home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

Лондон, поздняя осень 1936 года

Мистер Вейн и майор Холли-Браунинг отыскали парковку рядом с Уобурн-плейс на Рассел-сквер, как раз напротив отеля. Мистер Вейн был маниакально осторожным водителем, к тому же не обладал ни силой, ни хорошей координацией. Поэтому он раздраженно ворчал, стараясь вписать свой «моррис» в свободное пространство между машинами. Припарковавшись, Вейн вынул ключ зажигания и сунул его в карман жилета. Мужчины остались в замолкшей машине, похожие на бесцветных представителей среднего класса: то ли коммивояжеры, то ли мелкие клерки, возможно, помощники барристера. Или ничтожные адвокатишки.

Над Блумсбери царило роскошное голубое утро. Густая листва вязов, росших на Рассел-сквер, с наступлением первых холодов стала рыжеть, в кронах болтали и суетились белки. Стайки уродливых воркующих голубей теснились на лужайке. Некоторые взгромоздились на бронзовые плечи герцога Бедфорда, стоявшего в углу сквера. На клумбах вдоль дорожек продолжали цвести поздние хризантемы.

– Однако он опаздывает, – заметил Вейн, взглянув на свои карманные часы.

– Дайте ему время, Вейн, – отозвался майор Холли-Браунинг. – Сегодня большой день в его жизни. Парень, конечно, нервничает. Тем более такой парень.

Майору было за пятьдесят, лет на десять больше, чем мистеру Вейну. Несмотря на ясную погоду, он был одет в просторный макинтош, а голова его пряталась в котелок. Лицо, украшенное большими усами, имело землистый оттенок, глаза смотрели сурово, а выправка выдавала педанта. При близком рассмотрении Холли-Браунинг ни в коей мере не напоминал торговца средней руки. Скорее военного, неудачливого в службе офицера, не сумевшего обзавестись в полку полезными друзьями. Создавалось впечатление, что череда назначений – одно мрачнее другого – забросила его на задворки империи, подальше от парадов, круговерти светской жизни и интриг службы в метрополии.

На самом же деле майор возглавлял Пятый отдел МИ-6;[2] выражаясь профессиональным языком, он звался Пять-а. Мистер Вейн, его заместитель, звался Пять-б, а Пяти-в просто не существовало, ибо эти двое представляли собой весь отдел.

Майор глубоко вздохнул и незаметно потрогал висок. Опять эта головная боль!

– Устали, сэр?

– Переутомился, Вейн. Которую неделю без сна.

– Вам нужно чаще уезжать домой, сэр. Невозможно сохранить здоровье, ведя такую жизнь. Вы же целые ночи проводите на службе.

Майор вздохнул. Вейн подчас бывал ужасным занудой.

– Полагаю, вы правы, Вейн.

– Он уже на семь минут опаздывает.

– Придет. Приманка слишком соблазнительна для него.

– Да, сэр.

Они опять застыли в молчании.

– Сэр! Вот он.

– Не смотрите на него, Вейн.

Высокий неловкий молодой человек вышел из метро и направился вверх по Бернард-стрит. На перекрестке он терпеливо дождался зеленого светофора и, оказавшись на той стороне улицы, у которой стоял «моррис», неторопливо прошел мимо них. Это был мистер Роберт Флорри.

– Бывший приятель великого Джулиана. Что-то не впечатляет, – заметил майор, который впервые видел юношу.

– Мистер Флорри ни на кого не производит впечатления, – согласился мистер Вейн, большой специалист по Флорри. – Что мог найти в нем такой весельчак и душа общества, как наш Джулиан Рейнс?

– Он в нем ничего и не находил, – ответил майор.

Он уже хорошо знал об этой дружбе, возникшей еще на школьной скамье и разбившейся из-за стремительного восхождения одного и падения в безвестность другого.

Флорри постарался приодеться, но весь его вид свидетельствовал о скудости кошелька. Обвисшие шерстяные брюки, слишком яркий, явно с распродажи, свитер, из-под которого выглядывали застиранная синяя рубашка и офицерский галстук. На ногах дешевые поношенные ботинки. Старомодное твидовое пальто, сплошь усеянное разноцветными пятнами, сидело на нем нелепо и мешковато.

– Признаться, я ожидал увидеть кого-нибудь посолиднее. Ведь этот парень был офицером? – поинтересовался майор.

– Не совсем. Скорее полицейским.

Флорри направлялся на другую сторону площади. Ему оставалось пересечь еще одну улицу. Но тут его внимание привлекла передовица вечерней «Мейл», только что поступившей в продажу. Заголовок, набранный корявыми, словно выведенными детской рукой буквами, гласил:

МАДРИД ПОДВЕРГСЯ БОМБАРДИРОВКАМ И ОКРУЖЕН.

СКОЛЬКО СМОГУТ ПРОДЕРЖАТЬСЯ КРАСНЫЕ?

Это известие заставило молодого человека резко остановиться. Некоторое время он стоял, мрачно уставившись на стенд.

– Что за дьявольщина там происходит? – удивился мистер Вейн.

Флорри наконец оторвался от газеты и зашагал дальше. У кирпичного дома номер пятьдесят шесть на Рассел-сквер он остановился и стал подниматься по мраморным ступеням.

Холли-Браунинг откинулся на сиденье, но поза его оставалась напряженной. Боль от простуды на губе стала пульсирующей, мигрень усиливалась с каждой минутой. Майор знал, что его здоровье изрядно расстроено.

Наступал самый трудный момент. Наиболее щекотливый и уязвимый этап операции. Флорри должен быть «сосватан» любой ценой. Не удастся договориться – придется применить силу. Майор, за многие годы не раз принимавший участие в подобных акциях, не испытывал иллюзий относительно процесса вербовки. Судьба Флорри не имеет никакого значения. Он должен быть взят, обращен и подчинен.

– Вейн, думаю, вам лучше остаться здесь и наблюдать за обстановкой, – внезапно нарушил молчание майор. – Надеюсь, все будет спокойно. А мне пора двигать.

– Конечно, сэр.

Холли-Браунинг выбрался из «морриса» и жадно вдохнул осенний воздух. Бывали минуты, когда машина казалась ему темницей, и тогда его захлестывало страстное желание выбраться на волю, дышать и наслаждаться свежим воздухом, ощущать под ногами упругую мягкую траву. Это чувство охватывало его неожиданно и не оставляло до тех пор, пока он не переставал сопротивляться. Началось это давно, еще на Лубянке, у Левицкого.

Майор подошел к скамейке у огромного старого дерева в центре парка. Он сел и попытался взять себя в руки. Однако спокойствие не возвращалось, вместо него нахлынули воспоминания. То ли из-за предстоящей сцены вербовки, которая с минуты на минуту начнет разворачиваться в редакции журнала «Зритель». То ли из-за того, что пробил решающий и неотвратимый час, когда он, Холли-Браунинг, обязан действовать, безошибочно уловить момент колебаний Флорри и подтолкнуть того к нужному выбору. А может, просто пришло время для воспоминаний, которые накатывают на него каждую неделю. Они приходят с завидной регулярностью почтового поезда, как по расписанию, дважды в неделю. Это продолжается уже много лет, начиная с двадцать второго года.

В тот год он сам был объектом такого же «сватовства», какому сейчас подвергается Флорри в двух шагах отсюда. Созданный им образ некоего Голицына, красного кавалерийского командира, сына безвестного скорняка, был разоблачен одним неглупым чекистом. Холли-Браунинг, до четырнадцатого года сражавшийся с зулусами и желтокожими, дважды принимавший участие в самоубийственно-дерзких штурмах во время Первой мировой, участвовавший в семи сражениях Гражданской войны в России, никогда не испытывал страха. Но Левицкий добрался до тайников его души, как добирается острый нож до грудки упитанного гуся.

Майор хорошо помнил свои страдания в тюремной камере. Такой же позор давил на него тогда. И эта тяжесть с тех пор тяжелым камнем лежала на сердце, не давая свободно дышать.

«Левицкий, – подумал он, – до чего ты был проницателен».

– Сэр! – Из машины до него донесся голос Вейна. – Смотрите!

Майор взглянул на верхние этажи дома пятьдесят шесть, видневшиеся над кронами деревьев. Штора на арочном окне над входом была поднята.

К нему взволнованной походкой направлялся Вейн.

– Его карта бита. Парень у нас на крючке.

– На крючке, – согласился майор. – Пора вытаскивать эту рыбу.


Шерри показался Флорри необыкновенно вкусным, такого ему пить еще не доводилось.

– Ну что ж, Флорри, – задушевно произнес сэр Деннис, отходя от окна. Он только что поднял штору, впустив в комнату бледный свет осеннего лондонского солнца. – Даже не могу выразить, как я рад, что мы с вами договорились.

– Так же и я, сэр. – Голос Флорри дрожал от волнения.

– Наш «Зритель» никогда прежде не посылал корреспондента за границу. А уж тем более во время революции.

– Сэр, вы бы до моего отъезда чуть поднатаскали меня в этих испанских делах. А то я совсем запутался со всякими ПОУМ и ПСУД.

– Не так. Это называется ПСУК,[3] старина. А ПОУМ[4] – троцкистская группировка, мечтатели, создатели нового общества, поэты, художники. Первых это не заботит. ПСУК – это коминтерновцы, профессиональные революционеры из России и Германии. Парни Иосифа Сталина. И их нельзя путать. Для этого они слишком сильно ненавидят друг друга. Уверен, что в недалеком будущем у них начнется взаимная резня. Так что запомните эти названия, и вся испанская революция станет ясна как день. Об этом вы можете прочитать статью Джулиана в «Автографе». Там он толково все разъяснил.

– Да, сэр. – Ответ Флорри звучал почти покаянно.

«Проклятый Джулиан. Уж конечно, он все разъяснил. Джулиан – мастак разъяснять. Мастер легкого успеха, стремительного взлета и полезных связей».

В груди всколыхнулись давняя ненависть и болезненное сожаление.

И еще одно терзало душу Флорри. Из глубин запутанного прошлого всплывало имя, не дававшее покоя, словно назойливо тявкающая маленькая собачка. Образ повешенного Бенни Лала вставал перед ним немым укором, заслоняя радужные надежды на лучшее будущее.

Флорри так долго мечтал о новой жизни. Ему осточертело ютиться по грязным углам. Он не мог без содрогания вспоминать те ужасные ночи, когда строчил свои стихи и романы, которые никто не соглашался печатать. И вдруг ему удалось написать стоящий очерк. Он затратил на него неимоверные усилия: переделывал тринадцать раз, пока наконец не почувствовал, что каждое из пяти тысяч слов является единственно правильным. Получилось чертовски профессионально. Но все же он был ошарашен, получив записку от сэра Дениса:

Флорри!

Ваш очерк о казни великолепен. С радостью напечатаем его. Пойдет в февральском номере. Между прочим, не согласитесь ли вы заглянуть в редакцию во вторник, в любое время после половины десятого? У меня есть для вас предложение.

С уважением,

Мейсон.

Спасибо Бенни Лалу: шесть лет среди червей, а вот поди ж ты – принес Флорри удачу.

Зазвонил телефон, и сэр Деннис снял трубку.

– Они здесь? Отлично, проводите ко мне, – произнес он. – Видите ли, Флорри, тут есть одно маленькое дельце.

– Да?

– Пришли двое из Министерства иностранных дел. Они хотели бы поговорить с вами.

– Из Министерства иностранных дел?

– Нечто в этом роде. Что-то правительственное. Никогда не обращаю внимания на такие вещи. Одного из них зовут Холли-Браунинг, я знавал его в Модлен-колледже. Первоклассный парень, вам он понравится.

– Я, конечно…

Но сэр Деннис уже шел открывать дверь кабинета.

– Хэлло, Джеймс. Добрый день, Вейн.

– Привет, Деннис. Как дела?

– А, по-прежнему. Как поживает Марджори?

– Цветет.

– Счастливец. Ты женился на самой красивой женщине наших дней, Джеймс.

– Она и до сих пор красива, но мы так редко видимся, что оно как-то уже забылось.

– Он все так же много работает, Вейн?

– Да, сэр. Почти каждый вечер до полуночи и даже дольше.

– Боже праведный, Джеймс, и это после того, что ты перенес. Ну что ж, друзья, юношу, которого вы видите, зовут мистер Роберт Флорри, он наш новый политический корреспондент в Испании.

Флорри встал, собираясь пожать огромную руку неуклюжего, невзрачно одетого мужчины. Несмотря на угрюмый и усталый вид, в этом человеке чувствовалось что-то безжалостное, неумолимое, какой-то скрытый фанатизм. Флорри, пять лет прослуживший в полиции, такие вещи чуял сразу. Он решил, что эти двое тоже полицейские.

– Флорри, я – майор Холли-Браунинг. Это мой помощник, мистер Вейн.

– Очень приятно… – начал Флорри, но его протянутую руку никто не заметил.

Сэр Деннис бесшумно выскользнул из комнаты, и Флорри почувствовал, что его увлекают в нишу у окна, где три обшарпанных кожаных кресла стояли вокруг низкого столика со старыми выпусками «Зрителя» и несколькими африканскими масками.

– Вы из Министерства иностранных дел, я правильно понял? – спросил Флорри.

– Из правительства его величества, скажем так. Присядьте, пожалуйста. Чаю?

– Э-э, да, благодарю.

– Вейн, вы позаботитесь о чае для нас?

Флорри чувствовал, что его приподнятое настроение постепенно сменяется недоумением.

– Могу я поинтересоваться, мистер Флорри, вы красных почитаете?

Флорри, решивший, что его спрашивают о том, что он почитывает, начал было составлять интеллигентный ответ, но тут до него дошел смысл сказанного. Речь шла не о книгах.

– Но почему вы об этом спрашиваете? – удивился он.

Ни один мускул не дрогнул на лице майора. Он продолжал буравить Флорри тяжелым взглядом.

Но Флорри не поддался. Несмотря на напряжение и внезапное понимание всего ужаса происходящего, его вдруг озарила догадка.

«Так вот как вы теперь это делаете, майор! В наше время мы работали тоньше. Я сам был полицейским. Бывал в подобных переделках и знаю, как это происходит. Сначала приветливость и дружеский тон, чтобы бедняга расслабился. Затем, без предупреждения, резкий вопрос. Захватить врасплох, заставить раскрыться. Да-а, понятно. Лучше бы вы не ходили вокруг да около, а сразу перешли к делу».

Что-то весьма напоминавшее скупую улыбку скользнуло по бульдожьему лицу майора.

– Вот и чай, – пропел Вейн, торжественно вкатывая сервировочный столик с подносом. – К нему мне удалось раздобыть несколько отличных кексов. Не угодно ли, мистер Флорри?

– Нет, благодарю.

– Сахару, мистер Флорри?

– Один кусочек, пожалуйста.

– Вейн, мне, пожалуйста, два. И побольше молока в чай.

– Да, сэр.

– И пожалуй, кекс. Он свежий?

– Очень свежий, сэр.

– В таком случае один. Я, между прочим, только что спросил у Флорри, не красный ли он?

– Да? – рассеянно обронил Вейн, занятый возней с чаем и кексами. – И что же он вам ответил?

– Представьте, ничего. Разозлился.

– Молодцом, я бы сказал. Не позволяйте майору себя запугать, мистер Флорри. Иногда он бывает чертовски груб.

– Послушайте, Флорри, – снова обратился к нему Холли-Браунинг, – предположим, мы выследили одного парня. Ради эксперимента допустим, что он убежденный большевик. Нет, я не говорю о безвредной салонной болтовне – сплошь пустозвонство и воздушные замки. Или, например, о тех придурках, что любят ораторствовать в Гайд-парке, стоя на ящиках из-под мыла и распугивая прохожих. Нет, давайте представим, что где-нибудь у нас в стране имеется парень, всем сердцем мечтающий, чтобы сюда в самом деле явился дядюшка Джо Сталин, заковал нас всех в кандалы, наводнил страну своими ищейками и заставил детишек учить русский язык. Вы следите за моей мыслью?

– К чему вы клоните? – враждебно спросил Флорри.

– Мы располагаем информацией, полученной из источника, раскрывать который не вправе, что парень, чей портрет мы в нашей сугубо теоретической беседе только что набросали, и в самом деле существует.

И тут Флорри осенило. Эти люди шпионы! Когда он служил в армии, таких называли «политическими», хотя, возможно, этот термин уже устарел. Те, о которых писал Киплинг в своем «Киме», – рыцари большой игры.

– Вы улыбаетесь, мистер Флорри? Я сказал что-нибудь смешное?

– Нет.

– Вам известно «Положение о государственной тайне»? Довольно неприятный юридический документ. Между прочим, введен в действие в тридцать втором. Вполне способен упечь кое-кого в Скрабс[5] лет эдак на семь. Тема нашей беседы вполне подпадает под его действие, мистер Флорри. Так что имейте в виду: ничто из нее не должно просочиться за стены этой комнаты. Понимаете?

– Должен признаться, я не совсем улавливаю, чем могу быть вам полезен.

– О, ваша помощь может оказаться просто бесценной, мистер Флорри. Прошу выслушать меня внимательно. В тысяча девятьсот тридцать первом году, когда вы наслаждались полной приключений жизнью в Бирме на службе империи, один русский чекист по имени Левицкий завербовал в Кембридже студента – молодого, неглупого, даже талантливого молодого человека со связями, обаянием и широкими возможностями – с целью шпионажа в пользу России. В качестве первого шага для водворения дядюшки Джо и его порядков у нас в стране.

– Ну, это никуда не годится, – буркнул Флорри, не совсем понимая, что, собственно, он имеет в виду.

– Совершенно согласен, – отозвался майор.

– Но какое это имеет отношение ко мне? Я никогда в Кембридже не учился. И не смогу помочь вам разыскать этого типа.

– О, в этом нет нужды, мистер Флорри. – Тон вступившего в беседу Вейна был крайне доброжелательным. – Нам, разумеется, прекрасно известно, кто это. Нам требуется другое – как бы это сказать помягче? – его требуется остановить. Скажем так, изолировать. Мистер Флорри, майор не рассказывал вам, что ему однажды тоже довелось присутствовать при повешении? Я не ошибаюсь, сэр? Это было где-то в Восточной Африке незадолго до Первой мировой войны?

– В одиннадцатом году, если быть точным, – подтвердил майор. – Отвратительная вещь. Один из тамошних напился во время сафари местного вина и напал на мем-сахиб с пангой.[6] Поранил ей руку, остался шрам. Ну, пришлось его наказать для острастки. Чтоб другим неповадно было. Как бы то ни было, это ужасное зрелище.

– Вы сказали, остановить? – спросил Флорри. – Что вы имели в виду? Должен сразу сказать, мне не нравятся такие выражения.

– Вы играете в шахматы, мистер Флорри?

– Немного. Редко. И вообще неважно.

– Не доводилось ли вам читать книгу Э. И. Левицкого «Теория жертв в шахматах»? Она была опубликована на немецком языке в Лейпциге в девятьсот первом году.

– Нет, не читал.

– Написана молодым русским политэмигрантом, выигравшим как раз тогда один престижный турнир. Я сам тоже не играю, но мне доводилось встречаться с автором, правда, несколько позже и при весьма необычных обстоятельствах. Специалисты утверждают, что умение жертвовать шахматной фигурой – это именно тот прием, который делает гения чемпионом. Тщательно рассчитанная в ходе игры потеря одной из фигур приносит победу. Именно на этом специализировался Левицкий, в этом была сильная сторона его игры. Его даже прозвали Сатана Собственной Персоной, под таким псевдонимом он и выступал в шахматных турнирах в начале столетия. Играл блестяще. Опасный противник.

– Майор Холли-Браунинг, я действительно не понимаю…

Но майор, подняв толстый палец, призвал его к молчанию. Так, бывало, в Итоне школьный староста останавливал не в меру развеселившегося ученика.

– Как сообщает источник, Левицкий провел в нашей стране большую часть тысяча девятьсот тридцать первого года, выполняя некую миссию. В это время он служил главой западноевропейского бюро Коминтерна, являясь одновременно подполковником ГРУ.[7] Так русские называют свой отдел военной разведки. Коминтерн был всего лишь прикрытием для их мировой пропаганды и шпионажа. По нашим данным, в начале тридцать первого года Левицкий познакомился с одним юношей, который стал для него просто находкой, и начал готовить его. Левицкий – хитрый, опытный ловец. Он действовал, можно сказать, как на охоте, безошибочно выбрав склонного к предательству молодого англичанина. Во всяком случае…

– Майор Холли-Браунинг, не сомневаюсь, все, что вы говорите, для вас чертовски важно, но я не вполне…

– Он как раз переходит к главному, заместитель суперинтендента полиции, – проворковал Вейн.

– Да, Флорри, уже заканчиваю. Во всяком случае, этот Левицкий, как сообщает наш источник, несомненно, вошел в контакт с группой неглупых молодых людей, называвших себя – вы, возможно, слышали это название: был такой тайный клуб, модный среди левого толка преподавателей… – называвших себя «Апостолы».

«Вот оно как».

Флорри откинулся на спинку стула. С шумом втянул в себя воздух и почувствовал, как на лбу выступают капельки пота.

– Любопытно, а, Вейн? Стоит произнести волшебное слово, и наш нетерпеливый и довольно непонятливый юный поэт на глазах бледнеет, потеет и краски бегут с его лица.

– Почему вы удивлены? – спросил Флорри. – Не каждый же день человеку предлагают доносить на лучшего друга.

– Он дрогнул, сэр, – ответил на это Вейн. – Вы сказали, что он дрогнет, и он дрогнул. Но, мистер Флорри, вам не кажется, что в данном случае более адекватен термин «бывшего лучшего друга»?

Флорри поднялся на ноги.

– Мне кажется, что вы делаете печальную и глупую ошибку. Ваши действия предосудительны. На Востоке мы не позволяли себе такого отношения даже к туземцам. А вы проявляете его к достойному уважения англичанину с безупречной репутацией.

Майор спокойно продолжал смотреть на него.

– Еще чаю? – заторопился Вейн. – Или кекс? Он очень свежий, и я даже ощущаю запах корицы.

– Не хочу я ни ваших несчастных кексов, ни корицы. Благодарю вас, но я ухожу.

– Флорри, будьте добры, присядьте.

– Джулиан Рейнс – талантливый поэт и блестящий ученый. Он с двумя наградами закончил Тринити-колледж в Кембридже. Его поэма «Ахилл, глупец» – один из ключевых текстов в современном модернистском течении. Его…

– Да, я читал ее. «В конечном счете все одно и то же. В конечном счете жизнь – лишь игра». Могу я спросить, вы разделяете подобные чувства, Флорри?

– И он не стал бы шпионить на каких-то вшивых большевиков в шинелях размеров на двенадцать больше, чем нужно. Боже милостивый, да он бы даже чай не стал с ними пить!

– Он и с вами обращался так, будто вы были ничтожной фигуркой в игре, не так ли, Флорри? Когда вы перестали его интересовать, он просто вычеркнул вас из списка живых. Мы в курсе дел, Флорри. После разрыва с ним вы не так уж преуспели. Удрали в Бирму и стали полицейским. Не выдержали испытания жизнью без поддержки великого Джулиана. Что ж, небольшая школьная драчка. С кем ни случается, Флорри. Только для вас это обернулось кровавыми ранами.

– Он неспособен на предательство, – упрямо стоял на своем Флорри. – Да, Джулиан может быть жесток. Да, он любит обижать людей. Но есть вещи, на которые он неспособен.

– Факты говорят сами за себя. Из всего состава группы «Апостолы» тридцать первого года Джулиан единственный, кто подходит под описание, данное нашим источником рекруту Левицкого. Как вы сами сказали, он блестяще одарен. Его мать не только богата, но и имеет тесные связи с самыми высокопоставленными людьми страны как среди политиков, так и среди людей искусства. Она могла бы добиться для сыночка любого поста по его выбору – хоть в кабинете либералов, хоть социалистов. Из него вышел бы весьма влиятельный человек.

– Джулиан – художник, писатель. Настоящий художник. Его не интересует никакая чертова политика!

– Джулиан Рейнс, скажем так, человек разносторонний. И такая многоликость не позволяет отнести его к той или иной категории. Он блестящий дилетант. Во всем, что он предпринимает, он добивается успеха. И возможно, именно чувство превосходства продиктовало ему пренебрежительное отношение к остальным людям, бедным простофилям. Например, сделанный им анализ истории не мог быть более глубоким и тонким. Кто же может поручиться, что Джулиан не решил блеснуть и в шпионском ремесле, Флорри, и добиться того же успеха, что и в поэзии, и в журналистике?

– Кто вам наговорил такой ерунды? Какая-нибудь военная мелюзга?

– Мистер Флорри, – вмешался Вейн, – вы сами служили в полиции, и вам прекрасно известно об использовании осведомителей.

– Один русский. Тайный агент, сбежавший от сталинской охранки, – объяснил майор.

– Понятно. Трусливый советский Джонни, давший деру от своих командиров. Да этот ублюдок что угодно наговорит, лишь бы его пригрели в Англии.

– Строго говоря, он не в Англии. В Соединенных Штатах. Эта история стала известна американцам, и они сочли ее достаточно достоверной.

– Того лучше! Янки вообще известные придурки. Господи, да все это еще глупее, чем кажется с первого взгляда.

– Чашечку чая, мистер Флорри?

– Спасибо, конечно, но мне пора.

– Последний довод, мистер Флорри. Наш певчий дрозд из России работал в Амстердаме. И сообщил, что последним заданием, полученным им от хозяев, была организация особо секретного канала для связи с Барселоной. По поднятой суматохе он заключил, что этот канал должен обслуживать исключительно ценного, хорошо засекреченного агента. Выход на связь был намечен на пятое августа. Джулиан Рейнс прибыл в Барселону четвертого. Из всей группы «Апостолы» он, и только он, был в Испании.

– Обратите внимание, мистер Флорри, как все сходится.

Флорри покачал головой.

– Нам всего лишь требуется человек, который бы поехал в Испанию и там, на месте, вступил в тесное общение с Джулианом Рейнсом. Нам необходима постоянная слежка за объектом: сведения о его перемещениях, близких друзьях, о заданиях, которые он получает от русских. Мы нуждаемся в доказательствах.

– И тогда?

– А тогда придется выполнить свой долг. Как когда-то в Бирме выполнил его один английский солдат.

– Убить?

– Врага уничтожают как могут и когда могут, мистер Флорри.

– Боже правый!

– Вам довелось воевать, Флорри?

– Нет, конечно нет.

– Ну а я участвовал в нескольких войнах. Там быстро обучают обращению с врагами.

Флорри теперь ясно понимал подоплеку происходящего: сэр Деннис и «Зритель» в полной гармонии с правительством его величества разработали весьма утонченный, благодушный, почти приятельский и очень английский способ ведения подобных дел. Предложить Флорри такую жизнь, о которой он мечтал, но в обмен потребовать всего лишь его душу.

– Нет, – решительно произнес Флорри. – Вы заставляете меня быть моральным судьей в этом деле. Я не считаю, что это правильно.

– Но, мистер Флорри, родина вправе требовать больше, чем…

– Родина человека там, где его друзья. Правильнее будет сказать, что если их нет, то этот термин лишается смысла.

Он встал.

– Уверен, что вы проинформируете сэра Денниса о принятом мной решении.

Флорри резко повернулся и направился к двери. Но она не открывалась.

– Мистер Флорри, – в голосе Вейна звучало смущение, – по нашей просьбе сюда прибыл констебль специального подразделения. Здоровенный такой парень. Он сейчас находится за этой дверью. Имеет недвусмысленные инструкции.

– Арестовать меня, полагаю? За отказ участвовать в недостойном заговоре?

– Мистер Флорри, должен признаться, что нахожу ваше лицемерие невыносимым, – процедил майор после долгой паузы. – Вейн, объясните добродетельному мистеру Флорри, какими инструкциями располагает констебль.

– Ордер на ваш арест. Обвинение – дача ложных показаний.

– Дача ложных показаний?

– Вы помните Бенни Лала, не так ли, мистер Флорри? – спросил Вейн.

Что-то оборвалось в груди Флорри.

– Думаю, помните. Вы ведь так красноречиво написали о нем. Хоть и опустили некоторые детали, мистер заместитель суперинтенданта полиции, – жестко произнес майор.

Флорри не сводил с него глаз, полных одновременно ненависти и страха.

– В прошлом году один человек признался в совершенном им убийстве. Он принадлежал к бирманской По-Бен-Сьен, иначе называемой Партией свободы, военной националистической группировке, контролировавшейся, как мы полагаем, коминтерновскими приятелями Джулиана. Когда эта группировка обнаружила, что У Бат передает информацию одному из наших людей, она сочла необходимым его элиминировать. У Бат был убит, а вину попытались свалить на нас.

– А вы – на меня. Несколько лет назад я допустил ошибку, дав показания о том, в чем не был уверен, и сейчас вы пытаетесь возвести на меня обвинение.

– Которое грозит вам заключением в Скрабс. Дача ложных показаний наказывается сроком до четырех лет, насколько мне известно. И заметьте, мистер Флорри, в Скрабс есть камеры, которые могут показаться невыносимыми, особенно молодому человеку с такой приятной внешностью, как ваша. Я могу использовать то небольшое влияние, которым располагаю, и добиться, чтобы вас поместили среди педерастов особо агрессивного склада. Согласитесь, весьма тяжелое испытание для выпускника привилегированной школы.

– Вы не считаете себя негодяем, майор?

– Как писатель, вы должны высоко ценить иронию. Вот небольшой пример в вашу коллекцию. Лично я не сомневаюсь в том, что вы поступили совершенно правильно в случае с У Батом. Закрывать то дело надо было как можно скорее. Но я без малейших угрызений совести воспользуюсь этим поводом, чтобы принудить вас сделать такой же правильный выбор. Исполнить свой долг. Не сомневайтесь, мы сделали все, чтобы обвинение было вам предъявлено.

– Я обращусь в прессу.

– Используя «Положение о государственной тайне», о котором я вам уже сказал, мы заставим ее замолчать.

Флорри уставился в окно. За ним виднелись очертания Лондона, наверное, те же, что и во времена Диккенса: ровный, аккуратный ряд невысоких домов с каминными трубами на крышах. Больше всего это напоминало разложенные почтальоном на столе посылки. И между этими домами пробирались нечестные, вороватые граждане Британской империи, безликие и безымянные, в чью когорту его только что завербовали.

– Не знал, что британские власти могут быть так безжалостны.

– Судьбе было угодно послать нам безжалостных врагов, Флорри.

– Поймите, вы, как никто другой, подходите для этого дела, мистер Флорри, – заговорил Вейн. – Как писатель, вы имеете возможность бывать там, где бывает он. Вы с ним хорошо знакомы. Выражаясь точнее, вы очень хорошо знакомы, как это бывает с мальчиками в закрытых школах. Старые школьные связи, мистер Флорри, кое-что значат, согласитесь, что это так. Затем, вы – бывший полицейский, человек, имеющий опыт в секретных делах. Вы вытащили самый правильный билет, мистер Флорри. Ну и действительно, чувство долга тоже не пустой звук, сэр.

– Еще одно, Флорри, – встрял майор. – Ведь вы его ненавидите. Или, по крайней мере, должны ненавидеть.

«Джулиан, – подумал Флорри, – за что ты меня так обидел?»

Он вспомнил мальчика, которого так любил и который едва не погубил его.

«Да, я тебя ненавижу. Это правда. Какой-то неведомой алхимией чувств моя любовь жалко перетекла в ненависть. Никогда не забуду, как ты потехи ради насмеялся надо мной».

– Мы обязательно уточним все детали, мистер Флорри, – снова заговорил Вейн. – Возьмем все расходы на себя. В таких делах мы не мелочимся.

Флорри, подняв глаза, увидел, что оба искусителя надевают пальто, собираясь идти.

– Всего хорошего, Флорри. Рад, что вы с нами, – бросил майор.

Флорри закрыл глаза. Донесся звук захлопнувшейся двери, затем тихие удаляющиеся шаги.


Пролог | Испанский гамбит | 2 Отель «Люкс»