home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава четырнадцатая

— О, господи! — вырвалось у меня.

— Что такое? — спросил Брэйден.

— Даже не представляю. — Я сунула телефон обратно в сумочку. — Мне очень жаль, но мне нужно выйти на несколько минут. Я постараюсь вернуться как можно скорее.

— Может, мне тебя сопровождать?

Я заколебалась.

— Нет, не стоит. — Я понятия не имела, чего ожидать от Адриана. И лучше не впутывать Брэйдена. — Я мигом.

— Сидни, подожди! — Брэйден поймал меня за руку. Это… песня, которую ты заказала?

Мы только что закончили медленный танец. Следующая мелодия была… весьма старой. Ей исполнилось уже тридцать лет.

Я вздохнула:

— Да. Угадал. Я быстро, честное слово.

На улице было приятно. Тепло, но не жарко. Похоже, нас ожидает дождь — редкость в здешних краях. Когда я направилась к стоянке, мне вспомнились наставления Вольфе. Проверяйте, что творится вокруг. Следите за людьми, слоняющимися рядом с машинами. Держитесь на свету. Убедитесь…

— Адриан!

Все разумные мысли выскочили у меня из головы. Адриан лежал на капоте «Латте».

Я кинулась к автомобилю со всех ног, насколько позволяло платье.

— Что ты делаешь?! — возмутилась я. — А ну, слезай!

Я машинально проверила, не появились ли на поверхности вмятины или царапины.

Добавляя к ущербу оскорбление, Адриан не только расслабленно смотрел вверх — он курил. По небу плыли облака, между которыми иногда проглядывал месяц.

— Уймись, Сейдж. Здесь ни царапинки. На самом деле для семейного авто твоя «Субару» на удивление удобна. Я и не ожидал…

Он повернул голову в мою сторону и замер. Я никогда не видела его настолько неподвижным и таким тихим. Он был настолько потрясен, что выронил сигарету.

Я вскрикнула и метнулась вперед, боясь, что окурок повредит «Латте». Она упал на асфальт, и я мгновенно его затоптала.

— В последний раз спрашиваю — слезешь ты отсюда?!

Адриан медленно сел, глядя на меня широко распахнутыми глазами. Он соскользнул с капота, вроде бы не оставив после себя никаких следов. Но я обязательно проверю позже.

— Сейдж, — произнес Адриан. — Что на тебе?

Я вздохнула и посмотрела на платье.

— Я знаю. Красное. Хоть ты не начинай. Мне уже надоело слышать одно и то же.

— Забавно, — протянул Адриан. — А мне, пожалуй, никогда бы не наскучило на это смотреть.

После его слов я застыла, и меня обдало жаром. Что Адриан имел в виду? Я настолько нелепо выгляжу, и такой спектакль не может надоесть? Ведь не имел же он в виду, что я красивая…

Я одернула себя ведь мне надо думать о парне, который ждет меня на вечеринке, а не развлекаться здесь.

— Адриан, я на свидании. Что ты тут делаешь?

— Прости, что помешал, Сейдж. Я бы не сидел на твоей машине, если бы меня впустили в зал, — заверил Адриан. Его благоговение несколько улеглось, и он снова сделался почти обычным Адрианом, прислонившимся к «Латте». По крайней мере, сейчас он вряд ли сможет особо навредить автомобилю.

— И почему они не пускают типов, которым за двадцать лет, на школьную вечеринку?

— Чего тебе нужно?

— Поговорить с тобой.

Я надеялась на продолжение, но единственное, что последовало, — вспышка молнии над нашими головами. Была суббота, и я целый день провела в кампусе. Он мог позвонить раньше. Он знал о вечеринке. Но, почувствовав витающий вокруг Адриана запах спиртного, я поняла — удивляться не стоит ничему.

— Давай отложим до завтра, — заявила я. — Ты в самом деле пришел на ночь глядя, и… — Я нахмурилась и огляделась. — Но как?

— Приехал на автобусе, — с гордостью сообщил Адриан. — Добраться сюда гораздо проще, чем в Карлтон.

В Карлтон-коллежде он учился, но и без собственной машины Адриан не полагался на общественный транспорт. Он не переставал меня удивлять.

Вероятно, его подбросили Соня или Дмитрий пусть они его и забирают. Но, конечно, такого быть не могло. Никто из них не повез бы пьяного Адриана сюда.

— Полагаю, мне придется отвезти тебя домой, — сказала я.

— Эй, я уже на месте. Найти дорогу совсем не сложно.

Адриан потянулся за сигаретой, но я строго покачала головой.

— Не надо.

Адриан пожал плечами и убрал пачку.

— Мне придется отвезти тебя домой. Скоро будет ливень. Я не собираюсь отпускать тебя топать под дождем. Новая вспышка молнии добавила веса моим словам, а легкий ветерок зашевелил складки платья.

— Эй, — произнес он, — я не хочу быть не…

— Сидни! — Через парковку ко мне направлял Брэйден. — Что-то случилось?

Случилось, увы…

— Мне придется ненадолго отлучиться, сказала я. — Надо отвезти брата домой. Ты подождешь? — Я почувствовала себя неуютно. Теперь Брэйден будет один на вечеринке. Он почти никого не знал из Амбервуда. — Ты найдешь Трея?

— Ну да, — неуверенно откликнулся Брэйден. — Или я поеду с тобой.

— Нет! — отрезала я. Мне вовсе не улыбалось, чтобы он и пьяный Адриан вместе оказались в «Лалте». — Возвращайся на вечеринку и повеселись.

— Хорошая тога, — сказал Адриан Брэйдену.

— Хитон, — поправил Брэйден. Греческий.

— Верно. Я забыл про тему вечеринки. — Адриан смерил Брэйдена оценивающим взглядом, посмотрел на меня, потом снова повернулся к парню. — Как тебе наряд нашей девушки? Поразительно, правда? Настоящая Золушка. Можно сказать, греческая Золушка.

— Вообще-то он мало соответствует греческому стилю, — сказал Брэйден. Я вздрогнула. Я понимала, он не хотел быть бестактным, но почувствовала себя уязвленной. — Платье исторически неточно. Разумеется, оно очень красивое, но украшения полный анахронизм. И ткани такой у древней гречанки не могло быть. Цвета они тоже предпочитали другие.

— А как насчет других гречанок? — поинтересовался Адриан. — Тех, которые были очень умные? — Он наморщился, словно напряг каждую клеточку мозга в усилии вспомнить нужное слово, и, к моему изумлению, выдал: — Насчет гетер.

Вот уж не подумала бы, что он запомнил наш разговор в Сан-Диего! Я еле сдержала улыбку.

— Гетер? — Брэйден был поражен еще сильнее меня. Он внимательно оглядел меня. — Вероятно, если бы подобные ткани гипотетически существовали в ту эпоху. Подобный наряд скорее можно было бы увидеть на гетере, чем на типичной греческой матроне.

— А они были проститутками? — уточнил Адриан.

— Некоторые да, — подтвердил Брэйден. Но не все. Полагаю, больше подходит термин «куртизанка».

— Ты хочешь сказать, что моя сестра одета как проститутка? — с каменным лицом поинтересовался Адриан.

Брэйден снова посмотрел на платье.

— Теоретически да…

— Знаете что? — перебила я обоих. — Нам пора! В любую минуту начнется гроза. Я отвезу Адриана домой и вернусь к тебе, ладно?

Не знаю, что за игру затеял Адриан, чтобы подразнить Брэйдена — а за компанию и меня, — но я не намеревалась поддерживать его трюки. Я тебе напишу смс на обратном пути.

— Хорошо, — согласился Брэйден, хотя, кажется, ничего положительного уже не видел.

Он ушел, а я собралась сесть в «Латте», но заметила, что Адриан пытается открыть дверцу со стороны пассажирского сиденья и у него ничего не получается. Я тяжело вздохнула, обошла машину и помогла ему справиться с ручкой.

— Ты напился сильнее, чем я думала, — сказала я. — Хотя я считала — ты пьян вдрызг.

Адриан кое-как разместился в салоне, а я вернулась на свою сторону, и в ту же секунду на лобовое стекло упали первые капли.

— Слишком пьян, чтобы юная девушка меня ощущала, — пробормотал он. — Связь заглохла. Она получит вечер, свободный от Адриана.

— Ты очень заботлив, — отозвалась я. — Только мне кажется, что ты приложился к бутылке, как и заявился сюда, — по другой причине. Насколько я могу судить, ты все учинил, чтобы насолить Брэйдену.

— Он обозвал тебя проституткой!

— Ничего подобного! Ты сам его на это подбил!

Адриан провел рукой по волосам и прижался к стеклу, глядя на быстро набирающий силу ливень.

— Неважно. Я решил, что он мне не нравится.

— Он чересчур умный? — спросила я. Мне вспомнились замечания Джилл и Эдди в адрес Брэйдена. — И у него незапоминающееся имя?

— Нет. Ты заслуживаешь лучшего.

— В каком смысле?

Адриан не ответил, а я перестала обращать на него внимание. Теперь он целиком отвлекся на дорогу. Грозы в Палм-Спрингсе, хоть и случались нечасто, были стремительны и яростны. Случалось, они влекли за собой ливневые паводки. Сейчас дождь только усиливался, и видимость была неважной. К счастью, Адриан жил неподалеку. Это было двойным благословением, потому что, когда до его дома оставалось несколько кварталов, он сообщил:

— Мне нехорошо.

— О, нет! — простонала я. — Умоляю, только не блюй в «Латте»! Мы почти приехали!

Через минуту я затормозила у обочины.

— Вылезай немедленно!

Адриан повиновался, а я последовала за ним с зонтом. Когда мы шли к подъезду, он оглянулся и поразился:

— Мы живем в пустыне, а ты держишь в машине зонтик?!

— Конечно. Как видишь, он пригодился.

Адриан уронил ключи, а я их подобрала, решив, что проще самой отпереть дверь. Я щелкнула ближайшим выключателем — но свет не зажегся. Мы застыли к темноте, не шевелясь.

— У меня на кухне есть свечи, — произнес наконец Адриан и, пошатываясь, направился по коридору. — Я возьму пару штук.

— Нет! — возразила я, представив объятый огнем дом. — Ложись на диван. Или отправляйся в ванную. Я сама займусь свечами.

Адриан выбрал диван. Очевидно, парню было не настолько плохо, как я опасалась. Тем временем я отыскала отвратительные свечи для освежения воздуха с химическим запахом «настоящей хвои». Однако они способны давать свет, и я принесла одну из них в комнату вместе со стаканом воды.

— Выпей.

Адриан взял стакан и смог сесть, чтобы успеть сделать несколько глотков. Затем он рухнул обратно, прикрыв глаза рукой. Я подтащила ближайший стул и села рядом. Между нами мерцал робкий огонек свечи.

— Спасибо, Сейдж.

— Ты справишься, если я уйду? — спросила я. — Уверена, к утру электричество будет.

Адриан на мой вопрос не ответил. Вместо этого он произнес:

— Знаешь, я пил не ради того, чтобы просто напиться. Ну лишь отчасти. В значительной мере. Но иногда только спиртное помогает мне сохранить трезвость рассудка.

— Что за бессмыслица? Держи. — Я снова вручил ему стакан. И мимоходом взглянула на мобильник. Я беспокоилась о Брэйдене. — Выпей еще.

Адриан подчинился и снова заговорил, продолжая прикрывать глаза рукой:

— Тебе знакомо ощущение, когда что-то проедает твой мозг?

Я уже собиралась уйти, но после этого меня пробрал озноб. Джилл говорила мне нечто подобное, когда рассказывала про Адриана и дух.

— Нет, — честно призналась я. Я не надставляю, каково это… но, видимо, это одна из самых ужасных вещей, какие я только в состоянии вообразить. Мой разум это… и есть я. Я скорее смирилась бы с любой травмой, чем с искажением рассудка.

Я не могла бросить Адриана одного. Я написала Брэйдену: «Задержусь чуть дольше».

— Ужасно, — вздохнул Адриан. — И странно — скажем так, за неимением лучшего слова. В глубине души ты понимаешь, что это неправильно. Ты мыслишь неверно. Но что ты можешь сделать? Мы опираемся лишь на разум, на то, как мы видим мир. Если ты не доверяешь собственному рассудку, чему ты вообще можешь верить?

— Не знаю, — ответила я, ибо больше мне нечего было сказать. Его слова потрясли меня: я подумала о том, сколь многое в моей жизни определяли указания других.

— Роза когда-то рассказала мне про одну книгу. Там были строки: «Если глаза твои закрыты, тебе не отличить сон от бодрствования». Вот чего я боюсь. Однажды я открою глаза — и не пойму, сплю я или бодрствую.

— О, нет, Адриан, — воскликнула я и уселась на пол рядом с диваном. — Такого не будет!

Адриан опять вздохнул:

— По крайней мере, с алкоголем… он усмиряет дух, и тогда я знаю, что если вещи вокруг кажутся странными, то, возможно, потому, что я пьян. Не самая лучшая причина, но хоть какое-то объяснение… Теперь мне не приходится сомневаться в себе самом.

Пришло сообщение от Брэйдена: «Насколько?» Я в раздражении ответила: «На пятнадцать минут».

Я посмотрела на Адриана. Он все еще прикрывал лицо рукой, но свет свечи освещал его чеканный профиль.

— Ты… поэтому сегодня напился? Тебя тревожит дух? В смысле… раньше ты так хорошо справлялся…

Адриан покачал головой:

— Нет. С духом порядок… насколько возможно. Сегодня все случилось потому, что… это единственный способ заставить самого себя поговорить с тобой.

— Но мы постоянно разговариваем.

— Мне нужно кое-что знать, Сейдж. — Адриан убрал руку, взглянул на меня, и внезапно я осознала, как близко к нему я сижу. На мгновение я даже перестала обращать внимание на его слова. Пляшущие тени и мерцание свечи превратили его эффектную внешность в пронзительную красоту. — Ты попросила Лиссу поговорить с моим отцом?

— Ах, это. Подожди секунду.

Вытащив мобильник, я написала Брэйдену: «Скорее тридцать минут».

— Кто-то ее попросил, — продолжал Адриан. — Конечно. Лисса хорошо ко мне относится, но у нее куча дел. Вряд ли ей просто взбрело бы в голову: «Надо бы позвонить Натану Ивашкову и сообщить, какой у него потрясающий сын!» Ты ее подтолкнула.

— Вообще-то я никогда с ней не общалась, — произнесла я. Я не жалела о своем поступке, но внезапно почувствовала себя очень странно. — Но я попросила Соню с Дмитрием.

— А потом она поговорила с моим стариком.

— Вроде того.

— Так я и знал, — прошептал Адриан. Я даже не поняла, что прозвучало в его голосе — беспокойство или облегчение. — Я был уверен, что все исходило от тебя. Никто больше не стал бы этого делать для меня. И Лисса сразила старика наповал. Он проникся. Прислал мне денег на машину. И повысил пособие до разумного уровня.

— Здорово! — обрадовалась я. — Разве не так?

На мобильнике высветилась очередная смс от Брэйдена. «Тогда вечеринка уже закончится».

— Но почему? — спросил Адриан. Он уселся на пол рядом со мной. Вид у него был почти что безумный. Он подался ко мне, а затем удивленно отодвинулся, но — лишь на пару дюймов.

— Почему ты так поступила? Зачем делала это для меня?

Прежде чем я успела ответить, пришло сообщение: «Ты успеешь вернуться?» Я невольно разозлилась на недогадливость со стороны Брэйдена. Не задумываясь, я ответила: «Не думаю, уходи лучше сейчас. Я завтра позвоню. Извини». Я выключила телефон — хватит мне смс! И взглянула на Адриана. Он напряженно смотрел на меня.

— Я сделала так потому, что с тобой обошлись несправедливо. Ты заслуживаешь доверия. А он должен понять — ты не таков, каким он тебя всегда считал. Он должен осознать, кто ты есть на самом деле, помимо тех представлений и предубеждений, которые он на тебя навесил. — Я не могла остановиться. Мне не хватало духа встретить его взгляд в молчании. — Сколько можно, чтобы ты объяснял ему, кем ты являешься в действительности, а он тебя не слушал? Мне не нравится использовать других для своих целей, но другого выхода не было.

— Похоже, это сработало, — произнес после паузы Адриан. — Спасибо.

— Он сказал тебе, как связаться с матерью?

— Нет. Очевидно, его гордость мной не зашла настолько далеко.

— Возможно, мне удастся выяснить, где она находится, — сказала я. — Или… Дмитрию — наверняка. Ведь твоей матери разрешена переписка.

Адриан слегка улыбнулся:

— Ну вот, опять. Почему? Зачем ты помогаешь мне?

У меня имелось наготове великое множество ответов, от «так правильно» до «я не знаю», но я просто ответила:

— Потому что хочется.

Теперь Адриан и вправду улыбнулся, но было в его лице что-то мрачное и самоуглубленное. Он придвинулся еще ближе.

— Тебе жаль этого чокнутого?

— Ты не чокнутый, — решительно заявила я. — Ты сильнее, чем думаешь. В следующий раз, когда будешь себя чувствовать подобным образом, сосредоточься на чем-нибудь и напомни себе — кто ты такой.

— На чем, например? На волшебном предмете?

— Необязательно, — возразила я. — Держи. — Я расстегнула свою цепочку с крестиком. — Мне он всегда помогал. И тебе пригодится. — Я сунула цепочку ему в руку, и Адриан поймал мои пальцы прежде, чем я успела их отдернуть.

— Что это? — спросил он. Потом пригляделся. — Подожди-ка, ты все время его носишь.

— Я купила его очень давно в Германии.

Адриан принялся разглядывать крест, не выпуская моей руки.

— Никаких завитушек. Никаких тайных выгравированных символов.

— Поэтому он мне и нравится, — призналась я. — Он не нуждается в прикрасах. Многие из старинных воззрений алхимиков основывались на чистоте и простоте. Ничего лишнего, как и здесь. Возможно, он поможет тебе сохранять ясность рассудка.

Адриан, продолжавший смотреть на крест, поднял глаза. Наши взгляды встретились.

На его лице промелькнуло странное чувство, которому я не смогла дать название. Он словно обнаружил нечто глубоко его встревожившее. Адриан глубоко вздохнул и притянул меня к себе. Его зеленые глаза казались темными из-за пламени свечи, но не менее чарующими. Он обнял меня, и я почувствовала, как от его пальцев растекается тепло.

— Сейдж…

Внезапно комната озарилась ярким светом. Очевидно, Адриан, не беспокоясь из-за счетов за электричество, решил на всякий случай включить все лампы. Чары развеялись. Мы дружно зажмурились, ослепленные на миг. Адриан отшатнулся от меня. Крест остался в моей руке.

— Тебе не надо на вечеринку или в общежитие? Не боишься подпасть под комендантский час? — спросил он, не глядя на меня. — Я не хотел тебя задерживать. Черт, мне вообще не следовало тебя беспокоить! Извини. Тебе твой Эйден сейчас писал?

— Брэйден, — поправила я, вставая. — Все нормально. Он ушел, а я отправляюсь сразу в Амбервуд.

— Извини, — повторил Адриан, двинувшись к двери следом за мной. Я испортил тебе вечер.

— Чем? — Я чуть не рассмеялась, вспомнив о всех безумных вещах, с которыми мне приходилось иметь дело. — Нет, чтобы испортить вечер, нужно что-нибудь посерьезнее. — Я сделала несколько шагов и задумалась. — Адриан!

Он наконец посмотрел прямо на меня, и его взгляд чуть не сбил меня с ног

— Что?

— В следующий раз… когда ты захочешь поговорить со мной все равно о чем, — не надо напиваться для храбрости.

— Легче сказать, чем сделать.

— Вовсе нет. — Я снова двинулась к двери, но Адриан остановил меня, положив руку на плечо.

— Сейдж!

Я обернулась.

— Что?

— Знаешь, почему он мне не понравился? Брэйден?

Я была изумлена тем, что Адриан правильно произнес его имя, и даже не смогла ответить, хотя в голове имелась пара вариантов.

— Из-за его слов.

— Каких именно?

Тогда Брэйден много чего наговорил, я не могла понять, что имеет в виду Адриан.

— Про историческую неточность, — он взмахнул одной рукой, не снимая другой с моего плеча. Как, черт подери, он мог смотреть на тебя и болтать про Древнюю Грецию?

— Но платье действительно исторически неточно, — признала я.

— Он не должен был так говорить!

Я переступила с ноги на ногу, понимая, что пора идти… но продолжала слушать Адриана.

— Его не переделаешь.

— Он не должен был так говорить, — пугающе серьезным тоном повторил Адриан. И наклонился ко мне. — Мне плевать, что он не склонен к проявлению эмоций или к комплиментам. Увидеть тебя в красном платье в этом пламени и золоте и вещать про какие-то анахронизмы! Я бы на его месте сказал: «Ты — самое прекрасное создание на свете!»

У меня перехватило дыхание и от слов Адриана, и от того, как он их произнес. Меня заполнило незнакомое ощущение. Я уже не знала, что и думать… Надо уходить отсюда — подальше от Адриана, от всего, что я не могла понять. Я вырвалась и с удивлением обнаружила, что дрожу.

— Ты еще пьян! — вымолвила я, взявшись за ручку двери.

Адриан склонил голову набок, глядя на меня с тем же странным выражением лица.

— Некоторые вещи остаются правдой, независимо от того, кто их произнесет — пьяный или трезвый. Тебе бы следовало это знать. Ты постоянно оперируешь фактами.

— Да, но не… — Я не могла спорить, когда он так смотрел на меня. — Мне пора. Подожди… ты не взял крест.

Я протянула его Адриану.

Адриан покачал головой:

— Оставь себе. Я, пожалуй, нашел для себя кое-что другое, на чем стоит сосредоточить жизнь.


Глава тринадцатая | Золотая лилия (другая версия перевода) | Глава пятнадцатая







Loading...