home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава десятая

Поездка в Сан-Диего продолжала беспокоить меня, хотя происшедшее не должно было меня касаться. Я часто себе напоминала, что Адриан не находится на моем попечении, в отличие от Джилл и остальных. Но я не могла выбросить из головы мысли о его ужасном противостоянии с Натаном. И еще сильнее я разволновалась, когда в следующий понедельник Эдди во время завтрака заговорил со мной о Джилл.

— С ней явно неладно, — сообщил он.

Я сразу же взглянула на очередь у стойки и заметила Джилл с подносом. Выражение лица у девушки было отсутствующее. Даже не умея воспринимать ауры, я буквально видела излучаемое страдание.

— Мика это также понял, — добавил Эдди. — Но мы не знаем, что могло ее растревожить. Может, ее снова принялись допекать?

В тот момент я не могла сказать, кого мне больше жаль. Адриана, Эдди или Джилл. И Эдди страдал не меньше, чем она. «Бедный парень, — невольно подумалось мне. — Что ты с собой делаешь?» Он переживал за девушку, но не смел приблизиться к ней или попытаться утешить.

— С ней-то все в порядке. Дело в Адриане. Джилл еще ощущает его через связь. У него сейчас трудности.

В подробности я не вдавалась. Это не мои тайны, не стоит ими делиться.

Эдди немного помрачнел:

— Несправедливо ей приходится страдать из-за его настроения!

Не думаю, — возразила я. По-моему, справедливая плата за возможность остаться в живых.

Адриан воспользовался духом, чтобы спасти Джилл, что до сих пор меня смущало. Обучение, полученное мной у алхимиков, пронизывала одна мысль: магия дурна. А подобная магия — намного хуже любой другой, с которой я когда-либо сталкивалась. Некоторые даже утверждали, что Адриан был в нескольких шагах от несмерти стригоев. Но, видя Джилл живой и веселой, я была уверена — Адриан совершил благое дело. Когда я говорила с ним по пути из Сан-Диего, то была совершенно искренна.

— Верно, — согласился Эдди. — Но она не умеет отгораживаться от него. Вот если бы он избавился от своих перепадов настроения…

Я покачала головой:

— Судя по всему, Адриан был таким задолго до того, как Джилл получила поцелуй тени.

Разговор не выходил у меня из головы, и я целый день мучилась вопросом: чем я располагаю, чтобы сделать Адриана счастливее? Нового отца я ему не дам. Будь такое возможно, я бы уже давно заменила своего. Коктейли не годятся, поскольку утешают только на десять минут, а я. между прочим, еще не до конца оправилась от ежевичного. Потом меня посетила одна идея, но осуществить ее было непросто. В принципе, мое начальство запретило бы мне даже думать о таком, и поэтому я решила не оставлять следов ни на бумаге, ни в электронной почте. Однако привести замысел в исполнение здесь и сейчас я не могла. Я мысленно отметила себе заняться этим попозже. И кто знает? Вдруг Адриан справится с последствиями встречи с отцом самостоятельно?

Надежды окрепли, когда на следующий день я увидела Джилл на школьной ассамблее. Подобные мероприятия были мне в диковинку, хотя с момента нашей учебы в Амбервуде их уже организовывали. Первую посвятили началу занятий. Вторая проходила перед вечером встречи выпускников, в ней принимала участие наша футбольная команда. Нынешняя называлась «Здоровый образ жизни». Понятия не имею, почему ее сочли настолько важной, чтобы отменить мой урок химии.

Мы расселись по классам в спортивном зале, и в результате мы с Джилл оказались в разных секторах. Вытянув шею, я отыскала ее. Девушка расположилась в передних рядах в компании Ангелины и нескольких друзей, с которыми познакомилась через Мику. Узнав Джилл поближе, они охотно приняли ее — и неудивительно, она славная. Даже Лорел, некогда изводившая Джилл, теперь относилась к ней дружелюбно. Джилл рассмеялась над какой-то репликой Ангелины. Все говорило об улучшении ее самочувствия. И очень значительном, если судить по заливистому смеху. Я воспряла духом. Возможно, Адриан пришел в себя.

— Может мне кто-нибудь объяснить, что значит «Здоровый образ жизни»? — поинтересовалась я. По одну сторону от меня сидели Эдди с Микой, по другую — Трей.

— Ну, это группа, которая ходит по школам и рассказывает про всякие вещи вроде наркотиков и безопасного секса, — сообщил Мика. Он принимал активное участие в студенческом самоуправлении, и я не удивилась, что ему известна повестка дня.

— Да, важные темы, — согласилась я. — Но ведь ассамблея продлится около часа. Неужели они действительно рассчитывают как следует осветить все вопросы?

— Думаю, они намереваются сделать краткий обзор, — сказал Трен. Устраивать семинар они не будут.

— А стоило бы! — заявила я.

— Мы что-то пропустили?

До нас добрались Джулия с Кристин и втиснулись между мной и Треем. Трей, похоже, не возражал.

— Мы пытаемся объяснить Сидни смысл ассамблеи, — сообщил им Трен.

— Думаю, он в том, что мы ушли с уроков, — сказала Джулия.

Кристин закатила глаза:

— А это показывает, как много ты пропустила из-за домашнего обучения, Сидни.

Действительно, я не имела подготовки к последовавшему шоу. Мне и в бреду не привиделось бы, что реальные общественные проблемы можно излагать в виде череды музыкальных номеров. Исполняющая их группа называлась «Кулин эраунд». Перед каждым выступлением они давали краткую и расплывчатую информацию или, хуже того, отпускали шуточки на освещаемую тему. Их мини-лекции всегда начинались словами: «Эй, ребята!»

Первая песня называлась «Венерические болезни не для меня». Сразу после нее я занялась домашним заданием по математике.

— Ух, ты! — со смехом обратился ко мне Эдди. — Не так уж плохо! Ведь людям нужно знать о таких вещах.

— Именно, — согласилась я. не отрывая взгляда от конспекта. — В своих попытках быть «в тренде» они умаляют вещи, к которым следует относиться серьезнее.

Единственный раз я снова прислушалась к исполнителям, когда «Кулин эраунд» перешли к теме о вреде алкоголя. Один из их отвратительных припевов застрял в моей голове: «Не слушай, что твердят друзья — бурбон тебя погубит».

— О, верно, — пробормотала я и снова поискала взглядом Джилл. Она смотрела на представление ошеломленно, будто не веря своим глазам, но, как и прежде, в ней не чувствовалось ни отчаяния, ни меланхолии. Внутренний голос подсказал мне, отчего настроение девушки изменилось. Адриан не совладал с унынием. Скорее всего, он залил горе спиртным. Иногда Джилл доставались некоторые самые дурацкие побочные эффекты интоксикации — например, хихиканье, которое я наблюдала чуть ранее, — но постепенно алкоголь притуплял их связь. В подобном потакании слабостям присутствовала и хорошая сторона — Джилл была избавлена от переживания депрессии Адриана. Но, к сожалению, позднее ей придется страдать от его похмелья.

«Кулин эраунд» милосердно добрались до последней песни — длиннющего и нудного номера, воспевающего радости хорошего самочувствия и здорового образа жизни. Они вытаскивали отдельных учеников танцевать вместе с ними, получая в ответ самые разнообразные отклики. Некоторые учащиеся от смущения впадали в оцепенение, и видно было, как они считают секунды до окончания номера. Другие же те, кто склонен был привлекать к себе внимание, — устраивали представление с истинным размахом.

— Сидни!

Прозвучавшее в голосе Эдди предостережение помешало мне вернуться к домашнему заданию. Подобная заинтересованность могла относиться лишь к Джилл, и я быстренько отыскала девушку. Но Эдди имел в виду Ангелину. Один из членов «Кулин эраунд» попытался уговорить ее танцевать и схватил за руку. Может, Ангелина и любила дикие пляски в лесной глуши Западной Вирджинии, но теперь она себя чувствовала не в своей тарелке.

Честно говоря, в том, что произошло следом, виновата была не только она. Тому типу действительно следовало оставить ее в покое, но, полагаю, он чересчур увлекся своей миссией. Ему удалось поднять Ангелину с ее места, и тогда она выразила свое неудовольствие наиболее доступным образом.

Она ему врезала.

Сцена получилась впечатляющая, особенно если учесть, что парень из «Кулин эраунд» был выше Джилл почти на голову. Думаю, ей помогли объяснения Эдди на тренировке как управляться с более рослыми мороями. Парень пошатнулся и грохнулся на пол. Сидящие неподалеку ученики ахнули, а еще один член группы, бас-гитарист, заметил, что происходит. Остальные продолжали петь и танцевать. Гитарист кинулся к упавшему коллеге и, видимо, нарушил личное пространство Ангелины, потому что ему досталось тоже.

— Эдди, сделай что-нибудь! — скомандовала я.

Он повернулся ко мне в изумлении.

— Что, например? Я не успею туда добраться вовремя.

И он был прав. Мы находились через два сектора, и все проходы оказались забиты под завязку. Группа вскоре осознала — происходит нечто неправильное, и музыка оборвалась. Тем временем несколько учителей кинулись к месту происшествия, пытаясь оторвать Ангелину от гитариста «Кулин эраунд». Вид у девушки сделался безумный, словно у загнанного в угол животного, жаждущего лишь одного — сбежать. В конце концов, учителям удалось обуздать ее, но до этого момента она успела швырнуть микрофоном в солиста группы (не попала) и пнуть преподавателя труда.

Трей подался вперед, разинув рот.

— Это и есть твоя кузина? Вау!

Я промолчала. У меня в голове билась лишь одна мысль: Господи, как я буду расхлебывать последствия?! И что повлечет за собой нападение на агитационную музыкальную группу?

— Слушай, она сшибла троих мужиков размерами вдвое больше ее! — воскликнула Кристин. — Да так, что они свалились!

— Я в курсе, — угрюмо отозвалась я. — Я сама все видела.

— Но как ей такое удалось? — спросила Джулия.

— Я ей показал пару приемов, — отозвался Эдди удивленным тоном.

За миссис Везерс даже посылать не стали, что неудивительно. Ангелину сразу повели к директору школы и его заместителю. После ее представления учителя, наверное, предпочитали не встречаться с Ангелиной один на один. Меня же попросили сопровождать ее на встречу с администрацией. Возможно, из-за рекомендаций миссис Beзерс или того факта, что с нашими вымышленными родителями (как и с матерью и отцом «кузины» Ангелины) очень трудно связаться.

Инструкции, данные мной Ангелине, были предельно краткими.

— Ты будешь стоять с виноватым лицом и демонстрировать раскаяние, — сказала я ей перед входом в кабинет директора.

— Что значит «раскаяние»?

— Что ты извиняешься.

— Тогда почему ты сказала…

— И, кроме того, — продолжала я, — если будут спрашивать, почему ты так сделала, отвечай, что была ошеломлена и запаниковала. Ты сама не знаешь, почему это на тебя нашло.

— Но я не…

— И не станешь говорить, какой он кретин, и вообще — ничего плохого о «Кулин эраунд».

— Но они и вправду…

— Просто стой и молчи, пока к тебе не обратятся. Если не будешь мне мешать, все закончится быстро.

Очевидно. Ангелина вняла моему предупреждению. Она скрестила руки на груди и сердито уставилась на меня, но промолчала.

Когда мы вошли в кабинет, директор и его заместитель — миссис Вельш и мистер Реддинг соответственно — сидели по одну сторону стола, бок о бок, выступая объединенным фронтом. Мне снова пришло на ум, что они опасаются за собственные жизни.

— Мисс Маккормик, — начала миссис Вельш. — Надеюсь, вы понимаете, как возмутительна ваша выходка.

Маккормик фамилия Ангелины по поддельным документам.

— Драки и насилие любого рода недопустимы в стенах Амбервуда, — подключился мистер Реддинг.

— У нас высокие стандарты, требующие обеспечения безопасности всякого, пребывающего в школе. Мы ожидаем от наших учеников, что они станут придерживаться правил. Ваше сегодняшнее поведение превзошло все предыдущие нарушения.

— Даже если бы за вами не числились другие проступки, двух мнений быть не может, вступила миссис Вельш. Вам не место в Амбервуде!

У меня сердце ушло в пятки. Исключение. Хотя хранители не являлись полными невеждами, учебная база Ангелины не соответствовала современному школьному уровню. Она отставала по множеству предметов, и, чтобы ее приняли в Амбервуд, потребовалась изрядная ловкость. Нам еще повезло… Вдруг бы кто-то заинтересовался — каким образом хрупкая девушка учинила подобные разрушения? Но исключение — не тот исход, которого я желала. Я уже представила, как начальство спрашивает меня: «Почему ты не поняла, насколько легко возбудимой ее сделала школа?» А я в свою защиту отвечу: «Я была слишком занята: ходила на свидания и помогала вампирам, не состоящим на моем попечении»?

— Есть ли у вас что сказать, прежде чем мы известим ваших родителей? — спросила миссис Вельш. Они вопросительно уставились на Ангелину.

Я собралась с духом, ожидая, что сейчас девушка выпалит нечто сумбурное. Но вместо этого она выдавила из себя несколько слезинок и выглядела, надо признать, вполне покаянно.

— Я… я перепугалась, — произнесла она дрожащим голосом. — Не знаю, что на меня нашло. Столько всего случилось сразу, и этот человек был такой страшный… Я потеряла самообладание. Мне показалось — я в опасности. Я хотела, чтобы меня никто не трогал…

Она даже меня почти убедила, вероятно, оттого, что ее слова были правдой. Невзирая на браваду, Ангелина очень неспокойно себя чувствовала в Амбервуде. В школе было гораздо больше людей, чем в ее горной общине, и в первую неделю она пребывала в таком шоке, что нам приходилось провожать девушку на уроки. Мне вообще-то следовало уделять ей больше внимания.

Мистер Реддинг посмотрел на нее чуть более сочувственно, но не настолько, чтобы изменить свое мнение.

— Я не сомневаюсь, вы пережили неприятные минуты, но страх еще не причина вести себя подобным образом. Травмировать трех человек и повредить дорогостоящую аудиоаппаратуру не вполне адекватная реакция.

Мистер Реддинг недооценил ущерб.

Мне надоели церемонии. Сейчас необходимо все уладить, прежде чем дело зайдет слишком далеко. Я подалась вперед, не вставая со стула.

— А знаете, что здесь неадекватно? Тридцатилетний мужчина — а ему именно столько лет, невзирая на безуспешные попытки молодиться, — хватает пятнадцати летнюю девушку. Достаточно скверно уже то, что он продолжал свои действия, когда она ясно дала попять. что не желает идти с ним. Но суть в другом. Он не должен был к ней прикасаться. Она — несовершеннолетняя. Будь на его месте учитель, его бы уволили. Я читала должностную инструкцию преподавателя, написанную отделом кадров. — (Я ее изучала, чтобы узнать, нельзя ли обратиться в администрацию насчет мисс Тервиллингер, может, она эксплуатирует меня или дурно со мной обращается.) — А он может прикасаться к ученику лишь в двух случаях: разнимая драку и оказывая первую помощь при несчастном случае. Вы, конечно, можете ответить, этот мужчина не является преподавателем, но группу пригласила сюда школа, которая обязана заботиться о безопасности своих учащихся. Амбервуд — частное заведение, но я уверена, у калифорнийского департамента образования найдется уместное решение сегодняшнего инцидента, равно как и у отца Ангелины — а он юрист.

На самом деле он был главой сообщества горных вампиров и многоженцем, но теперь ничего не имело значения. Я перевела взгляд с миссис Вельш на мистера Реддинга и снова строго посмотрела на директора.

— Итак, не желаете ли вы пересмотреть свою позицию?

Когда мы покинули кабинет и вернулись в общежитие, Ангелина пребывала в благоговейном ужасе.

— Временное отстранение от занятий! — воскликнула она чуть более радостно, чем следовало бы, на мой взгляд. — Мне просто придется пропустить уроки! Да это скорее награда!

— Домашние задания тебе все равно придется делать, предупредила я. — И тебе нельзя выходить из общежития. Не вздумай никуда пойти тайком, тогда тебя точно исключат, и я уже ничего не смогу поделать.

— Ну и ладно, — заявила Ангелина, чуть не прыгая от радости, — как все просто уладилось!

Я резко остановилась и заставила Ангелину повернуться лицом ко мне.

— Отнюдь. Официально ты практически исключена. Ты никак не желаешь соблюдать здешние правила, а сегодняшний хаос, который учинила, ни в какие ворота не лезет! Ты не дома! Здесь ты можешь драться в одном-единственном случае, если на Джилл напали! Ты здесь именно с этой целью! А не для собственного удовольствия! Ты сказала, что желаешь защищать ее. Если тебя исключат, а тебя не выгнали чудом! она окажется в опасности. Веди себя прилично или отправляйся домой! И ради бога, оставь Эдди в покое!

От моих слов лицо Ангелины вспыхнуло гневом, но последняя фраза застала ее врасплох.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты постоянно липнешь к нему!

Ангелина фыркнула:

— Именно так и показывают парню, что он нравится!

— У дикарей — возможно! А здесь изволь себя вести как ответственный человек — то есть дампир. Неважно. Ты делаешь его несчастным! Кроме того, вы считаетесь кузенами. Ты подрываешь наше прикрытие!

У Ангелины отвисла челюсть.

— Я… делаю его несчастным?

Мне стало ее жаль. У нес сделался настолько потрясенный вид, и мне сразу стало ясно: она действительно не понимала, что ведет себя нехорошо по отношению к Эдди. Впрочем, сейчас я слишком злилась и не желала особо ей сочувствовать. С момента прибытия в Палм-Спрингс мне хватало проблем с Джилл. Я ценила наш покой, а Ангелина представляла собой угрозу для относительно мирной жизни. В отличие от Джилл, она этого не осознавала, и я не знала, чем все закончится.

Я оставила расстроенную и огорченную Ангелину в ее комнате и получила у Джилл подтверждение, что Адриан и вправду напился. «С меня хватит», подумала я. Захотелось исчезнуть из кампуса, быть подальше, насколько возможно. Брэйден недавно спрашивал, хочу ли я встретиться, но мне уже не до свиданий. Я написала ему смс: «Сегодня не могу. Семейные дела». А затем направилась к Кларенсу.

Сначала я позвонила, чтобы убедиться насчет пребывания Дмитрия и Сони в его доме — меня не радовала перспектива с глазу на глаз общаться со стариком-мороем. Когда я туда добралась, Кларенса было не видать. А Дмитрий с Соней корпели над какими-то карточками в пятнах засохшей крови и рассуждали, как действовать дальше.

— Интересно было бы заполучить кровь стригоя и понаблюдать, что получится, когда добавляешь к ней дух, — произнесла Соня. — Как ты думаешь, ты можешь достать образец?

— Легко, — отозвался Дмитрий.

Потом они заметили меня. Соня сразу же спросила:

— Что случилось?

Я даже не стала спрашивать, как она догадалась о моей тревоге. Наверное, мое лицо сказало ей больше, чем аура.

— Ангелина устроила потасовку с агитационной группой в школе.

Дмитрий с Соней переглянулись.

— Полагаю, стоит добыть чего-нибудь на ужин, — сказал Дмитрий и взял со стола связку ключей. Поехали в центр.

Мне и в голову бы никогда не пришло, что я обрадуюсь случаю прогуляться с дампиром и моройкой. Еще один признак того, как далеко я продвинулась — или низко пала, по меркам алхимиков. По сравнению с большинством нормальных людей, которых я знала, Дмитрий и Соня были целеустремленными и стабильными. Я приободрилась.

Я вкратце изложила подвиги Ангелины и свою плохо завуалированную юридическую угрозу. Похоже, последнее позабавила Соню.

— Умно, — заметила она, наматывая спагетти на вилку. Возможно, тебе стоило выбрать не Амбервуд, а юридический колледж.

Но Дмитрий не нашел в повествовании ничего веселого.

— Ангелина здесь работает. Она хотела избавиться от опеки хранителей и поклялась, что будет неустанно и ежеминутно охранять Джилл.

— У нее случился культурный шок, — признала я, хотя и не понимаю, почему я вдруг встала на сторону Ангелины. А эти типы из группы… если бы они потащили меня подпевать, наверное, я бы тоже им врезала.

— Недопустимо, — заявил Дмитрий. Он привык действовать как инструктор по рукопашному бою, и я понимала его. — Она на задании. А поступила безрассудно и безответственно.

Соня лукаво улыбнулась:

— А я считала, ты питаешь слабость к безрассудным девушкам.

— Роза никогда бы так не поступила! — возразил Дмитрий. Он умолк, и на лице его промелькнула тень улыбки. — Во всяком случае, не на публичном мероприятии.

Как только тема Ангелины была исчерпана, я перешла к истинной причине своею приезда.

— А вы сегодня не проводили эксперименты?

Теперь благодушие Сони дало трещину.

— Нет, не совсем. Мы проверили некоторые записи самостоятельно, но Адриан не… на этой неделе он мало уделяет времени исследованиям. Как и учебе.

Дмитрий кивнул:

— Я съездил к нему сегодня. Он мне даже не открыл — говорил из-за двери. Понятия не имею, сколько он выпил, но, видимо, изрядно.

Учитывая их сложные отношения, я думала, он отзовется о пороках Адриана с презрением. Но в голосе Дмитрия прозвучало разочарование, словно он ожидал от Адриана лучшего.

— Именно о нем я и хотела с вами поговорить, — произнесла я. Я почти ничего не съела, и сейчас принялась нервно отрывать от ролла кусочки. — Нынешнее настроение Адриана — не совсем его вина. В прошлые выходные мы встретились с его отцом. И… без особого успеха.

В темных глазах Дмитрия промелькнуло понимание.

— Я не удивлен. Натан Ивашков — не самый легкий в общении человек.

— Он разнес в пух и прах все, что Адриан пытался сделать. Я пыталась заступиться, но мистер Ивашков не стал меня слушать. Поэтому я подумала — вдруг вы сможете помочь?

Соня искренне изумилась:

— Я охотно поддержу Адриана, но что-то мне подсказывает, Натан не придаст этому никакого значения.

— Нет, здесь совсем другое. — Теперь я перешла к хлебу принялась крошить ломоть на тарелку. — Вы оба близки к королеве. Если бы вы попросили ее поговорить с отцом Адриана… Рассказать, чем он сейчас занимается. Насколько он полезен. Кто знает? Ведь мистер Ивашков не станет слушать ни Адриана, ни кого-либо еще, но к рекомендации королевы отнесется серьезно.

Дмитрий задумался:

— Она согласится на подобную беседу. Королева всегда питала слабость к Адриану. Как и все остальные.

— Нет, — упрямо заявила я. — Не все. Половина его презирает и считает бесполезным, как и его отец. Другие просто пожимают плечами и прощают парня со словами: «Ну, это же Адриан».

Соня внимательно и весело посмотрела на меня.

— А ты?

— Я не считаю, что с ним следует обращаться как с ребенком или пренебрегать. Если ожидать от него великих свершений, он будет способен на них.

Соня промолчала, и я заерзала под ее испытующим взглядом. Мне не понравился ее взгляд. Тут дело не только в ауре — она будто заглянула мне в душу и в сердце.

Мы расплатились по счету, и у Дмитрия зазвонил мобильник.

— Алло? — произнес он и переменился в лице. Свойственная ему свирепость исчезла, и он просиял. — Нет-нет! Ты всегда вовремя, Роза.

Не представляю, что она говорила, но Дмитрии начал широко улыбаться.

— Пусть они поболтают, — произнесла мне Соня и встала. — Не хочешь пройтись?

— Давай, — согласилась я. На улице стемнело. — В нескольких кварталах отсюда открыт магазин театральных нарядов, и мне хотелось бы туда заглянуть.

Соня посмотрела на Дмитрия.

— Найдешь нас? — шепнула она. Дмитрий ответил быстрым кивком. Когда мы выбрались на теплую вечернюю улицу, Соня рассмеялась.

— Ох, уж эта парочка! В бою они смертоносны. А рядом друг с другом тают.

— Как и вы с Михаилом? — поинтересовалась я, размышляя, что у нас с Брэйденом насчет нежностей как-то негусто, хотя мне и нравилось проводить с ним время.

Соня посмотрела на небо, окрашенное во все оттенки оранжевого и синего.

— Не совсем. Каждые отношения уникальны. Каждая любовь уникальна. — Последовала продолжительная пауза — Соня подбирала слова. — Хорошо, что ты решила позаботиться об Адриане.

— Тут другое, — возразила я. Мы перешли на более людную улицу, полную ярко освещенных магазинов с установленными у входа распрыскивателями воды для охлаждения чересчур разгоряченных посетителей. — Я должна помочь. Он не заслужил подобного обращения. Представить себе не могу, как он борется с этим всю жизнь. И вообще — после встречи с отцом Адриан больше всего переживал из-за того, что я буду плохо о нем подумать!

— Он не зря, — негромко произнесла Соня.

Магазин театральных нарядов все еще работал (спасибо приближающемуся Хэллоуину), но до закрытия оставалось уже десять минут. Соня бесцельно бродила вдоль рядов с кронштейнами, а я немедленно направилась в исторический отдел. Там осталось лишь одно платье греческого стиля простое, белое, с золотистым поясом из пластмассы. Я присела, чтобы получше разглядеть костюм. Затем я пощупала ткань. Дешевая и, похоже, легко воспламеняющаяся. Кроме того, размер XL. Интересно, хватит ли у Джилл навыков, полученных в швейном клубе, чтобы подогнать платье на меня? До вечеринки меньше недели, и вариантов у меня остается немного.

— Кого я вижу? — раздался рядом чей-то громкий голос. — Неужели ты еще недостаточно оскорбила меня и в отместку решила копаться в этом мусоре?

Надо мной возвышалась Лия ди Стефано. Ее вьющиеся волосы перехватывал алый шарф, а пышные рукава блузы крестьянского покроя развевались будто крылья. Она неодобрительно уставилась на меня подведенными глазами.

— Вы следите за мной? — спросила я, вставая. — Каждый раз, когда я попадаю в центр, вы оказываетесь рядом.

— Если бы я шпионила за тобой, то никогда не позволила бы тебе сюда зайти. — Лия указала на костюм. — Это еще что такое?

— Мой наряд на Хэллоуин, — объяснила я. — Собираюсь одеться гречанкой.

— Он явно не твоего размера!

— Ничего, сгодится.

Лия фыркнула.

— Я просто потрясена, и даже не знаю, с чего начать. Предпочитаешь греческий стиль? Я приготовлю для тебя хорошее платье. Не этот кошмар. Боже мой! Люди знают, что я с тобой знакома! Если тебя увидят в таком мешке, моя карьера погублена!

— Не думаю, что из-за моего костюма, который я выберу для школьной вечеринки, у вас действительно что-то изменится.

— Когда вечеринка? — спросила Лия.

— В субботу.

— Нет проблем! — провозгласила Лия. Она оглядела меня с ног до головы и кивнула с довольным видом. — И с мерками тоже. Твоя сестра собирается нарядиться столь же ужасно?

— Пока не знаю, — вздохнула я. — Она говорила что-то насчет платья феи, голубого, если не ошибаюсь. Джилл собирается сшить его сама.

Лия побледнела:

— Еще хуже! Я сделаю наряд и для нее. Мерки у меня есть.

Я вздохнула:

— Лия, я понимаю, чего вы добиваетесь, но ваша тактика не сработает. Джилл не может снова выступить у вас на показе. Исключено. Не стоит пытаться нас подкупить.

Лия попыталась изобразить оскорбленную невинность, но как-то неубедительно.

— Кто говорит про подкуп? Чистая благотворительность! Позор мне, если вы обе будете одеты безобразно!

— Лия…

— Не покупай эту вещь, — предупредила она меня, указывая на костюм. — Пустая трата денег. С таким же успехом можешь швырнуть их в огонь — кстати, купюры, пожалуй, будут гореть хуже, чем платье. Я тебе сообщу, когда мои наряды будут готовы.

И с этими словами она развернулась на каблуках и вышла. Я молча глядела Лии вслед.

— Как успехи? — поинтересовалась Соня, когда нам пришлось покинуть закрывающийся магазин.

— Как ни странно, все в порядке, — сообщила я. — Но не здесь.

Дмитрий, очевидно, еще не договорил с Розой, потому что на улице его не оказалось. Мы неспешно двинулись обратно в сторону ресторана, решив дать ему побольше времени пообщаться. Прочие магазины также закрылись, и поток туристов начал редеть. Я рассказала Соне про встречу с Лией. Соню история очень развеселила.

— Слушай, не отмахивайся от этого предложения! — сказала она. — Если модельер хочет подарить тебе платье, ты вовсе не обязана делать что-то взамен. Вдруг Лия мне поможет — подскажет мне идею насчет платья для подруги невесты.

Мы миновали менее людную улицу и, чтобы срезать путь, пошли по узкому переулку, с кирпичным домом по одну сторону и поросшей деревьями церковной лужайкой — по другую. Я порадовалась тому, что не одна. Странно, когда тебя успокаивает присутствие вампира.

— Лия изготавливает потрясающие вещи, — призналась я. — Но следует ли нам обнадеживать ее?

— Все честно, — сказала Соня. — Не поможешь, кстати, подобрать платье и мне? У тебя хороший вкус…

Внезапно она стремительно развернулась и застыла напротив темного церковного двора. На лице девушки отразился страх, но я не могла разглядеть ничего пугающего. Лишь несколько секунд спустя из-за деревьев выскочили четверо. Один из них отбросил меня к кирпичной стене, а трое остальных прижали Соню к земле. Я попыталась оттолкнуть нападавшего, но мускулистые руки держали крепко. В тусклом свете фонарей блеснул предмет, который я не ожидала увидеть на улицах Палм-Спрингса. Меч.

Незнакомец приставил острие к шее Сони.

— Время возвращаться в ад, — произнес он.


Глава девятая | Золотая лилия (другая версия перевода) | Глава одиннадцатая







Loading...