home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава седьмая


Ангус Флетчер прищурился, глядя на освещенное зимним солнцем озеро Айреанн. Его баркас был хорошо оснащен для этого путешествия. Он уже поговорил с Рори Комином из соседней долины, пообещавшим в его отсутствие присмотреть за скотом и птицей. Рори согласился, но Ангус знал, что по возвращении ему придется пересчитать кур. Ни для кого не было секретом, что у Коминов липкие пальцы.

Хоть бы его пассажиры прибыли точно в срок, о котором он договаривался с Робом Мак-Лареном.

Плавание по этому озеру и в лучшие времена было занятием небезопасным. Это была длинная и узкая полоса воды, со всех сторон окруженная горами. Местами озеро было таким глубоким, что казалось бездонным. Кроме того, следовало учитывать переменчивое течение, способное перевернуть любое судно. Одним словом, озеро Айреанн требовало уважительного к себе отношения.

Все осложнялось еще и тем, что стояла зима. Вода в озере была холодной, но Ангус никогда не видел, чтобы она замерзала. Своенравное течение слишком сильно перемешивало воду, не позволяя образовываться льду.

А еще местные жители были уверены в том, что в темной озерной воде обитает оборотень. Сам Ангус никогда не видел водяную лошадь, но факта ее существования не отрицал. С духами необходимо было считаться. Волшебный народец поселился на берегах озера Айреанн за много веков до него. И когда Ангус станет пищей для червей, водяная лошадь будет продолжать жить в этих глубинах.

Когда Роб обратился к нему с просьбой совершить это путешествие, Ангус обрадовался возможности наконец-то отблагодарить друга. Но он пытался убедить его отправиться на восток. В том направлении озеро соединялось с рекой Ерн, в свою очередь впадавшей в Ферт-оф-Тэй[2] и дальше, в сверкающее море. Это было бы удивительное путешествие.

В жизни необходимо увидеть как можно больше, и Ферт был самым дальним местом, которое Ангус только мог вообразить.

Но Мак-Ларен стоял на своем. Он отправится на запад, в Лохернхед, или вообще никуда не поедет.

Ангус посмотрел на тени, отбрасываемые утренним солнцем, и прикинул, сколько у них времени, прежде чем течение сменит направление и будет уже не важно, чего хочет Роб. С ветрами и волнами не поспоришь.

— Что ж, если Мак-Ларен не идет к нам, придется сходить и посмотреть, что его задержало, — сообщил Ангус своему дирхаунду Фингалу.

Плечистый горец набросил плащ, подхватил посох и зашагал в лес. Лохматая длинноногая собака плелась рядом с ним.


— Вот еще один знак! — крикнул отец Элспет и пришпорил коня.

Наклонившись с седла, он снял с зарослей ежевики изорванный розовый рукав. Стюарт помахал рукавом Лахлану с таким видом, будто держал в руках победный стяг. На его губах играла робкая улыбка.

Лахлан Драммонд гораздо меньше Стюарта верил в успех их поисков. Да, это верно, Безумный Роб не исполнил угрозу убить девушку. И за ней не слишком пристально следили, если ей удавалось оставлять на пути их следования знаки. Но Драммонд сомневался, что когда они настигнут Мак-Ларена, он сохранит заложнице жизнь.

Загнанный в угол дикий кабан понимает, что терять ему нечего, и способен поднять на клыки любого, кто окажется ближе других.

Месть будет полной, если Безумный Роб даст им основания надеяться на спасение Элспет, подпустит к себе и уже у них на глазах перережет девушке горло. После этого ему будет безразлично, что они с ним сделают. Он своего добьется.

Именно так поступил бы Лахлан, если бы они поменялись местами.

Драммонд пришпорил лошадь, чтобы сократить расстояние между собой и Стюартом.

— Мы их догоняем. — Алистер бережно сложил розовый рукав и положил его в спорран, к остальным собранным ими шелковым лоскутам. — Я это чувствую.

— Да. Но меня настораживает легкость, с которой мы это делаем. Девушка оставила столько знаков, что я начинаю подозревать неладное. Что, если это расставленная Робом ловушка? — произнес Драммонд, задумчиво поглаживая черную бороду. — Мне кажется, разумнее будет позвать на помощь союзников. Ты же знаешь, что Мак-Ларен насолил не только нам.

Я тебя не понимаю, если только ты не говоришь об Элспет. Роб поступил с моей дочерью гораздо хуже, чем с нами. — Стюарт поскакал к лесу, продолжая высматривать обрывки розовой ткани. — Кто же должен ее защитить, если не отец и жених?

— Прервав свадьбу, Мак-Ларен пошел против воли королевы, — напомнил Драммонд. — Безумный Роб пригласил нас в конце месяца в Кэстил Даб, пообещав вернуть нам Элспет. Разве тебе не хотелось бы взглянуть на его лицо, если мы прибудем туда в сопровождении королевского караула? В конце концов, такое поведение можно расценить как государственную измену.

Мысль о том, что его враг умрет как предатель, согрела Лахлану сердце.

— Нет, я и думать об этом не желаю, — заявил Стюарт. — Мы должны найти Элспет как можно скорее. Ее мать не согласится ждать — даже ради того, чтобы доставить королеве удовольствие. Надо продолжать погоню.

Но не успели они сдвинуться с места, как из леса вылетел черный конь без седока. Драммонд узнал в животном лошадь Безумного Роба и помчался за ним. Проскакав около полумили, он поравнялся с жеребцом и сумел схватить его за уздечку и остановить.

Конь Мак-Ларена был покрыт пеной и тяжело дышал. Было ясно, что он едва держится на ногах. Иначе Лахлану ни за что не удалось бы его поймать, и он это знал.

К ним подскакал Стюарт.

— Боже правый! Он в крови!

Круп лошади был покрыт запекшейся кровью. Кровь хлестала из открытой раны на ноге. Взгляды мужчин встретились. Им незачем было произносить свои мысли вслух.

На Роба Мак-Ларена и его пленницу напала волчья стая, и тот факт, что они уже не сидели верхом на лошади, не сулил ничего хорошего.

— Лахлан, надо спешить, — тихо произнес Стюарт, мрачно глядя на спутника. — Я должен знать, какая участь постигла мою дочь. Что бы мы ни обнаружили.

— Да, — кивнул Драммонд, бросая поводья жеребца Мак-Ларена одному из своих слуг.

Его обрадовало то, что он получил хоть что-то из всей этой неудачной затеи. Конь Мак-Ларена был прекрасным племенным жеребцом.

— Симус, возьми Роалда и доставьте это животное в мою конюшню. Обработай его раны, если он тебе это позволит.

Его люди поспешили опутать шею коня веревками, чтобы, немного передохнув, он не смог вырваться и убежать. Лахлану незачем было напоминать им, что он высчитает стоимость потери из их карманов, если они упустят этот роскошный образчик конской плоти.

«Это означает, что домой мы пока не едем», — с досадой подумал Лахлан.

Алистер Стюарт уже скакал к лесу, чтобы продолжить поиски исчезнувшей дочери. Но Лахлан видел, что он уже ни на что не надеется. Стюарт понурился, как человек, которого ожидает дыба.


— Ой! — Элспет на одной ноге запрыгала к поваленному дереву и опустилась на него, осматривая свою обернутую бархатом ногу. Мокрая рваная ткань не могла защитить ее от колючек. Девушка выдернула из пятки длинный, угрожающего вида шип. — Не думаю, что я смогу идти дальше.

— Осталось совсем немного, девушка, — произнес Роб. Он был бледен и устал не меньше нее.

— Но я проголодалась и хочу пить. Мне кажется, я могу упасть в траву и проспать целую неделю, — прошептала Элспет, не сводя глаз с ровного участка земли рядом с тропой. Несколько часов отдыха в пещере совершенно не подготовили их к событиям этой долгой ночи и еще более долгого утра. С бегством Фалина они утратили и все съестные припасы.

Элспет готова была променять свою самую ценную брошь на глоток воды.

— Ты скоро сможешь поспать. Надо только дойти туда, куда мы направляемся.

Роб подхватил ее на руки и положил себе на плечо. Теперь ее голова и руки свисали ему на спину.

— Нет, погоди, поставь меня!

Девушка приподнялась, упершись ладонями ему в спину.

— Значит, ты готова идти?

Он даже не шелохнулся, чтобы поставить ее на землю.

— Я не смогу сделать ни шага.

Роб фыркнул и зашагал по тропинке.

— Выходит, что выбора у тебя нет. — Он хлопнул Элспет по заду. — Радуйся тому, что идти тебе больше не надо.

Элспет обмякла у него на плече, но в таком положении ей трудно было дышать, и она снова приподнялась.

— Кажется, ты действительно сильно поранился, ударившись о дерево, — произнесла она, заметив, что весь его затылок покрыт коркой запекшейся крови.

— Да ну? А я-то думаю, почему у меня голова раскалывается! Я был уверен, что это оттого, что сегодня утром мне пришлось обойтись без овсянки.

— Как ты полагаешь, волки могут вернуться? — спросила Элспет. — Ты поэтому так спешишь?

— Нет. Они охотятся ночью.

Роб перелез через упавшее поперек тропы толстое дерево. Нависшая низко над землей ветка зацепилась за косы Элспет и вырвала несколько волосков.

— Ай!

Если Роб и услышал ее восклицание, он даже виду не подал.

— Если мы доберемся до укрытия, прежде чем наступит ночь, то будем в безопасности.

— Если идти нам осталось действительно недалеко, то тебе лучше отдохнуть, — продолжала настаивать Элспет.

— А тебе, девушка, лучше помолчать.

В его измученном голосе отчетливо прозвучала угроза, и Элспет решила исполнить его просьбу.

Старый лес с вековыми деревьями остался позади. Теперь Роб шел между тонкими молодыми стволами. Его так сильно шатало, что Элспет казалось, он вот-вот упадет.

Вдруг он остановился и прислушался, склонив голову набок.

К ним что-то приближалось, шурша травой и хрустя ломающимися под ногами ветками. Судя по всему, это было что-то большое.

Элспет закрыла глаза, чтобы как следует сосредоточиться, и уловила сопение, очень похожее на волчье.

— Ты же сказал, что волки охотятся ночью.

— К сожалению, из нас двоих только ты имеешь обыкновение никогда не ошибаться. Здесь нет деревьев, способных выдержать твой вес, — произнес Роб, опуская ее на землю. Он наклонился и, вытащив из сапога кинжал, протянул его ей рукоятью вперед. — Если они одолеют меня, не позволь им схватить тебя.

Элспет взяла нож. Из всех ужасов мира не было ничего страшнее, чем быть съеденной заживо дикими зверями.

Да, она готова была перерезать себе горло, лишь бы этого не произошло.



Глава шестая | Милая заложница | Глава восьмая







Loading...