home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2. О бабочках в животе

Скоро она вернулась с призовой вазой, полной воды. Я тоже немножко отхлебнула. Голубой медведь исчез. Наверное, старушке он надоел, а может, она поняла, что я не в восторге от голубых медведей. Вскоре я увидела маленькую девочку, которая тащила с собой такого же.

Мы вместе пошли в тоннель привидений и на ковер-самолет. Потом я три раза прокатилась на американских горках, а старушка стояла и смотрела.

Сама она кататься не хотела, но за меня платила! Понимаете? Три раза! Зачем? Просто по доброте или хотела чего-то?

Как здорово, когда ты на самом верху! Когда вагончики уже взобрались на крутой подъем и подъезжают к пропасти. Медленно-медленно, так что весь город видно. Шпили церквей, небо и стаю ворон, которые роются в урнах.

А среди ворон — Зак. Адидас ухватил его за куртку и явно собирается вмазать. Что ж, Заку не впервой.

Но ему удалось вырваться, и оба скрылись за качелями «Викинг». Может, они просто в шутку боролись, откуда мне знать.

Я-то обрадовалась, что не придется смотреть, как его бьют. Мне от этого тоже как бы больно, от одного вида.

И вот мы подъехали к пропасти, и в животе защекотало. Все вверх тормашками, а в голове ни единой мысли. Желудок подлетает прямо к горлу, только и держись, чтобы не стошнило.

Сколько же можно лететь вниз?

Сколько нужно лететь вниз, чтобы попасть в низ?


Я вернулась, шатаясь из стороны в сторону.

— А теперь ты, наверное, хочешь на «Свободный полет»?

— Нет, спасибо, — отказалась я, еле сдержав тошноту. Бабочки в животе еще не успокоились.

— Ты почему такая бледная? — спросила она, наклонившись ко мне.

— Мне, наверное, домой надо, — даже подумать страшно, что будет, если меня стошнит. Прямо здесь.

— Но у нас же самое интересное осталось. Гвоздь программы.

— Мне надо домой… — я и подумать не успела, что это за гвоздь программы.

Она взяла меня за руку и потащила к автодрому. Я, конечно, могла вырваться, но было как-то жаль. Не каждый день тебя бесплатно катают в Грёнан!

Очередь оказалась длиннющая. Старушка чуть не лопнула от нетерпения. Похоже, автодром и впрямь был для нее гвоздем программы.

А я радовалась, что очередь — желудок тем временем успокоился.

— Обожаю машинки, — сказала старушка. — Но только быстрые. С полным приводом. Пусть даже дорога извилистая и скользкая.

— Ясно.

Мне даже думать не хотелось, каково оказаться с ней на такой дорожке.

— Ты когда-нибудь ездила на машине в Альпах? — спросила она.

— Нет, — мне и не хотелось.

— Нет ничего лучше! — продолжала она взахлеб. — Как будто летаешь!

Наверное, в эту минуту карамелька попала не в то горло. Никогда еще я не слышала такого кашля.

— Постучи по спине! — прохрипела она, и я стала стучать. Довольно сильно, чтобы кашель прошел. И тут я снова увидела Зака и Адидаса. Они шли мимо автодрома и, кажется, все еще ругались. Я спряталась за старушкину спину. Не заметили!

— Подержи, пожалуйста, мою шляпу, — она принялась рыться в сумочке. Позор, конечно, стоять с таким хламом в руках. Я спрятала шляпу за спину, надеясь, что в ней не водится мерзких насекомых.

Когда подошла наша очередь, живот уже успокоился. Риск нулевой.

Старушка направилась прямиком к красному автомобилю с самого края. Потом вдруг передумала и бросилась к желтому, в который садилась маленькая девочка с папой.

— Это моя машинка! — крикнула старушка и втиснулась за руль. Папа с девочкой испугались.

— Но мы первые подошли… — жалобно сказала девочка.

— Первые, первые… — передразнила старушка. — Зато я старше!


Она поджала ноги и уткнулась подбородком в колени. Тогда я заметила, какая она высокая. Прямо каланча в пальто. Старуха нетерпеливо ткнула в меня пальцем:

— Давай, садись побыстрее! И держись крепче!

Значит, она решила, что я буду сидеть рядом, а она вести!

Разочарование на вкус — как остатки теплого лимонада в банке из мусорной урны. Вдобавок ко всему, она стянула шляпу и бросила мне на колени. Пришлось сидеть и держать старую уродливую шляпу с гнилым птичьим пером! Старуха поджала губы и наклонилась вперед, как гонщик.

— Ты готова? — причмокнула она.


Я пожала плечами и вздохнула. Если бы не Зак и Адидас, я бы, наверное, давно сбежала. Они стояли у ограды автодрома, и я изо всех сил старалась спрятаться за старухиной спиной. Но спасения не было. Брат уставился прямо на меня. И Адидас пялился. И оба смеялись, как идиоты. В конце концов, все стали смотреть на нас.

И тогда машинки рванули вперед.

Старуха закусила губу и старательно вела машину среди остальных. Нас ловко подрезал ярко-зеленый автомобильчик: папа и дочка отомстили за то, что старуха выгнала их из машины.

— Идиоты! — взревела старуха. — А если бы все водили, как вы?

Никогда раньше я не видела, чтобы человек так веселился. Если другой автомобиль подъезжал слишком близко, она грозила кулаком, сердито перекатывая карамельку во рту. Весь Грёна Лунд глазел на нас. Глаза у Зака чуть не выкатились из орбит. Адидас вопил и скакал, как мяч. Чуть не обсмеялся, наверное.

Когда гонка закончилась, мне хотелось только одного — исчезнуть, пропасть без следа. Но для начала мне пришлось вытаскивать старуху из автомобильчика — колени застряли.

— Еще один разочек? — ныла она, и мне пришлось объяснять ей, что в таком случае придется снова встать в очередь.

— Нет, мы просто будем сидеть здесь. Все будет как надо.

Я объяснила, что тут же придут охранники и прогонят нас.

С автодрома она уходила пошатываясь. Я была ей едва по пояс, но она опиралась на меня.

А Зак с Адидасом вовсю пялились. Им, конечно же, было интересно, что я делаю. Не занялась ли уходом за престарелыми.

— Ну, как тебе? — спросила она, рухнув на скамейку.

— Ты хорошо вела! — сказала я. Что-то ведь надо было сказать.

Она кивнула и вся поникла. А потом и вовсе как будто сдулась. Голова вместе со шляпой спряталась под воротник пальто. Как черепаха, которая убрала голову в панцирь.

— Эй? — я стала ее тормошить. — Тебе нехорошо?

Голова и не думала подниматься, сумка соскользнула на землю. Я подняла ее и вспомнила, что там карамельки — может, желто-зеленая конфетка приведет ее в чувство. Достав пакетик из сумки, я заметила Адидаса, который подобрался к нашей скамейке. Знаком он показал, чтобы я кинула ему сумочку. Но я спрятала ее под пальто старушки. Тут к нам подошел парень в униформе и спросил, как у нас дела.

— Не знаю, — ответила я. — Наверное, она просто устала.

— Это твоя бабушка? — спросил парень.

— Не-а, — ответила я.

— Ну, то есть, тетушка, — исправился он, на большее его фантазии не хватило. Я достала из пакетика карамельку и попыталась отыскать старушкин рот.

— Хорошо, что у тебя есть лекарство, — сказал парень в униформе. — Принести воды?

— Да, спасибо, — сказала я.

Из старушкиного горла вырвался булькающий звук. Вскоре она открыла глаза и сонно посмотрела на меня.

— Что это за девочка? А может, ты мальчик?

Дурацкое чувство, когда люди не понимают таких простых вещей. Может быть, я должна была родиться мальчиком. А может, первым существом нового рода. Я бы не против. Но как бы не так.

— Меня зовут Янис, — сказала я. — Могу доказать, что я девчонка, но не очень-то хочется.

Она засмеялась и тут же приободрилась.

— А меня зовут Глория — я не говорила? — она пожала мою руку, как будто мы только что встретились.

Тут вернулся парень в униформе с кружкой воды.

Она выпила почти всю воду залпом.

Адидас все еще болтался рядом.

Я понимала, что он хочет сделать с сумкой. Уж точно не конфетку достать.

— Можешь идти, если хочешь! Спасибо тебе! — сказала Глория, и я заметила, что она едва не уронила сумочку. Я поправила ремешок, чтобы не падала. Казалось, старушка очень устала, рука совсем ослабла.

Адидас злобно скорчился.

— Но я же должна была чем-то помочь? — нервно спросила я.

— Ты уже помогла, не понимаешь? А я посижу пока, отдохну…

— Ну, пока, — сказала я. — И… не роняйсумку!

— Не уроню, — сказала она. — Я никогдане роняю сумку!

— Ты точно доберешься до дома?

Она нетерпеливо кивнула и махнула рукой, показывая, что мне пора идти. Я обернулась. Она сидела на скамейке.

Сумка была с ней.

Я - Янис


1.   О том, как сбежал брат и появилась старушка | Я - Янис | 3.   О том, что такое старший брат