home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8


Я думаю, Адриан хоть сейчас пошел бы со мной на охоту за сестрой миссис Тервилигер, но в Амбервуде действует комендантский час, и кроме того, это как раз то дело, которое я хотела бы сделать в дневное время. Адриан излечил Маркуса, при этом обошлось без драки, так что они достигли прогресса в отношениях. Маркус стал менее враждебно относиться к Адриану, и вместе они разговаривали о действии духа. Адриан осторожно отвечал на вопросы и вздохнул с облегчением, когда приехала Сабрина забрать Маркуса. Он таинственно со мной попрощался, сказав, что скоро расскажет о "следующем этапе".

Я слишком устала, чтобы требовать более подробную информацию, и отправилась в общежитие выспаться, потому что это был слишком сумасшедший день. Я проснулась от стука в дверь рано утром. Я посмотрела на часы и поморщилась, увидев, что сейчас на час раньше того времени, во сколько я обычно вставала. Я встала с постели, надеясь, что кто бы это ни был, но он уже ушёл. Если бы было действительно что-то срочное, то можно было позвонить на телефон. Однако пропущенных вызовов не было.

К сожалению, стук не прекращался. С чувством страха я привела себя в порядок, я боялась того, что найду за дверью.

Это была Ангелина.

— Наконец-то, — сказала она, пригласив саму себя в мою комнату. — Я думала, что ты уже никогда не откроешь.

— Извини, — сказала я, закрывая за ней дверь. — Я была занята — спала.

Она подошла к моей кровати и села, как на свою собственную. Я не знала её расписание, но мне всегда казалось, что в это время она ещё спала. Видимо, не сегодня. Она была одета в школьную форму, а её огненные волосы были собраны в аккуратный хвостик.

— У меня проблема, — сказала она

Моё чувство страха возросло. Я включила кофеварку, в которой всегда была свежая вода и заготовка для кофе. Что-то подсказывало мне, что нужно ещё подставить чашку, чтобы сделать его.

— Что случилось? — спросила я, расположившись в кресле.

Я даже не попыталась отгадать. Когда дело касалось Ангелины, то это могло быть что угодно, от метания стола в гневе до того, что она облила студента кислотой. Это случилось недавно.

— Я заваливаю математику, — сказала она.

Это была плохая, но не неожиданная новость. Воспитание детей в горной общине, в которой выросла Ангелина, не совсем соответствовало элитной программе Амбервуда. Она постоянно заваливала программу, но ей удавалось выкарабкаться до сих пор.

— Я уже заработала неприятности с испанским, — добавила она. — Но у меня уже есть дополнительные занятия в Пинато и я торчу всё время на них.

Я слышала о Пинато. Как-то в ее классе был день искусства и она настолько тщательно работала над папье — маше, что его не получилось открыть. Тогда один из ее одноклассников попытался открыть ее сам, за что что Ангелина толкнула его к стене и начала избивать бедного парня, благо, учительница быстро их разняла

— Но если я съеду ещё и в математике, то меня выгонят.

Я вернулась в реальность, выкинув мысли о прошлом Пинато.

— Тьфу, — сказала я, не имея лучшего способа выразить свои мысли.

Проблема со школой, имеющей высокие стандарты… ну, это были высокие стандарты. Проблема по одному предмету может быть, но по двум. И если Ангелину выгонят, то безопасность Джилл будет под угрозой, не говоря уже о том, что обвинят в этом меня.

— Мисс Хэворд сказала, что мне нужен наставник. Она говорит, что либо мне нужно получить хорошую оценку, либо хотя бы показать, что я стараюсь.

Кажется, это звучит многообещающе. Даже если учитель не мог помочь, мы могли надеяться, что школа будет снисходительна за упорные старания.

— Хорошо, — сказала я. — Мы найдём тебе наставника.

Она нахмурилась.

— Почему бы тебе не сделать это? Ты умная. И хорошо разбираешься в математике.

Почему бы не я? Ну, для начала мне необходимо остановить злую колдунью, высасывающую жизнь из невиновных девушек. Затем я должна разгадать загадки и тайны организации, в которой я родилась.

Вместо этого я сказала:

— У меня много дел.

— Тебе придётся. Это было бы несложно для тебя, — запротестовала она.

— Я правда занята, — сказала я. — Интересно, почему Эдди не может.

Его имя вызвало улыбку на её лице.

— Он предложил, но его познаний не достаточно, мне нужен кто-то действительно хорошо разбирающийся в этом.

— Тогда я действительно могла бы сделать это. Просто я не могу прямо сейчас.

Ангелине не понравился этот ответ, но, по крайней мере, она не стала бросать в меня столом.

— Окей. Хорошо. Только поторопись.

— Да, ваше величество, — пробормотала я, глядя, как она гневно выходит из моей комнаты.

Но с проблемами Ангелины было разобраться хотя бы гораздо легче, чем с другими сверхъестественными проблемами, занимающими моё время. Я уже проснулась и попила кофе, поэтому я решила, что нет смысла ложиться обратно. Я сходила в душ, и сделала дополнительное задание, пока ждала начало завтрака. Когда подошло время завтрака, я направилась вниз и задержалась у входа в столовую. Через пять минут ко мне подошла моя подруга Кристин Сойер. Она всегда приходила к началу завтрака, одной из первых. Она также информировала меня.

— Привет, — сказала я, идя в ногу с ней. — Хороший дождь?

— Великолепный дождь, — сказала она. Капли пота все ещё оставались на её тёмной коже. — Стало намного лучше, когда погода стала дождливой.

Она посмотрела на меня.

— Я никогда не видела тебя так рано за завтраком. Я обычно вообще не вижу тебя на завтраке.

— Это самый важный приём пищи за день, не так ли? — я взяла овсянку и яблоко. — Кроме того, у меня к тебе просьба.

Кристин чуть не уронила тарелку с яичницей от неожиданности. Её карие глаза расширились.

— У тебя ко мне просьба?

Хотя я и не несла ответственности за моих человеческих друзей в том плане, как за мороев и дампиров, но я всё равно заботилась о них. Я бы помогла Кристин в случае необходимости.

— Да… моей сестре Ангелине нужен репетитор по математике.

Выражение лица Кристин показывало то, насколько она ждала, когда я закончу свой рассказ. Затем последовал удар.

— Кто, я? Нет. Не смогу.

— Ой, да ладно, это будет несложно. — Я поспешила за ней, чтобы догнать её. Наверное, она подумала, что если пойдёт быстрее, то сможет избежать моей просьбы. — Она просто отстала в математике. Ты сможешь научить её, даже с закрытыми глазами.

Кристин села и посмотрела на меня долгим взглядом.

— Сидни, я видела, как ваша двоюродная сестра ударила взрослого человека и бросила микрофон в другого. Неужели ты действительно думаешь, что я соглашусь на работу, которой она не хочет заниматься? Что если она расстроится от того, что я ей скажу? Как я могу знать, что она не ударит меня циркулем?

— Ты не можешь, — согласилась я. — Но я думаю, что это маловероятно. Возможно. К тому же она действительно хочет повысить свои знания. В противном случае, её могут выгнать.

— Извини, — Кристин выглядела виноватой. — Ты знаешь, что я готова сделать почти всё для тебя, но не это. Ты сможешь найти кого-то другого, кто её не боится.

Я думала об её словах снова и снова, пока шла в кабинет истории. Она была права. Но такими людьми, окружавшими её, были Эдди и Джил, и они явно не были из списка преподавателей. Возможно, мне стоило предлагать деньги, чтобы кто-то согласился на это.

— Мисс Мельбурн, — Миссис Тервилигер, к счастью, пришла сегодня в школу. Она подозвала меня к ее заполненному столу и дала мне один лист бумаги. — Вот этот список мы обсуждали.

Я просмотрела на него. В нём были имена шести девушек и их адреса. Они все имели магические способности, но не состояли в шабаше ведьм, и у них не было наставника. Все адреса были в районе центра Лос-Анджелеса.

— По словам Миссис Сантос тебе так же нужна была информация для твоего проекта?

— Да. — Миссис Сантос выслала мне по электронной почте информацию об исторических районах, причём я бы сузила её до нескольких нужных мне. — Я начну работу над этим проектом в выходные.

Мисс Тервилигер приподняла бровь.

— Почему ты откладываешь? Я никогда не замечала, чтобы ты откладывала что-то.

Я была поражена.

— Ну… обычно я так не делала, мэм. Но это займёт некоторое дополнительное время, которого у меня нет во время школьных дней, и мне нужно время, чтобы ездить.

— А, — сказала она, поражая меня. — Тогда ты можешь использовать время с независимых исследований. А еще я могу поговорить с миссис Везерс, чтобы она разрешила возвращаться тебе после комендантского часа. Уверена, она будет не против. Проект очень важен для нас.

У меня не осталось никаких протестов.

— Я начну сегодня же.

Когда я вернулась к своей парте, голос произнес:

— Боже, Мельбурн. Просто, когда я думал, что ваше с ней независимое исследование не может стать проще… теперь ты даже не являешься на урок?

Я остановилась, чтобы улыбнуться Трею. Он помогал мисс Тервилигер во время этого урока, то есть он делал много бумажной работы.

— Это очень важное задание, — сказала я.

— Я догадываюсь. Что это?

— Это будет тебе не интересно, — я дважды заметила, как я посмотрела на него. Мне даже не придется нащупывать изменения в разговоре. — Что с тобой случилось?

Его глаза были налиты кровью, и неопрятное состояние черных волос давало предположить, что он не принял душ этим утром. У него был желтый, почти болезненный оттенок кожи, вместо обычно загара. Он вяло мне улыбнулся и понизил голос.

— Брат Крейга Ло достал нам пиво прошлой ночью. Прямо с пивоварни. Я думаю, что это хорошо.

Я застонала.

— Трей, я думала ты выше этого.

Трей выглядел возмущенно, насколько это возможно при его похмелье.

— Эй, некоторые иногда любят поразвлечься. Порой тебе стоит соглашаться. Я уже пытался помочь тебе с Брэйденом, но ты все испортила.

— Я ничего не портила!

Брэйден был баристом как и Трей, тот кто соперничал со мной в любви к академическим и случайным знаниям. Наши отношения были наполнены фактами и бесстрастием.

— Он расстался со мной.

— Ты даже не догадываешься. А знаешь ли ты, что в свои перерывы он пишет любовные стихи о тебе?

Я была озадачена.

— Он… пишет?

Причиной из-за которой Брэйден расстался со мной, были различные обязанности, моя вампирская семья все время вмешивалась в наши планы, заставляя меня многое отменять.

— Я чувствую себя виноватой, из-за того, что он воспринял так серьезно. Я думала…Я не отличаю влюбленность от увлечения.

Трей фыркнул.

— Я не знаю насчет влюбленности. Он больше заботится о форме и сидит с книгой, детализируя ямбы и проводя анализ сонета.

— Хорошо, это больше похоже на него.

Прозвенел звонок, так что мне нужно было вернуться на свое место, когда я заметила кое-что на столе Трея.

— Ты не закончил?

Это было большое домашние задание, которое нам задали по химии, включающее в себя сложные кислоты и базовые задачи. Срок сдачи истек, и казалось маловероятным, что Трей успеет закончить во время, потому что на бумаге до сих пор было лишь его имя.

— Да… Я собирался закончить его прошлой ночью, но…

— Верно. Пиво. Веселье. — Я даже не пыталась скрыть неодобрение. — Это очень повлияет на нашу оценку.

— Я знаю. Я знаю. — Он посмотрел вниз на бумаги со вздохом. — Я закончу столько, сколько смогу. Частичная отсрочка лучше, чем никакой.

Мгновение я изучала его, а потом приняла решения, которое противоречило моим принципам. Я полезла в сумку и вытащила свое сделанное домашние задание.

— Вот, — сказала я.

Нахмурившись, он взял страницы.

— Что вот?

— Это задание. Используй мои ответы.

— Я… — Его челюсть отвисла. — Ты знаешь, что ты делаешь?

— Да.

— Я не думаю, что знаешь. Ты дала мне свою домашнюю работу.

— Да.

— И хочешь, чтобы я её выдал за свою.

— Да.

— Но, я не сделал работу, если честно.

— Ты этого хочешь или нет? — спросила я в отчаяние.

Я начала класть бумаги обратно, но он выхватил их.

— Нет, я хочу этого, — сказал он. — Я просто хочу знать, что ты хочешь взамен. Потому что невозможно заставить меня выполнить поручение, за которое меня изгонят из семьи и из друзей.

Он придерживался лёгкого тона, но я слышала горечь в его голосе. Она была в нём. Несмотря на то, что мы были дружны, принципы Воинов и алхимиков навсегда встали между нами. Возможно, сейчас это было шуткой… но когда-нибудь это может превратиться в правду.

— Я нуждаюсь в поддержке, — объяснила я. — В маленькой, на самом деле. Это не имеет ничего общего с этими… вещами.

Взгляд Трея стал настороженным.

— В какой?

Прозвенел звонок, и я заговорила быстрее.

— Ангелине нужен репетитор по математике или она провалится. И если она провалится, то вылетит из школы. И это бы хорошо смотрелось в твоей анкете при поступлении в колледж.

— Твоя кузина немного неуравновешенная, — сказал он.

Но он не сказал "нет", так что я посчитала это хорошим знаком.

— Ты же считал её горячей, — напомнила я ему

— Да, это было прежде… — он не закончил, но я знала. Прежде, чем он узнал, что она дампир. Воины имели те же табу Алхимиков, которые были об отношениях между расами.

— Ладно, — сказала я, — Я поняла. Я только возьму свою домашнюю работу и уйду, — я протянула свою руку, но он не возвращал мне бумаги.

— Ладно, я согласен. Но учти, если она побьет меня, то ты будешь чувствовать себя виноватой. Баскетбольный сезон только начался и моя команда провалится без меня, если мне придется сидеть на лавке запасных из-за твоей сестрички.

Я усмехнулась.

— Я буду очень огорчена.

Ангелина не была так взволнована, когда я рассказала ей за обедом. Она вспыхнула от гнева и, похоже, что почти была готова швырнуть свой поднос через весь кафетерий.

— Ты хочешь, чтобы я занималась с этим… этим… охотником на вампиров? — потребовала она.

Интересно, что она использовала именно это название, но она продолжила приводить аргументы, чтобы показать своё недовольство.

— Особенно после того, что они пытались сделать с Соней?

— Трей не такой, как остальные, — защищала я его. — Он отказался убивать её и даже прошёл через трудности из-за помощи мне, которые серьёзно испортили его жизнь.

Эдди выглядел веселым, несмотря на мрачную тему.

— Ты должна также добавить, что он считает, что очень, очень плохо возвращаться к той части его жизни.

Я указала на Эдди своей вилкой.

— Не говори мне, что ты тоже считаешь, что Трей — плохой выбор.

— Для обучения? — Он покачал головой. — Нет, с ним всё в порядке. Я просто говорю, что ты не должна так быстро предполагать, что с ним всё хорошо. Его организация против нас.

— Он мой друг, — сказала я, надеясь, что моего тона достаточно, чтобы положить конец дискуссии. После ещё нескольких аргументов, Эдди смог убедить Ангелину позаниматься с Треем, напомнив ей также, что она должна вести себя прилично. Тем не менее, слова Эдди застряли у меня в голове. Я была абсолютно уверена, что Трей мой друг, но снова и снова я задавалась вопросом, когда эта трещина между нами даст о себе знать.

Во второй половине дня Эдди и Ангелина пошли на уроки. Перехватив Джилл, я посадила ее рядом с собой за стол.

— Что Адриан делает прямо сейчас?

— Он на уроке рисования, — сразу сказала она.

— Связь должно быть сегодня установилась сильная, да? — спросила я. Иногда её взгляд на его разум был более ясным, чем другие.

Она пожала плечами.

— Нет, но сегодня одиннадцатое, вторник.

— Верно, — сказала я, чувствуя себя глупо. Я знала расписание каждого, это было частью моей работы. — Я поняла это. Как ты думаешь, он сможет встретиться со мной после занятий?

— Чтобы пойти на эту охоту на ведьм? Да, он, наверное, уйдет прямо сейчас.

Джилл знала то, что знал Адриан, поэтому она была в курсе моего поиска Вероники. Хоть я и научилась принимать знания Джилл, которые она делила с Адрианом, это всё равно было небольшим шоком для меня слышать эти запретные темы, которые открыто обсуждаются. Видя мою ошеломленную реакцию, Джилл немножко улыбнулась.

— Не беспокойся, — сказала она, — Я сохраню секрет Адриана. И твой.

Горечь в ее голосе застала меня врасплох.

— Ты сердишься на меня? — спросила я, озадаченно. — Хотя нет, не так… ты всё ещё расстроена из-за того что произошло между мной и Адрианом, не так ли? Я думала, что тебе станет легче от этого.

Несмотря на слова Адриана о том, что он всё равно будет меня любить, тревоги всё равно остались, его более расслабленное состояние должно было отразиться и на Джил.

— Адриан, — сказала она. — Он не видит опасности в том, чтобы ты бегала с другим парнем.

Я была растеряна.

— Другой парень? Ты же не про Маркуса? Это сумасшествие.

— Почему же? — спросила Джилл. В этот момент связь с Адрианом была странной. Джилл ревновала от имени Адриана. — Он человек, ты человек. Вы оба бунтуете против алхимиков. И я его видела. Он очень милый. Так что никто не знает, что может случиться.

— Ну, я знаю, что может произойти: ничего, — сказала я. Даже через связь, Маркус мог бы выиграть девушку. — Я только встретила его. Я даже его не знаю и не могу ему полностью доверять, и я, конечно, не испытываю к нему никаких чувств. Посмотри, я понимаю, что ты хочешь помочь Адриану, но ты не можешь сердиться на меня за то, что произошло. Ты знаешь, почему я ему отказал, особенно после ситуации с Мики.

Мики был соседом Эдди по комнате, и хотя она понимала, что отношения между человеком и вампиром не могут быть серьёзными, она до сих пор была поражена тем, насколько сложной оказалась сложившаяся ситуация.

— Да… — Она нахмурилась, без сомнения осознавая противоречивость наших чувств с Адрианом и то, что это было правдой. — Но может быть с Адрианом, я не знаю. Возможно, всё может быть по-другому. Или может быть, хотя бы есть способ сделать это менее болезненным для него.

Я отвернулся, не в силах встретиться с ней глазами. Я не хотела думать об этом, но Адриану больно, но что еще я могла сделать? Что любой из них ожидаете от меня? Мы все знаем правила.

— Я сожалею, — сказал я, поднимая свой поднос и вставая. — Я никогда не просила об этом. Адриан забудет обо мне.

— Неужели ты действительно хочешь, чтобы он разлюбил тебя? — спросила она.

— Что? Почему ты спрашиваешь такое?

Она ничего не ответила, вместо этого лишь продолжила помешивать картофельное пюре в тарелке. Когда я поняла, что она не собирается продолжать разговор, я покачала головой и двинулась к выходу. Всё это время я чувствовала её взгляд на себе и задавалась вопросом, действительно ли я хочу, чтобы он разлюбил меня?


Глава 7 | Заклинание Индиго | Глава 9







Loading...