а у тебя скоро разовьется жажда крови.

— Я — не монстр, Алекс. И не стану им. Мне лишь нужен хороший дантист.

Я говорила холодно, сурово и бескомпромиссно.

— Возможно, ты права, — отчеканила Алекс.

Но, в конце концов, она — сотрудник полиции.

— Но если у тебя появятся малейшие признаки превращения, имей в виду: я тебя сдам, — продолжала она. — Невзирая на Вики.

Несомненно, Алекс сделает то, что задумала. Но именно на это я рассчитывала.

— Согласна.

Последовала долгая пауза. Меня и Алекс посетили одинаково мрачные мысли. Меня вовсе не радовали размышления о необходимости смотреть на друзей в качестве источника пропитания. Но что я могла поделать? Надо быть реалистом и предусмотреть все варианты. Иначе я могла проиграть и погибнуть. Поэтому я просто загнала страх и тревогу поглубже, зная, что в свое время мне придется платить по счетам.

— Не подскажешь мне адрес того переулка? — спросила я у Алекс напрямик.

Может, там остались какие-нибудь зацепки, и я обнаружу след кровососа еще засветло?

— Нет, Селия. И я не имею права кое-что тебе объяснять. Оттуда даже весь мусор вывезли. Вокруг творится настоящий кошмар, но мой приятель уверяет меня, что там с асфальта можно есть как с тарелки.

— Что за… — вырвалось у меня. — Но это же… дико.

— Верно. Кое-кто основательно потрудился.

— Да уж…

— Наши сотрудники хотят узнать, имеются ли в ближайших к месту преступления магазинах камеры наружного наблюдения, но мой друг не возлагает на это особых надежд. Зато он жаждет встретиться с тобой.

— Когда мне нужно подъехать?

— Чем скорее, тем лучше. Подойди к дежурному и спроси Гибсона. А я ему передам, чтобы он тебя ждал.

Я вздохнула. Подобная перспектива меня не привлекала. Но если я буду хорошо себя вести с копами, они охотнее выдадут ордер, благодаря которому я смогу начать свое собственное расследование. Кроме того, в таком случае я сумею сохранить разрешение на тайное ношение оружия. Монстрам запрещалось пользоваться пушками.

Законодатели решили, что это, пардон за каламбур, «избыточная убойная сила». Если я откажусь от беседы со следователем, мои бумаги «потеряют», куда-нибудь засунут, да мало ли что. Конечно, в полиции займутся розыском ублюдка, но меня они к делу не подпустят. Печально…

Алекс невесело рассмеялась.

— Не бойся, Грейвз, ты ведь не на дыбу собралась. Будешь с нами сотрудничать, и Гибсон поделится с тобой тем, что им удалось нарыть. Тот самый вампир, разумеется, не дремлет. Он же хочет превратить тебя в кровососа или вообще намерен тебя убить. Тебе понадобится профессиональная помощь.

— Угу. Знать бы только, какая именно.

Между прочим, вампиры часто сбиваются в стаи, но они не организованы. И за собой прибирать обыкновения не имеют. Происходило нечто серьезное. Что ни говори, а мне «повезло».

— Послушай, ты в десяти минутах от участка. Я проведу тебя наверх. Иначе ты рискуешь напугать людей.

Алекс недалека от истины. За время короткой пробежки от лаборатории до машины я заметила, как студенты, увидев меня, шарахнулись в сторону. Значит, ни одежда, ни цветастый зонт не могли служить маскировкой.

Алекс словно почувствовала что-то в моем молчании.

— Просто приезжай к нам. И не паникуй.

— Ладно. До скорого.

Алекс закончила разговор не попрощавшись. Все как обычно. Я повесила трубку и собралась с силами, чтобы войти в магазин. Мне надо обзавестись новым мобильником. А недорогие сотовые продаются почти в любом мини-маркете. Пара минут на активацию, еще несколько — на загрузку. Позже я разыщу свой потерянный мобильник. А если нет, то мне его заменит компания, которая обеспечивает мой тарифный план. В общем, пора действовать.

Я сделала глубокий вдох и уверила себя, что днем бояться нечего. Каждый прекрасно знал, что кровососы появляются по ночам. Со мной все будет хорошо. Я мысленно твердила эту фразу, как мантру, но продавщица почему-то испустила душераздирающий визг, схватила водяное ружье и принялась поливать меня святой водой.

Однако влага не обожгла меня. Не засветилось и не воспламенилось распятие, которое женщина сжала в кулаке. А я смутилась и немного занервничала, потому что покупатели уставились на меня как на прокаженную и начали перешептываться. Продавщица тем временем извинилась и протянула мне бумажные полотенца, чтобы я могла вытереть лицо и волосы.

Я швырнула на прилавок деньги за дешевый мобильник, тарифный пакет и крест с неимоверным количеством страз. Затем я опрометью выбежала на улицу.

Сидя в машине, я старалась не плакать. Как глупо. Я жива. Святая вода меня не спалила, я даже не почувствовала боли. Но я до сих пор видела выражение лица женщины, ужас в ее глазах и часто бьющуюся жилку на шее.

Мой рот наполнился слюной.

Ненавижу собственную беспомощность. Несколько лет назад я посещала сеансы психотерапии и специально выполняла самую грубую работу, чтобы научиться самоконтролю. Я тренирую и тело, и разум. У меня есть свой собственный бизнес. Я планирую любое задание до малейших мелочей, приобретаю самое лучшее оружие и аппаратуру…

Страх женщины вызвал у меня голод.

И как мне справиться с вампирской тягой?

Я решила позвонить в офис, но сначала следовало заняться телефоном. На стоянку въехала черно-белая полицейская машина, и я передумала звонить по таксофону. И продавщице явно не нравилось то, что я ошиваюсь поблизости. Я еле слышно выругалась и завела мотор. Я даже мило помахала копам. Стервозно? Возможно. Но зато мне полегчало. Сегодня для меня любая малость важна.

Я решила, что загляну в полицию, потом заскочу к себе в офис и проверю сообщения на автоответчике. Долго там торчать я не собиралась. Я порядком устала, а у меня еще было дел по горло перед началом охоты на моего повелителя.

Я задумалась и едва не пропустила поворот. Мне удалось выехать на окружную дорогу, но для этого пришлось пересечь две полосы движения. Машин здесь оказалось меньше, чем обычно, поэтому вести «Миату» было приятно. Я бы с удовольствием поставила какой-нибудь диск, но в данных обстоятельствах просто включила радио и стала слушать новости. Если принц Реза погиб, то об этом должны были раструбить все станции Лос-Анджелеса. А если остался жив, политики постарались бы быстренько спрятать историю «под ковер». Пресса обожает скандалы, зато их терпеть не могут благородные персоны, особенно когда на родине их ждет народ, исповедующий фундаментализм.

Выпуск новостей начался как раз в тот момент, когда я свернула к многоуровневой парковке полицейского участка Санта Мария де Луна. Ни слова о принце, только болтовня о неспокойной обстановке в Пакистане и о мирных переговорах между бывшими сателлитами Советского Союза. Прямо тишь да гладь.

По прошлому опыту я знала, что если поставлю «Миату» на одном из уровней, то без труда поднимусь на лифте в холл второго этажа. Пожалуй, это была лучшая идея. Конечно, у меня есть зонт, но я заупрямилась. Неправильно это как-то: прятаться от солнца.

В прохладном гараже царил полумрак. Я быстро выбралась из разогревшейся машины. Тихий звук моих шагов потонул в вое сигнализации соседнего автомобиля.

Я нажала кнопку вызова лифта, пытаясь избавиться от нарастающей тревоги. Мое положение весьма шаткое. Кстати, Эмма ни за что бы мне не поверила, но я обожаю порядок. Ведь я постоянно все проверяю. Существует масса вещей, управлять которыми никак не получится — абсолютно непредсказуемые ситуации, вынуждающие вас импровизировать и соображать на ходу. Но раз есть возможность держать под контролем мелочи, гораздо проще успешно расправиться со всякой случайной дребеденью. По крайней мере, я так думала.

Если выражаться словами моей бабушки, ситуация выглядела «стрёмно» и «воняла, как тухлая рыба».

Прозвучал мелодичный сигнал, и двери кабины плавно открылись. Я перешагнула через металлический порог и ступила на пятнистый линолеум, натертый до зеркального блеска. Мне стало зябко от кондиционированного воздуха. Издалека донеслось журчание, и я замерла. Проточная вода — то, что категорически противопоказано вампирам. Возникнут ли проблемы? Но святая вода не причинила мне вреда, поэтому я смело зашагала по коридору.

«Давай, Грейвз», — подбадривала я себя. Вскоре я достигла холла, где обнаружила искусственный ручей. Разумеется, его подвергли магическим чарам. В участке всегда оставалось много задержанных, а декоративный водопад был призван не только вызывать у них умиротворяющие чувства. Он, помимо прочего, перебарывал заклятия, с помощью которых те могли вырваться на волю.

Ров я миновала и глазом не моргнув. Пока человеческого во мне имелось больше, чем вампирского. Может, тенденция сохранится?

Затем я очутилась возле кабины с автоматическими сканерами, которые проверяли посетителей на наличие оружия и агрессивной магии. Меня обдало теплом с головы до ног. Загорелся зеленый огонек: значит, меня пропустили. Я шагнула вперед и залюбовалась фонтаном. Он являлся важной деталью мемориала, созданного в честь офицеров участка. Монумент установили прямо напротив главного входа, примерно в пяти ярдах от поста дежурного.

Фонтан представлял собой каскад из пяти узких ступеней, вытесанных из черного мрамора и поднимающихся над озерцом с речными камнями. А над ними возвышалась бронзовая статуя Фемиды. Позади на стене блестели ряды золотых и серебряных табличек. На каждой из них было выгравировано имя, звание и даты службы полицейского: серебряные пластинки посвящались раненым и ставшим инвалидами, а золотые — погибшим при выполнении служебного долга. Многие имена мне были знакомы.

Я не особо религиозна, но помолилась об упокоении душ умерших. Последние два-три года выдались суровыми. Специалисты спорили о том, почему так случилось. Вероятно, виной всему природный цикл. Вопросы накопились, но ответов не было. Даже El Jefe оказался в тупике. Именно поэтому религиозные ордена и полиция выкладывались изо всех сил в борьбе со злом и разрушением, но часто терпели поражение.

Я услышала жужжание механизма металлической двери. Резко обернулась и увидела Алекс. Она поманила меня к себе. Рядом с Алекс стоял мужчина средних лет со светлыми волосами, подернутыми сединой. Невысокий — пять футов восемь дюймов, но широкоплечий, похожий на бывшего борца. В общем, песок из него еще не сыпался. Квадратная челюсть, здоровые ручищи с короткими пальцами. Из украшений — простые золотые часы. Серый костюм почти такого же оттенка, как глаза, глядящие на меня через очки без оправы. Бледная кожа, немного дряблая. Значит, здоровье средненькое. А еще точнее — жить этому человеку осталось недолго. Не знаю, как я догадалась, однако я твердо знала, что его кровь горчит от токсинов, с которыми уже не справляются почки. «Он невкусный».

От ужаса и отвращения я поморщилась. Он — человек, а не еда! Но меня настолько напугала эта ужасная мысль, что я не смогла от нее избавиться. Неужели я превращаюсь в кровососа? Помоги мне, Господи!


Глава 4 | Песнь крови | Глава 6