home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава тридцать пятая


Элспет впилась пальцами в гриву Фалина, побуждая его стоять спокойно. Жеребец насторожил уши и перебирал ногами, вместе с ней наблюдая за тем, как бьется Роб. Сверкали мечи, взлетали килты, бойцы кружили друг возле друга, выискивая слабые места. Когда Фалин фыркал, стоящие рядом люди отходили подальше. Слава злобной лошади, не позволявшей никому на себя садиться, разлетелась по всей округе.

Боковым зрением Элспет видела, как некоторые осеняют себя знамениями от дурного глаза. «Ну конечно, ведьма может ездить верхом на дьявольском коне», — казалось, говорили они. Но на самом деле им следовало опасаться дурного нрава и острых копыт Фалина, а не злобных духов.

И хотя Элспет находилась довольно далеко от места поединка, сидя верхом на лошади, она видела все удары и обманные движения бойцов. Хотя она предпочла бы ничего этого не видеть. Вот меч Лахлана просвистел над головой у Роба и тот успел в последнее мгновение уклониться. Но отвести глаза было выше ее сил.

Поначалу народ криками поддерживал своего лэрда, но по мере того как битва продолжалась, шум постепенно стихал. Соперники продолжали кружить по двору, и единственными звуками, нарушающими тишину, были звон стали о сталь и тяжелое дыхание Роба и Лахлана. Оба были сильными мужчинами, закаленными в боях воинами, искусно владеющими мечом. У Лахлана было превосходство в весе, зато Роб был значительно моложе.

Но все это, похоже, не имело значения. Оба сражались как одержимые. На кону стояло три жизни — их собственные и жизнь Элспет.

У Элспет в горле стоял тугой ком, который ей не удавалось сглотнуть. Она боролась за каждый вдох, даже не осознавая, что сама задерживает дыхание, слушая, как поет меч Роба.

— У тебя нет наследника, — между судорожными вдохами говорил Лахлан. — Как только я тебя убью, я приберу к рукам все твои земли, прежде чем твои люди успеют встать на их защиту.

— Никто ни разу не сумел захватить Кэстил Даб, — отвечал Роб сквозь зубы.

Он высоко подпрыгнул, избежав удара, призванного отхватить ему обе ноги до колен.

— Раньше никто не знал о существовании потайного хода, но он там имеется. Я не верю, что Элспет перелетела через твои стены, — прохрипел Лахлан, делая обманное движение вправо и тут же нападая слева. Роб едва успел отразить его удар. — Она расскажет мне, где он находится.

— Не расскажу, — прошептала девушка, не желая отвлекать Роба.

Именно это пытался сделать Лахлан, дразня Роба своими словами.

Роб отразил сокрушительный удар Лахлана и ринулся в атаку.

— Элспет ничего не расскажет, чтобы спасти собственную шею, но не забывай, что у меня ее родители. — Лахлан злобно ухмыльнулся. — Ты думаешь, что она будет молчать, когда я убью тебя и начну расчленять их?

Роб взревел и обрушил на него ураган ударов, которые Лахлан умудрялся отбивать, понемногу отступая перед натиском противника. Затем в какой-то тошнотворный момент Драммонд подцепил концом лезвия рукоять меча Роба и ловким движением вырвал оружие из его рук.

Клеймор, вращаясь и переворачиваясь, взлетел в воздух и со звоном упал перед Элспет и Фалином, вонзившись концом лезвия в расщелину между булыжниками. Жеребец встал на дыбы, но Элспет удержалась в седле. После нескольких быстрых поворотов и пинков ей удалось успокоить коня. Когда Фалин присмирел, Элспет увидела, что безоружный Роб стоит на коленях так далеко от меча, что одного броска в сторону ему не хватит, чтобы вернуть себе оружие. Лахлан ходил кругами, играя с соперником, как кот с мышью. Он уже нанес Робу с полдюжины ран. Толпа улюлюкала, требуя, чтобы их лэрд прикончил врага.

— О Боже! — молилась Элспет. — Только не это. — Вдруг она повысила голос: — Христовой любовью заклинаю тебя, прекрати! Умоляю тебя, не делай этого! Я отзываю свое право на поединок! Тебе незачем его убивать! Я добровольно вернусь к столбу.

— Всему свое время, милая. Всему свое время, — отозвался Лахлан. — Сначала нам необходимо раз и навсегда решить вопрос о твоей виновности.

Он поднял меч, готовясь нанести удар, призванный отделить голову Роба от тела. Но когда Лахлан обрушил на него этот удар, Роб упал и перекатился к своему мечу. Одним ловким движением он выдернул клеймор из земли и по самую рукоять погрузил его в грудь Лахлана.

Из глоток собравшихся вырвался крик. Толпа ошеломленно смотрела на развязку поединка.

На мгновение бойцы замерли в смертельных объятиях. Лахлан цеплялся за Роба. Роб стискивал рукоять меча Лахлана мертвой хваткой, как собака держит глотку умирающего кабана. Он вырвал клеймор из руки врага, и меч со звоном упал на камни. Роб выдернул свой клинок из груди противника. Кровь фонтаном ударила из раны, и Лахлан опустился на землю, чтобы уже никогда не встать.

Роб расправил плечи, подошел к судье и опустился перед ним на колени.

— Ваша честь, я ожидаю вашего приговора.

Дрожащим от только что пережитого потрясения голосом судья произнес:

— Вы выиграли спор боем. Элспет Стюарт объявляется невиновной. Она свободна.

Услужливая, как проститутка, толпа одобрительно взревела. Все эти люди явились сюда за зрелищем, и они его получили. Не имело ровным счетом никакого значения, что зрелище оказалось не тем, на которое они рассчитывали.

Роб встал.

— Лахлан Драммонд умер, не оставив наследника. Освободите лорда Стюарта. Мы с ним встретимся с представителями клана Драммондов, чтобы помочь им выбрать нового лэрда.

Крики восторга, которыми было встречено это предложение, подтвердили то, что кончина Лахлана Драммонда никого особенно не огорчила.

Затем Роб направился к Элспет, и толпа поспешно расступилась, напоминая стадо овец, шарахнувшихся от волка. Мак-Ларен протянул девушке руку.

— А в качестве лэрда клана Мак-Ларенов я выбираю новую леди. — Его глаза светились любовью. — Если она согласна выйти за меня замуж.

— С радостью принимаю ваше предложение.

Элспет подала ему руку, и он помог ей спешиться. Как только она оказалась на земле, Роб сгреб ее в объятия и прильнул к ее губам в страстном поцелуе.

Изменчивая толпа взревела от удовольствия при виде этого проявления любви, так же, как она ревела, наблюдая за сражением, приведшим к смерти их лэрда.


Позже, в тот же вечер Роб и Элспет воссоединились с ее родителями и отпраздновали это событие в зале Лахлана Драммонда с Осгаром Драммондом, милым человеком, назначенным преемником погибшего лэрда. Первым делом Осгар изгнал из своего замка отца Кестера, миссис Битон и остальных лжесвидетелей. Роб и отец Элспет запретили им появляться на землях Мак-Ларенов и Стюартов под страхом того, что в следующий раз лэрды могут оказаться менее милосердными.

Праздник шел своим чередом, вино лилось рекой. Вдруг старая служанка Нормина склонилась к Робу и прошептала ему на ухо:

— Я знаю, где она лежит, милорд.

Роб резко обернулся к пожилой женщине. Его рука еще крепче стиснула пальцы Элспет.

— Ваша леди, — продолжала Нормина, — была очень доброй. Если желаете, я могу показать, где она упокоилась.

— Иди, Роб, — шепнула Элспет. — Ты должен пойти туда.

Он поднес ее руку к губам и легонько поцеловал костяшки ее пальцев.

— Если ты пойдешь со мной.

Они пожелали спокойной ночи новому хозяину замка и, накинув теплые плащи, вышли за Норминой в ночь.

Через боковые ворота они выскользнули из крепости и направились к небольшой рощице вдали.

С окружающих горных вершин тянуло морозным воздухом. Было ясно, что скоро пойдет снег. Темные тучи затягивали небо, но сквозь разрывы между облаками светила яркая луна, заливая тропинку серебристым светом.

Нормина привела их к могучей ели. Крона гигантского дерева защищала от резких ветров сложенную с подветренной стороны небольшую пирамиду из гранитных камней, блестящих от покрывшего их инея. Казалось, что могила Фионы Мак-Ларен сияет иглами света.

— Она пострадала безвинно, — тихо произнесла Нормина. — Поэтому я ухаживаю за ее могилкой. Весной я посажу тут вереск и остролист. Так что, даже когда меня не станет, у нее по-прежнему будут цветы.

Сердце Роба переполняли чувства, и, не найдя слов, он только кивнул женщине в знак благодарности. Если бы Фиона стояла рядом, она помогла бы ему найти название для бури чувств у него в груди.

— Я ненадолго тебя оставлю, — прошептала Элспет и попыталась освободить свои пальцы из его ладони.

— Нет, останься. Я хочу, чтобы ты была здесь, — отозвался Роб. — Так будет правильно. Фиона была первой женщиной, которую я полюбил. — Он обернулся к Элспет и приложил ладонь к ее щеке. Ее карие глаза сияли в свете луны. — Ты последняя. И я буду любить тебя, Элспет Стюарт, всей душой, пока не обращусь в пыль. Или еще дольше, если это возможно.

Он наклонился к ней для поцелуя, ощущая сладость ее губ, смешанную с солеными слезами. Роб думал, что это ее слезы, но не мог утверждать это наверняка. Остатки былого безумия безвозвратно покидали его. Ничто не терзало его душу, потому что ее оставила жажда мести. Теперь она была исполнена покоя, любви и желания всегда быть рядом с Элспет Стюарт. Эта девушка наполнила его сердце. И его постель. И, если это будет угодно Господу, еще наполнит его замок розовощекими малышами.

А из того места, где обитает только любовь, на них смотрела Фиона Мак-Ларен. Она улыбалась.



Глава тридцать четвертая | Милая заложница | Примечания







Loading...