home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава шестнадцатая

Я не стала тратить время на то, чтобы собрать всех вместе. Слишком серьезной оказалась проблема. Пока я не знала, насколько велика опасность, с которой мы столкнулись, но рисковать нельзя. Я выбрала дом Кларенса в качестве места встречи — ведь охотники еще не выяснили этот адрес. Но я очень волновалась. Я бы так же сильно нервничала, если бы мы находились в подземном бункере алхимиков.

Я выяснила, что охотники именовали себя по-другому. Согласно их скверно напечатанной брошюре, они являлись Воинами Света. Я засомневалась в таком вычурном титуле, особенно учитывая, что в их программном заявлении имелись орфографические ошибки. Информация была крайне скудной: сплошные лозунги, что среди нас бродят порождения зла, а что Воины Света призваны истребить нежить. А людям надо быть бдительными и хранить чистоту. Слово «вампир» они также не употребляли, что меня порадовало. Кроме того, здесь не имелось никаких упоминаний о якобы общей истории с алхимиками.

Прежде чем мы отправились к Кларенсу, Эдди проверил «Латте» насчет следящих устройств. Мне сделалось совсем страшно от самой этой идеи. За мной могли наблюдать без моего ведома, как за Адрианом! Во всем чувствовался привкус насилия. И лишь сомнение в их технологиях помогло мне почувствовать себя лучше.

— Вряд ли охотники настолько продвинуты, — сказала я Эдди, ползавшему под машиной. — В смысле, у брошюры такой вид, будто ее распечатали на принтере восьмидесятых годов прошлого века. Не понимаю, в чем причина: то ли книжка столько лет где-то пылилась, то ли у них в ходу старое оборудование… но в любом случае они явно не в ладу со сложной техникой.

— Наверное, — донесся приглушенный голос Эдди. — Но мы не можем рисковать. Они способны на все. Сейчас мы знаем только одно — они пытаются договориться с алхимиками, чтобы разжиться их технологиями.

У меня по спине побежали мурашки. Новая кошмарная мысль — алхимики и эти экстремисты могут быть связаны между собой! Она казалась совершенно нелепой, когда мы с Адрианом обсуждали вероятность существования охотников. Даже теперь мне трудно было принять это перед лицом множащихся доказательств. Но, по крайней мере, я располагала фактами и, если обращусь к начальству, меня не поднимут на смех. Я никогда не слышала о подобных охотниках, но, вполне вероятно, что такие люди уже пытались связаться с моей организацией. Хочется надеяться, что хотя бы один алхимик поможет нашей компании.

Эдди выбрался из-под «Латте».

— Чисто. Поехали.

Джилл с Ангелиной ждали поблизости, напряженные и встревоженные. Джилл с восхищением улыбнулась Эдди.

— Ты здорово умеешь управляться с такими вещами! Мне бы такое и в голову не пришло.

Эдди вытер пот со лба.

— Ты думала, стражей обучают только махать руками и ногами?

Джилл покраснела:

— В общем, да.

— Расскажи мне как-нибудь про эти штуки, — попросила Ангелина. — Похоже, мне тоже надо в них разбираться.

— Обязательно, — невозмутимо пообещал Эдди. Ангелина просияла.

С тех пор как Ангелина стала вести себя более серьезно, Эдди держался в ее присутствии менее напряженно. Пожалуй, именно благодаря переменам в ее поведении я разрешила девушке присоединиться к нам сегодня. Официально Ангелина пребывала под домашним арестом, но я устроила ей освобождение под предлогом нашей семейной «религии». Подобный повод я уже использовала месяц назад, когда Джилл временно отстранили от занятий (нужно было возить ее на кормления). Однако в случае с Ангелиной нам поставили очень строгие рамки. Она имела право отсутствовать не более двух часов в день, а за нарушение срок ее наказания увеличивался еще на сутки.

Мы добрались к дому Кларенса кружным путем. Эдди внимательно наблюдал, нет ли за нами хвоста. Он пытался объяснить мне, на что нужно обращать внимание, если я останусь одна. Но я нервничала и даже плохо понимала его слова. После напряженной поездки мы благополучно прибыли к Кларенсу. Адриан уже ждал нас. Дмитрий съездил в центр раньше нас и забрал Адриана — несомненно, со всеми предосторожностями, которые соблюдал Эдди.

Я успела сообщить Эдди и Дмитрию об охотниках, но остальные требовали более подробного рассказа. Мы устроились на нашем обычном месте, в гостиной. Дмитрий расхаживал по комнате, готовый в любой момент отразить нападение. Кларенс взирал из своего кресла с обычным отстраненным видом. Впрочем, когда я достала брошюру, он оживился.

— Это они! — вскричал старый морой. Я решила, что он сейчас резво подбежит ко мне и выхватит у меня брошюру. — Вот их символы! — Обложка пестрела теми же алхимическими знаками, что и на мече. — Круг! Я помню его!

— Символ золота, — объяснила я. Или, полагаю, в данном случае — солнца, поскольку они одержимы идеями тьмы и света.

Кларенс принялся лихорадочно озираться.

— Они идут! Нам надо убираться отсюда! Я приехал в этот город, чтобы скрыться от них, но они нашли меня! У нас нет времени! Где Дороти? Где Ли? Надо скорее собираться!

— Мистер Донахью, — произнесла я, стараясь говорить очень мягко, — они не знают, что вы здесь. Вам ничего не грозит.

Не думаю, что я верила собственным словам, но надеюсь, они прозвучали убедительно.

— Она права, — поддержал меня Дмитрий. — Хотя, если они в курсе, где ваше убежище, положитесь на меня. Я не позволю им прикоснуться к вам.

Дмитрий говорил настолько спокойно, что я поняла — мы всегда будем доверять ему. Наверное, когда в дом ввалится группа стригоев, Дмитрий произнесет: «Вам ничего не грозит», — и так и будет.

— Если твои новости соответствуют действительности, — сказала Соня, — опасность грозит мне.

Она настолько владела собой, что я не переставала ей удивляться. Будь я на месте Сони я бы и двух слов связать не могла.

— Они и к тебе пальцем не притронутся, — отрезал Дмитрий. — Особенно если ты не будешь выходить из дома мистера Кларенса.

— Но исследования… — начала Соня.

— Ничто по сравнению с твоей безопасностью! — закончил за нее Дмитрий. По его взгляду стало ясно, он не потерпит возражений. — Тебе следует вернуться ко двору. Ты давно намеревалась это сделать. Теперь ты просто чуть припозднишься.

Соню такая идея не слишком обрадовала.

— Значит, я уеду и оставлю вас в опасности?

— Возможно, нам ничего не грозит, — заметил Эдди, хотя его напряженная поза свидетельствовала об ином. — Судя по рассказу Сидни и мини-манифесту охотников, они сосредоточены на стригоях, а не на мороях. — Он взглянул на Джилл. — Впрочем, мы должны быть начеку. Если они ошиблись и приняли Соню за стригойку, кто знает, на какие еще глупости они способны? Не волнуйся. Я не подпущу их к тебе.

Похоже, Джилл была близка к обмороку.

— Хорошая идея, — согласилась я. — Они по-прежнему считают мороев угрозой, но не настолько серьезной, как стригоев.

— Примерно как и алхимики, — поддержал меня Адриан. Он сидел в кресле в дальнем углу и все время молчал. Я не видела его с того самого вечера, когда привезла его домой и мы долго разговаривали… Странное дело, но с тех пор Адриан вообще со мной не связывался. Даже если он не слал мне на электронную почту патетические письма о ходе экспериментов, у парня постоянно находились остроумные замечания, которыми ему хотелось поделиться.

— Верно, — признала я, улыбнувшись. — Но мы не пытаемся вас убивать. Даже стригоев.

— В том-то и проблема, — произнес Дмитрий. «Воины» уверены, что Соня — стригойка, замаскировавшаяся при помощи какого-то трюка.

— Полагаю, у них имеется система слежения или учета, — пробормотала Соня. Они ведут счет стригоям и пытаются выследить их.

— Но они не знают про тебя, — сообщила я Дмитрию. Лицо его осталось бесстрастным, хотя он всегда тяжело переносил напоминания о бытности стригоем. — А судя по всему, ты являлся… э-э… более заметной фигурой, чем Соня. Если честно, он был стригойским гангстером. — Раз уж ты ускользнул от их радаров, вероятно, их сеть имеется не во всех странах. Но всяком случае, не в России.

Ангелина подалась вперед, сложив руки, и одарила Кларенса улыбкой, вполне оправдывающей ее имя.

— Откуда вы узнали о них? Где вы с ними впервые столкнулись?

Сначала показалось, будто морой очень боится отвечать, но доброжелательность Ангелины смягчила старика.

— Они убили мою племянницу.

Племянницу Кларенса убил Ли, но Кларенс в это не верил, как и в то, что Ли — его сын — мертв.

— А вы видели, как все произошло? — спросила Ангелина.

Когда умерла Тамара — нет, — признался Кларенс. Взгляд его сделался отсутствующим, словно обращенным в прошлое. — Но я осведомлен о том, какие признаки следует искать. Видите ли, я сталкивался с ними прежде. Когда еще жил в Санта-Крусе. Им нравится Калифорния. И юго-западные штаты. Теплый климат соответствует их зацикленности на солнце.

— А что случилось в Санта-Крусе? — поинтересовался Дмитрий.

— Молодняк принялась выслеживать меня. Они пытались меня убить.

Мы переглянулись.

— Они охотятся и на мороев, — подытожил Эдди. И придвинулся поближе к Джилл.

Кларенс покачал головой:

— Обычно нет. Маркус рассказывал, что они предпочитают стригоев. Это были молодые, недисциплинированные члены их ордена, и они затеяли охоту без ведома старших. Полагаю, именно такие типы и убили Тамару.

— А кто такой Маркус? — спросила я.

— Маркус Финч. Он спас меня несколько лет назад. Отогнал, когда они на меня напали, а потом связался с орденом, чтобы те придержали своих головорезов. — При этом воспоминании Кларенс содрогнулся. И я не захотел там оставаться. Забрал Ли и бежал. Тогда мы на некоторое время перебрались в Лос-Анджелес.

— А Маркус — он страж? — поинтересовалась я.

— Человек. Тогда он был приблизительно твоих лет. Он знал про охотников все.

— Наверняка, раз он смог с ними связаться, — задумчиво протянул Дмитрий. — Но он, должно быть, хорошо относился к мороям, если помогал вам?

— О, да, — согласился Кларенс. — Очень по-дружески.

Дмитрий посмотрел на меня.

— Как ты думаешь…

— Да, — сказала я, — предугадав вопрос. — Я посмотрю, можно ли разыскать Маркуса. Неплохо было бы заполучить источник информации, не зависящий от этих чокнутых Воинов. Ну, и я собираюсь написать рапорт.

— Я тоже, — сказал Дмитрий.

Хотя Кларенс не являлся экспертом по охотникам (в отличие от загадочного Маркуса), старый морой все же обладал поразительными сведениями. А раньше мы даже не желали к нему прислушиваться. Он подтвердил наши догадки насчет одержимости охотников на символе солнца. Пока главной их мишенью были стригои, и они тщательно планировали и организовывали охоту. У них имелся сложный комплекс ритуалов, в особенности касающийся молодежи. Именно поэтому юнцов, изводящих Кларенса, остановили. Судя по тому, что смог вспомнить морой, организация отличалась суровым уставом по отношению к своим рекрутам. Особый упор делался на дисциплину и мастерство.

Поскольку из-за Ангелины наше время истекало, нужно было побыстрее подвести итог. Мне еще следовало завезти Адриана домой. Кроме того, так исключим любую возможность того, что преследователи, сев «на хвост» Дмитрию, отыщут дом Кларенса. Вдобавок Дмитрию не терпелось начать действовать. Он хотел окончательно уладить вопрос с отъездом Сони, а также посоветоваться со стражами, если Джилл придется прятаться в другом месте. Судя по лицу Джилл, ее такой вариант не радовал. Как и меня. У нас обоих возникли привязанности в Амбервуде.

Пока Дмитрий давал последние указания Эдди, я отвела Соню в сторону, чтобы перекинуться парой слов

— Я… подумала кое о чем, — сказала я.

Соня внимательно взглянула на меня, возможно, считывая не только ауру, но и мимику.

— О чем же? — спросила она.

— Если хотите… если действительно необходимо, можете взять у меня кровь.

Это было огромной уступкой с моей стороны. Хотела ли я? Нет. Ни капельки. Я чувствовала иррациональный страх давать свою кровь мороям, даже для научных целей. Но вчерашние события, как и нападение в переулке, понемногу заставили меня пересмотреть свою картину мира. Вампиры оказались не единственными чудовищами на свете. Их даже вряд ли можно так называть, особенно по сравнению с охотниками на вампиров. Как я могла судить о врагах по их принадлежности к какой-либо расе? Обстоятельства часто напоминали мне, что люди способны творить зло ничуть не меньше, чем вампиры, — а те, в свою очередь, способны на добро. Значение имели лишь поступки, а Соня и Дмитрий вели себя благородно. Они сражались, дабы уничтожить реальное зло, и хотя меня мутило только от одной мысли дать им кровь, я знала, что помогать им — правильно.

Соня поняла, какие усилия я приложила. Лицо ее осталось спокойным — никаких радостных криков, — она лишь сдержанно кивнула:

— Все инструменты у меня с собой. Если ты уверена, я могла бы взять образец сейчас.

Так быстро? А почему бы и нет? Лучше побыстрее покончить с этим ведь Соня скоро уедет от нас. Мы проделали процедуру на кухне, которая чуть больше соответствовала представлениям о санитарии, чем гостиная. Соня не была врачом, но какую бы подготовку она ни получила, действовала девушка в точности так же, как медики, берущие анализы. Антисептик, перчатки, одноразовый шприц. Спустя минуту она получила образец моей крови.

— Спасибо, Сидни, — произнесла Соня, перевязывая место укола. — Ведь тебе было непросто решиться на такое. Поверь, это действительно очень нам поможет.

— Я знаю, — ответила я.

Соня улыбнулась:

— Нам нужна любая зацепка… После того как я побывала одной из них… — Ее улыбка потускнела. — Теперь я еще больше уверена в том, что этот кошмар необходимо пресечь. Возможно, твоя кровь сыграет ключевую роль.

На мгновение она воодушевила меня. Выходит, я могу неким образом препятствовать злу или даже остановить его. Но эту мысль сразу сменила прежняя паника. Нет! Во мне нет ничего необыкновенного! Я не хочу быть особенной! Я постаралась помочь им, но из этого точно ничего не выйдет.

Я вернулась к остальным. Адриан с Джилл оживленно беседовали в углу. Эдди с Ангелиной тоже разговаривали, и до меня долетели слова Ангелины:

— Я буду держаться поближе к Джилл в школе, просто на всякий случай. Нельзя допустить, чтобы случилось какое-нибудь недоразумение.

Эдди кивнул. Видимо, предложение Ангелины произвело на него впечатление.

— Согласен.

«Поразительно», — подумала я.

Вскоре я забрала своих пассажиров и поехала в центр — отвезти Адриана. Затормозив у его дома, я испытала очередной шок. Меня переполнил благоговейный трепет. Я не поверила собственным глазам. Наверное, я еще никогда в жизни не парковалась так коряво. Я резко остановила «Латте», выдернула ключ из зажигания и выскочила из автомобиля. Остальные последовали за мной через считаные секунды.

— Что это?! — выдохнула я.

— О, — небрежно произнес Адриан, — моя новая машина.

Я сделала пару шагов и остановилась, не смея приблизиться, — так замирают в нерешительности перед монархом.

— Кабриолет «Форд Мустанг» 1969 года выпуска, — сказала я. Я медленно обошла автомобиль, разглядывая его со всех сторон. — Именно тогда они провели значительную модернизацию и увеличили размеры машины, чтобы остаться конкурентоспособными по сравнению с другими мощными машинами. Видите? Первая модель с вогнутыми задними фарами — Форд применял их до 1974 года.

— А что это за цвет? — поинтересовался Эдди, явно не охваченный восторгом.

— «Весенний желтый», — одновременно ответила я с Адрианом.

— А я считал, «лимонный шифон», заявил Эдди. — Может, перекрасишь?

— Нет! — воскликнула я. Я бросила сумочку на траву и осторожно прикоснулась к боку автомобиля. Прекрасный новый «Мустанг» Брэйдена внезапно показался таким заурядным! — Ее определенно чинили, но цвет — классический. Какой индекс двигателя, С?

— Точно не знаю, — признался Адриан. — По-моему, восьмицилиндровый.

— Само собой, — отмахнулась я. Я это поняла. — А, 289. Интересно, сколько лошадиных сил?

— Надо посмотреть в документах, — пробормотал Адриан.

Лишь сейчас до меня дошли его слова, сказанные ранее. Я недоверчиво посмотрела на парня.

— Это и вправду твой «Мустанг»?

— Да, — подтвердил он. — Я же тебе говорил. Старик подкинул мне денег.

— И ты купил эту модель? — Я заглянула внутрь. — Неплохо. Черный салон, ручная передача.

— Ага, — сказал Адриан. — В том-то и вся суть.

Я оглянулась на него:

— Почему? Черный отлично смотрится. И кожа в превосходном состоянии. Как и все остальное.

Дело не в салоне. В передаче. Я не умею водить машины с механической коробкой передач.

Я застыла.

— Что?!

— Я, кстати, тоже, — сообщила Джилл.

— У тебя нет прав, — напомнила ей я. Хотя меня мама научила водить до того момента, как я получила права. Я понимала, что удивляться особо нечему. Умение управлять старыми автомобилями отмирающее искусство, каким бы диким мне это ни казалось. Но факт, конечно, поблек перед следующей очевидной проблемой. Тогда зачем ты ее купил? На свете великое множество машин — абсолютно новых! — с автоматической коробкой передач. Тебе было бы в тысячу раз проще.

Адриан пожал плечами:

— Мне понравился цвет. Он подходит к моей гостиной.

Эдди фыркнул:

— Я думаю, мне будет нетрудно научиться, — невозмутимо продолжал Адриан, что, на мой взгляд, являлось бравадой. — Попрактикуюсь в окрестностях — и дело сделано.

Я не поверила собственным ушам.

— Ты точно свихнулся! Ты ее угробишь!

— Ну а что остается? — спросил Адриан. — Ты, что ли, меня учить будешь?

Я посмотрела на красавца «Мустанга».

— Да! — решительно заявила я. — Только так можно спасти ее от тебя!

— Я тоже могу с тобой позаниматься, — предложил Эдди.

Адриан проигнорировал его и сосредоточился на мне.

— Когда начнем?

Я припомнила школьное расписание. И, конечно, сначала надо поговорить с алхимиками о Воинах Спета! Потом меня озарило.

— После занятий у Вольфе.

— Думаешь, твои уроки действительно помогут? — поинтересовался Адриан. — Или тебе просто хочется самой порулить?

— И то и другое, — без малейшего смущения призналась я.

Время дозволенной отлучки Ангелины почти закончилось. Мы распрощались с Адрианом. Миновав уже три квартала, я сообразила, что оставила свою сумочку на траве. Застонав, я развернулась и поехала обратно. Сумочка была на месте — в отличие от «Мустанга».

— А где машина? — запаниковав, спросила я. — Не могли же ее украсть настолько быстро!

— Э-э… — слегка нервничая, подала голос с заднего сиденья Джилл, — я видела через связь… Адриан на ней уехал.

В принципе, связь была очень удобным источником информации, но от слов Джилл я разволновалась еще сильнее.

— Что он сделал?!

— Он совсем недалеко, пояснила Джилл. — За домом. На этой улице дурацкие правила насчет ночной парковки.

Я фыркнула:

— Я рада, что «Мустанг» не утащили на буксире, но лучше бы он его не трогал! Он может запороть коробку передач!

— Я уверена, что все в порядке, — странным тоном произнесла Джилл.

Я не ответила. Джилл неважно разбирается в машинах. Как и все остальные в нашей компании, ну, кроме меня.

— Это то же самое, что пустить мелкого ребенка в комнату, полную фарфора, — пробормотала я. — Что он о себе думает?

Мне никто не ответил. Мы вернулись в Амбервуд, уложившись в отведенное Ангелине время, и я укрылась за здравомыслием и спокойствием своей комнаты. Убедившись, что мои друзья в безопасности и благополучно устроены на ночь, я села писать письмо Донне Стэнтон, высокопоставленному алхимику, с которой у меня сложились необъяснимо хорошие отношения. Я даже сфотографировала брошюру и приложила снимки к своему посланию. Управившись с этим делом, я принялась размышлять о том, смогу ли сообщить Донне еще что-нибудь стоящее.

И только после того как я исчерпала все идеи (и пару раз проверила электронную почту), я наконец взялась за домашние задания. Как обычно, все они меня заинтересовали, за исключением одного.

Доклад для мисс Тервиллингер.

Книга лежала у меня на столе и будто таращилась на меня, словно подзуживая: а посмеешь ли ты меня открыть? У меня еще было несколько дней в запасе, и пока можно не браться за работу. Однако я начала смиряться с тем фактом, что никуда от задания не денешься. А если учесть, как много времени требуют некоторые приготовления, пожалуй, лучше проглотить пилюлю и приняться за дело.

Решившись, я отправилась с книгой на кровать, открыла оглавление и принялась просматривать заклинания, которые мисс Тервиллингер уже разобрала на занятии. От большей их части меня начинало мутить. Все мои инстинкты вопили, что даже пытаться их использовать дурно. Магия — для вампиров, а не для людей!

Я все еще верила, что это правда, но аналитическая часть моего рассудка невольно принялась примерять защитные заклинания к различным ситуациям. Как я уже упоминала, недавние события, равно как и согласие дать кровь, заставили меня пересмотреть картину мира. Действительно ли магия — так плохо? Да. Но заклинание слепоты пригодилось бы тогда, в переулке. А другое — временно обездвиживающее жертву — было бы отличным способом сбежать от охотников в кафе. Ну да, его действие длилось тридцать секунд, но мне бы этого хватило с лихвой.

Я вновь вернулась к оглавлению. Все названия звучали так скверно… и так полезно! Если бы я не видела собственными глазами, как созданное мной огненное заклинание подожгло стригойку, то не поверила бы ни в одно из этих. Но, судя по всему, именно так все и обстоит.

Какая огромная сила… гарантия безопасности…

Я сразу выбранила себя за промелькнувшую мысль. Я не нуждаюсь в магии. Подобное мышление порождает ненормальных вроде Лиама, который жаждал стать стригоем. Хотя… существует разница. Я не желаю бессмертия. Не буду причинять вред другим. Я просто хочу иметь возможность защитить себя и тех, кто мне дорог. Вольфе многому меня научил, но его техника избегания не спасет, если охотники за вампирами снова загонят нас с Соней в угол. И, как показал опыт, эти Воины настроены крайне решительно.

Я выбрала несколько заклинаний, с которыми я бы справилась. Если верить мисс Тервиллингер. я обедала магическим потенциалом в силу врожденных способностей (я не до конца верила ее словам) и скрупулезной подготовкой алхимика. Наша организация всегда уделяла особое внимание точности и вниманию к деталям. Нетрудно вычислить, сколько времени мне понадобится, чтобы подготовить любое из отобранных заклинаний.

Передо мной встал вопрос — какое из них выбрать? Ответ был устрашающе прост.

У меня хватит времени на все.


Глава пятнадцатая | Золотая лилия (другая версия перевода) | Глава семнадцатая







Loading...