home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава пятнадцатая

На следующий день мне было крайне неловко перед Брэйденом. Я сама позвонила ему вопреки нашему обыкновению обмениваться смс и электронными письмами.

— Мне очень жаль, — сказала я. — Я… обычно я не удираю без причины. Вовсе нет. Я бы не ушла, если бы не происшествие в нашей семье.

Наверное, вчерашнее можно назвать таким образом.

— Не страшно, отозвался Брэйден. Не видя его лица, я не понимала, что у него на уме. — Думаю, все и так сошло на нет.

Интересно, что он имел в виду? Вечеринку? Или наши отношения?

— Давай я тебя куда-нибудь приглашу вместо извинения, — предложила я. Ты и так много всего делаешь. С меня ужин, и я заеду за тобой.

— На «Субару»?

Я пропустила мимо ушей его рассудительный тон.

— Ну, как, ты согласен или нет?

Он согласился, и мы быстро обо всем договорились. Я почувствовала себя лучше. Брэйден не сердился. Поездка к Адриану не разрушила мои неоперившиеся отношения. Состояние дел возвращалось в нормальную колею — во всяком случае, для меня.

Но мне приходилось держать себя в руках. Хотелось наверстать работу и не переживать из-за проблем общения. В понедельник началась очередная учебная неделя. Эдди пришел в Восточную столовую одновременно со мной, и мы вместе встали в очередь. Он захотел узнать, зачем Адриан приходил на вечеринку, и я изложила ему отредактированную версию событий того вечера. Я объяснила, что Адриан напился, и пришлось отвезти его домой. Я не стала упоминать о том, как мое косвенное обращение к королеве повлияло на его поведение. И я умолчала, что он назвал меня «самым прекрасным созданием на свете». И, конечно, не стала упоминать о своих ощущениях, когда Адриан прикоснулся ко мне.

Мы с Эдди подошли к столу и обнаружили привычную картину. Ангелина пыталась развеселить Джилл. В другой раз я бы отчитала Ангелину за появление на вечеринке, но ничего ведь не случилось… Плюс к тому мое внимание приковала Джилл. Стоило мне увидеть ее в плохом настроении, и я невольно предположила — что-то случилось с Адрианом. Но первым заговорил Эдди, заметивший деталь, на которую я не обратила внимания.

— А где Мика? — спросил он. — Он ушел раньше меня. Я решил, он уже в столовой.

— Ты еще спрашиваешь? — Ангелина фыркнула. — Они поссорились.

Клянусь, Эдди расстроился из-за новости больше, чем Джилл.

— Как?! Что случилось? Вы так веселились в субботу!

Джилл угрюмо кивнула, не отрывая взгляда от тарелки с нетронутой едой. Я заметила слезы у нее на глазах.

— Да, повеселились… и он вчера спросил… не соглашусь ли я поехать на День благодарения в гости к его семье. Они живут в Пасадене. Он думал, что получит разрешение в школе или договорится с вами.

— Неплохая идея, — осторожно произнес Эдди.

— День благодарения с семьей Мики это серьезно! Одно дело — встречаться в Амбервуде, но если мы… станем парой за пределами школы… — Джилл вздохнула. Все произошло слишком быстро. Сколько я смогу скрывать от Мики, кто я такая? И даже если я ему ничего не скажу, то угроза не исчезнет. Меня ведь отправили в Палм-Спрингс из-за безопасного окружения. Я, в принципе, не могу встречаться с незнакомцами.

Джилл осознала очередной уровень сложностей «ни к чему не обязывающих» отношении с Микой.

— Видимо, ты много размышляла над проблемой, — по возможности бесстрастным тоном заметила я.

Джилл резко вскинула голову, словно лишь сейчас осознала мое присутствие.

— Да, пожалуй. — Она несколько секунд внимательно разглядывала меня, а потом лицо ее смягчилось. Она улыбнулась. — Ты очень красивая, Сидни. При свете дня ты смотришься… просто поразительно.

— Спасибо, — отозвалась я, плохо понимая, чем было вызвано ее замечание. Я была совершенно уверена, что во мне нет ничего необычного. Прическа и макияж те же, что и всегда, а надела я сегодня белую блузку и простую юбку от школьной формы, из потребности компенсировать субботнее буйство цвета.

— Бордовая отделка юбки отлично перекликается с твоими янтарными глазами, — продолжала Джилл. Не так красиво, как с ярко-красным, но все равно здорово. Конечно, тебе любые цвета идут, даже тусклые.

А Эдди никак не мог успокоиться.

— Как вы поссорились?

Джилл с трудом оторвала взгляд от меня, к немалому моему облегчению.

— Ну… я сказала ему, что еще точно не знаю. Наверно, если бы я назвала ему только одну причину, все бы обошлось. Но я разволновалась и не могла остановиться. Я сказала, что мы можем уехать в Южную Дакоту, а с другой стороны, наши родители сами захотят нас проведать… или ты, Сидни, мне не разрешишь. Было слишком заметно, что я ищу отговорку. Мика прямо спросил меня, не хочу ли я расстаться с ним. Я ответила, что это — сложный вопрос. Конечно, я не могла ничего толком ему объяснить, и тогда… — Джилл всплеснула руками. — Мы вспылили.

Я никогда не задумывалась о Дне благодарения и о встрече с родственниками бойфренда как о ступени в развитии личных отношений. Семья Брэйдена жила в Южной Калифорнии… Следует ли мне ожидать подобного предложения?

— Мика — не тот человек, который будет долго злиться, — заявил Эдди. — Он крайне здравомыслящий. Скажи ему правду, и дело с концом.

— Какую? Что я последняя в вампирском королевском роду, а право моей сестры на трон зависит от того, останусь ли я жива? — скептически поинтересовалась Джилл.

В глазах Эдди блеснул веселый огонек, хотя он изо всех сил старался сохранить серьезность.

— Хороший способ. Но я имел в виду другое. Предложи ему упрощенную версию. Ты опасаешься чересчур серьезных отношений. Он тебе нравится, но тебя смущает быстрое развитие событий. Вполне разумное объяснение. Тебе пятнадцать лет, и вы встречаетесь всего месяц.

Джилл задумалась.

— А он не разозлится?

— Если ты ему действительно не безразлична — нет, страстно заверил ее Эдди. — Если ты что-то для него значишь, он поймет и отнесется к твоим желаниям с уважением. Он будет радоваться любой возможности проводить время с тобой.

Мне показалось, что Эдди говорил о себе. Но я предпочла эту мысль не озвучивать. Джилл просияла.

— Спасибо! — поблагодарила она Эдди. Я не смотрела на проблему с такой точки зрения. Ты совершенно прав! Если он не может принять мои чувства, то отношения уже не имеют смысла. Джилл посмотрела на часы, висящие на стене, и вскочила из-за стола. Пойду отыщу Мику прямо сейчас.

Девушки и след простыл.

«Прекрасно, Эдди, — мысленно сказала я ему. Возможно, ты только что помог девушке своей мечты вернуться к ее парню». Когда наши взгляды встретились, я поняла — он и сам думает о том же.

Ангелина посмотрела вслед Джилл, вылетевшей из столовой, и задумчиво прищурилась.

— Даже если они помирятся, то ненадолго. При их раскладе… это не сработает.

— Я считала, ты не против романа вампира с человеком, — удивилась я.

— Не вопрос. У нас дома — без проблем. Как и в других местах. Но Джилл — особый случай. Ей необходимо держаться в тени, если она хочет помочь семье. Роман с Микой будет только мешать, и она сама все знает, хотя и хотела бы иною. В конце концов, Джилл поступит правильно. Она помнит о долге. Это — превыше личных желаний.

Потом Ангелина заявила, что ей нужно вернуться к себе в комнату, наверстывать домашние задания. Эдди и мне оставалось только удивляться такому развороту событий.

Спустя минуту Эдди нарушил молчание и покачал головой.

— Невероятно, Ангелина была такой…

— Вошедшей в рамки? — подсказала я.

— Я бы сказал… логически последовательной.

Я рассмеялась:

— Брось, логику ей не занимать.

— Ты понимаешь, о чем я, — возразил Эдди. — Она говорила чистую правду. Это было… мудро. Она понимает и Джилл, и всю ситуацию.

— Она понимает больше, чем мы от нее ожидаем, — отозвалась я, вспомнив, насколько лучше вела себя Джилл со времени сбора (не считая выходки с пуншем на вечеринке). Ангелине понадобилось время, чтобы привыкнуть к Амбервуду. Это — совершенно нормально. Вспомни, откуда она родом, и все станет понятным.

— Возможно, я ее недооценивал, — вздохнул Эдди ошеломленно.

В глубине души я ожидала, что Трей меня отчитает за вынужденное «бегство» с вечеринки, когда я оставила Брэйдена одного. Но оказалось, что Трей снова пропустил утренние уроки. Я начала беспокоиться, но напомнила себе, что его кузен еще в городе, и, возможно, Трей погрузился в «семейные дела».

Он — большой мальчик. Если что-то случилось, он справится сам. Но что означают его многочисленные синяки?

Когда я добралась до класса, где проходили занятия с мисс Тервиллингер, она нетерпеливо ждала меня. Я сочла это дурным знаком. Обычно она сидела за столом, с головой уйдя в работу, и лишь кивала мне, когда я бралась за книги. Сейчас она стояла у доски, скрестив руки на груди и глядя на дверь.

— Мисс Мельбурн! Надеюсь, вы хорошо провели выходные? Вы определенно являлись королевой бала на хэллоуинской вечеринке.

— Вы меня видели? — удивилась я. На мгновение я подумала мисс Тервиллингер ответит, что наблюдала за вечеринкой через хрустальный шар или что-нибудь в этом роде.

— Разумеется. Я следила за порядком. Мой пост был неподалеку от установки диджея. Неудивительно, что вы меня не заметили. И я, кстати, не выделялась так, как вы. Должна признать, ваш неогреческий наряд поразителен.

— Спасибо. — Комплименты сыпались на меня со всех сторон, но этот был более понятным, чем слова Джилл.

— А теперь, — произнесла мисс Тервиллингер деловым тоном, — обсудим заклинания, которые вы изучили. Кроме того, они будут полезны для моей научной работы. Переписывать их одно дело. Понимать — совсем другое.

У меня душа ушла в пятки. Я приучилась избегать мисс Тервиллингер. Ведь я машинально, практически не думая, цитировала заклинания, снабжала их примечаниями, и на том все заканчивалось. У нас не было практических занятий, и я могла успокаивать себя тем, что не нанимаюсь магией. Мисс Тервиллингер явно что-то задумала. Мне стало страшно, но я не могла выразить свой протест, поскольку мое расписание было оговорено заранее и входило в учебный план. Никто и не знал, что здесь творится.

— Будьте добры, закройте дверь, — попросила мисс Тервиллингер. Я повиновалась, и мне стало еще больше не по себе. — Итак. Я хотела бы обсудить книгу, которую дала вам недавно, — ту, с защитными заклинаниями.

— У меня нет ее с собой, мэм. — с облегчением произнесла я. — Но если хотите, я схожу за ней в общежитие.

Если я правильно (а на самом деле неправильно) воспользуюсь расписанием автобуса, то на поездку уйдет большая часть нашего урока.

— Не волнуйтесь. Я достала тот экземпляр для вашего личного использования. — Она взяла со стола толстую книгу. — У меня есть свой собственный. Приступим.

Мне не удалось скрыть смятения. Мы уселись за смежные парты, и мисс Тервиллингер начала просто разбирать вместе со мной оглавление. Там было три раздела: «Защита», «Плановое нападение» и «Внезапное нападение». Каждый делился на подпункты по уровню сложности.

— Защита включает в себя множество охранительных заклинаний и заклинаний, помогающих ускользнуть. Как вы думаете, почему этот раздел идет первым?

— Лучший способ выжрать схватку избежать ее, ответила я. — Тогда остальные ухищрения становятся ненужными.

Мисс Тервиллингер удивленно посмотрела на меня.

— Совершенно верно.

— Так говорит Вольфе, — объяснила я. — Инструктор курсов самообороны, которые я посещаю.

— Он нрав. Большинство заклинаний раздела именно для этого и предназначены. — Мисс Тервиллингер перевернула несколько страниц. — Смотрите одно из самых простых, но очень действенное. Заклинание маскировки. Требуется много компонентов, что логично для начинающего, — но оно того стоит. Создаешь амулет и держишь отдельный ингредиент — толченый гипс под рукой. Когда нужно активировать заклинание, добавляешь гипс, и амулет начинает действовать. Он делает так, что тебя почти невозможно увидеть. Можно спокойно покинуть помещение незамеченной, пока магия не развеется.

Формулировки мисс Тервиллингер не ускользнули от моего внимания, и, несмотря на внутреннее сопротивление, я не удержалась от вопроса:

— Почти невозможно?

— Заклинание не сработает, если кто-то точно знает, где ты находишься, — объяснила мисс Тервиллингер. — Нельзя просто произнести его и стать невидимой для этой цели существуют более сложные заклинания. Но если тебя не ожидают там увидеть… то так и будет.

Она показала мне другие заклинания — многие из них оказались простыми и основывались на применении активирующихся амулетов. Одно, которое мисс Тервиллингер отнесла к промежуточным, обладало обратной активацией. Когда колдунья надевала защитный амулет, то приводила в действие вторую масть заклинания. Те, кто находился в определенном радиусе вокруг нее, временно становились слепыми, и лишь она сохраняла зрение. Мне по-прежнему было не по себе и от лекции, и от мыслей о практическом использовании магии. Спрятаться — это одно. Но ослеплять людей? Вызывать у них головокружение? Заставлять их уснуть? Это уже переходило границы. Абсолютно неестественные, неправильные способы защиты, которые нельзя применять.

Но… в самой глубине души я признавала полезность заклинаний. Нападение заставило меня пересмотреть свои воззрения. Я даже осознала, что дать Соне образец моей крови, возможно, поможет исследованиям. Но я еще не была готова пойти на такое.

Я внимательно слушала мисс Тервиллингер и недоумевала, что за игру она затеяла. В конце концов, когда до конца урока осталось пять минут, она сказала:

— Проработай к следующему понедельнику одно из заклинаний, так же как огненное, и напиши об этом доклад.

— Мисс Тервиллингер… — начала я.

— Да-да, — перебила меня она, захлопывая книгу и вставая. — Я в курсе твоих доводов и возражений — людям не полагается владеть такими силами и прочая подобная чушь. Я уважаю твое право иметь собственное мнение. Никто не заставляет тебя использовать заклинания. Но мне бы хотелось, чтобы ты и дальше продолжала чувствовать идею.

— Я не могу, — решительно заявила я. — И не буду.

— Это ничем не отличается от занятий по биологии, — возразила преподавательница. — Обычная работа над материалом.

— Пожалуй… — угрюмо уступила я. Какое заклинание мне следует проработать, мэм?

— Какое захочешь.

Почему-то ее ответ сильно меня обеспокоил.

— Я бы предпочла, чтобы выбрали вы.

— Не стоит, — отрезала мисс Тервиллингер. — Ты располагаешь свободой выбора и темы курсовой, и темы доклада. Мне безразлично, что именно ты предпочтешь, если задание будет выполнено. Займись тем, что тебя заинтересует.

В том-то и заключалась проблема. Своими действиями она заставляла меня уделять внимание магии. Было бы гораздо легче, если бы я могла утверждать, что делала все по принуждению. А теперь один-единственный выбор, который она мне оставила, просто требовал от меня проявлять инициативу.

Потому я отложила принятие решения неслыханное дело, когда речь шла о домашней работе. У меня таилась надежда, что, если я проигнорирую задание, оно улетучится или мисс Тервиллингер передумает. В любом случае у меня впереди целая неделя. Вовсе не обязательно переживать здесь и сейчас.

Я знала, что мы ничем не обязаны Лии за наряды, но все равно полагала, что правильно будет вернуть ей костюмы. Пусть Лия не сомневается в моих намерениях. Как только мисс Тервиллингер отпустила меня, я уложила платья в кофры и отправилась в центр. Джилл не хотелось расставаться со своим нарядом, но, подумав, она решила, что так будет правильно.

Однако Лия считала иначе.

— И что мне с ними делать? — вопросила она, когда я появилась в магазине. Огромные серьги-кольца, усыпанные стразами, сверкали так, что на Лию было больно смотреть. — Они сшиты специально для вас.

— Я уверена, вы можете их переделать. И они не слишком отличаются по размеру от ваших выставочных экземпляров. Я протянула кофры Лии, но она упрямо скрестила руки на груди. — Послушайте, они были великолепны. Мы чрезвычайно вам признательны. Но не можем оставить их себе.

— Платья ваши, — заявила Лия.

— Если вы их не заберете, я оставлю их на прилавке, — предупредила я.

— А я пришлю их обратно к вам в общежитие.

Я застонала.

— Почему это важно для вас? Почему вы не в состоянии принять отказ? В Палм-Спрингсе полно красивых девушек. Вам не нужна Джилл.

— Именно, — сказала Лия. — Много красивых девушек, и все на одно лицо. Джилл особенная. Она естественна и даже сама этого не знает. Когда-нибудь она может стать супермоделью.

— Но не сейчас, — отозвалась я.

Лия предприняла очередную попытку.

— Рекламная кампания коллекции шарфов и шляп. Не стоит использовать маски снова… Я предложу Джилл солнечные очи, особенно если съемки будут на улице. Возможно, тебя устроит мой вариант…

— Лия, пожалуйста. Довольно.

— Послушай! — не унималась модельер. Мы проведем фотосессию. Потом ты сама посмотришь фотографии и выбросишь те, которые не соответствуют требованиям вашей религии.

— Никаких исключений, — решительно заявила я. — И платья я оставляю здесь.

Я положила кофры на прилавок и вышла, не обращая внимания на сетования Лии, перечислявшей, сколько поразительных вещей она могла бы создать для Джилл. «Не теперь, — подумала я. — После того как проблемы Джилл останутся в прошлом». Впрочем, что-то мне подсказывало, что эти времена настанут нескоро.

Хотя я по-прежнему была верна «Спенсеру», мое внимание привлекло небольшое французское кафе. Или, точнее говоря, — запах кофе. У меня не имелось срочных дел в школе, и я решила заглянуть туда. Я как раз захватила с собой книгу по курсу английской литературы и решила спокойно посидеть и почитать за чашечкой кофе. Но большую часть времени я перекидывалась смс с Брэйденом. Ему хотелось знать, чем я занята, а потом мы обменивались любимыми цитатами из Теннесси Уильямса.

Я провела в кафе десять минут, но вдруг на мой столик легли две длинные тени, которые перекрыли лучи послеполуденного солнца. Передо мной стояли два незнакомых парня. Они были немного старше меня, один — светловолосый и голубоглазый, а другой — с темной шевелюрой и загорелый. Смотрели они на меня не враждебно, но и дружелюбием не отличались. Внезапно я поняла, что видела одного из них. Как раз темноволосый подошел к нам с Соней и заявил, что знал ее еще в Кентукки.

Мгновенно меня затопил страх, который я пыталась победить на прошлой неделе. Я снова ощутила себя беспомощной, пойманной в ловушку. Лишь осознание того, что я нахожусь в кафе в окружении людей, позволило мне взглянуть на парочку с поразительным спокойствием.

— В чем дело? — осведомилась я.

— Нам нужно поговорить, алхимик, — заявил блондин.

Я и бровью не повела.

— Вы меня с кем-то путаете.

— Здесь только ты одна — с татуировкой-лилией, — возразил второй. Он сказал тогда, что его зовут Джефф, но, вероятно, лгал. — Было бы отлично, если бы ты немного прогулялась с нами.

Сегодня моя татуировка была замаскирована, но, вероятно, парни давно следили за мной и знали о ее наличии.

— Исключено, — отрезала я. Я не нуждалась в наставлениях Вольфе. И так понятно, что это плохая идея. Я останусь в безопасном месте. — Если нужно поговорить присаживайтесь. Или уходите.

Я снова уставилась в книгу, как будто меня ничто на свете не беспокоило. Но сердце бешено колотилось, и потребовался весь мой самоконтроль, чтобы руки перестали дрожать. Несколько секунд спустя я услышала скрежет металла по бетону, и парни уселись напротив меня. Я взглянула на их бесстрастные лица.

— Если хотите кофе, вам придется сделать заказ у стойки, — заметила я.

— Мы тут не собираемся про кофе болтать, — заяви, Джефф. Дело касается вампиров.

— Что? Вы снимаете фильм? — поинтересовалась я.

— Мы знаем, что ты якшаешься с ними, — сказа Блондин. — В том числе с этой стригойкой Соней Карп.

Часть магии, заключенной в моей татуировке, нацелена на то, чтобы не позволять алхимикам открывать секретную информацию. Мы в буквальном смысле слова не можем и рта открыть перед посторонними, если речь заходит о мире вампиров. Попытайся я сделать такое, магия бы сразу воспрепятствовала мне. Но, поскольку парни были в курсе происходящего, татуировка не активизировалась. Мне пришлось добровольно надзирать над собой. Я выбрала тактику отрицания.

— Вампиров не существует, — усмехнулась я. — Послушайте, если это розыгрыш…

— Мы знаем, чем ты занимаешься, — продолжал Блондин. Ты любишь их не больше нашего. Почему ты им помогаешь? Как ваша группа могла сбиться с пути и утратить изначальное понимание? Раньше мы были едины и полны решимости стереть всех вампиров с лица земли во имя света. Твои братья предали нас.

Я собралась снова возразить, но заметила блеск золота в ухе Джеффа. Там болталась маленькая серьга кружок с точкой в центре. Я не удержалась.

— Твой пирсинг, — вырвалось у меня. — Солнечный символ.

А кроме того, точная копня символа с рукояти меча, который мы подобрали на месте нападения.

Джефф потрогал серьгу и кивнул.

— Мы не забыли наше предназначение и изначальную цель. Мы служим свету. А не тьме, скрывающей нежить.

Но я отказывалась признавать сведения о вампирах.

— Вы напали на меня с моей подругой в переулке на прошлой неделе.

Парни не стали отрицать.

— Твоя так называемая подруга отродье тьмы, — фыркнул Блондин. — Не представляю, как ей удалось подобное колдовство придать себе вид обычного вампира. Но вряд ли она могла тебя одурачить. Она служит злу. Она убьет тебя и бессчетное количество других людей.

— Парни, вы спятили, — скатала я. — Что за чушь?

— Просто скажи нам, где ее логово. — попросил Джефф. — Полагаю, что не в той квартире в центре. Мы наблюдали за домом после первой нашей попытки, так, на всякий случай. Вернись чудовище туда, мы бы его сразу уничтожили. Даже если ты не захочешь активно помогать нам, этой информации нам хватит. Мы избавим мир от монстра.

«Мы наблюдали за ней». За квартирой Адриана. Меня пробрал озноб. Как долго они шпионили? И каким образом? Просто выжидали в машине, как полицейские? Или у них имеется высокотехнологичное оборудование? Вольфе предостерегал нас, что любого легко вычислить на парковке, но про жилые здания он ничего не говорил. Мне оставалось утешаться тем, что парням явно ничего не известно про Кларенса. Не слишком хорошо они выполняют свое задание, раз до сих пор так и не поймали Соню. Но я? Они знали, где я учусь?

И парни подтвердили ту жуткую реальность, о которой я едва смела подумать. Их слова означат и, что в мире существуют силы, ускользнувшие от якобы всевидящего ока алхимиков. Силы, противодействующие нашей миссии.

Охотники на вампиров не вымысел.

Осознание этого факта принесло с собой десятки еще более пугающих вопросов. Что будет с мороями? Грозит ли опасность Джилл?

А Адриану?

— Единственное, что я собираюсь сделать, — позвонить в полицию, — заявила я. Не представляю, кто вы такие и почему вы привязались к моей подруге. Мы не имеем к вам никакого отношения. И вы еще 6олее безумны, чем я думала, если считаете, что я выложу вам ее адрес.

К счастью, я увидела на улице полицейский патруль. Парни проследили за моим взглядом и, несомненно, за ходом моих мыслей. Окликнуть офицеров было легче легкого. Мы не стали подавать заявления о том нападении, но если я сейчас обвиню в этом Блондина и Джеффа, обоих непременно возьмут под стражу. Вдруг парни разом вскочили.

— Ты совершаешь огромную ошибку, — бросил мне Джефф. — Мы могли бы решить проблему еще много веков назад, если бы работали совместно. Сначала уничтожили бы стригоев, потом мороев. Ваше участие в этих извращениях едва не погубило мир. Но, к счастью, мы храним истину.

Он назвал две группы вампиров, что меня особенно встревожило. Парни и так были достаточно пугающими, даже когда говорили расплывчато. Но использование терминов «стригой» и «морой» служило доказательством — им известно немало.

Блондин сунул мне самодельную брошюру.

— Почитай и, возможно, ты узришь свет. Мы с тобой свяжемся.

— Я бы на вашем месте этого не делала, предупредила я. — Только попробуйте снова пристать ко мне, и я вам устрою кое-что похуже приятной беседы.

Мои слова прозвучали более яростно, чем я ожидала. Должно быть, влияние Дмитрия и Вольфе.

Джефф рассмеялся, и парочка двинулась прочь.

— Жаль, что ты зарылась в книги, — бросил он. — У тебя дух охотника.


Глава четырнадцатая | Золотая лилия (другая версия перевода) | Глава шестнадцатая







Loading...