home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава шестнадцатая


— Что случилось? Что там такое? — раздался из каюты крик Ангуса.

Роб услышал, что его друг спешит на помощь, но такой большой человек, как Ангус, был не особо проворен. Пробудившись от глубокого сна, он ворочался, как барсук среди зимы, натыкаясь на стены и все больше выходя из себя.

— Если ты врезался в берег, Робби, я спущу с тебя шкуру!

— Нет, мы все еще посередине озера, но…

И тут Роб увидел тонкую веревку, протянутую от одного берега к другому. Нос баркаса зацепился за эту преграду, и лодку уже разворачивало кормой вперед.

Во время внезапной остановки Роб поймал Элспет, удержав ее от падения, но теперь выпустил ее и снова схватился за руль, удерживая судно на курсе. Ему не хотелось отпускать Элспет, потому что на ее лице застыло изумленное выражение и ему казалось, что она не вполне отдает себе отчет в происходящем. А от произнесенных странным голосом потусторонних слов у нею внутри все похолодело.

— Элспет, ты в порядке?

Она встрепенулась и моргнула. Затем ее ноги безвольно подкосились и она опустилась на скамью. Руки, которые она сложила на коленях, дрожали.

— Я в порядке. Что случилось? — Ее глаза распахнулись. — О нет! У меня было… Я что-то сказала?

— Да, какие-то глупости насчет оборотня, но, насколько я понимаю, нам сейчас не до водяной лошади. Мы угодили в ловушку.

Тут Роб понял, что темное пятно, которое он поначалу принял за небольшой остров, быстро приближается к ним. Элспет проследила за его взглядом.

— Это Лахлан, — безжизненным голосом произнесла она. — Он пришел за мной.

— Что ж, в мои планы не входит отдавать тебя ему.

— После того что ты мне рассказал, я благодарна тебе за это. Плот был уже совсем близко. Управлявший им мужчина быстро перебирал руками по веревке, подтягиваясь к баркасу. Роб обругал себя за глупость. Если бы он смотрел в оба, вместо того чтобы распускать сопли в объятиях Элспет, он бы заметил врагов, подобно паукам притаившихся на краю заброшенной паутины в ожидании жертвы.

Ангус пытался освободить баркас. Если бы канат скользнул вниз, они беспрепятственно проплыли бы над ним. Но нос судна украшали резные завитушки, в которых и запуталась веревка. Вес лодки и сила течения затрудняли задачу Ангуса.

Роб вспомнил, что воткнул кинжал в нос баркаса, и сообразил, что веревку можно перерезать.

— Подержишь руль? — окликнул он Элспет.

Она кивнула и нетвердыми шагами подошла к нему. Одним прыжком оказавшись на носу судна, Роб вдруг осознал, что только что произошло маленькое чудо. Элспет Стюарт решила остаться с ним по доброй воле.


— Тяни, черт тебя дери! — ревел Лахлан, подгоняя своего вассала.

После нескольких предпринятых днем попыток было установлено, что на плоту помещается всего два человека. Драммонд настоял на том, что это будет он и его слуга.

— Я ее отец! — протестовал Стюарт.

— Да, а я буду ее мужем, когда вся эта история закончится. И в качестве мужа я просто обязан отомстить Безумному Робу.

Алистер Стюарт уступил, тем самым признав, что его дочь, по всей вероятности, уже утратила невинность.

— Насколько я понял, ты хочешь омыть его кровью свой меч.

Но у Лахлана и в мыслях не было доводить дело до схватки.

У него был арбалет, который он намеревался пустить в ход. Стояла глухая ночь, но даже в темноте Лахлан определил, кто находится на борту баркаса. Они были достаточно близко, чтобы различить фигуру Мак-Ларена, стремительно бросившегося на нос. Огромный спутник Безумного Роба был уже там, пытаясь распутать удерживающую баркас веревку. Лахлан прицелился в Мак-Ларена.

— Роб! — раздался предостерегающий крик Элспет. Мак-Ларен пригнулся, и стрела просвистела у него над головой, не причинив ему ни малейшего вреда.

Лахлан возмущенно уставился в очертания девушки, обещанной ему в жены. Как она сумела так легко разглядеть грозящую Мак-Ларену опасность? Должно быть, она видит в темноте, как кошка или… как ведьма! К тому же она помогает своим похитителям, стоя у руля.

Это окончательно убедило его в том, что Роб Мак-Ларен уже овладел ею. Стоит мужчине переспать с женщиной, и она становится кроткой как ягненок, выполняя все его требования.

Жена Мак-Ларена, конечно, так ему и не покорилась, но такие, как она, всегда были большой редкостью. А если уж говорить начистоту, то когда Лахлан и его люди ее захватили, они вообще не знали, кто она такая. Кто мог их в этом винить? Леди не блуждают по полям без сопровождения.

К тому времени как Лахлан понял, с кем имеет дело, было слишком поздно. Уже ничего нельзя было исправить. И кто бы мог подумать, что она выпрыгнет из окна, вместо того, чтобы продолжать ублажать его? Даже во второй раз она сопротивлялась так же яростно, как и в первый. Ему надо было отдать ее своим людям, а не оставлять в башне. Они пустили бы ее по рукам, и она сразу бы присмирела.

Будь он проклят, если позволит такие вольности Элспет Стюарт!

— Тупая сука.

Он ее проучит. Как только он ее вернет, он ей покажет, кто у нее хозяин. Мало что доставляло Драммонду такое удовольствие, как подчинение женщины и превращение ее в дрожащее, униженное существо.

Возможно, ему даже придется применить к своей маленькой женушке кандалы и розги. Только для того, чтобы объяснить ей, как на самом деле обстоят дела.

Но сначала ее необходимо вернуть. Лахлан поднял арбалет и снова прицелился в Безумного Роба. Но он не принял в расчет того, что баркас колышут волны, неизбежно сбивая его цель. Несмотря на то что он прицелился несколько выше, стрела вонзилась не в человеческое тело, а в деревянный борт лодки и, дрожа, застряла в нем.

— Тяни быстрее, — приказал Драммонд слуге.

Плот неуклонно приближался к баркасу. Лахлан понял, что, возможно, ему и в самом деле придется пустить в ход меч. Тут он услышал звериный рык и увидел огромного дирхаунда, уперевшегося передними лапами в борт суденышка. Если ему предстояло скрестить мечи с Мак-Лареном, то эти лязгающие челюсти были ему совершенно ни к чему.

Лахлан снова зарядил арбалет и прицелился в грудь собаки. Вот он нажал на спусковой крючок, и железная стрела взвилась в воздух.

Элспет вскрикнула и, оставив руль, прыгнула к борту, закрывая телом собаку. На этот раз стрела нашла свою цель и девушка упала на пол. Лахлан ее не видел, потому что ее скрывал от него борт. Собака лаяла и кружила вокруг того места, где лежала Элспет.

Корма судна описала широкий круг, сделав невозможной любую попытку выстрелить в стоящих на носу мужчин. В то же мгновение веревка в руках слуги Драммонда ослабла, потому что Мак-Ларен ее разрубил.

Ветер наполнил парус баркаса. Озеро приподняло суденышко на своей груди и с невероятной скоростью понесло его на запад, лишив Драммонда возможности выстрелить еще раз.

Последним, что он увидел, был Мак-Ларен, опустившийся на колени возле лежащей на дне лодки Элспет. Его спутник стоял у руля.

Драммонд выругался сквозь зубы. Что, если Элспет умирает? И все это из-за собаки! К черту стада, земли и союз между кланами. Возможно, Мак-Ларен оказал ему услугу. Если Элспет Стюарт оказалась готова пожертвовать собой ради собаки, она слишком тупа, чтобы быть матерью его наследника.

— Что будем делать, милорд? — спросил вассал, из руки которого все еще свисал обрубленный конец веревки.

Драммонд извлек из колчана одну из своих стрел и воткнул ее в плот. Затем он сложил ладони рупором и закричал так, чтобы его услышали оставшиеся на берегу Стюарт и Калум.

— Мак-Ларен был вооружен арбалетом! — вопил Лахлан. — Когда мы подобрались совсем близко, мерзавец выстрелил в Элспет!

Стюарт взревел от горя. Лахлан обернулся к слуге и заговорил яростным шепотом:

— Если я узнаю, что ты хоть словом опроверг мое утверждение, я сделаю вывод, что ты совершенно не ценишь свой язык, а значит, не удивишься, если я тебя от него избавлю.


— Элспет! О боже, что случилось?

Роб упал на колени возле распростертого на полу тела девушки.

— Он… хотел… убить Фингала, — прошептала она, пытаясь приподняться. — Но я не могла позволить…

— Нет, нет, не говори ничего. — Роб уложил ее обратно. — И не двигайся.

Он пробежал пальцами по ее телу и обнаружил что-то липкое и теплое на левом бедре. Он нащупал торчащую из ноги стрелу и увидел сочащуюся из раны кровь.

Роб свирепо выругался, затем осекся и подавил свой гнев. Он понимал, что ничем не сможет помочь Элспет, если не будет сохранять спокойствие. Но в душе он обрекал Лахлана Драммонда и остальных трусов с их трижды проклятыми арбалетами на все муки ада.

— Не трогай стрелу, — предостерег его Ангус. — Сейчас рана кровоточит, но если ты выдернешь стрелу, кровь хлынет потоком.

Роб разорвал юбку вокруг стрелы, чтобы осмотреть рану на бедре. На бледной коже отчетливо виднелись ручейки крови.

— Мне нужен свет, — произнес он, подавляя вздымающуюся у него в душе панику. — Я не вижу, что тут нужно делать.

— Придется подождать до рассвета, — покачал головой Ангус. — Я не позволю зажигать на моем баркасе факел. Пожар — самое страшное, что может случиться с судном.

Самое страшное, что только мог представить себе Роб, произошло несколько мгновений назад. Элспет молчала, но с ее губ изредка срывались слабые стоны.

— Значит, поворачивай к берегу, и мы разведем костер, — скомандовал Роб.

— Оглянись вокруг, парень. Здесь нигде нет ровного места, к которому можно было бы причалить, — отозвался Ангус. Со всех сторон подобно темным часовым в ночное небо вздымались утесы нагорья. — И такие места появятся не скоро. Но даже тогда нам необходимо будет проявить осторожность. Мы сможем высадиться только на северный берег.

— Почему?

Роба приводили в отчаяние все эти проволочки, которые неизбежно должны были привести к несчастью.

— Среди людей, которые за тобой гонятся, есть кто-то, кто хорошо знаком с этим озером. Иначе они не стали бы ждать в засаде нашего повторного появления. Они, должно быть, заподозрили, что на самом деле тебе необходимо плыть на запад, а не на восток, но ты вынужден ожидать, пока течение сменит направление, — пояснил Ангус. — Нетрудно предположить, что они поскачут через перевалы и попытаются перехватить нас, когда мы причалим к южному берегу.

— Он прав, — прерывающимся голосом произнесла Элспет. — Один из вассалов моего отца, Калум Гутри, вырос на озере. Он знает и само озеро, и все его окрестности как свои пять пальцев. Если он сопровождает моего отца, именно это он ему и посоветовал бы.

Роб стянул с себя сорочку и обернул ею бедро Элспет, чтобы остановить кровь.

— Нет, Роб, ночь слишком холодная, — запротестовала она. — Ты простудишься и умрешь.

— Позволь, я сам о себе побеспокоюсь. Как ты думаешь, можно мне перенести тебя в каюту? На тюфяке тебе будет удобнее, чем на голом днище лодки.

Элспет стиснула зубы и кивнула.

Роб просунул руки под ее спину и колени и осторожно приподнял ее. Девушка не вскрикнула, но ее резкий вздох ударил его по сердцу с такой силой, как если бы она заголосила на все озеро.

Прежде чем Роб успел нырнуть в каюту и уложить Элспет на тюфяк, Ангус снова заговорил:

— Я кое-что придумал.

— Что?

Роб остановился, прижимая Элспет к груди. Ладонь, которую она положила на его обнаженную грудь, была холодной как лед.

— На озере живет мудрая женщина. — Ангус осенил себя крестом, защищаясь от нечистого. — Некоторые называют ее ведьмой. Но еще о ней говорят, что она умеет исцелять.

— Это далеко?

— На такой скорости? Около двух часов. Она обитает на северном берегу.

— В таком случае поспешим к ней.

— Некоторые люди не хотят иметь с ведьмами ничего общего, Роб. Лучше спроси у Элспет, что она об этом думает.

«Пока у тебя есть такая возможность», — подумал, но не произнес вслух Ангус.

Роб перевел взгляд на лицо девушки. Ее веки были опущены, а губы безвольно приоткрылись. Она была не в состоянии принимать решения.

Значит, это должен сделать за нее он, Роб. Если бы они находились в Кэстил Даб, он попытался бы удалить стрелу и остановить кровотечение. Но он ничего не мог сделать для Элспет на раскачивающемся на волнах суденышке Ангуса.

Если ведьма потребует у него душу взамен за исцеление Элспет, Роб не колеблясь совершит этот обмен.

— Плывем к ведьме, Ангус. Если за обращение к магии придется заплатить, я все беру на себя.



Глава пятнадцатая | Милая заложница | Глава семнадцатая







Loading...