home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7


Я, возможно, была полна решимости найти Маркуса, но я, конечно, не собираюсь выступать против пистолета.

Я подняла руки в воздух и медленно встала, держась спиной к вошедшему. Также осторожно, я отошла от Маркуса и поставила флакон на пол. Из него все еще шел дым, но реакция вскоре должна была прекратиться. Затем я осмелилась оглянуться назад. Когда я увидела девушку, стоящую там, я едва могла поверить своим глазам.

— Ты в порядке? — спросила она Маркуса. Он, шатаясь, поднялся на ноги. — Я ушла как только ты позвонил.

— Ты! — Я не могла произнести ничего более членораздельного.

Девушка, стоящая передо мной была примерно моего возраста, с длинными спутанными светлыми волосами. Она по-прежнему направляла пистолет на меня, но на ее лице появилась легкая улыбка.

— Рада снова видеть тебя.

Я её чувств не разделяла. Последний раз я видела её, когда противостояла Воинам на их арене. В тот раз она тоже была вооружена и спутанные волосы обрамляли её лицо. Она хамила и угрожала мне, не скрывая своего мнения о том, как еретично я защищала Соню. И хотя сейчас она выглядела гораздо спокойнее, чем тогда, с теми фанатиками, я все равно не могла отделаться от мысли кто она — или в чем заключается её причастность. Я с недоверием повернулась к Маркусу. Он бережно держался за свое запястье, которое я пригвоздила локтем.

— Ты. . ты один из них! Один из Воинов Света!

Я не думаю, что я когда-то в жизни так сильно ошибалась. Я возлагала так много надежд на Маркуса. Он стал для меня важнее жизни, неким повстанческим спасителем, который мог рассказать мне все тайны мира и уберечь меня от судьбы винтика в машине алхимиков. Но всё это оказалось ложью. Кларенс упоминал о том, что Маркусу удалось уговорить Воинов Света оставить его в покое. Я могла предположить, что у него были какие-то свои рычаги влияния на Воинов, но похоже ключ к разгадке заключался в том, что он был одним из них.

Он поднял глаза от своего запястья.

— Что? С этими чокнутыми? Черт, нет.

Я почти указала на девушку, но решила, что лучше не делать резких движений. Я кивнула в ее сторону и заметила, что все замки на двери были открыты. Я была настолько погружена в борьбу с Маркусом, что ничего не услышала.

— В самом деле? Тогда почему один из них только что спас тебя?

— Я не то чтобы одна из них. — Она говорила почти небрежно, но пистолет в руке противоречил ее тону. — Я имею в виду, в каком то смысле так и есть…

— Сабрина — шпионка, — объяснил Маркус. Он выглядел куда более спокойнее теперь, когда я не нападала на него. — Прекрасная. Она была под прикрытием больше года. Она также та, кто рассказал мне о тебе.

И снова я не знала что ответить. Я также не была уверена, что купилась на эту историю про шпионку.

— Что именно ты ему рассказала?

Он улыбнулся мне улыбкой кинозвезды. Его зубы были настолько белые, что я подумала, что они из фарфора. Это было не характерно для изгоев, живущих на ходу, но за этот день ничего не случилось так, как я ожидала.

— Она рассказала про девушку-алхимика, которая защищала моройку, а затем сыграла ведущую роль в проведение отряда дампиров для её освобождения.

Ведущую? Навряд ли. Никто, в частности Стэнтон, не чувствовал необходимости рассказать мне про рейд, хотя я была в центре событий. Я не хотела раскрывать всё сразу.

— Алхимики организовали рейд, — сказала я.

— Я видела, как ты говорила, — сказала Сабрина. Ее глаза метнулись между Маркусом и мной, ожесточенные на меня и восхищенные на него. — Это было вдохновляюще. И знаешь, мы наблюдали за тобой некоторое время. Ты проводила очень много времени с мороями и дампирами в Палм-Спрингс.

— Это моя работа. — ответила я. В то время она не казалась мне вдохновленной. В основном она выглядела разочарованной, не имея возможности использовать свой пистолет на мне.

Улыбка Маркуса стала всезнающей.

— Насколько я слышал, ты и те морои выглядели практически как друзья. А затем ты стала искать меня. Без сомнений, ты тот самый диссидент, на которого мы надеялись.

Нет, всё шло не так, как я запланировала. Фактически, всё было наоборот запланированным мной действиям. Я была так горда, что выследила Маркуса, но я даже предположить не могла о том, что за мной следят. Это заставило меня чувствовать себя уязвимой, даже несмотря на то, что он говорил именно те вещи, которые я надеялась услышать. Я должна была чувствовать, что именно я управляю ситуацией, поэтому старалась быть спокойной и сильной.

— Возможно поблизости есть другие алхимики, которые скоро появятся, — сказала я.

— Они бы уже были здесь, — сказал он, раскусив мой блеф. — Они бы не послали тебя одну… хотя сначала я запаниковал, когда увидел тебя. Я не понял, кто ты, и думал, что другие позади тебя.

Он сделал паузу, а затем заговорил уже более робким голосом.

— Извини за, эм-м, то что напал на тебя. Если это заставит тебя почувствовать себя лучше, то ты серьёзно повредила моё запястье.

На лице Сабрины отражалось беспокойство.

— О, Маркус. Тебе нужно обратиться к врачу?

Он проверил подвижность его запястья, а затем покачал головой.

— Ты знаешь, мы не можем. Никогда не знаешь, кто может наблюдать в больнице. Такие места слишком легко контролировать.

— Ты действительно прячешься от Алхимиков, — изумилась я.

Он кивнул, выглядя почти гордым.

— Ты сомневалась? Я полагал, что ты это знаешь.

— Я подозревала, но я не слышала это от них. Они отрицают, что ты существуешь.

Ему казалось это забавным. На самом деле ему все казалось забавным, что я считала немного раздражающим.

— Да. Это то, что я слышал от других.

— Каких других?

— Других, как ты. — Эти голубые глаза задержались на мне на мгновение, как будто они могли увидеть все мои тайны. — Других алхимиков желающих освободиться из загона.

Я знала, что мои собственные глаза широко раскрылись.

— Есть… есть другие?

Маркус уселся на полу, прислонившись к стене, и все еще сжимая запястье. — Давайте устроимся поудобнее. Сабрина, убери пистолет. Я думаю, что Сидни не доставит нам никаких проблем.

Сабрина не выглядела уверенной в этом, но через некоторое время выполнила его приказ. Она присоединилась к нему, выступая в роли его защитника.

— Я лучше постою, — сказала я им. Ни в коем случае я не хотела бы сидеть на этой грязи. После того как я дралась здесь с Маркусом, я была готова искупаться в антисептике для рук.

Он пожал плечами.

— Как хочешь. Ты хочешь узнать ответы на некоторые вопросы? Сначала ты ответишь мне. Зачем ты искала меня в тайне от алхимиков?

Я не люблю, когда меня допрашивают, но какой смысл быть здесь, если я не собираюсь вступать в диалог?

— Кларенс рассказал мне о тебе, — наконец ответила я. — Он дал мне твою фотографию, и я видела, что под твоей татуировкой остались следы лилии. Я не знала, что такое возможно. Татуировка никогда не выцветала.

— Кларенс Донахью? — Маркус выглядел искренне обрадованным. — Он хороший парень. Я полагаю, вы с ним друзья, раз ты в Палм-Спрингс, да?

Я начала было говорить что мы не друзья, но задумалась. Кем еще мы были, если не друзьями?

— Получить такую не просто, — добавил Маркус, постукивая по синей татуировке. — Тебе придется проделать много работы, если ты хочешь такую же.

Я отступила назад.

— Э-эй, я не говорила что хочу этого. Зачем мне вообще хотеть сделать это?

— Потому что она освободит тебя, — просто сказал он. — Татуировка не позволяет тебе обсуждать все, что связано с вампирами, так? Ты же не думаешь что это её единственное действие? Подумай. Что мешает ей контролировать что-то еще?

Я бросила все попытки предугадать повороты этого разговора, потому что каждая тема была еще безумнее предидущей.

— Я никогда не слышала ни о чем подобном. Я никогда не чувствовала ничего такого. За исключением защиты информации о вампирах, я контролирую себя сама.

Он кивнул.

— Возможно. Изначально татуировка только запрещает говорить о вампирах. Они начинают добавлять новые компоненты с повторным вводом чернил, так как у них есть свои основания для беспокойства насчёт вас. Человек может пробиться через это, и если он это делает, то… его отправляют на перевоспитание.

Его слова бросили меня в холод, и я прикоснулась рукой к щеке, вспоминая совещание перед тем, как меня отправили на новое задание в Палм-Спрингс.

— Мне повторили татуировку…но это было как всегда. — Как всегда. Нормально. Ничего похожего на то, о чём он говорил.

— Может быть. — Он наклонил голову и опять пронзительно на меня посмотрел. — Ты сделала что-то плохое до этого, милая?

Например, помогла беглому дампиру?

— Зависит от того, что ты считаешь плохим.

Оба они рассмеялись. Смех Маркуса был громки и бесшабашным, он был довольно заразительным, но только не в данной ситуации, мне было тяжело присоединиться к ним.

— Она могла усилить твою верность их группе, — сказал он, всё ещё посмеиваясь. — Но не сильно, иначе ты не смогла бы бороться с этим, иначе ты бы не была здесь.

Он взглянул на Сабрину.

— Что ты думаешь?

Сабрина изучала меня с критической точки зрения. Мне до сих пор трудно было поверить в её роль во всём этом.

— Я думаю, она бы хорошо подошла. И так как она всё ещё состоит в их организации, то она могла бы помочь нам… в другом вопросе.

— Я тоже так думаю, — сказал он.

Я скрестила руки на груди. Мне не нравилось, что они меня обсуждали так, будто меня здесь не было.

— Хорошо подошла бы для чего?

— Для нашей группы, — сказал он, взглянув на Сабрину. — Нам действительно нужно придумать название для группы, ну ты понимаешь.

Она фыркнула, и он снова обратил своё внимание на меня.

— Мы как ассорти. Некоторые бывшие Воины или двойные агенты, такие как Сабрина. Некоторые бывшие алхимики.

— И что вы делаете? — я обвела комнату жестом — Это не совсем похоже на высокотехногенный штаб для секретных миссий тайного общества.

— Вы только посмотрите на неё. Симпатичная и с чувством юмора, — сказал он восторженно. — Мы делаем то же что и ты, ну или то, что ты хочешь делать. Нам нравятся морои. Мы хотим им помочь, на наших собственных условиях. Теоритически алхимики тоже хотят им помочь, но все мы знаем, что всё это основано на страхе и неприязни, не говоря уже о строгом контроле своих членов. Таким образом, мы работаем тайно, так как алхимики явно не являются поклонниками тех, кто нарушает правила. Они явно не являются моими поклонниками, поэтому нам приходится работать в таких местах, как это.

— Мы также следим за Воинами, — сказала Сабрина. Она нахмурилась. — Я ненавижу находиться рядом с ними, притворяться, что я как они. Они утверждают, что хотят убивать только стригоев, но то что я слышала было и насчет мороев…

Я вернулась к одному из моих волнующих воспоминаний на арене Воинов. Я слышала как один из них загадочно прокомментировал, что однажды они будут иметь дело и с мороями тоже.

— Но, что вы на самом деле делаете, ребята?

Говорить о восстаниях и тайных операциях это одно, но добиваться изменений на самом деле это другое. Я ездила к своей сестре Карли в колледж, и видела несколько студенческих групп, которые хотели изменить мир. Большинство сидели и пили кофе, по большей части говорили, чем что-то делали.

Маркус и Сабрина переглянулись.

— Я не могу посвятить тебя в наши планы. — сказал он. — По крайней мере, пока мы не сломаем твою татуировку. Твоя татуировка перестанет действовать.

В этом было что-то зловещее, не говоря уже о постоянстве этих слов, и вдруг я подумала что я здесь делаю. Кем были эти люди в действительности? Почему я выслушиваю их? Потом меня осенила еще более страшная мысль: сомневаюсь ли я в них из-за контроля татуировки? Делает ли она меня скептической по отношению к любому, кто ставит под сомнение алхимиков? Говорит ли Маркус правду?

— Это я тоже, честно говоря, не совсем понимаю, — сказала я им. — Что значит "сломать" татуировку. Вы ведь просто наложили чернила поверх этой?

Маркус встал.

— Всему свое время. А сейчас, мы должны выбраться отсюда. Даже если ты была осторожна, я предполагаю, что ты использовала ресурсы алхимиков, чтобы найти меня?

Я колебалась. Даже если эти ребята были законными и имели хорошие намерения в отношении мороев, я, конечно, не собиралась раскрывать мою причастность к магии.

— Что-то вроде того.

— Я уверен, что ты все сделала хорошо, но мы не можем рисковать. Это место было скомпрометировано. — Он бросил тоскливый по студии. — Честно говоря, я думаю, что должен быть благодарен, что есть повод уйти.

Сабрина поднялась, ее лицо было сосредоточено:

— Я прослежу готово ли следующее месторасположение.

— Ты ангел, как и всегда, — сказал он.

— Эй, откуда ты знал, что я приду к тебе? — спросила я. — У тебя было время чтобы спрятаться и позвонить ей. — Что я в действительности хотела знать, это то как он узнал меня через заклинание невидимости. Я чувствовала как магия переполняет меня. Я была уверена, что наложила заклинание правильно, но он обнаружил меня. Заклинание не работало, только если кто-то специально искал меня. Так может ли быть что он случайно выглянул в окно, когда я взбиралась по пожарной лестнице? Хуже и не придумаешь.

— Тони предупредил меня. — Маркус одарил меня ослепительной улыбкой. Я думаю, что он пытался заставить меня улыбнуться в ответ. — Хороший парень.

Тони? Теперь я поняла. Тот мальчик на парковке. Он сделал вид, что помогает мне, а затем продал меня с потрохами. Он, должно быть, сказал Маркусу, когда я поднималась по пожарной лестнице. Возможно, Маркус отвечал на некоторый секретный стук. По крайней мере, мне стало комфортнее от знания, что я сделала заклинание правильно. Это просто не работало, потому что Маркус был заблаговременно предупрежден, что какая-то девушка искала его.

Он начал упаковывать свои скудные пожитки в рюкзак.

— «Над пропастью во ржи» великая книга, кстати. — Он подмигнул. — Может быть, когда-нибудь мы поболтаем о литературе.

Я не была заинтересована в этом. Наблюдая за ним, я увидела, что он пользовался в основном неповрежденной рукой. Я не могла поверить, что я нанесла вред, я почувствовала себя немного виноватой, несмотря на все, что случилось.

— Тебе нужно подлечить запястье, — сказала я. Сабрина кивнула в знак согласия.

Он вздохнул.

— Я не могу. По крайней мере, не с помощью обычных средств. У алхимиков глаза повсюду.

Обычные средства.

— Я, э-э, возможно могу помочь тебе, исцелить с помощью нетрадиционных средств, — сказала я.

— Ты знаешь доктора практикующего вне больницы? — с надеждой спросила Сабрина.

— Нет. Но я знаю мороя — пользователя духа.

Маркус замер, и мне отчасти понравилось, что я застала его врасплох.

— Серьезно? Мы слышали о них, но никогда не встречали их. Та женщина, которую они похитили — Соня? Она была одна из них, верно? Она уехала прежде, чем мы могли бы узнать больше.

Говоря об Адриане, он заставил меня нервничать, но Сабрина, вероятно, уже знала, что он существовал, если они наблюдали за мной.

— Да, она была, однако есть еще один в Палм-Спрингс. Я могла бы отвезти тебя к нему, и пусть он исцелит тебя.

Волнение осветило черты лица Маркуса. Сабрина посмотрела на него с ужасом:

— Ты не можешь просто уйти с ней.

В ее голосе было беспокойство или ревность?

— Почему нет? — спросил он. — Она перешагнула через свою веру ради нас. Это меньшее, что мы может сделать. Кроме того, я до смерти хочу встретиться с пользователем духа. Новый штаб не так далеко от Палм-Спрингса. Ты убедишься, что всё в порядке, а потом заберешь меня.

Сабрине не нравилось, что она не все контролирует. Может быть, я не понимаю динамику их группы, но одно было очевидно, что она считает его лидером и безумно защищает его. На самом деле, я подозревала, что ее чувства к нему были больше, чем профессиональные. Они стали обсуждать, будет ли он в безопасности или нет, и я слушала молча. Все это время я подумала, была ли я в безопасности с этим неизвестным парнем… Кларенс доверял ему, напомнила я себе. А он был параноиком. Кроме того, запястье Маркуса было повреждено, я могла бы легко его скрутить если что.

Он окончательно убедился, что Сабрина отпустила его, но не прежде, чем она прорычала: "Если с ним что-нибудь случится, я приду за тобой." Видимо ее злобный характера на арене был не фальшивкой.

Мы расстались с ней, и вскоре, Маркус и я ехали в Палм-Спрингс. Я пыталась получить больше информации из него, но он ничего не выдавал. Вместо этого, он продолжал хвалить меня, и говорить вещи, которые были только в одном шаге от линии пикапа. Судя по тому, как он подтрунивал с Сабриной, я не думаю, что он думал обо мне что-то особенное. Я думаю, он просто привык к женщинам, которые обожали его. Он был симпатичный, но этим он меня не расположил к себе.

Солнце почти село, когда мы подъехали к дому Адриана, и я запоздало подумала, что надо было предупредить его заранее. Но теперь было слишком поздно.

Приблизившись к двери, я постучала три раза.

— Открыто, — раздался голос изнутри.

Я зашла внутрь и Маркус последовал за мной.

Адриан работал над абстрактной живописью, которая была похожа на прозрачное здание из выдуманного мира.

— Приятно удивлен — сказал он.

Его глаза остановились на Маркусе и расширились.

— Будь я проклят! Ты нашла его!

— Благодаря тебе, — сказала я.

Адриан взглянул на меня. У него начала было появляться улыбка и затем мгновенно угасла.

— Что случилось с твоим лицом?

— О, — Я слегка коснулась опухшего места. Оно по-прежнему болело, но не так сильно, как это было раньше. Я произнесла следующие слова, не задумываясь. — Маркус ударил меня.

Никогда раньше не видела, чтобы Адриан так быстро двигался. У Маркуса не было ни единого шанса, возможно из-за того, что он устал от нашей предыдущей схватки. Адриан толкнул Маркуса к стене и — к моему крайнему изумлению — ударил его. Адриан однажды пошутил, что никогда не пачкает свои руки, так что к такому я была абсолютно не готова. На самом деле, если бы Адриан собрался драться, я ожидала, что это произойдет скорее при помощи магии или силы духа. Однако…наблюдая за ним, я поняла, что что-то вроде магии, требующее ясной головы, было сейчас не для Адриана. Он действовал в режиме первобытного инстинкта. Видишь угрозу — устрани ее. Это была еще одна, одновременно удивительная, и в тоже время захватывающяя, сторона загадки по имени Адриан Ивашков.

Маркус быстро получил свои удары и ответил тем же. Он толкнул Адриана назад, немного морщась. Даже с его травмой он был еще силен.

— Что за черт? Кто ты?

— Парень, который надерет тебе задницу за то, что ударил её. — сказал Адриан

Он попытался сделать еще один удар, но Маркус увернулся и сумел дать удар, от которого Адриан отлетел назад на один из своих мольбертов. Когда Маркус снова качнулся, Адриан ускользал от него с помощью маневра, который был изучен на занятиях Вулфа. Я бы аплодировала ему, если бы не была так потрясена ситуацией. Я знала, что некоторые девушки думают, что это сексуально, когда мужчины борются за них. Но я не из их числа.

— Ребята, прекратите! — крикнула я.

— Никто не смеет ударить тебя и думать, что это сойдет ему с рук, — сказал Адриан.

— Произошедшее с нами не имеет никакого отношения к тебе — парировал Маркус.

— Все что связано с ней, имеет отношение ко мне.

Эти двое ходили кругами ожидая, кто из них наброситься.

— Адриан. — воскликнула я. — Это был несчастный случай.

— Это не выглядит как несчастный случай. — ответил он, не отрывая взгляда от Маркуса

— Тебе лучше выслушать ее. — проворчал Маркус.

Спокойного парня, которого я видела раньше, не стало, но я думаю это нападение сделало свое дело.

— Это может спасти твое красивое личико от повреждений. Сколько стайлингов ты использовал, чтоб сделать волосы такими?

— По крайней мере я хоть причесываюсь. — сказал Адриан.

Маркус рванулся вперед, но не прямо на Андриана. Он схватил картину с мольберта и использовал ее как оружие. Андриану снова удалось увернуться, чего не скажешь о картине. Холст был разорван, и Марку бросил его в сторону, готовый к следующему нападению.

Адриан бегло взглянул на порванный холст.

— Теперь ты действительно выбесил меня.

— Хватит! — Что-то подсказывало мне, что они не станут сейчас слушать голос разума, и ситуация требует прямого вмешательства. Я зашагала по комнате и встала между ними.

— Сидни, уйди с дороги, — приказал Адриан.

— Да, — согласился Маркус. — Первая стоящая вещь, которую он сказал.

— Нет! — Я вытянула руки, чтобы разделить их. — Вы оба, прекратите немедленно!

Мой голос прозвенел по квартире, и я отказывалась сдвинуться с места.

— Назад, — повторила я.

— Сидни… — голос Адриана стал менее уверенным, чем когда он сказал мне, отойти с дороги.

Я посмотрела по очереди на обоих, подарив каждому парню свой взгляд.

— Адриан, это на самом деле был несчастный случай. Маркус, это тот человек, который поможет тебе, поэтому прояви немного уважения.

Похоже, я ошарашила их обоих.

— Подожди, — сказал Адриан. — Ты сказала "поможет"?

Маркус был шокирован в равной степени.

— Этот мудак и есть пользователь духа?

— Вы оба ведёте себя как идиоты. — сказала я. В следующий раз, я должна буду взять с собой книгу по управлению тестеронами. Это не входило в мои обязанности.

— Адриан, мы можем поговорить наедине? В спальне, например?

Адриан согласился, но перед этим послал Маркусу последний угрожающий взгляд. Я сказала Маркусу оставаться там, где он и был, надеясь, что он не станет звонить по телефону кому-нибудь с пистолетом. Адриан последовал за мной в спальню и закрыл за нами дверь.

— Знаешь, — сказал он. — При нормальных обстоятельствах, если бы ты позвала меня в спальню, то это стало бы «гвоздем программы» моего дня.

Я скрестила руки на груди и села на кровать. Села, потому что устала, но спустя секунду потрясенно поняла, что наделала. В этой кровати спит Адриан. В эти простыни он кутается каждую ночь. Что он одевает? Если вообще одевает?

Я вскочила с кровати.

— Это на самом деле был несчастный случай. — сказала я ему. — Маркус думал, что я пришла, потому что хотела схватить его.

Адриан, не имевший таких размышлений по поводу кровати, сел. Он поморщился по видимому от удара в живот.

— Если бы кто-то вроде тебя пришёл схватить меня, то я не стал бы сопротивляться.

Даже когда ему было больно, он не прекращал шутить.

— Я серьезно. Эта была просто самозащита. И он извинялся снова и снова в машине, когда понял кто я такая.

Это привлекло его внимание:

— Он знал тебя?

Я рассказала ему все, что со мной произошло в Санта Барбаре. Он внимательно слушал, кивая головой, и его лицо выражало что-то между интригой и удивлением.

— Я и подумать не могла когда везла его сюда, что ты нанесешь ему еще больший ущерб.

— Я защищал твою честь, — ответил Адриан улыбаясь мне, обезоруживая меня и очаровывая. — Довольно-таки мужественно, да?

— Очень, — сухо сказала я. Мне не нравилось насилие, но то, что ради меня он сделал что-то настолько не похожее на него, по правде говоря, было потрясающим. Но я никогда не скажу ему об этом. — Вульф бы гордился тобой. Но можешь больше не показывать своё "мужество", пока он здесь? Пожалуйста?

Адриан покачал головой, все еще улыбаясь.

— Я тысячу раз говорил, ради тебя я сделаю все, что угодно. Просто я все еще надеюсь, что это будет что-то вроде: "Адриан, давай примем горячую ванну" или "Адриан, давай поедим фондю".

— Ну, иногда мы вынуждены… ты сказал фондю?

Иногда было сложно успевать следовать за мыслями Адриана.

— Зачем, бога ради, мне говорить такое?

Он пожал плечами.

— Мне нравится фондю.

Я даже не знала, что сказать по этому поводу. Этот день становился всё более и более утомительным.

— Прости, что мне сейчас нет дела до чего-то такого гламурного, как плавленый сыр. Но сейчас мне нужно выяснить информацию о группе Маркуса и его татуировке.

Адриан признал серьёзность ситуации. Он встал и коснулся лилии на моей щеке.

— Я не доверяю ему. Он может использовать тебя. Но с другой стороны… мне не нравится идея, что тебя контролируют.

— Нас таких двое, — призналась я, теряя прежнюю уверенность.

Он провел линию по моей щеке на некоторое время задержав руку, и потом отпустив.

— Возможно стоит помочь ему чтобы получить некоторые ответы.

— Обещаешь больше не ввязываться ни в какие драки? Пожалуйста.

— Обещаю, — сказал он. — Если он первый не начнёт.

— Я заставлю его пообещать то же самое.

Я просто надеялась, что их "мужественная" природа не станет ещё сильнее. Пока я размышляла над этим, я почти забыла об ещё одной проблеме.

— Ой…Адриан, у меня ещё есть к тебе одна просьба. Большая.

— Фондю? — спросил он с надеждой.

— Нет. Это касается сестры мисс Тервиллигер…

Я рассказала ему о том, что узнала. Улыбка исчезла с его лица, и на нём появилось недоверие.

— И ты так просто говоришь сейчас об этом? — воскликнул он, когда я закончила. — То что некая сумасшедшая ведьма хочет высосать из тебя жизнь?

— Она не знает о моём существовании. — Я чувствовала себя на удивление защищённой. — И я единственная кто может помочь, по крайней мере по словам мисс Тервиллигер. Она думает, что я какой то супер-детектив.

— Ну, ты делаешь то, что и Шерлоку Холмсу не снилось, — сказал он. Ему не удалось пошутить, потому что он был слишком расстроен. — Но ты должна была рассказать всё мне! Ты могла мне позвонить.

— Я была вроде как занята с Маркусом.

— В таком случае, твои приоритеты расставлены неправильно. Это намного важнее, чем его группа Весёлых Мужчин. Если нам нужно остановить эту колдунью прежде, чем она доберётся до тебя, то я помогу. — Он колебался. — Но с одним условием.

Я настороженно взглянула на него.

— Какое условие?

— Позволь мне вылечить тебя.

Я отступила назад, шокированная даже больше, чем если бы он предложил еще раз ударить меня.

— Нет! Только не это! Я не нуждаюсь в этом. Я в гораздо более лучшей форме, чем он.

— Ты хочешь вернуться в Амбервуд с таким лицом. Ты не в состоянии скрыть это, Сэйдж. И если Кастилль увидит это, то он действительно убьёт Маркуса. — Адриан вызывающе скрестил руки на груди. — Такова моя цена.

Он блефовал, и я знала это. Может быть это было эгоистично, но я знала, что он не отпустит меня одну в опасное место. Однако в этом был смысл. Я ещё не видела последствий удара Маркуса, но не хотела объяснять это в школе. И да, существовала большая вероятность, что Эдди захочет выследить напавшего на меня. Если мститель-дампир нападёт на Маркуса, то это создаст сложности в работе с ним.

Тем не менее… как я могла согласиться? По крайней мере, та магия, которую использовала я, была на моих условиях. И хотя татуировка содержала некоторое количество вампирской магии, но я утешала себя тем, что она содержала четыре вида "нормальной" магии, которые мы могли понять. Дух был ещё не изведан, и его способности поражали нас. Как я могла подвергать себя такому риску?

Угадав мое внутреннее замешательство, лицо Адриана смягчилось.

— Я постоянно это делаю. Это простое заклинание. Никаких сюрпризов.

— Возможно, — сказала я неохотно. — Но каждый раз как ты используешь дух, больше вероятности, что ты сойдешь с ума.

— Я уже схожу с ума по тебе, Сейдж.

По крайней мере, это была уже знакомая территория.

— Ты обещал не поднимать эту тему.

Он просто смотрел на меня, ничего не говоря. Наконец, я вскинула руки вверх.

— Ладно, — сказала я с большей смелостью, чем на самом деле. — Просто покончим с этим.

Адриан не стал тратить время в пустую. Шагнув вперёд, он протянул ладонь и снова прикоснулся к моей щеке. Моё дыхание перехватило, и сердце забилось чаще. Сейчас он с лёгкостью мог притянуть меня к себе и поцеловать снова. Покалывающее тепло распространялось по моей коже, и на мгновение я подумала, что это просто нормальная реакция на него. Нет, я поняла. Это была магия. Его глаза встретились с моими, и моё сердцебиение остановилось, время для нас перестало существовать. Затем он убрал руку и отошёл.

— Сделано, — сказал он. — Это было так плохо?

Нет, это было вообще не плохо. Пульсирующая боль ушла. Единственное что оставалось, это мой внутренний голос, который ныл о том, что что-то произошло не так. Тот же голос говорил мне, что Андриан оставил след… но в это было тяжело поверить. Я выдохнула, до этого я задержала дыхание.

— Спасибо, — сказала я. — Ты не обязан был это делать.

Он улыбнулся одной из тех маленьких улыбок.

— О, поверь мне, я был обязан.

Молчание повисло между нами. Я закашляла.

— Ну. Мы должны вернуться к Маркусу. Может быть у нас даже будет время пообедать прежде чем появится Сабрина, и вы ребята поладите.

— Я сомневаюсь, что даже прогулка под луной сможет наладить отношения между нами.

Его слова напомнили мне кое-что, что я хотела выяснить после возвращения в город, кое-что менее важное.

— Твое пальто — ты так и не забрал его после свадьбы. Оно в моей машине.

Он отмахнулся.

— Оставь себе. У меня есть другие.

— И что я буду делать с шерстяным пальто? — спросила я. — Особенно здесь, в Палм-Спрингс?

— Укрывайся им. — предложил он. — Думай обо мне.

Я положила руки на бёдра и постаралась просверлить его взглядом, что было не так легко, потому что он был такой высокий. Поэтому и потому, что его слова вдруг вернули меня в дезориентировавшее чувство, что я сидела на его кровати. –

Ты сказал, что не будешь привносить никакую романтику вокруг меня.

— Что тут романтичного? — спросил он. — Я просто предложил, потому что оно такое плотное и тёплое. Я рассчитывал, что ты бы подумала обо мне, потому что это был славный поступок. И вот опять, именно ты находишь романтический подтекст во всём, что я говорю.

— Не правда. Ты знаешь, это не то, что я имела в виду.

Он покачал головой в притворном сочувствии. –

Должен сказать тебе, Сэйдж. Иногда я думаю, что это мне нужно вынести судебный запрет на тебя.

— Адриан!

Но он уже захлопнул дверь, зная, что его смех эхом раздался позади него.


Глава 6 | Заклинание Индиго | Глава 8







Loading...