home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

Маркус исчез и, наверняка, где-то скрывался. Я поехала домой. То, что он сказал мне, по-прежнему казалось нелепо, но я убеждала себя, что ничего из этого не могло быть правдой. Так было намного проще.

Возвратившись в Амбервуд, я обнаружила обычный студенческий вечер. Это было настоящим утешением после такой шокирующей прогулки — быть подальше от фанатиков и таинственных заклинаний. Мой телефон зазвонил за минуту до того, как я вошла в свою комнату. Я получила сообщение от Джилл: "Зайди к нам, как только приедешь обратно". Я вздохнула. Казалось бы, нет покоя для нечестивых. Оставив кошелёк в комнате, я поплелась на этаж ниже, не зная, чего ожидать.

Джилл открыла дверь, увидев меня, она вздохнула с облегчением.

— Слава Богу. У нас не простая ситуация.

— Мы постоянно попадаем в непростые ситуации, — сказала я. Войдя внутрь, я заметила Ангелину, сидящую на полу, прислонившись к стене с печальным выражением лица.

— Что случилось?

Она быстро подняла глаза.

— Я не виновата.

Неприятное чувство в моем животе возросло.

— Ты всегда не виновата, правда? Я повторяю: что случилось?

Когда Ангелина отказалась отвечать, заговорила Джилл.

— Она обеспечила Трею сотрясение мозга учебником по алгебре.

Прежде чем я успела даже начать, чтобы разобраться, Ангелина вскочила на ноги.

— Врач сказал, что это не было сотрясение мозга!

— Подожди, — я посмотрела на них обоих, наполовину надеясь, что они посмеются шутке надо мной. — Ты сделала что-то Трею? И ему, в самом деле, требуется медицинская помощь?

— Я едва коснулась его, — настаивала она.

Я села на кровать Джилл, подавляя желание залезть под одеяло.

— Нет. Ты не могла этого сделать. Снова. Что же сказать директору? О, Боже. Куда же мы теперь тебя отправим? — После драки Ангелины с агитационной группой, стало совершенно ясно, что если подобное повторится, ее исключат.

— Эдди взял вину на себя, — сказала Джилл. На ее лице появилась легкая улыбка, когда она говорила. — Свидетелей было не много, поэтому Эдди сказал, что они играли у библиотеки и перекидывались книгой. Он утверждал, что был неаккуратен и бросил книгу слишком сильно… и что случайно попал ей Трею по голове.

— Да, так все и было, — закивала Ангелина.

— Нет, не было, — запротестовала Джилл. — Я все видела. Ты с ума сошла, когда Трей сказал тебе, что не трудно понять то, что Х всегда имеет разные значения.

— Он подразумевал, что я дура!

Для меня понятие — изменчивость было понято, но я могла сказать, что под всей Ангелининой бравадой, она была взволнована. Мне всегда казалось, что среди хранителей, Ангелина была королевой своих сверстников. Здесь она пытается идти в ногу социально-академическому течению, отличающимся от того где она выросла. Это сделало бы любого неуверенным. Хотя я сомневаюсь, говорил ли Трей, что она глупая, я могла понять как некоторые его вычурные комментарии могли быть восприняты не правильно.

— У Эдди будут серьезные проблемы? — спросила я. Я сомневалась, что из-за такого его исключат, но это было просто счастье, что он получил наказание за Ангелину.

— Отстранили от уроков, — сказала Джилл.

— Он принял наказание очень смело, — добавила Ангелина.

— Уверена так и есть, — сказала я, гадая, знала ли хоть одна из девушек, какое они выражают восхищение. — Послушай, Ангелина, я знаю, что репетиторство должно быть неприятно, но ты должна следить за своим характером, хорошо? Трей просто пытается помочь.

Она смотрела скептически.

— Ты знаешь, как он относится ко мне.

— Я знаю, но люди точно не выстраиваются в очередь, чтобы доказать свою позицию. Ты нужна нам здесь. Джилл нуждается в тебе.

— Эдди тоже нуждается в тебе здесь. — Было видно, как с каждым упомянутым именем ее парня испаряется возмущение. — Пожалуйста, попробуй сработаться с Треем.

Она едва заметно кивнула, и я встала, чтобы уйти. Джилл поспешила за мной в коридор.

— Эй, Сидни? Как прошла ваша встреча с Маркусом?

— Отлично, — сказала я точно не для того, чтобы углубить тревогу на счёт Маркуса. — Информативно. И я научилась играть в скибол.

Джилл выглядела почти оскорбленной.

— Ты играла в скибол? Я думала, предполагалось, что вы будете изучать секретную историю Алхимиков.

— Мы работали в многозадачном режиме, — сказала я, но мне не понравился её тон.

Я ушла, прежде чем она смогла прокомментировать, и написала Эдди, как только добралась до своей комнаты: «Я слышала, что произошло. Жаль. И спасибо».

Его ответ был быстрым: «По крайней мере, сотрясения мозга нет».

Я была раздражена, когда на следующий день я отправилась встретиться с Адрианом. Скорее всего, Джилл рассказала ему о моей веселой поездке, которая вызовет комментарий типа: «Приятно знать, что ты предана идеи раскусить Алхимиков. Держи ухо востро».

Когда я подъехала к дому Адриана, он уже ждал меня. Как только я увидела его мрачное лицо, мое сердце остановилось. Я выскочила из машины, едва останавливаясь, чтобы захватить ключи, когда вышла.

— Что случилось? — воскликнула я, подбегая к нему.

Он положил руку мне на плечо, но я была слишком взволнована, чтобы думать об этом.

— Сидни, я не хочу, чтобы ты сходила с ума. Серьезных повреждений нет.

Я посмотрела на него.

— Ты в порядке? Ты ранен?

На мгновение его мрачное выражение стало озадаченным. Затем он понял.

— О, ты думаешь, это я? Нет, я в порядке. Пошли.

Он провел меня к частной парковке за зданием, она часто используется жильцами. Я остановилась, мои челюсти сжались, как в сцене из фильма ужасов. Другие жильцы дома толпились вокруг, а полицейский стоял рядом и делал заметки. Вокруг нас было семь припаркованных машин со спущенными шинами.

В том числе и мустанг.

— О, Нет!

Я подбежала к нему, опустилась на колени и стала изучать повреждения. Я чувствовала себя словно в разгаре войны, склонившись на коленях перед павшим товарищем на поле битвы. Я была практически на грани того, чтобы закричать: "Только не умирай у меня на руках!"

Рядом со мной присел Адриан.

— Шины можно заменить. Думаю, моя страховка сможет покрыть это.

Я всё ещё была в ужасе.

— Кто это сделал?

Он пожал плечами.

— Предполагаю, что это были дети. Вчера они испортили кучу автомобилей.

— И ты даже не подумал сообщить мне об этом?

— Ну, я не думал, что они и сюда доберутся. Кроме того, я знал, что ты свихнешься и захочешь установить здесь круглосуточное наблюдение.

— А это неплохая идея, — я взглянула на здание. — Ты должен поговорить об этом с арендодателем.

Адриан не казался заинтересованным, хотя должен был.

— Не знаю, сделает ли он это. Здесь не такие уж опасные соседи.

Я указала на мустанг.

— Тогда почему это произошло?

Хотя мы могли бы взять "Латте" в Лос-Анджелесе, мы все еще должны были ждать, чтобы закончить с полицией, а затем получить эвакуатор. Я убедилась, что водитель грузовика понимал, что лучше не царапать машину, а потом я смотрела печально, как машину увезли. После того, как фары эвакуатора исчезли за углом, я обратилась к Адриану.

— Готов идти?

— У нас достаточно времени?

Я посмотрела на свой сотовый телефон и застонала. Мы потеряли много времени, разбираясь с последствиями вандализма. И все же мне было ненавистно ждать до завтра, ввиду того, что я уже потеряла время вчера, встречаясь с Маркусом. Я позвонила миссис Тервилигер и спросила, сможет ли она помочь мне, если я вернусь после комендантского часа

— Да, да конечно, — сказала она тоном пропитанным непониманием того, почему я даже не потрудилась позвонить. — Просто поговори с этими девушками.

Мисс Тервилигер дала нам шесть имен. Мы позаботились только об одной девушке — Вэнди Стоун. Три девушки жили относительно поблизости друг от друга и были нашей целью сегодня ночью. Последние две жили ближе к побережью, и мы надеялись добраться до них завтра. Адриан пытался завести со мной разговор во время поездки, но все мои мысли все ещё были о Мустанге.

— Боже, я идиотка. — сказала я, когда мы уже почти достигли нашей цели.

— Это не то слово, каким бы я охарактеризовал тебя, — сразу сказал он. — Ясно мыслящая. Оперативная. Умная. Организованная. Прекрасная. Я бы использовал эти слова, но не "идиотка".

Я готова была спросить почему "прекрасная" шло после "организованная", но затем вспомнила о настоящей проблеме.

— Меня беспокоит машина, когда жизнь девушек находиться на волоске. Это глупо. Мои приоритеты перепутались.

Я следила за дорогой, но я могла поклясться, что он улыбается.

— Если бы твои приоритеты действительно всё портили, ты бы последовала за этим эвакуатором. Тем не менее, ты здесь, чтобы помочь совершенно незнакомым людям. Это благородно, Сэйдж.

— Не исключай из этого себя, — сказала я. — Ты тоже очень благороден, выбираясь со мной на это задание.

— Ну, это не то же самое, что скибол, но придётся заняться этим. Как всё прошло? Ты выяснила что-нибудь?

— Я многое узнала, некоторые вещи были просто невероятными. Но я всё ещё жду, чтобы получить некоторые доказательства.

Сначала удача была с нами. Первые две девушки оказались дома, хотя их реакция была похожей на реакцию Вэнди Стоун. На этот раз, предвидя это, я принесла с собой статью, надеясь, что это произведёт более сильное впечатление. Эта ужасная фотография, по крайней мере, заставляла их замолчать и мы покидали их, не зная, примут ли они это к сведенью и станут ли использовать агат.

Наше счастье закончилось, когда мы достигли третьей девушки. Она тоже была студенткой, но другого кампуса. Её звали Линн Тито, и жила она в доме женского общества. Я признаю, когда я постучала в дверь, я была готова увидеть группу девушек, одетых в розовое и имеющих подушки для боя в гостиной. Но когда мы осмотрелись, мы обнаружили, что этот дом не так уж отличается от дома Вэнди. Некоторые девушки приходили и уходили, другие сидели с учебниками и бумагами.

— Линн? — спросила девушка, что впустила нас. — Она только что ушла.

Я знала, что этого следовало ожидать. У этих девушек была своя жизнь. Они не должны были сидеть и ждать, когда же я приду и поговорю с ними. Я с тревогой взглянула в окно, подметив, что снаружи темнеет.

— Есть идеи, когда она может вернуться?

Девушка покачала головой.

— Нет, простите. Я не знаю, куда она пошла.

Мы с Адрианом обменялись взглядами.

— Ты освобождена от комендантского часа, — напомнил он мне.

— Знаю. Но это не значит, что я хочу ждать Линн всю ночь. — Я провела кое-какие мысленные вычисления. — Я полагаю, мы можем подождать пару часов. Три — самое большее.

Адриан казался в высшей степени довольным этим, и я не могла не думать о том, был ли он больше рад возможности потусоваться в колледже… или провести время со мной.

— Как здесь можно развлечься? — спросил он нашу хозяйку. Он посмотрел на окружающую нас тихую академичную обстановку. — Никаких диких вечеринок, а?

На лице девушки возникло неодобрительное выражение.

— У нас очень серьезное сообщество. Если вам нужны вечеринки, я гарантирую, что одна сейчас проходит дальше по улице. У этих девушек каждый вечер вечеринки.

Адриан с надеждой посмотрел на меня.

— О, да ладно, — сказала я. — Может, мы найдем какой-нибудь хороший музей?

— Мы должны быть поблизости, на случай, если Линн вернется, — сказал Адриан. Что-то подсказывало мне, что даже если вечеринка проходила на другом конце кампуса, он бы все равно настаивал на своем. — Кроме того, если ты так сильно хочешь в колледж, тебе нужно увидеть все возможности, которые он может предложить. И разве ты не фанат всего греческого?

Едва ли это было то, что я себе представляла и он знал это. Я неохотно согласилась, но предупредила его, чтобы он не пил. Я поправила свой парик и надеялась, что он использует дух, чтобы замаскировать нас. Алкоголь ослабил бы эту его способность. К тому же, я просто не хотела видеть его пьяным.

Найти дом, в котором шла вечеринка, было несложно, потому что мы слышали оглушительно раздающуюся оттуда музыку. Парень и девушка с пивом в пластиковых стаканах озадачили нас у двери в дом.

— Вход только для греков, — сказала девушка. Она выглядела так, будто сейчас упадет со своего стула. — Вы откуда?

Я расплывчато указала на сообщество Линн.

— Эм, оттуда.

— Альфа Ям Эрго, — сказал Адриан без колебаний. Я ждала, что они заметят, что большинство этих букв даже не греческие. Возможно потому, что Адриан говорил так уверенно, или потому что они выпили слишком много пива, но парень пригласил нас внутрь.

Я как будто снова вернулась в шумную галерею. В доме было людно и шумно, дым висел в воздухе, а алкоголь тек отовсюду. Несколько человек предложили нам выпить и какая-то девушку, приглашала нас три раза играть в пиво-понг, забыв, что она уже предлагала нам. Я смотрела на все это с удивлением, пытаясь скрыть отвращение на своем лице

— Какая трата учебного времени. Это разрушает все мои университетские мечты, — крикнула я Адриану. — Разве стоит пить, разве это не глупо?

Он осмотрелся вокруг, желая увидеть больше с высоты своего роста. Он просиял.

— Это выглядит многообещающе, — он схватил меня за руку. — Идём!

В удивительно милой и просторной кухне мы нашли девушек, сидящих на полу и раскрашивающих чистые футболки. Судя по небрежной работе и разлитых красках, они сильно приложились к алкоголю. Одна девушка была с кружкой пива, а рядом стояла такая же, но с краской. Я надеялась, что она не перепутает их.

— Что вы делаете? — спросила я.

Одна из девушек посмотрела на нас и улыбнулась.

— Футболки для зимнего карнавала. Хотите помочь?

Прежде, чем я успела отказаться, Адриан уже уселся рядом с ними.

— Конечно. — Он взял себе белую футболку и кисточку с голубой краской. — Что нужно нарисовать на них? — непритязательная работа девушек делала этот вопрос обоснованным.

— Наши имена, — сказала одна девушка.

— Зимние узоры, — сказала другая.

Это было то, что нужно для Адриана. Он приступил к работе над снежинками на рубашке. Не в силах сдержаться, я опустилась на колени, чтобы лучше рассмотреть. Не смотря на все недостатки Адриана, он был неплохим художником. Он смешал несколько других цветов, что сделало снежинки более сложными и стилизованными. В какой-то момент он сделал паузу, чтобы закурить сигарету, встряхивая в одну из пепельниц девушек. Это была привычка, которую я недолюбливала, но, по крайней мере, среди кучи дыма его дым не был так заметен. Когда он заканчивал рубашку, выписывая название женского общества, я заметила, что все другие девушки застыли, зачарованно рассматривая.

— Это поразительно, — сказала одна девушка, широко раскрыв глаза. — Можно мне такую?

— И я хочу, — настаивала другая.

— Я сделаю такую для каждой из вас, — заверил он их. То, как они смотрели на него, было нежелательным напоминанием о его опыте в общении с женщинами. Я придвинулась ближе к нему, просто чтобы у них не появилось лишних мыслей.

Он протянул белую рубашку первой девушке, а затем принялся за синюю. Как только он выполнил свое обещание по отношению к каждой девушке, он покопался в груде рубашек, пока не отыскал черную, мужского размера.

— Должен отдать должное своему братству.

— Правильно, — я усмехнулась, — Организация Альфа Яма.

Адриан кивнул.

— Очень старое и престижное общество

— Я никогда не слышала о них, — сказала девушка, которая первая претендовала на рубашку.

— Они не приминают в свои ряды всех подряд, — сказал он.

В белой краске он написал инициалы своего поддельного братства: AYE.

— Разве ты упоминал о пиратах? — спросила одна из тех девушек.

— Ну, Альфа Ям имеет морское происхождение — пояснил он.

К моему ужасу, он начал рисовать скелет пирата, едущего верхом на мотоцикле.

— О нет, — простонала я. — Только не татуировка.

— Это наша эмблема, — сказал он. Нам с Адрианом однажды пришлось обыскивать тату-салон и, чтобы отвлечь его владельца, Адриан притворился, что заинтересован в татуировке, сильно смахивающей на то, что он сейчас рисовал. Во всяком случае, я думала, что он притворился. — Разве не круто?

"Круто" — было не совсем, то слово, которое я бы употребила, но, несмотря на то, что рисунок был просто смешен, он сделал его очень хорошо. Я устроилась поудобнее, подтянув к себе колени и прислонившись к стене. Он вскоре прекратил свои шутки и полностью погрузился в работу, тщательно прорисовывая кости пиратского скелета и скелета попугая, сидевшего на его плече. Я изучала черты его лица, в то время как он работал, зачарованная радостью в его глазах. Искусство было одним из немногого, что могло отвлечь его, отвести от него темноту. Казалось, что он светится изнутри, тем светом, что освещал его и без того красивые черты. Это было редким и прекрасным проблеском его сильной, страстной натуры, скрывающейся за шутками. Это было видно в его картинах. В том, как он целовал меня.

Адриан внезапно посмотрел на меня. Наши взгляды встретились, и мне показалось, что он может прочесть мои мысли. Как часто он вспоминает тот поцелуй? И если он действительно без ума от меня, думает ли он о большем, чем просто о поцелуе? Он фантазирует обо мне? О чем он думает? Его губы на моей шее? Его рука на моей ноге? Эта нога обнажена…?

Я побоялась, что мои глаза могут предать меня и быстро отвела взгляд. Я отчаянно пыталась придумать остроумную и несентиментальную фразу.

— Не забудь про метательные клинки ниндзя.

— Правильно. — Я почувствовала пристальный взгляд Адриана, который задержался на мне немного дольше. Было что-то реальное в этом тепле, которое окружило меня. Я не оглядывалась, пока не была уверена, что его внимание было опять перенесено на его рубашку. Он добавил звезды и затем сел торжествующе. — Довольно круто, а?

— Это не так уж плохо, — сказала я. По правде говоря, это было что-то удивительное.

— Хочешь одну такую? — Улыбка, которой он одарил меня, опять вернула те волнующиеся чувства. Я не могла, не улыбнутся в ответ.

— У нас нет времени, — выдавила я. — Мы должны проверить Линну.

— Я сделаю тебе одну быстро.

— Не пиратскую, — предупредила я. Он нашел маленькую пурпурную рубашку и начал рисовать на ней серебром. — Пурпурная?

— Это твой цвет, — настаивал он. Трепет пробежал по мне от его слов.

Адриан мог видеть ауры, свет, который окружает всех людей и характеризует их личности. Он говорил, что моя аура желтая, цвет присущий интеллектуальным людям. Но также у меня есть пурпурные вспышки, которыми обладают страстные и духовные натуры. Это не были те качества, которыми, по моему мнению, я обладала… но иногда, очень хотела.

Я смотрела восторженно, как он рисовал серебреное сердце с пламенем по одну сторону. Весь дизайн был исполнен в Кельтском стиле. Это было прекрасно.

— Откуда такая идея? — спросила я с благоговением. Я видела многие из его работ, но никогда ничего подобного.

Его глаза отражали его сердце, полностью отразившееся на его работе.

— Просто что-то из моей головы, напоминающее о тебе. Огненные и сладкие, все в то же время. Пламя в темноте, освещающее свой путь.

Его голос… его слова… Я узнала один из тех моментов, когда им управлял дух. Это должно было расстроить меня, но было что-то чувственное в том, как он говорит, то, что перехватило мое дыхание. Пламя в темноте.

Он сменил серебряную кисть на черную. Прежде чем я успел остановить его, он написал на сердце: AYE. Под ней, маленькими буквами он добавил: почётный член.

— Что ты делаешь? — кричала я. Заклинание разбилось. — Ты разрушил его.

Адриан наградил меня озорным взглядом.

— Я думал, что тебе будет льстить, быть принятой в качестве почетного члена.

— Как я смогу пробраться туда? — спросила одна из девушек.

Несмотря на мое возмущение, я взяла рубашку, когда он предложил её мне. Я приподняла её осторожно, чтобы не испортить работу краской. Даже после остроумных слов огненное сердце выглядело сногсшибательно. Оно сверкало и я не могла перестать восхищаться им. Как мог кто-то такой непочтительный создать что-то настолько прекрасное? Когда я, наконец, снова подняла глаза, я обнаружила, что Адриан наблюдает за мной. Ранее благоговейное чувство опять захватило меня, и я обнаружила, что не в состоянии двинуться с места.

— Ты так ничего и не нарисовала, — сказал он мягко.

— Это потому что у меня нулевой творческий потенциал, — сказала я ему.

— У всех есть творческий потенциал, — настаивал он. Он вручил мне кисточку с серебристой краской и присоединился ко мне у стены. Наши ноги и руки соприкоснулись. Он положил футболку себе на колени. — Давай. Добавь что-нибудь. Что угодно.

Я покачала головой в знак протеста и попыталась вернуть ему кисточку.

— Я не умею рисовать. Я все испорчу.

— Сидни, — он всунул кисточку обратно мне в руку. — Это скелет пирата, а не Мона Лиза. Ты не уменьшишь его ценность.

Может быть, и нет, но мне пришлось сильно поразмыслить над тем, чтобы я могла пририсовать. Я многое умела, но это было точно не для меня, особенно по сравнению с его способностями. Однако что-то в выражении его лица подтолкнуло меня, и после долгих раздумий, я нарисовала галстук вокруг шеи скелета. Адриан нахмурился.

— Это петля?

— Это галстук! — крикнула я, стараясь не выглядеть оскорбленной.

Он смеялся, искренне забавляясь этим.

— Моя ошибка.

— Он может пойти на заседание, — добавила я, чувствуя необходимость защитить свою работу. — Теперь у него надлежащий вид.

Адриану это понравилось даже больше.

— Ну конечно. Надлежащий и опасный. — Часть его веселья исчезла, и он задумался, изучая меня. — В точности, как ты.

Я была так обеспокоена творческой задачей, что даже не подозревала, насколько близко он приблизился ко мне до этого. Стали заметны многие детали. Форма его губ, линия его шеи.

— Я не опасна, — выдохнула я.

Он вплотную приблизил свое лицо к моему.

— Не для меня.

И по непонятным причинам мы начали целоваться.

Я закрыла глаза, и мир вокруг исчез. Шум, дым… все. Главное, что сейчас имело значение, вкус его губ, и запах гвоздики и мяты. Его поцелуй был полон свирепости и отчаяния… Я ответила ему с такой же жаждой. И не остановила его, когда он притянул меня ближе, так что я почти села к нему на колени. Никогда прежде я так не обвивалась вокруг чьего-то тела, и была потрясена, как нетерпеливо ответило моё. Он скользнул рукой по моей талии, еще теснее прижимая меня к себе. Второй рукой он ласкал мою шею, запутавшись в моих волосах. Странно, как еще волосы остались на месте. Оторвавшись от моих губ, он мягко прошелся поцелуями по моей шеи. Задыхаясь, я немного откинула назад голову, когда его поцелуй вновь стал свирепым. Это животное чувство пронзило меня насквозь, ударными волнами расходясь по моему телу. Голос алхимика шептал мне, что это очень похоже на то, как вампиры кормятся, но я не боялась. Адриан никогда бы не сделал мне больно, но понимала, как ему тяжело было целовать меня и…

— О Боже.

Адриан и я дернулись, будто нас окатили ледяной водой, но наши ноги всё ещё оставались сплетёнными. В панике я огляделась вокруг, ожидая увидеть возмущенную Стэнтон, стоящую над нами. Вместо этого я заглянула в испуганное лицо девушки. Она даже не смотрела на нас.

— Вы, ребята, не поверите, что произошло! — воскликнула она драматически. Она неясно указала позади себя. — Через улицу Карра, они обнаружили одну из своих дочерей без сознания. Они не могут привести ее в чувство. Я не знаю, что случилось, но она, видимо, подверглась нападению. Там, напротив полиция, и все.

Адриан и я потрясенно взглянули друг на друга в одно мгновенье. Затем, не говоря ни слова, мы оба встали. Он взял меня за руку, чтобы поддержать, до тех пора, пока мои дрожащие ноги не окрепли. Я слаба из-за этой новости — убеждала я себя. Вовсе не из-за того, что я только что делала с вампиром.

Но чувство этих опасных и опьяняющих поцелуев исчезло почти мгновенно, стоило нам попасть к Линн. Место было полно испуганных людей, и уже прибыла служба безопасности, что позволило нам беспрепятственно зайти.

— Что случилось? — спросила я у брюнетки, стоящей рядом.

— Что-то с Линн, — сказала она, покусывая губы. — Ее нашли в пустой аудитории.

Кое-что, что она говорила по пути, заставило меня забеспокоиться.

— Она… жива?

Девушка кивнула.

— Я не знаю… Думаю, что жива, но они сказали, что там что-то не так. Она без сознания и выглядит… очень… старой.

Наши с Адрианом взгляды встретились, и я отрешенно заметил серебряную краску у него в волосах. В момент, когда я обернула свои руки вокруг него, в моих руках еще была кисть.

— Черт, — пробормотал он. — Слишком поздно.

Мне хотелось кричать от отчаяния. Мы были так близки к тому, чтобы успеть предупредить ее. Она якобы ушла за несколько минут до нашего прихода. Что, если бы мы пришли раньше? Что, если бы мы пришли к ней первой, а не к другим девушкам? Такой порядок был случайным. Смогли бы мы найти ее, если бы не потеряли время с выпившими барышнями из общежития?

Что, если бы я не была в объятиях Адриана? Или, может быть, он был в моих объятиях. Я ведь точно не сопротивлялась.

Тем не менее, чем больше мы узнавали, тем более маловероятным казалось, что мы бы смогли что-нибудь сделать, если бы мы нашли дом Линн. Никто не знал, куда она ушла. Только один человек видел ее уход, девушка с вьющимися светлыми волосами, которая не дала полиции ни одного внятного ответа.

— Простите, — продолжала она. — Просто… Я не помню, с кем девушка ушла.

— Ничего? — спросил один из офицеров. — Рост? Возраст? Цвет волос?

Девушка нахмурилась, выглядя так, как будто она напрягла каждую извилину мозга. Наконец, она сдалась и покачала головой.

— Простите.

— У неё были черные волосы? — предположила я.

Девушка немного успокоилась.

— Может быть. Э-Э, подождите. Они вроде были коричневыми? Нет. Красные, может быть?

Мы с Адрианом отошли в сторону, понимая, что это все, что мы можем сделать.

— Девушка запуталась, — сказала я, когда мы возвращались к моей машине.

— Разумеется, — согласился он. — Это тебе ничего не напоминает?

— Очень, — пробормотала я, признавая знаки магии.

Никто не смог опровергнуть это. Вероника была здесь. И мы прибыли слишком поздно, чтобы остановить её.


Глава 10 | Заклинание Индиго | Глава 12







Loading...